Бой у чемульпо: рождение легенды русского флота

Вряд ли найдется хоть один человек, что не слышал бы о русском крейсере «Варяг», вступившем в неравный бой с японской эскадрой. Продолжительное время считалось, что команды крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» показали в этом бою собственные лучшие качества, став олицетворением профессионализма, самопожертвования и бесстрашия.

Значительно позднее, уже в наши дни, все чаще начала звучать вторая версия, в соответствии с которой начальник «Варяга» капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев считается чуть ли не предателем. Что же случилось 9 февраля 1904 года в корейском порту Чемульпо?

Чемульпо незадолго до войны

Порт Чемульпо (на данный момент – Инчхон) расположен на западном побережье Кореи на берегу Желтого моря. Размещение порта всего в 30 км от Сеула делало его ответственным стратегическим объектом, исходя из этого на рейде всегда присутствовали боевые суда государств, имевших в Корее собственные интересы. Пребывали в Чемульпо и российские суда, и угольные склады с запасом горючего для русской эскадры Тихого океана.

12 января 1904 года (все даты приведены по новому стилю) из Порт-Артура в Чемульпо пришел крейсер 1-го ранга «Варяг», дабы поменять пребывавший в том месте ранее крейсер «Боярин». Руководил «Варягом» капитан 1-го ранга Всеволод Федорович Руднев. 5 января к нему присоединилась канонерская лодка «Кореец» под руководством ранга 2-и капитана Григория Павловича Беляева.

Отныне эти два корабля пребывали в подчинении русского посла в Сеуле – настоящего статского советника Александра Ивановича Павлова.

1/2

Заголовок1

Заголовок2

Бой у чемульпо: рождение легенды русского флота

Крейсер «Варяг» в июне 1901 года
Источник: kreiser.unoforum.pro

Канонерская лодка «Кореец» на рейде Нагасаки
Источник: navsource.narod.ru

Кроме «Корейца» и «Варяга», в порту в качестве стационеров пребывали британский крейсер 2-го ранга «Тэлбот» (под руководством коммодора Л. Бейли, прибыл в Чемульпо 9 января), французский крейсер 2-го класса «Паскаль» (начальник – капитан 2-го ранга В. Сене), итальянский крейсер 2-го класса «Эльба» (начальник – капитан 1-го ранга Р. Бореа), американская канонерская лодка «Виксбург» (начальник – капитан 2-ранга А. Маршалл) и японский крейсер «Тиёда» (капитан – капитан 1-го ранга К. Мураками). Не обращая внимания на непростую интернациональную обстановку, между капитанами судов скоро установились дружеские отношения. Не обращая внимания на внешние проявления дружелюбия, уже с 16 января на радиотелеграфной станции Чемульпо, в соответствии с директивой Министерства связи Японии, начали задерживать отправление интернациональных весточек на срок до 72 часов.

21 января «Кореец» отправился на разведку в бухту Асанман, дабы проверить сведения, полученные Павловым, о нахождении в бухте многочисленного отряда японских судов. Информация была фальшивой, и вечером того же дня канонерка возвратилась в Чемульпо. Ее неожиданное исчезновение позвало громадной переполох на борту японского крейсера, а морской агент японской миссии практически сбился с ног, разыскивая «Корейца».

Вечером того же дня на борту «Тиёды» состоялся ужин, на что были приглашены начальники всех стационеров, дежуривших в порту. Японский начальник приложил все вероятные дипломатические упрочнения, дабы заверить присутствующих в том, что его страна преисполнена самыми миролюбивыми намерениями.

Броненосный крейсер «Тиёда»
Источник: tsushima.su

Во второй половине января ситуация на рейде быстро изменилась. Японская община Чемульпо начала строить на берегу продуктовые склады, бараки и пункты связи. С транспортов на берег перевозилось много грузов, каковые срочно складировались на новых пунктах хранения. На «Тиёде» ночью разворачивали орудия в боевое положение, у орудий дежурила прислуга в полной готовности срочно открыть огонь.

В боевое положение приводили и торпедные аппараты. Необходимо заметить, что начальником японского крейсера был разработан замысел неожиданной атаки русских судов артиллерией и торпедами прямо на рейде, не ждя объявления войны. Только прямое указание морского министра Японии не проявлять агрессии по отношению к русским судам до начала военных действий остановило капитана Мураками от осуществления этого замысла.

В это же время, 5 февраля совсем прервалась телеграфная связь между Чемульпо и Порт-Артуром. На следующий сутки показались слухи о разрыве дипотношений между Россией и японией. Это было правдой, но русские дипломаты и моряки в Чемульпо не могли связаться с вышестоящим руководством, дабы подтвердить эти сведенья и взять новые инструкции.

Однако, 7 февраля Руднев внес предложение Павлову вместе с другими сотрудниками консульства срочно покинуть Сеул на «Корейце» и «Варяге» – не имея соответствующего разрешения от МИДа, Павлов отклонил это очень разумное предложение. Сам же Руднев был связан инструкцией наместника ни за что не уходить из Чемульпо без приказания и самостоятельно ничего сделать не имел возможности.

В ночь с 7 на 8 февраля, нежданно для всех, «Тиёда» снялся с якоря, оставил акваторию порта и двинулся в море для соединения с 4-м Боевым отрядом, что уже доходил к Чемульпо. Исчезновение японского крейсера, наконец, сподвигло русского посла составить депешу наместнику и послать её в Порт-Артур на борту «Корейца». Но благоприятное время для ухода уже было потеряно, порт Чемульпо заблокировала подошедшая с моря японская эскадра.

Состав японской эскадры

6 февраля из порта Сасебо вышел японский транспортный отряд в составе транспортов «Дайрен-мару» и «Отару-мару», на борту которых пребывали 2252 человека из состава 12-й пехотной дивизии. Целью отряда являлся порт Чемульпо, в котором должны была состояться высадка десанта. Для охраны транспортов был выделен 4-й Боевой отряд под руководством адмирала Уриу Сотокичи.

Под его руководством пребывали бронепалубные крейсера «Нанива» (флагман), «Такатихо», «Акаси» и «Нийтака». Для усиления отряду временно придали броненосный крейсер «Асама».

Броненосный крейсер «Асама»
Источник: tsushima.su

7 февраля к отряду присоединились 9-й («Аотака», «Хато», «Кари» и «Цубамэ») и 14-й («Хаябуса», «Тидори», «Манадзуру» и «Касасаги») отряды миноносцев, транспорты «Касуга-мару» и «Кинсю-мару». 8 февраля отряд подошел конкретно к Чемульпо, где и встретился с вышедшим ему навстречу крейсером «Тиёда». Потом по замыслу должна была состояться высадка десанта в порту, но нежданно для себя японская эскадра повстречалась с «Корейцем», что стало причиной инциденту, на протяжении которого раздались первые выстрелы Русско-японской войны.

Первые выстрелы войны. Атака на «Кореец»

Приняв на борт депешу от наместника, 8 февраля в 15:40 «Кореец» снялся с якоря и отправился в Порт-Артур. Практически сразу после выхода с «Корейца» была обнаружена японская эскадра, в полном составе двигавшаяся к Чемульпо. Японцы шли в составе двух колонн: в правой – крейсера и транспорты, в левой – миноносцы «Аотака», «Хато», «Кари» и «Цубамэ» (9-й отряд миноносцев).

О появлении японцев был срочно отправлен соответствующий сигнал на «Варяг».

Потому, что столкновения между двумя государствами ещё не начались, обе стороны попытались разойтись на узком фарватере. «Кореец» принял правее, оставляя место для прохода японской эскадры. Японские транспорты кроме этого уклонились вправо, а «Асама», напротив, выйдя из строя колонны и развернувшись на 1800, занял позицию между «транспортами» и Корейцем. Японский адмирал не имел возможности знать намерений Беляева и попытался обезопасисть десантные суда от вероятной атаки со стороны русских.

Позднее Беляев напишет в рапорте, что «Асама» перегородил путь «Корейцу», но путь в море оставался открытым для русского корабля. Орудия на японских судах были расчехлены и развернуты в направлении вероятного соперника.

Тем временем начальник 9-го отряда миноносцев Ясима Дзюнкити, по окончании того, как его суда разошлись левым бортом с «Корейцем», развернул их на обратный курс и начал преследование. Это было сделано чтобы при мельчайшей угрозе транспортам со стороны «Корейца» срочно нападать его. Миноносцы разделились: «Хато» и «Аотака» были с левого борта «Корейца», «Кари» и «Цубамэ» с правого, но при развороте «Цубамэ» налетел на скалистую отмель, повредив винты.

Торпедные аппараты на японских судах были заряжены и развернуты на соперника.

Посчитав такие маневры знаком того, что японцы не желают производить «Корейца» из Чемульпо, Беляев начал разворачивать собственный корабль вправо, на обратный курс. Сейчас с миноносца «Кари» по «Корейцу» была выпущена торпеда, прошедшая за кормой на расстоянии 12–13 м. На часах было 16:35. «Хато» и «Аотака» кроме этого начали поворачивать вправо за «Корейцем», на котором пробили боевую тревогу. С «Хато» также выпустили торпеду, кроме этого прошедшую за кормой русской канонерской лодки.

Сейчас раздалось пара выстрелов из 37-мм пушек «Корейца», попаданий не было. В донесении Беляева говорится и о третьей торпеде, которая шла совершенно верно в правый борт «Корейца», но по непонятной обстоятельству утонула, не дойдя до цели нескольких метров. В вахтенном издании «Корейца» говорится только о двух выпущенных торпедах, то же самое значится в японском отчете, так что, по-видимому, за след от третьей торпеды был принят пенный след от волны, что часто бывает в напряженной боевой обстановке.

Практически сразу после первых выстрелов на «Корейце» задробили боевую тревогу, поскольку лодка уже входила в нейтральные воды. Скоро «Кореец» встал на рейд на своем месте. Японские суда кроме этого вошли на рейд и поднялись в близи от русских судов, за которыми было срочно установлено самое пристальное наблюдение.

Миноносец «Хаябуса» в Кобе, 1900 год. К судам для того чтобы типа принадлежали миноносцы 9-го и 14-го отрядов
Источник: tsushima.su

Необходимо подчеркнуть, что приказа торпедировать «Кореец» начальник японских миноносцев не получал – его главной задачей было обеспечение безопасности транспортных судов. Так, пуск торпед по «Корейцу» есть личной инициативой японского начальника. По-видимому, стало причиной японцев то, что «Кореец» начал поворот, тем самым зажимая миноносец «Кари» между собой и берегом.

Вероятно да и то, что у японского начальника попросту сдали нервы, и он счел ситуацию самая благоприятной для начала атаки – подтвердить либо опровергнуть эту версию на данный момент уже нереально. Необходимо подчеркнуть только то, что если бы «Кореец» не стал поворачивать обратно на рейд и продолжил собственный путь в Порт-Артур, японские миноносцы преследовали и нападали бы его южнее островка Пхальмидо, по крайней мере, об этом намерении говорится в рапорте начальника 9-го отряда миноносцев.

Пострадавших в следствии этого инцидента не было, правда японская сторона, по сути, лишилась одного корабля – миноносца «Цубамэ», повредившего винты так, что он не имел возможности развивать скорость более чем 12 узлов.

Действия сторон по окончании инцидента

Срочно по прибытии на место стоянки Беляев отправился на борт «Варяга», где доложил Рудневу о произошедшем. Со своей стороны, Руднев отправился на борт «Тэлбота» за разъяснениями. Начальник «Тэлбота», на правах старшего на рейде, со своей стороны, отправился на борт японского крейсера «Такатихо», где ему объявили, что никакого инцидента не было, списав все на недоразумение.

Около 17 часов вечера с транспортов началась высадка вооруженного десанта на берег. Потому, что известий о начале военных действий не было, русские моряки, в соответствии с инструкцией наместника, не предпринимали никаких действий по отношению к японских судам и безучастно взирали на захват порта. Однако, на обоих судах была выставлена вахта у орудий, задраены влагонепроницаемые переборки, команда пребывала в полной готовности к началу военных действий.

К вечеру фактически все японские крейсера покинули рейд, поднявшись на якорную стоянку у островка Пхальмидо. В течение всего высадки японские миноносцы дежурили около русских судов в полной готовности нападать их, если они вздумают помешать десантной операции.

В 2:30 высадка десанта завершилась, и рано утром японские суда начали покидать рейд. К 8:30 в Чемульпо остался лишь крейсер «Тиёда» – его начальник попеременно посетил все суда интернациональной эскадры, вручив им уведомление о начале войны между Россией и японией. В письме сообщалось о требовании к русским судам оставить акваторию порта до 12 часов дня, в другом случае в 16 часов они будут атакованы прямо на рейде.

По окончании того, как извещение было доставлено на все зарубежные суда, японский крейсер оставил акваторию порта.

Начальника «Варяга» о японском ультиматуме предотвратил начальник французского крейсера «Паскаль», по окончании чего Руднев известил Беляева о начале войны. Скоро на борту «Тэлбота» произошло заседание капитанов судов (за исключением американского), на котором было издано постановление о том, что в случае если русские не оставят порт, то зарубежные суда покинут рейд до 12 часов, дабы не пострадать в следствии вероятного сражения.

Японскому адмиралу был отправлен протест против вероятной атаки русских судов, находящихся на рейде, что тот взял за пара мин. до начала сражения. На просьбу Руднева сопровождать его суда до выхода из нейтральных вод начальники зарубежных крейсеров ответили отказом, поскольку это нарушило бы их нейтралитет. Так, у Руднева оставалось всего два варианта действий: выйти в море и сражаться с японской эскадрой либо оставаться на рейде и принять бой в том месте.

Руднев выбрал первый вариант, заявив начальникам зарубежных судов, что выйдет в море до полудня. Затопить либо взорвать собственный корабль без получения и боя соответствующих указаний более чем он не имел права. Тогда же на борту «Тэлбота» Рудневу, наконец, было вручено японское уведомление о начале войны, доставленное через консула.

В 10 часов Руднев возвратился на борт «Варяга». На крейсере состоялся армейский совет, на котором ответ начальника сражаться было единодушно одобрено офицерами. Начальник «Корейца» на заседание приглашен не был и в замыслы Руднева не посвящался, но в сражении ему была предоставлена полная самостоятельность.

При неудачного прорыва было решено взорвать крейсер. На борту «Корейца» подобный совет уже состоялся ранее, по окончании возвращения Беляева с «Варяга». В 11 часов команду крейсера собрали на шканцах, где Руднев выступил с речью, сказав о начале войны и о том, что крейсер выходит в море на прорыв. Обращение капитана команда встретила с громадным энтузиазмом, моральный дух русских моряков был довольно большой.

Перед боем с судов выкинули за борт мебель и ненужные древесные предметы, установили импровизированную защиту от осколков. На «Корейце» срубили стеньги мачт, дабы помешать сопернику совершенно верно определять расстояние в сражении.

Дабы прорваться в открытое море, русские суда должны были преодолеть долгий и узкий извилистый фарватер шириной около 2 каб и длиной около 30 миль. Данный фарватер изобиловал подводными скалами и мелями и считался тяжёлым для навигации кроме того в мирное время. Японская эскадра занимала тактически весьма удачную позицию в первых рядах по курсу русских судов в месте, где фарватер расширялся (приблизительно в 10 милях от самого Чемульпо).

Так, «Корейцу» и «Варягу» следовало под огнем соперника сперва сблизиться с неприятелем, после этого, поддерживая высокую скорость, некое время идти параллельным курсом, опережая японцев, и только затем уходить фактически в отрыв. Учитывая то, что один только «Асама» как следует превосходил оба русских корабля и по защите, и по оружию, задача, находившаяся перед русскими моряками, была весьма тяжёлой.

направляться подчернуть, что большая скорость «Корейца» составляла 13 узлов, исходя из этого данный корабль не имел возможность уйти кроме того от самых тихоходных японских крейсеров – «Нанивы» и «Такатихо». Для чего Руднев забрал его в прорыв – остается тайной. Но, ускорению перемещения русских судов имело возможность содействовать сильное отливное течение, могущее добавить к их собственной скорости еще от 2 до 4 узлов.

Сражение

В 11:20 (11:55 по японскому времени) «Кореец» и «Варяг» начали сниматься с якоря. Погода выдалась негромкая, на море стоял полный штиль. Некое время «Кореец» шел в первых рядах, после этого занял место за «Варягом».

На своем пути русские суда проходили мимо крейсеров нейтральных держав. Команда на них выстроилась на протяжении бортов, отдавая честь русским морякам, шедшими, согласно их точке зрения, на верную смерть. Скоро нейтральные суда остались за кормой, в первых рядах ожидал неприятель.

«Кореец» и «Варяг» выходят на бой
Источник: tsushima.su

Скорость «Корейца» и «Варяга» неспешно была увеличена до 12 узлов. В 11:25 (12:00) пробили боевую тревогу, команда заняла места в соответствии с боевому расписанию. Выход русских судов на фарватер стал для японцев неожиданностью – они были уверены, что «Кореец» и «Варяг» останутся на рейде, и подготавливались атаковать врага в том месте. Не обращая внимания на внезапность появления соперника, замешательство японцев продолжалось недолго. На мачте крейсера «Асама» подняли сигнал: «Русские суда выходят в море».

Спешно расклепав якорные цепи, японская эскадра начала перемещение навстречу русским судам. Ближе всего к «Варягу» пребывали «Асама» и «Тиёда», каковые составляли отдельный отряд, маневрировавший совместно. «Нанива» и «Нийтака» кроме этого соединились в отряд, державшийся сзади и пара правее «Асамы» и «Тиёды». Крейсера «Акаси» и «Такатихо» устремились в юго-западном направлении, дабы перекрыть русским выход в море.

Миноносцы 14-го отряда «Хаябуса», «Тидори», «Манадзуру» приняли в сражении только формальное участие, все время держась за пределами действенной артиллерийской стрельбы.

Схема сражения при Чемульпо. Реконструкция А. В. Полутова. На схеме указано японское время
Источник: tsushima.su

В 11:45 (12:20, тут и ниже в скобках приведено японское время) «Асама» начал пристрелку фугасными 203-мм боеприпасами. Согласно данным японцев, расстояние между ним и «Варягом» составляло 37–38 каб (приблизительно 7000 м), по русским данным, расстояние в момент открытия огня составляла 45 каб – так, неточность в определении расстояния составила около 10 каб, что предопределило предстоящую неточность стрельбы русских судов.

направляться подчернуть, что на «Варяге» было установлено два новейших для того времени прибора для определения расстояния до соперника – оптические дальномеры компании «Барр и Струд» с базой 1,34 м, но обучиться пользоваться ими экипаж крейсера перед войной опоздал. Первые же боеприпасы японцев легли рядом с «Варягом», разорвавшись при ударе о воду. Пара мин. с «Варяга» не отвечали, уменьшая расстояние.

Наконец, заговорили орудия русских судов. «Варяг» вел пламя правым бортом бронебойными боеприпасами. Пламя с «Корейца» скоро прекратили, поскольку его боеприпасы до тех пор пока ложились с громадными недолетами.

Потому, что большая часть японских судов еще не успело сблизиться с русскими на расстояние действенного огня, перестрелка шла, по большей части, между «Асамой» и «Варягом». Возможно утверждать, что в данной фазе боя стрельба с обеих сторон не отличалась высокой интенсивностью – соперники до тех пор пока пристреливались, к тому же, линию стрельбы иногда перекрывал островок Пхальмидо.

Приблизительно в 12:00 (12:35) «Варяг» поравнялся с островком, прекратившим служить для него укрытием, и практически сразу после этого легко отвернул влево – разумеется чтобы ввести в воздействие все орудия правого борта. Сейчас его поразил первый японский боеприпас, попавший в район кормового мостика и привёдший к пожару. Согласно данным японцев, это был 203-мм фугасный боеприпас с «Асама».

Сам «Асама» к тому времени достиг начал и середины фарватера выполнять серию последовательных поворотов вправо, так что «Варяг» был у него за кормой, а после этого по правому борту. К бою подключились другие японские суда – пламя по «Варягу», а позднее и по «Корейцу» открыл «Тиёда». По окончании отворота «Асамы» на параллельный с «Варягом» курс ближайшим японским кораблем к нему стал «Нанива», с которого кроме этого обстреляли «Варяг», добившись одного попадания в середину корпуса.

Пламя открыл и «Нийтака», его стрельба была нередкой, но совсем неточной – ни одного попадания он не добился.

Бой вступил в собственную кульминационную фазу. Сейчас «Варяг» открыл стрельбу по японцам с большой интенсивностью, введя в дело всю артиллерию правого борта. К сожалению, точность стрельбы была нулевой, и на то было пара обстоятельств.

Во-первых, фактически сходу с началом интенсивной фазы боя японский боеприпас (по словам Руднева, «один из первых, попавших в крейсер») стёр с лица земли носовой дальномерный пост вместе с его начальником мичманом Алексеем Ниродом и двумя матросами (еще один был смертельно ранен). Во-вторых, сказалось беспокойство неопытной команды в первом бою, пламя велся с громадной спешкой и без корректировки, не обращая внимания на указания начальника перед боем («стрелять… совершенно верно, нормально, не спеша… не забывая, что любой выстрел обязан повредить неприятеля »).

В-третьих, пламя японцев был нежданно сильным и правильным, а боеприпасы, начиненные шимозой, при взрыве поднимали огромные столбы воды, окутанные тёмным дымом. Огромное количество небольших осколков ломало артиллеристов, заклинивало орудия и не давало нормально прицеливаться. Все это стало причиной тому, что за все время боя ни один русский боеприпас не поразил японские суда.

«Асама» под огнем «Варяга». Быть может, единственное фото сражения при Чемульпо
Источник: tsushima.su

В 12:03 (12:38) «Варяг» начинал поворот вправо, следуя по ходу фарватера. Скоро в крейсер практически в один момент попало пара 152-мм снарядов с «Асамы». Одним из них, по словам Руднева, перебило трубу, в которой были проложены рулевые приводы.

Второй, разорвавшись на палубе, стёр с лица земли целый расчет 63-мм десантного орудия №35 и убил квартирмейстера Костина, передававшего приказания из рубки. Его осколки, влетев в просвет боевой рубки, смертельно ранили еще двух матросов. Взял легкое ранение и контузию и сам Руднев.

Как раз в это время боя «Варяг» взял самые тяжёлые повреждения.

На шканцах крейсера разгорался пожар от боеприпаса, попавшего ко мне ранее – загорелись приготовленные к стрельбе патроны 75-мм орудий. Осколками был полностью стёрт с лица земли расчет 47-мм орудия на боевом грот-марсе, очередной боеприпас с «Асамы» вывел из строя 152-мм орудие №3, пребывавшее под полубаком. Временно утративший управление корабль на циркуляции начал приближаться к горам Пхальмидо. Потом, по словам Руднева, «Варяг» сел на горов островка, на какое-то время утратив движение.

В бортовом издании данный факт не зафиксирован, не упоминает о нем и ни один из участников боя. По наблюдениям японцев, «Варяг» на камни не садился и хода не терял. Вероятнее, «Варяг» только задел дном с левого борта одну либо пара скал, окружавших островок.

Быть может, чтобы избежать прямого столкновения с островком, русским пришлось на какое-то время дать задний движение, что стало причиной краткосрочному понижению скорости перемещения.

На японских судах, к тому времени отдалившихся от «Варяга», не сходу увидели плохое положение крейсера. Но скоро Уриу отдал приказ всем судам идти на сближение с соперником – расстояние боя начала уменьшаться. На «Варяг» обрушились новые боеприпасы.

Один из них разворотил третью дымовую трубу, второй (калибром 203-мм) разорвался недалеко от ватерлинии с левого борта (между второй и третьей дымовыми трубами), образовав полуподводную пробоину площадью около двух метров2. Через эту пробоину затопило две угольные ямы. Перебило крепление правого якоря, что с грохотом обрушился в воду.

Ни о каком прорыве в открытое море речи уже не шло. В 12:13 (12:48) «Варяг» завершил поворот.

Курс крейсера лежал обратно на рейд, на нем показался заметный крен на левый борт. На корме бушевал пожар от боеприпаса, попавшего в офицерские каюты и взорвавшегося в кормовом провизионном погребе. Не обращая внимания на важные повреждения, «Варяг» смог развить достаточно громадную скорость на протяжении возвращения на рейд (не меньше 15–16 узлов). «Кореец» приложив все возможные усилия старался не отстать.

В преследование за ними устремился «Асама». «Тиёда» кроме этого постарался ускориться, но из-за некачественного угля смог развить скорость не выше 5–7 узлов и очень сильно отстал. Остальные японские крейсера кроме этого не принимали участия в преследовании. Еще один боеприпас большого калибра, войдя с левого борта, пробил коечные сетки и взорвался между первой и второй дымовой трубами «Варяга». Силой взрыва было скинуто на палубу 75-мм орудие, коечные сетки загорелись.

Расстояние между «Варягом» и «Асамой» сейчас составляло около 25 каб. В 12:40 (13:15) «Варяг» пересек границу интернациональных вод, прекратив пламя. Японцы кроме этого прекратили стрельбу, поскольку боеприпасы начали падать в страшной близости от зарубежных судов.

«Варяг» по окончании боя на рейде Чемульпо. Прекрасно виден крен на левый борт, на корме длится пожар в провизионном погребе. Справа – крейсер «Тэлбот»
Источник: kreiser.unoforum.pro
Анализ боя

Всего за 50 мин. боя шесть японских крейсеров израсходовали 419 снарядов.

Расход снарядов японскими судами на протяжении боя у Чемульпо

203-мм

152/120-мм

76-мм

«Асама»

«Нанива»

«Нийтака»

«Такачихо»

«Акаси»

«Чиода»

27

103

9

14

53

130

10

2

71

Согласно данным, представленным в рапорте Руднева, «Варяг» истратил 1105 снарядов: 425 152-мм, 470 75-мм и 210 47-мм – в 2,6 раза больше всего японского отряда. «Кореец» выпустил 22 203-мм, 27 152-мм и 3 9-фунтовых боеприпаса. Но цифры, приведенные Рудневым, противоречат официальным японским данным, каковые показывают, что по окончании подъема «Варяга» с него в японский арсенал был принят 2081 боеприпас калибра 152-мм и 2027 зарядов к ним.

Штатный боезапас «Варяга» составлял 2388 снарядов главного калибра – так, число снарядов, выпущенных по сопернику, никак не имело возможности быть больше 307. Учитывая, что японцы принимали в казну лишь исправные снаряды, а часть снарядов и зарядов, без сомнений, была бы сломана водой, фактическое количество выпущенных в сражении снарядов будет еще меньшим.

Еще более сильное расхождение появляется по числу 75-мм выстрелов, большинство которых были обнаружены на борту крейсера (в сражении их могло быть израсходовано не более 50 штук). Однако, направляться признать, что за достаточно маленькое время «Варяг» вправду успел выпустить по сопернику много снарядов.

Результативность огня «Варяга», к сожалению, была нулевой. Сказалось пара факторов: волнение и неопытность команды, утрата дальномерного поста в начале сражения, сильное действие огня соперника на незащищенные артиллерийские расчеты.

Из команды «Варяга» конкретно в сражении погибло 22 человека, а двое тяжелораненых погибли сразу же по окончании окончания сражения. Семь человек умерли на борту «Паскаля» и «Тэлбота», еще трое – на берегу, в военного госпиталь Красного Креста. Так, экипаж «Варяга» утратил убитыми 34 человека, из них одного офицера.

Ранено было, по различным отчетам, порядка 90–100 человек. Весьма большой была убыль персонала, нужного для артиллерийской боя – прислуги и ведения комендоров (до 45%).

На протяжении боя «Варяг» взял попадания трех 203-мм и шести-семи 152-мм снарядов. По словам Руднева, на крейсере вышла из строя практически вся артиллерия: десять из двенадцати 152-мм орудий, семь из двенадцати 75-мм и все 47-мм пушки.

Помимо этого, был уничтожен верхний мостик, имелась незаделанная подводная пробоина по левому борту, была без шуток повреждена третья дымовая труба, уничтожена командирская рубка, верхняя палуба пробита в нескольких местах, поврежден грот-марс, перебита труба, защищавшая рулевые приводы, и показалось множество небольших осколочных пробоин практически во всех небронированных частях крейсера. Позднее, на протяжении подъема крейсера, полученные повреждения были зафиксированы японцами – действительно, с несколькими расхождениями.

Практически вся артиллерия «Варяга» была признана ими исправной (по окончании ремонта ее приняли в казну). Не нашли победители и повреждений рулевого привода. Однако, без сомнений одно – к концу боя «Варяг» фактически потерял боеготовность и не имел возможности оказывать хорошего сопротивления.

Попытка продолжить сражение превратилась бы в тщетную бойню, исходя из этого принятое начальником крейсера ответ отказаться от предстоящего боя направляться признать всецело адекватным сложившейся обстановке.

Действия сторон по окончании сражения. Послевоенная будущее крейсера

Скоро «Варяг» бросил якорь на месте собственной прошлой стоянки. На корабле длился пожар (горела мука в кормовом провизионном погребе), вовнутрь корпуса действовала вода. Практически сразу после возвращения русских судов на рейд к ним стали подходить шлюпки с зарубежных крейсеров, торопившихся оказать помощь. На их борту пребывали доктора с «Тэлбота», «парохода» и Паскаля «Аякс».

Сам Руднев отправился на борт «Тэлбота», где заявил о намерении стереть с лица земли собственный крейсер, поскольку полученные им повреждения исключают продолжение боя. Опасаясь повреждения находившихся рядом зарубежных судов, Руднев решил не взорвать, а затопить «Варяг» – за это решение он позднее подвергался ожесточенной критике.

Вероятно да и то, что Руднев, что не имел возможности знать, что война закончится поражением России, решил затопить крейсер чтобы по окончании победоносного окончания войны «Варяг» опять был включен в состав русского флота. По данной же причине он не стал приводить в негодность механизмы крейсера.

Возвратившись на корабль, Руднев заявил офицерам о собственном ответе. Возражений, он утвержает, что не последовало, не смотря на то, что часть офицеров не принимала участие в заседании – к примеру, старший офицер крейсера В. В. Степанов, для которого, он утвержает, что ответ Руднева затопить крейсер выяснилось полной неожиданностью. Началась эвакуация раненых на зарубежные суда, за ними стали перевозить другую команду.

Кроме этого шла эвакуация команды «Корейца», команда которого решила взорвать собственный корабль, и команды парохода «Сунгари», пришедшего в Порт-Артур утром 8 февраля. Русские старались завершить уничтожение кораблей и перевозку команд до 16 часов, поскольку это время было указано в ультиматуме Уриу. В 16:05 был взорван «Кореец», приблизительно одвременно с этим на «Варяге» открыли кингстоны. Но, крейсер тонул нехотя, всецело погрузившись в воду только по окончании 18 часов.

Пароход «Сунгари» подожгли и открыли на нем кингстоны.

Подрыв «Корейца»
Источник: kreiser.unoforum.pro

По окончании того, как Чемульпо заняли японцы, они срочно приступили к подъему «Варяга». Операция завершилась в августе 1905 года. По окончании ремонта, в 1908 году крейсер был включен в состав японского флота под именем «Сойя».

В качестве учебного корабля в 1909–1915 годах он совершил множество походов, подготовив 776 офицеров для растущего флота Японии.

В 1916 году крейсер был выкуплен правительством России за 4 млн иен для включения в состав Флотилии Северного Ледовитого океана и опять взял прошлое имя. 17 ноября 1916 года он прибыл к новому месту работы – в Кольский залив. Но ветхий корабль потребовал ремонта, а совершить его на Севере было негде. Тогда было решено послать «Варяг» на ремонт в Биркенхед – крейсер прибыл в том направлении 19 марта 1917 года.

К тому времени власть в Российской Федерации сменилась, и ветхий корабль был никому не нужным. До конца Первой Мировой он простоял в отстое в устье реки Клайд, а после этого, в счет погашения долгов царской России, был реализован в Германию на металлолом. По пути к месту разделки из-за разыгравшегося шторма крейсер сел на камни рядом от шотландского поселка Ленделфут.

В первой половине 20-ых годов XX века бывший «Варяг» прямо на камнях был разрезан на металл. Продолжительное время считалось, что крейсер разобрали всецело, но в 2005 году удалось установить, что подводная часть его корпуса так и осталась на камнях на глубине 8–10 м. В 2007 году рядом с местом последнего приюта останков «Варяга» был открыт почетный мемориал.

литература и Источники:

  1. Катаев В. И. «Крейсер «Варяг». Легенда Русского флота». – М.: Яуза: ЭКСМО: 2011
  2. Катаев В. И. «Кореец» в лучах славы «Варяга». Все о легендарной канонерской лодке». – М.: Яуза: ЭКСМО: 2013
  3. Полутов А. В. «Десантная операция японской армии и флота в феврале 1904 г. в Инчхоне». Владивосток: Русский Остров, 2009
  4. Русско-японская война 1904–1905 гг. Действия флота. Документы. СПб.: Типография Морского Министерства в Главном Адмиралтействе, 1911

Великий и безсмертный подвиг русских моряков. Крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец»


Темы которые будут Вам интересны: