Бой в корейском проливе

Созданные для дальних океанских рейдов, русские «истребители торговли» не предназначались для важного боя. Но будущее уготовила им совсем не ту участь, что предполагалась до войны. Звёздный час, навеки прославивший русские броненосные крейсера «Рюрик», «Громобой» и «Россия», настал 1 августа 1904 года – в сутки ожесточённого сражения с японской эскадрой в Корейском проливе.

По окончании начала Русско-японской войны Тихоокеанский флот на Дальнем Востоке был поделённым на две части. Главные его силы были заблокированы японцами в Порт-Артуре, а во Владивостоке был отряд крейсеров под руководством адмирала Карла Петровича Иессена. В отряд входили броненосные крейсера «Рюрик», «Российская Федерация», «Громобой» и бронепалубный крейсер «Богатырь».

Задачей Владивостокского отряда являлось ведение так называемой «крейсерской войны», заключавшейся в действиях на вражеских морских коммуникациях, перехвате транспортов, отвлечении внимания основных сил соперника и, по возможности, уничтожении его лёгких судов. Эта концепция была создана на случай войны с Англией, которая очень сильно зависела от морских поставок.

Япония кроме этого есть островным страной и приобретала извне большую часть ресурсов для ведения войны. Исходя из этого в русском Генштабе на ведение крейсерской войны против Японии возлагались громадные надежды. Но звёздный час, навеки прославивший Владивостокский отряд, пришёл на протяжении ожесточённого сражения с японскими броненосными крейсерами в Корейском проливе 1 августа 1904 года (в западных публикациях данный эпизод более известен как Бой у Ульсана).

Обстоятельства сражения

К концу июля 1904 года японские армии заняли Волчьи высоты, пребывавшие рядом с Порт-Артуром, и, разместив на них осадные орудия, начали обстрел гавани, где пребывали суда 1-й Тихоокеанской эскадры. Предстоящее нахождение судов в Порт-Артуре стало страшным, и 28 июля 1904 года эскадра попыталась прорваться, завершившийся сражением с главными силами японского флота в Жёлтом море. Владивостокский отряд крейсеров должен был выйти ей навстречу, дабы при успешного прорыва Порт-Артурской эскадры соединиться с ней.

Но сообщение о выходе эскадры в море было получено во Владивостоке только 29 июля. В сообщении говорилось: «Эскадра вышла в море, сражается с неприятелем, вышлите крейсера в Корейский пролив». Сейчас сражение в Жёлтом море уже завершилось (русская эскадра, не сумев прорваться, была частично рассеяна, а остальные суда возвратились в Порт-Артур), но об этом во Владивостоке ничего не знали.

Не знали во Владивостоке и о том, что японский 2-й боевой отряд под руководством адмирала Камимуры, складывавшийся из броненосных крейсеров «Идзумо», «Адзума», «Токива» и «Ивате», уже вышел в Корейский пролив для перехвата русских судов. Кроме 3-го отряда, в распоряжении Камимуры имелись лёгкие бронепалубные крейсера под руководством адмирала Уриу («Нанива», «Такачихо», «Цусима», «Ниитака», авизо «Негромкая»), и миноносцы.

Эти суда размешались в разных точках Корейского пролива с таким расчётом, дабы русские суда не прошли незамеченными. Так, русская эскадра шла в уже расставленную ловушку, совсем не подозревая об этом.

Бой в корейском проливе

Броненосный крейсер «Рюрик», 1896 год
Источник – tsushima.su

Утром 30 июля «Российская Федерация», «Рюрик» и «Громобой» вышли в море («Богатырь» ещё в мае сел на камни, распорол себе днище и перестал работать до конца войны). Миновав остров Дажалет и выйдя на параллель Фузана утром 1 августа, отряд начал ждать «порт-артурские» суда. В темноте русские крейсера прошли мимо судов Камимуры на юг, не увидев их. Так, японская эскадра была севернее русской, отрезав ей путь к отступлению.

Приблизительно в 4:40 с правого борта русской эскадры стали проступать нечёткие силуэты нескольких судов, шедших с севера. Не обращая внимания на то, что «порт-артурские» суда ожидались с юга, какое-то время на русских судах ещё сохраняли надежду, что это собственные, но через пара мин. японская эскадра была идентифицирована по характерному приземистому силуэту крейсера «Адзума». Головным под адмиральским флагом шёл «Идзумо», за ним следовали «Адзума», «Токива» и «Ивате».

Стало ясно, что Камимура, наконец, настиг собственную жертву, за которой уже давно и бесполезно охотился. Сутки лишь начинался, путь к Владивостоку был отрезан, и бой становился неизбежен.

Перед описанием сражения стоит сообщить пара слов о русских и японских судах, каковые сошлись в Корейском проливе.

Отличия русских и японских броненосных крейсеров

Не обращая внимания на то, что крейсера Иессена и Камимуры формально принадлежали к одному типу, их устройство и назначение было различным. Русские крейсера, созданные для войны с судоходством соперника, по сути, являлись огромными океанскими рейдерами (их главные характеристики приведены в таблице в конце статьи). Сильными сторонами русских судов были громадная хорошая мореходность и дальность плавания – другими словами, сугубо «крейсерские» качества.

Одновременно с этим «боевым» чертям, прежде всего защите, было уделено намного меньше внимания, поскольку считалось, что русские крейсера не предназначены для эскадренного боя с сильным соперником.

Броненосный крейсер «Российская Федерация» на Дальнем Востоке
Источник – navsource.narod.ru

Главным недочётом русских судов была артиллерии и слабая защита корпуса. Только на «Громобое», самом новом и лучше всех защищённом корабле русской эскадры, большинство среднего калибра и орудий главного размешалась в бронированных казематах. Самым ветхим и не сильный кораблём эскадры был «Рюрик», вооружённый устаревшими орудиями главного калибра. Вся защита орудий «Рюрика» состояла только из противоосколочных щитов.

Ещё одним уязвимым местом крейсера было румпельное отделение, не прикрытое броневой палубой. Забегая вперёд, напомним, что данный недочёт сыграл роковую роль в судьбе корабля.

Броненосный крейсер «Громобой», 1901 год
Источник – tsushima.su

Броненосные крейсера адмирала Камимуры скорее возможно назвать «броненосцами 3-го класса», так как при их создании во главу угла были положены боевые, а не крейсерские качества. Главной отличительной чертой этих судов являлась сильная защита. Крейсера имели основной броневой пояс по всей ватерлинии, над которым был ещё один, меньшей толщины.

Эти два пояса формировали собственного рода надводную «цитадель», закрывавшую солидную часть надводного борта и снабжавшую защиту механизмов и орудий. Оружие японских судов кроме этого было очень замечательным и складывалось из четырёх 203-мм орудий совокупности Армстронга, расположенных в двух всецело забронированных башнях по диаметральной плоскости корабля – так, все орудия имели возможность в один момент вести стрельбу на один борт.

Броненосный крейсер «Ивате», 1901 год
Источник – kreiser.unoforum.ru

Артиллерия среднего калибра была представлена четырнадцатью (на «Адзуме» – двенадцатью) 152-мм скорострельными орудиями совокупности Армстронга. Десять из них (на «Адзуме» – восемь) размешались в личных бронированных казематах, остальные – на верхней палубе и закрывались противоосколочными щитами. Отражать атаки миноносцев должны были двенадцать 76-мм и восемь 47-мм скорострельных пушек.

Торпедное оружие каждого корабля складывалось из четырёх подводных бортовых 457-мм торпедных аппаратов.

Броненосный крейсер «Адзума», 1900 год
Источник – kreiser.unoforum.ru

Платой за высокие боевые качества японских судов стали их низкие скоростные и мореходные показатели. Не обращая внимания на то, что по паспорту скорость судов составляла 20–21 узел, на деле, по свидетельству английского атташе при японской эскадре, они «вряд ли имели возможность поддерживать скорость более 18 узлов продолжительное время».

Помимо этого, японские броненосные крейсера владели очень плохой мореходностью – отсутствие полубака в совокупности с носовой частью, которая была перегружена вооружением и бронёй, делало их очень «мокрыми» и затрудняло ведение огня в свежую погоду из носовой башни, не говоря уже о казематах нижнего яруса. Но 1 августа 1904 года беспокойство на море было минимальным, что разрешило японцам всецело задействовать в сражении собственную артиллерию.

Броненосный крейсер «Идзумо»
Источник – kreiser.unoforum.ru
Бой 1 августа 1904 года

В 4:35 русская эскадра последовательно развернула на обратный курс (восток). Головным кораблём шла «Российская Федерация», за ней «Громобой», замыкал колонну «Рюрик». Японцы медлительно приближались с левого борта, неспешно ложась на параллельный курс. В 5:10 с дистанции около 60 кбт японские суда открыли огонь (по японским данным, в момент открытия огня расстояние составляла 45 кбт). Через пара мин. русские суда открыли огонь в ответ.

Весьма не так долго осталось ждать начало сказываться преимущество японцев в вооружении и защите – от попаданий снарядов в русские суда выходили из строя орудия, механизмы, гибли люди. В местах попаданий вспыхивали пожары, а в 5:23 японский боеприпас разворотил четвёртую дымовую трубу на «России» и осколками перебил пара трубок в котлах, отчего крейсер быстро сбавил движение.

Тем временем к месту сражения подошли другие японские суда – сперва бронепалубный крейсер 2-го ранга «Нанива» из отряда адмирала Уриу Сотокичи, а после этого крейсер «Такачихо». Оба этих крейсера подошли с юга и открыли огонь по «России». Дабы отогнать их огнём орудий левого борта, в 5:38 Иессен приказал поменять курс на 20° вправо.

Появлявшись под огнём, «Нанива» быстро ушла вправо и держалась вне досягаемости русских орудий. После этого Иессен решил продолжить правый поворот, дабы лечь на обратный курс и постараться прорваться во Владивосток «под хвостом» у японской эскадры. Данный манёвр стал роковым для «Рюрика», уже взявшего важные повреждения (а также, подводную пробоину в корме).

Дабы осуществить поворот вместе с остальными судами отряда, «Рюрик» был должен очень сильно сбавить движение. Утрата хода вместе с сократившейся расстоянием до японцев стала причиной резкому повышению количества попаданий в русские суда. Как раз сейчас от попадания боеприпаса на «Рюрике» заклинило руль.

В тот же момент ещё один боеприпас, попав в мостик, начисто снёс штурвал, и корабль лишился управления.

На часах было приблизительно 6 утра. На крейсере сумели завершить поворот, поставить руль прямо и потом пробовали руководить кораблём посредством автомобилей. Но скоро «Рюрик» начал отставать от остальных судов отряда и рыскать на курсе, разворачиваясь носом к сопернику. «Громобой» и «Россия», к тому времени уже ушли вперёд на 25–30 кбт, и «Рюрик» попал под сосредоточенный пламя японской эскадры.

В 6:38 Иессен, отказавшись от попытки прорыва, приказал повернуть обратно, дабы прикрыть «Рюрик», дав его команде возможность хотя бы частично исправить повреждённое рулевое управление и совместно со всеми прорваться во Владивосток.

Схема боя 1 августа 1904 года.
Источник – Морской атлас Минобороны СССР. Том III. Военный. Часть первая

Приблизительно в 7 часов у русских моряков показалась надежда, что на «Рюрике» исправили повреждение. Какое-то время корабль удерживал заданные скорость и курс, репетовал поданные ему сигналы. В 7:20 «Громобой» и «Россия» развернули на северо-запад (во Владивосток), но «Рюрик» снова начал отставать. В 8:10 по команде Иессена русские крейсера снова возвратились, дабы прикрыть «раненого товарища».

Сейчас расстояние до японцев сократилась до 20 кбт, а ожесточение боя достигло собственного максимума. Росло число попаданий в русские суда, а их орудия смолкали одно за вторым. Стало ясно, что следовать за отрядом «Рюрик» не имеет возможности, а боевые возможности «Громобоя» и «России» находятся на грани исчерпания.

В 8:25 командующий русской эскадрой решил увлечь за собой на север главные силы японцев в надежде на то, что «Рюрик» сумеет самостоятельно отбиться от вражеских бронепалубных крейсеров, по окончании чего выбросится на корейское побережье для спасения команды. План Иессена удался – все четыре броненосных крейсера японцев устремились в погоню за «Громобоем» и «Россией», предоставив «Наниве» и «Такачихо» добить «Рюрика».

Камимуре казалось, что победа уже у него в кармане, и он сумеет без неприятностей совладать с двумя изрядно потрёпанными русскими крейсерами. Но, вопреки его ожиданиям, русские крейсера не снижали движение, а их орудия вели пламя. Из-за громадного количества повреждённых среднего и орудий главного калибров русские моряки ввели в воздействие противоминную артиллерию калибра 75 мм.

Кроме этого, русский отряд предпринимал попытки отклониться вправо, так идя на сближение с соперником. Но, данный манёвр был бесплодным, потому, что японцы кроме этого отклонялись вправо. Позднее, осознавая, что бой на громадной расстоянии не даёт желаемых результатов, Камимура решил сократить расстояние до судов соперника и постараться добить их.

Приблизительно в 9:30, на протяжении попытки русских приблизиться, японцы не отвернули вправо, и расстояние боя стала скоро уменьшаться. По словам Иессена, сейчас сражение купило особенно ожесточённый темперамент. Но и это упрочнение японцев не дало результата – русские суда, постоянно отвечая огнём, шли прошлыми курсом и скоростью.

Начала сказываться усталость японских экипажей – бой продолжался уже практически пять часов, скорострельность быстро упала, а решительной победы не предвиделось. К тому же, как утверждал по окончании боя Камимура, на его судах начал доходить к концу боезапас, а его следовало сберечь для вероятной встречи с судами Порт-Артурской эскадры, каковые имели возможность постараться прорваться во Владивосток. По-видимому, эти события вынудили японского адмирала прекратить бой.

В 9:50, дав последний залп, «Идзумо» быстро свернул вправо, а за ним последовательно легли на обратный курс остальные японские суда. Камимура решил возвратиться к месту, где был «Рюрик», дабы точно добить его. В 10:30 японская эскадра скрылась из виду, и на русских судах пробили отбой боевой тревоги – стало ясно, что прорыв во Владивосток удался.

Смерть «Рюрика»

Возвратимся к покинутому нами «Рюрику». По окончании ухода судов Камимуры и Иессена на север его соперниками остались бронепалубные крейсера «Нанива» и «Такачихо». Для неповреждённого броненосного крейсера эти суда не воображали громадной опасности, но на данный момент, пользуясь беззащитным состоянием «Рюрика», и тем, что большинство его артиллерии вышла из строя, они подошли на расстояние, с которой имели возможность точно поражать незащищённые части русского корабля.

К тому моменту руководство «Рюриком» принял лейтенант К. П. Иванов, поскольку офицеры и командир крейсера, следовавшие за ним по старшинству, были убиты либо ранены. В последней отчаянной попытке отогнать неприятеля было решено применять торпедное оружие, но вражеский боеприпас попал прямо в торпедный аппарат правого борта, уже приготовленный к выстрелу.

Ужасный взрыв разметал всё на палубе, а в борту крейсера появилась дыра, в которую, согласно свидетельствам очевидцев, имела возможность проехать тройка лошадей. Японские суда заняли позицию за кормой «Рюрика», поражая его продольным огнём. Воспользовавшись сближением с неприятелем на очередной циркуляции, Иванов предпринял попытку протаранить ближайший японский крейсер, а из сохранившегося торпедного аппарата левого борта была выпущена торпеда По другому кораблю.

Но японцы, уклонившись от торпеды и тарана, отошли подальше, расстреливая русский корабль. К тому моменту на «Рюрике» имело возможность иногда функционировать только одно 152-мм и одно 47-мм орудие, и фактически не осталось в строю комендоров. Очередным боеприпасом перебило главные паровые магистрали русского крейсера, в следствии чего он всецело лишился хода.

В довершение ко всему к неприятелю пришло подкрепление – ещё три бронепалубных крейсера с пятью миноносцами подошли с юга, а с севера показались четыре возвращавшихся крейсера Камимуры.

Поняв, что все средства к сопротивлению исчерпаны, лейтенант Иванов принимает ответ взорвать корабль, но это сделать не удалось, поскольку часть фитиль была стёрта с лица земли в боевой рубке взрывом боеприпаса, а вторая пребывала в затопленном рулевом отделении. Видя, что подрыв неосуществим, Иванов приказал открыть кингстоны и затопить крейсер. Приказ был выполнен.

К тому времени, увидев, что «Рюрик» больше не стреляет, прекратил неприятель и огонь. Русский крейсер скоро уходил кормой в воду, валясь на левый борт. Сохранившиеся моряки прыгали за борт и хватались за обломки досок, плававшие на поверхности воды.

В половине одиннадцатого, продемонстрировав напоследок обитый медью таран, «Рюрик» отправился ко дну.

Сохранившиеся русские моряки были подобраны японскими судами. Из 796 матросов «Рюрика» погибли 193 и были ранены 229 человек, а из 22 офицеров погибли 9 и были ранены ещё 9 человек. По окончании упорнейшего и кровопролитного пятичасового боя, какого именно до тех пор не знал паровой броненосный флот, история славного «Рюрика» закончилась.

По окончании войны в его честь будет назван новый броненосный крейсер Балтфлота.

Краткий анализ боя

3 августа крейсера «Громобой» и «Россия» возвратились во Владивосток, предварительно похоронив в море погибших участников экипажей. Встречать суда вышло практически всё население города. Внешний вид крейсеров был страшен – пробитые полностью дымовые трубы, разрушенные мачты, дефлекторы и мостики, рваные пробоины в бортах, следы пожаров в казематах и на верхней палубе.

Но, согласно точки зрения главы военно-морского отдела штаба командующего флотом Тихого океана Н. Л. Кладо, осмотревшего суда, их повреждения были, по большей части, поверхностными и крайне важных частей не затрагивали. Те же части крейсеров, каковые были защищены бронёй, практически не пострадали. Любой из возвратившихся судов взял не меньше 30–35 попаданий снарядов калибра 203 и 152 мм.

Большими были и утраты в экипажах: на «России» – 48 убитых и погибших от ран, и 165 раненых; на «Громобое» – 91 убитых и погибших, 182 раненых. Большее число утрат на более защищённом «Громобое» разъясняется тем, что на нём, в соответствии с уставу, прислугу малокалиберных орудий всегда держали рядом с ними, не обращая внимания на то, что в сражении они практически не принимали участие. 80% жертв на «Громобое» пришлось на людей, занявших по боевой тревоге посты на верхней палубе, полубаке, боевых марсах и мостиках.

На «России» же по приказу её начальника капитана 1-го ранга А. П. Андреева прислуга малокалиберных орудий была переведена в укрытия на нестреляющем борту (этими людьми восполнялись утраты в расчётах более больших орудий). Вторым событием, содействовавшим солидному числу утрат на «Громобое», была большая смертность раненых по окончании боя (погибло 16 человек). На протяжении боя на крейсере был повреждён рефрижератор, и отсутствие льда для раненых в течение первого дня по окончании сражения при только жаркой погоде стало причиной повышению смертности (одновременно с этим на «России» от ран погибли только трое).

Крейсер «Российская Федерация» во Владивостоке по окончании боя
Источник – kreiser.unoforum.ru

В соответствии с рапорту Иессена, расход снарядов на «России» и «Громобое» был следующим:

203-мм 152-мм 75-мм «Российская Федерация»

«Громобой»

Всего:

189 567 372
158 1240 1054
347 1807 1426

Японские суда израсходовали следующее количество снарядов:

203-мм

152-мм

76-мм

«Идзумо»

«Адзума»

«Токива»

«Ивате»

«Нанива»

«Такачихо»

Всего:

255

1085

910

276

441

342

205

700

465

222

572

610

370

186

958

4428

2327

Большая вместимость погребов на японских броненосных крейсерах составляла 120 снарядов на орудие 203-мм калибра (у «Адзумы» – 80) и по 150 снарядов для 152-мм орудий. Так, броненосные крейсера Камимуры израсходовали в сражении только половину собственного боезапаса главного калибра (не считая «Адзумы», что расстрелял 86% снарядов). В случае если сравнить количество выстрелов на одно орудие с учётом того, что на русских крейсерах часть пушек бездействовала, а ещё часть была повреждена, то окажется, что скорострельность японских и русских орудий в сражении была приблизительно равной, что противоречит расхожему мифу о фантастической скорострельности японских орудий.

Победа далась японцам непросто – их суда взяли более 40 попаданий. Действительно, большая часть попаданий пришлось на неопасные боеприпасы малого калибра. Кроме этого, сказалось то, что на японских судах большинство их прислуги и орудий была защищена бронёй.

Так, во флагманский крейсер «Идзумо» попало более двадцати снарядов, наряду с этим на корабле погибло всего двое матросов, а ещё 17 было ранено. Шедший вторым «Адзума» взял более десяти попаданий, на нём было ранено 8 человек.

Третий корабль в японской линии, «Токива», пострадал ещё меньше (на нём было ранено 3 человека). Но шедший концевым «Ивате» взял попадание, чуть не поставившее точку в его карьере. Приблизительно в 7:00 восьмидюймовый боеприпас с «Рюрика», выпущенный с дистанции около 5000 м, пробил крышу каземата 152-мм орудия №1, расположенного на уровне верхней палубы.

Попав в стеллаж с боезапасом, пребывавший конкретно около орудия, боеприпас позвал его детонацию. В следствии замечательного взрыва каземат был уничтожен – броневые плиты отвалились от борта, а расчёт орудия в клочья. Кроме этого орудия, до конца сражения из строя вышли ещё две 152-мм пушки (одна – в нижнем каземате, ещё одна – установленная за щитом на верхней палубе). Помимо этого, взяла повреждения одна из 76-мм пушек.

Всего в следствии этого взрыва мгновенно погиб 31 человек, наряду с этим один офицер и 13 старшин и матросов из расчёта орудия провалились сквозь землю бесследно. Кроме этого, семь человек из раненых на «Ивате» погибли практически сразу после боя, а ещё двое из шестнадцати раненых, доставленных на берег, погибли в военного госпиталь. Неспециализированные утраты на японских судах, включая подошедшие позднее бронепалубные крейсера «Нанива» и «Такачихо», составили 44 убитых и около 80 раненых.

Разрушения на крейсере «Ивате»
Источник – alternathistory.org.ua
Заключение

С смертью «Рюрика» рейды Владивостокского отряда крейсеров фактически закончились. До осени «Громобой» и «Россия» пребывали в ремонте, по окончании чего поступил приказ из Главного морского штаба:

«Суда Владивостокской крейсерской эскадры направляться сохранить для второй эскадры. Крейсерские операции с риском новых повреждений направляться избегать»

25 апреля 1905 года «Громобой» и «Россия» совершили собственный последний совместный рейд, выйдя к Сангарскому проливу, где им удалось потопить четыре японских рыбацких шхуны. 2 мая 1905 года, за пара дней до Цусимского сражения, «Громобой», выйдя в море для опробования радиотелеграфа, подорвался на мине и стал на ремонт до конца войны. «Российская Федерация» осталась одна и до конца войны участия в военных действиях больше не принимала.

Главные характеристики японских крейсеров и русских, принимавших участие в бою 1 августа 1904 года

Год ввода в строй

Водоизмещение, т

Скорость, уз

Макс. толщина бронепояса, мм

203-мм артиллерия*

152-мм артиллерия*

120-мм артиллерия*

75- и 76-мм артиллерия*

Масса бортового залпа, кг

«Рюрик»

«Российская Федерация»

«Громобой»

«Ивате»

«Токива»

«Адзума»

«Идзумо»

1895

11 690

18,8

254

4/2

16/8

6/3

560

1897

12 190

19,7

203

4/2

16/7

12/6

496

1900

12 460

20,1

152

4/2

16/7

24/12

525

1901

9750

20,7

178

4/4

14/7

12/6

805

1899

9700

21,5

178

4/4

14/7

12/6

805

1900

9953

20,0

178

4/4

12/6

12/6

760

1900

9750

20,7

178

4/4

14/7

12/6

805

* – указано число орудий (всего/в бортовом залпе)

Перечень источников:

  1. Мельников Р. М. «Рюрик» первенствовал ». – Л.: Судостроение, 1989.
  2. Егорьев В. Е. «Операции Владивостокских крейсеров в русско-японскую войну 1904–1905 гг», М.-Л.: Военмориздат, 1939
  3. Александров А. С., Балакин С. А. «Асама и другие. Японские броненосные крейсера программы 1895–1896 гг», Морская кампания, 2006, №1
  4. Крестьянинов В. Я. «Крейсера Российского Императорского флота 1856–1917» Ч.1. – СПб, 2003
  5. Рапорт адмирала К. П. Иессена о бое 1 августа 1904 года. Размещён на сайте tsushima.su
  6. Иллюстрированная летопись русско-японской войны. Материал размещён на сайте tsushima.su

Дедушка Рюрик.


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: