Битва в тесноте норвежских фьордов

9 апреля 1940 года одновременной высадкой морских и авиационных десантов в главных точках германские вооружённые силы начали вторжение в Норвегию. Двухмесячная Норвежская кампания стала жёстким опробованием как для Кригсмарине, так и для Королевского флота. В первые же дни на севере Норвегии, в порту Нарвик, случилось два столкновения между германскими эсминцами и британскими кораблями, каковые высадили в том месте десант, захвативший город.

Для немцев это обернулось тяжёлым поражением.

Линейный корабль как весомый довод

Утром 10 апреля английская 2-я флотилия эсминцев пробралась во фьорд и на протяжении маленького боя, потом взявшего наименование «Первый бой у Нарвика», потопила два германских корабля. Адмиралтейство было собирается покончить с остальными, для чего в район Лофотенских островов было направлено соединение под руководством адмирала Уильяма Уитворта (William Whitworth).

В ночь на 11 апреля лёгкий крейсер «Пенелопа» (HMS Penelope) и эсминцы «Бедуин» (HMS Bedouin), «Эскимо» (HMS Eskimo), «Панджаби» (HMS Punjabi) и «Кимберли» (HMS Kimberley) самим фактом собственного присутствия предотвратили попытку прорыва двух германских эсминцев. К вечеру 12 апреля прибыл линкор «Уорспайт» (HMS Warspite), на что Уитворт перенёс собственный флаг. Располагая линкором и девятью эсминцами, – «Бедуин», «Коссак» (HMS Cossack), «Эскимо», «Панджаби», «Кимберли», «Фоксхаунд» (HMS Foxhound), «Форестер» (HMS Forester), «Хироу» (HMS Hero), «Айкэрес» (HMS Icarus), – адмирал назначил атаку на следующий сутки.

Битва в тесноте норвежских фьордов

Линейный корабль «Уорспайт» (слева) в сопровождении эсминцев «Бедуин» (справа) и «Айкэрес» (в центре) в Уфут-фьорде утром 13 апреля. «Айкэрес» переоборудован в быстроходный минный заградитель, исходя из этого несёт всего два 120-мм орудия и не имеет торпедных аппаратов.

Утром 13 апреля английская эскадра вошла в Уфут-фьорд. Уитворт поделил собственные суда на три группы. В центре величественно шёл «Уорспайт», перед которым двигались «Айкэрес», «Хироу» и «Фоксхаунд» с выставленными параван-тралами на случай наличия мин.

На левом фланге, чуть выдвинувшись вперёд, пребывали «Коссак», «Кимберли» и «Форестер». Правофланговую группу составляли «Бедуин», «Эскимо» и «Панджаби». Эскадренные миноносцы вёл коммандер Джеймс Маккой (James Abernethy McCoy), пребывающий на «Бедуине».

Потом начальник «Хироу» коммандер Биггс (Hilary Worthington Biggs) уподобил британское построение взводу пехоты, поддерживаемому танком, либо охотнику со сворой гончих.

К тому времени дислокация германских судов была следующей. Эсминец «Герман Кюнне» (Z 19 Hermann Kunne) выдвигался на дозорную позицию. С ним шёл «Эрих Кёльнер» (Z 13 Erich Koellner), незадолго до потерпевший навигационную аварию и потому талантливый развивать не более 7 узлов хода – начальник германского отряда капитан цур зее Эрих Бей (Erich Bey) решил применять его в качестве плавучей батареи у входа во фьорд.

Ещё шесть германских эсминцев пребывали конкретно в гавани Нарвика. Наряду с этим «Дитер фон Рёдер» (Z 17 Diether von Roeder), не легко повреждённый в прошлом бою, был лишён хода и пришвартован к пирсу; на нем действовали лишь два орудия и не имелось торпед. На «Георге Тиле» (Z 2 Georg Thiele) и «Гансе Людемане» (Z 18 Hans Ludemann) было выведено из строя по одному орудию, «Вольфганг Ценкер» (Z 9 Wolfgang Zenker), «Бернд фон Арним» (Z 11 Bernd von Arnim) и «Эрих Гизе» (Z 12 Erich Giese) пребывали во всеоружии.

Помимо этого, в районе Уфут-фьорда пребывай четыре подводные лодки: U 46 – на входе в него (около 10:00 была атакована эсминцем «Эскимо»), U 51 – конкретно в гавани, U 25 – недалеко от бухты Боген, U 64 – в Херьянгс-фьорде.

Схема Второго морского боя у Нарвика, 13 апреля 1940 года.

В 12:56 английское соединение было найдено «Германом Кюнне». Эсминец передал по радио сигнал тревоги и отошёл под прикрытием дымовой завесы, обмениваясь орудийными выстрелами с передовыми английскими судами. «Эрих Кёльнер», не успевший дойти до Торстадта, где ему надлежало встретить британцев неожиданным торпедным залпом и артиллерийским огнём, поменял курс и отправился на юг в надежде укрыться у Дьюпвика.

Везучий «Суордфиш» и первая кровь

Вставший в атмосферу с «Уорспайта» разведывательный гидросамолёт «Суордфиш» в 13:03 нашёл «Кюнне», в 13:10 – пребывавший восточнее «Кёльнер», а в 13:20 – «Людеман» у входа в нарвикскую гавань. Передовые английские эсминцы «Бедуин» и «Коссак» установили визуальный контакт с «Кюнне» лишь в 13:28. Через 120 секунд по нему был открыт пламя с предельной дистанции, прекращённый по окончании второго залпа, потому, что нереально было видеть места падения снарядов.

Туманная изморось, оседавшая на линзах прицелов и дальномеров, затрудняла наводку.

В это же время, английский гидросамолёт осмотрел Нарвик и близлежащие фьорды. Именно на его счету и была первая в этом бою победа. В Херьянгс-фьорде воздушный разведчик увидел подлодку U 64, и ответ нападать пилот петти-офицер Райс (Frederick Charles Rice) принял практически мгновенно. Он направил собственный «Суордфиш» в пикирование и, в то время, когда машина пребывала всего в 60 метрах над целью, скинул две 100-фунтовые бомбы.

Одна упала рядом с бортом U 64, но вторая угодила прямо в рубку, приведя к немедленной гибели подлодки.

На обратном пути в поле зрения лётчиков неугомонного «Суордфиша» опять попал «Кёльнер», притаившийся у южного берега в миле в первых рядах. Подошедшие через некое время в данный район эсминцы «Бедуин», «Панджаби» и «Эскимо» своевременно взяли предупреждение о затаившемся германском эсминце, исходя из этого успели развернуть торпедные аппараты и свои орудия. Не обращая внимания на неисправимое положение, «Эрих Кёльнер» под руководством фрегаттен-капитана Альфреда Шульце-Хинрихса (Alfred Schulze-Hinrichs) оказал превосходящему сопернику упорное сопротивление.

Повреждённый в прошлых боевых столкновениях эсминец «Эрих Кёльнер» на позиции у Дьюпвика утром 13 апреля. Прекрасно заметен крен на левый борт.

Эсминцы обменялись первыми выстрелами фактически в один момент, в 14:09, с дистанции 18 кабельтовых. Немцы успели выпустить обе остававшиеся у них торпеды, но успеха не имели. «Панджаби» сходу открыл плотный пламя как из 120-мм орудий, так и из «пом-помов». «Бедуин» выпустил по неподвижной цели одну, а «Панджаби» и «Эскимо» – по две торпеды. В течение 10 мин. «Кёльнер» взял торпедное попадание в носовую часть и был поражён множеством снарядов, вызвавших сильные разрушения и пожар.

По приказу начальника экипаж покинул обречённый корабль, но расчёт одного 127-мм орудия продолжал стрельбу. Тогда «Уорспайт» ввёл в воздействие собственный основной калибр. Бронебойные 15-дюймовые боеприпасы прошивали узкие борта «Кёльнера» навылет, круша всё на своём пути, не успевая разорваться. При каждом таком попадании корпус эсминца очень сильно раскачивался. По окончании шестого залпа «Уорспайта» всё было кончено.

Утраты экипажа «Кёльнера» составили 31 убитого и 39 раненых. Появлявшиеся на берегу германские моряки во главе с Шульце-Хинрихсом попали в плен к норвежцам и были высвобождены лишь в июне.

Германские торпеды и германские глубинные бомбы

Оповещённый о приближении соперника, капитан цур зее Бей в 14:15 вышел с «Ценкером», «Арнимом» и «Людеманом» в Уфут-фьорд, где к ним присоединился «Кюнне». «Тиле» и «Гизе» оставались в порту. Этим судам благодаря неудачного предположения Бея о времени британской атаки предписывалось пребывать в готовности лишь к 14:00, и сейчас их команды спешно приводили механизмы в воздействие.

Английские эсминцы приближались двумя группами: «Коссак», «Кимберли» и «Форестер» продвигались по северной части Уфут-фьорда, а «Бедуин», «Панджаби» и «Эскимо» составляли южную группу. Ещё три эсминца – «Айкэрес», «Хироу» и «Фоксхаунд» – с тралами на случай наличия во фьорде германских мин прокладывали дорогу флагманскому «Уорспайту».

В замкнутом пространстве Уфут-фьорда, имевшего длину 12 и ширину 9 миль, начался манёвренный бой. В разгар перестрелки подлодка U 25 корветтен-капитана Виктора Шютце (Viktor Schutze) дала залп двумя торпедами по «Коссаку» с дистанции 4 кабельтовых, но была срочно им контратакована. Торпеды прошли мимо эсминца в сторону «Уорспайта», но, не причинив вреда и ему.

Английская флотилия наседала , и немцам ничего не оставалось, как неспешно смещаться вглубь фьорда, отчаянно маневрируя. Соперники скрывались в снежных зарядах, обменивались торпедными залпами и вели интенсивный огонь артиллерии, из-за нехорошей видимости большей частью неэффективный.

По показаниям очевидцев со стороны британцев, немцы действовали весьма искусно, разворачиваясь так, дабы задействовать все орудия, одновременно с этим, разумно держась на достаточном расстоянии от английских судов. Выпущенные «Ценкером» торпеды прошли вблизи от «Уорспайта», но не попали в цель.

Эсминец «Ганс Людеман» на протяжении боя в Уфут-фьорде, 13 апреля 1940 года.

Скоро к немцам присоединился «Георг Тиле», завязавший перестрелку с «Бедуином». К 14:40 правофланговая несколько английской флотилии выдвинулась на большом растоянии вперёд и была под сосредоточенным огнём германских судов. Родными разрывами на «Бедуине» было снесено за борт носовое 120-мм орудие, а обшивка стала быть похожим решето от множества осколочных пробоин.

Эсминец был должен отойти к южному берегу фьорда, за ним последовал «Панджаби».

«Коссак» кроме этого пара раз накрывали неприятельские залпы. В один из моментов боя эсминец был в ситуации, в то время, когда нереально было увернуться от трёх приближавшихся торпед. Затаив дыхание, моряки замечали, как они все прошли мимо: одна – практически по носу, вторая – за кормой, третья – прямо под корпусом недалеко от мостика.

Недостатки рулей глубины, от которых страдали германские торпеды, сделали ставку на руку британцам.

Сейчас в небе показались 10 английских «Суордфишей» 816-й эскадрильи с авианосца «Фьюриэс» (HMS Furious), бесполезно скинувшие 250-фунтовые бомбы на германские эсминцы. Немцев спасла непрекращающееся маневрирование и высокая скорость. Только одна из бомб разорвалась вблизи от «Арнима», но не нанесла ему никаких повреждений.

Два самолёта были сбиты зенитчиками «Арнима» и «Гизе».

За все это время адмирал Уитворт не дал ни одного приказания, предоставив начальникам эсминцев полную свободу действий. Флагманский «Уорспайт» величественно двигался 10-узловым ходом сзади собственных миноносцев, растянувшихся по всей ширине фьорда, и вёл пламя из носовых башен главного калибра. Любой залп 15-дюймовых орудий отдавался гулким эхом в узком скалистом мешке.

К 14:50 немцы израсходовали практически все боеприпасы, и Бей отдал приказ отходить в Румбакс-фьорд. «Тиле» прикрыл выходящие из боя эсминцы дымовой завесой. «Вольфганг Ценкер» и «Бернд фон Арним» ушли в дальнюю часть фьорда и были приготовлены к взрыву. «Тиле» и «Людеман», ещё сохранившие пара торпед, заняли удачную позицию в самая узкой части Румбакс-фьорда.

Эсминец «Герман Кюнне», взорванный в Херьянгс-фьорде.

Наблюдатели «Германа Кюнне» не увидели сигнала флагмана к отходу. Начальник эсминца корветтен-капитан Фридрих Коте (Friedrich Kothe) решил уходить в Херьянгс-фьорд, дабы выброситься на берег, спасти экипаж и взорвать корабль. «Кюнне» не имел потерь и повреждений в личном составе, но израсходовал целый боезапас, исходя из этого предстоящее сопротивление не имело смысла. Экипаж сошёл с корабля, открыв кингстоны и установив подрывные заряды, в качестве которых выступали глубинные бомбы.

Оторвавшийся от собственного дивизиона «Эскимо» преследовал «Кюнне», обстреливая из носовых пушек, и в 15:13 с дистанции 25 кабельтовых выпустил три торпеды. Сильный взрыв переломил германский эсминец пополам. на данный момент уже нереально установить, стало ли это результатом попадания торпеды, либо прежде успели сработать подрывные заряды.

Так или иначе, немцы и англичане показали в этом эпизоде редкое единство в рвении стереть с лица земли корабль.

Тяжёлый вопрос корветтен-капитана Шмидта

Отставшие от товарища «Бедуин» и «Панджаби» в 14:52 нашли два вторых вражеских корабля, все ещё пребывавших в нарвикской гавани. «Эрих Гизе» только-только сумел дать движение, но на выходе из гавани левая машина отказала, дополнительно задержав его на пара мин.. Между английскими и германскими эсминцами разгорелась жаркая перестрелка. «Бедуин» выпустил по неподвижным целям три оставшиеся торпеды, «Панджаби» – две, но единственное попадание было нужно в пирс, у которого был отшвартован «Дитер фон Рёдер», не взявший наряду с этим повреждений.

Эсминцы «Панджаби» и «Бедуин» ведут перестрелку с «Эрихом Гизе» в Уфут-фьорде.

Расстояние стрельбы скоро сократилась с 30 до 15 кабельтовых. Германские артиллеристы сосредоточили пламя на «Панджаби», что скоро взял пять попаданий.

Первый боеприпас уничтожил центральный артиллерийский пост; второй разбил кранцы первых выстрелов носового орудия, перебив всех подносчиков и приведя к пожару; третий покинул подводную пробоину в носовом отсеке; четвёртый привёл к пожару в районе второй трубы; пятый пробил корпус ниже ватерлинии, что стало причиной затоплению кормового погреба. Ответом британцев стали два попадания в «Рёдер», не повлёкшие важных последствий.

Около 14:50, именно тогда, в то время, когда Бей с четырьмя эсминцами устремился в Румбакс-фьорд, механикам «Эриха Гизе» удалось кое-как вернуть работоспособность автомобилей, не смотря на то, что скорость эсминца не превышала 12 узлов. Его начальник корветтен-капитан Шмидт (Karl Schmidt) потом вспоминал:

«Я имел возможность стереть с лица земли корабль в гавани, – и в этом случае вся команда была бы спасена, – либо выйти и драться… Это выяснилось тяжёлым вопросом для меня, но я думал, что настоящая обязанность солдата и офицера – нанести как возможно тяжелые потери неприятелю, пока это вероятно сделать. У нас были снаряды на 10 мин. боя и все торпеды, исходя из этого мы имели возможность драться. Я не сохранял надежду, что мы когда-нибудь возвратимся в порт…»

Сейчас левая машина «Гизе» отказала, задержав эсминец на месте ещё на 13 мин.. Лишь в 15:05 он вышел из гавани, но только после этого, дабы попасть под кинжальный огонь. «Бедуин» и «Панджаби» расстреливали его с близкой дистанции, после этого на новой цели сосредоточили стрельбу другие эсминцы и «Уорспайт».

Избитый «Гизе» напрасно выпустил четыре последние торпеды, но его артиллеристы успели всадить в «Панджаби» шестой боеприпас, что доставил британцам чуть ли не больше проблем, чем все прошлые совместно забранные. Он стёр с лица земли моторный катер правого борта, осколки перебили паропровод в кормовом котельном отделении, повредили торпедный аппарат и «пом-пом», убив либо ранив практически всю их прислугу – лишь убитыми экипаж «Панджаби» утратил семь человек. Затем коммандер Лин (John Trevor Lean) увёл порядком потрёпанный эсминец в западном направлении, просигналив адмиралу Уитворту, что должен выйти из боя для устранения повреждений.

Эсминец «Эрих Гизе» под огнём английских судов.

«Эрих Гизе» не продержался и 10 мин.. Израсходовав все боеприпасы, экипаж покинул дрейфующий и горящий эсминец. Британцы расстреливали его и добились не меньше 20 попаданий, включая три главным калибром линейного корабля, перед тем как тот затонул.

Погибло 83 моряка. Благодаря их самопожертвованию подлодка U 51 сумела погрузиться и незаметно прошмыгнуть из порта во фьорд под килями увлечённых перестрелкой английских судов.

Добить сохранившихся!

Адмирал Уитворт уже имел все основания вычислять сражение побеждённым, но был полон решимости закончить. Около 15:00 с флагманского «Уорспайта» был дан первый за время бой сигнал: «Учтите угрозу торпедной атаки. Соперник должен быть стёрт с лица земли без промедления. При необходимости идите на таран либо берите на абордаж».

Не прошло и четверти часа, как английские эсминцы разбрелись по фьорду, прочёсывая бухты и окрестные заливы.

В 15:20 коммандер Роберт Шербрук (Robert St. Vincent Sherbrooke) на «Коссаке», поддерживаемый артиллерией «Уорспайта», решил войти в гавань Нарвика, дабы узнать, не осталось ли в том месте судов соперника. С опаской, 12-узловым ходом, эсминец обогнул маячный мыс и нежданно натолкнулся на «Рёдера». Британцы открыли огонь первыми с дистанции 12 кабельтовых, но промахнулись. Немцы стреляли правильнее, и за 120 секунд успели добиться, по различным оценкам, от четырёх до восьми попаданий.

Один боеприпас разорвался в передней части носовой надстройки, убив всех подносчиков снарядов орудия «А»; второй перебил рулевой и главный паропровод привод; ещё один вывел из строя носовой котёл. Осколками были перебиты электрические кабели совокупности управления огнём. В нижнем кубрике появился пожар, а носовой погреб был затопленным.

Утратив 11 человек убитыми и 23 ранеными, неуправляемый эсминец в 15:22 выскочил на мель у Анкенеса.

Не обращая внимания на превосходство в числе стволов, английские артиллеристы были не на высоте. Боеприпасы «Уорспайта» увечили портовые сооружения и пристань, но ни один из них не задел полностью неподвижный германский эсминец. «Рёдер» взял лишь одно попадание, но всецело израсходовал снаряды, по окончании чего команда сошла на берег.

Линейный корабль «Уорспайт» входит в Румбакс-фьорд, дабы при необходимости поддержать огнём собственные эсминцы.

Сейчас «Эскимо» и «Форестер» вошли в Румбакс-фьорд, и в 15:24 коммандер Миклтуэйт (St. John Aldrich Micklethwait) просигналил: «Вижу соперника», завлекая остающиеся сзади «Бедуин», «Хироу» и «Айкэрес». Как уже говорилось, эсминцы «Ценкер» и «Арним» пребывали в дальней части фьорда – команды готовили их к взрыву. «Тиле» и «Людеман» с остатками снарядов и торпед ожидали британцев в самая узкой части фьорда, где его ширина составляла чуть более кабельтова.

Управлявший колонну «Эскимо» двигался со скоростью 15 узлов, прижимаясь к южному берегу, остатки поставленной немцами дымовой завесы ограничивали ему видимость. В 15:45 тишину порвал залп германских орудий. В этом случае итог артиллерийской дуэли заметно отличался от поединка «Коссака» и «Рёдера».

Первым же ответным залпом «Эскимо» стёр с лица земли на «Людемане» орудие №3. Германский эсминец чуть успел выпустить оставшиеся четыре торпеды, как его поразил следующий залп, в следствии чего вышли из строя орудия №4 и №5. Капитан корабля корветтен-капитан Херберт Фридрихс (Herbert Friedrichs) решил более не испытывать судьбу и отойти вглубь фьорда. Артиллеристы британского эсминца провожали его 120-мм боеприпасами, добившись ещё нескольких попаданий в корму.

К счастью для британцев, дефектные германские торпеды снова дали себя знать: одна из них прошла совершенно верно под «Форестером», а вторая выскочила на песчаную косу за его кормой.

Торпедный офицер «Георга Тиле» готовил два последних «угря» с особенной тщательностью и, когда «Эскимо» вышел в точку упреждения, произвёл пуск. Одна торпеда вовсе не вышла из аппарата, но второй с лихвой хватило, дабы причинить британцам массу проблем. В узости у коммандера Миклтуэйта не было никакой возможности уклониться.

В 15:51 прогремел взрыв, начисто оторвавший носовую оконечность «Эскимо» впредь до начала надстройки. Из экипажа 15 человек было убито и 10 ранено, что составило более четверти утрат английского флота в этом бою. Не обращая внимания на тяжелейшие повреждения, орудие «В» продемонстрировало высочайший профессионализм расчёта и возобновило стрельбу всего через 30 секунд!

Через 60 секунд «Эскимо» в ответ выпустил по «Тиле» последнюю торпеду, но промахнулся.

Повреждения эсминца «Эскимо» в следствии попадания торпеды с «Георга Тиле». Снимок сделан в Харстаде через пара недель по окончании обрисовываемых событий. Эсминец подготовлен к переходу в Англию на ремонт: носовые орудия демонтированы, загнутая часть верхней палубы срезана.

Подоспевшие «Бедуин», «Хироу» и «Форестер» прикрыли повреждённого товарища и открыли по сопернику ураганный огонь. «Тиле» отвечал редкими выстрелами из четырёх орудий, но скоро истощение артиллерийских погребов и тяжёлые повреждения вынудили начальника эсминца корветтен-капитана Макса-Эккарта Вольффа (Max-Eckart Wolff) прекратить пламя. Около 16:00 «Георг Тиле», имея на борту 14 убитых и 28 раненых, выбросился на скалистый берег и переломился на две части.

Его мужественное сопротивление на некое время задержало британцев, что разрешило «Людеману» отойти вглубь Румбакс-фьорда и присоединиться к пребывавшим в том месте «Ценкеру» и «Арниму». Отсутствие снарядов и торпед делало предстоящее сопротивление неосуществимым. Германские моряки взорвали собственные эсминцы.

В 16:20 подрывные заряды послали «Бернд фон Арним» на дно, через полчаса за ним отправился «Вольфганг Ценкер». Из-за небрежности при закладке зарядов «Ганс Людеман» не был уничтожен взрывом. На борту «Айкэреса» уже готовили абордажную партию, дабы забрать вражеский корабль в качестве трофея и отбуксировать в Англию, но адмирал Уитворт, опасаясь воздушных налётов, приказал потопить его.

Торпеда с «Хироу» сделала собственное дело.

Тем временем в нарвикской гавани в одиночестве погибал «Рёдер». Видя, что немцы покинули собственный корабль, деятельный Шербрук решил спустить вельбот и захватить его в качестве приза, но практически сходу отказался от данной авантюры. Тогда адмирал Уитворт приказал «Фоксхаунду» сблизиться с «Рёдером» и захватить его.

Тем временем один из офицеров германского корабля, лейтенант Титке, заложил два замечательных подрывных заряда и поджёг запалы с таким расчётом, дабы оба эсминца были стёрты с лица земли взрывами именно в тот момент, в то время, когда они сцепятся бортами.

Остовы взорванных в глубине Румбакс-фьорда германских эсминцев (от ближнего к дальнему): «Ганс Людеман», «Бернд фон Арним» и «Вольфганг Ценкер». Снимок сделан в первой половине 50-ых годов двадцатого века.

Случайная пулемётная очередь с берега, ранившая матроса на палубе «Фоксхаунда», помешала плану немцев. Не дойдя всего 50 метров до цели, английский эсминец застопорил автомобили, а после этого дал полный назад. В 15:20 «Дитер фон Рёдер» взорвался, обломки его рубки упали на набережную.

Все, что оставалось сделать «Фоксхаунду» – выпустить пара снарядов по ЖД тоннелю, в котором укрылись германские моряки.

На «Коссаке» тем временем механики, не покладая рук, заделывали пробоины, откачивали воду и ремонтировали перебитые рулевое управление и паропровод. Начальник «Фоксхаунда» лейтенант-коммандер Питерс (Geoffrey Hendley Peters) внес предложение завести финиши и постараться стащить «Коссак» с мели, но Шербрук ответил, что не уверен, что корабль по большому счету удастся снять. К счастью, у немцев на другом берегу бухты не имелось тяжёлого оружия, талантливого причинить эсминцу важных повреждений.

Около 18:00 одинокая гаубица открыла по нему пламя, но успела сделать всего три выстрела, перед тем как ответные залпы 120-мм орудий заставили её замолчать.

Удовлетворённый результатами боя, адмирал Уитворт в 18:55 увёл «Уорспайт», «Бедуин», «Фоксхаунд», «Хироу» и «Айкэрес» в западном направлении, покинув «Кимберли» и «Форестер» в районе Нарвика. Игнорируя подводную угрозу (в 19:40 соединение было ещё раз напрасно атаковано U 25), в 21:50 Уитворт поменял курс и возвратился назад, дабы прикрыть повреждённые «Эскимо» и «Коссак». Около 22 часов «Кимберли» подобрал с берега моряков потопленных в гавани английских судов и кораблей – всего около 50 человек.

Попытки снять «Коссак» с мели при помощи буксиров результатов не дали, и только в 04:15, на протяжении прилива, эсминец сошёл на чистую воду. К тому времени на нем смогли развести пары в одном котле и вернули рулевое управление, и корабль ушёл на ремонт своим ходом. «Эскимо» был отбуксирован «Бедуином» в норвежский порт Харстад (в 50 милях к северо-западу от Нарвика), где на нем произвели временный ремонт, а в последних числах Мая отбуксировали на Английские острова для окончательного восстановления.

Германские моряки хоронят погибших товарищей.

Неспециализированные утраты британцев на протяжении Второго боя под Нарвиком составили 28 убитых и 55 раненых. Сражение стало одной из самых броских побед Королевского флота в первоначальный год войны.

Немцы организовали из экипажей восьми погибших эсминцев полк морской пехоты численностью около 2600 человек. Вместе с горными егерями генерала Дитля (Eduard Dietl) моряки храбро сражались против высадившихся в этом районе союзных армий. Корабельные технические эксперты совместно с сапёрами восстанавливали портовые сооружения Нарвика, ремонтировали паровозы, вагоны, вооружение и автомобили.

Музыка Норвежских фьордов


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: