Бойня в бухте пенанга: «эмден» против «жемчуга»

самый ярким эпизодом начала Первой Мировой на море стали рейдерские действия германского крейсера «Эмден». За неполные три месяца – с 3 августа до конца октября 1914 года – он успел навести кошмар на Антанту в южном полушарии, захватив более двух десятков торговых судов и осуществив налёт на порт Мадраса, где стёр с лица земли английские нефтехранилища. На неуловимого корсара была заявлена охота, участие в которой приняли суда Англии, Франции, России и японии.

Последнюю воображали крейсера «Жемчуг» и «Аскольд», переданные под руководство английского адмирала Томаса Генри Мартина Джеррама. Ровно 101 годом ранее — 28 октября 1914 года — «Жемчугу» и «Эмдену» было суждено встретиться в порту малазийского Пенанга.

13 октября (30 сентября по старому стилю) «Жемчуг» отправился на поиски «Эмдена» к Никобарским островам, но в тот же сутки был должен возвратиться в порт из-за нехорошего состояния котельной установки. Изначально предполагалось остановиться для ремонта в Сингапуре, но британцы ответили отказом, и тогда для стоянки был выбран порт острова Пенанг (сейчас есть одним из штатов Малайзии).

Поднявшись на якорь, крейсер погасил все котлы, не считая одного, для технического обслуживания и ремонта. Одного покинутого в строю котла хватало для обеспечения бытовых потребностей команды, но при тревоги его было бы не хватает для обеспечения электроэнергией орудийных помп и элеваторов для откачки воды.

Капитан корабля, капитан 2-го ранга И. А. Черкасов, сославшись на недомогание, переселился на берег, поскольку к нему приехала супруга, с которой он желал совершить время. Корабль он покинул фактически без внимания, распорядившись лишь иметь на всякий случай пара орудий, обращённых к входу в гавань, заряженными. Оставшийся за главного старший офицер, видя, что погода стоит жаркая и солнце палит вовсю, распорядился убрать боекомплект в артиллерийские погреба, опасаясь пожаров.

На палубе было покинуто всего по пять снарядов к двум орудиям – баковому и ютовому. Пренебрежение опасностью обернулось катастрофой, но в тот момент руководство крейсера понадеялось на то, что защиту «Жемчугу» обеспечат три находящихся с ним в гавани французских миноносца, каковые поочерёдно несли дежурство у входа в бухту. Помимо этого, английская разведка доносила, что «Эмден» находится где-то в Индийском океане, не меньше чем в тысяче миль от Пенанга.

Бойня в бухте пенанга: «эмден» против «жемчуга»

Крейсер «Жемчуг» в поздней конфигурации — приблизительно так же он смотрелся в ту ужасную ночь в Пенанге
Германская хитрость против русской беспечности

Но английская разведка ошибалась. Начальник «Эмдена», корветтен-капитан Карл фон Мюллер, в тот момент именно доходил к гавани Пенанга, рассчитывая застать в том месте французские броненосные крейсера «Дуплекс» и «Монкальм» и нападать их. Очень наглый замысел, граничащий с авантюрой – в одиночку соваться на два корабля, да ещё и превосходящих по силе.

Ассистентами немцев должны были стать утренний туман, предрассветные сумерки, сонливость наблюдателей, достаивающих «собачью вахту», и мало маскарада. Последний обеспечивался макетом дымовой трубы, собранным из брезента и дерева. Фальшивую трубу установили сзади трёх настоящих, что сделало «Эмден» похожим на английский крейсер «Ярмут», что пребывал в этом же районе и принимал участие в охоте на «Эмден».

В соответствии с некоторым источникам, перед входом в бухту «Эмден» спустил германский флаг и снова поднял его лишь перед открытием огня, но это заявление не подтверждается документально. К тому же, фон Мюллера возможно большое количество в чём обвинить, но он был человеком добропорядочным и до аналогичных откровенных нарушений морского права не опускался.

Германская открытка с изображением крейсера «Эмден» и портретом его начальника, корветтен-капитана Карла фон Мюллера

«Эмден» вошёл в бухту Пенанга в начале утра 28 октября (по старому стилю — 15-го). Всё прошло в полном согласии с планом его капитана – корабль охранения (французский миноносец «Муске») не обратил на крейсер внимания, приняв его за собственного, а также просигналил прожектором: «Вам очень рады».

На «Жемчуге», как и надеется на боевом корабле в военное время, не горели огни. Но эта мера, которая обязана теоретически давать кораблю маскировку, в этом случае, напротив, выдала его – в гавани «Жемчуг» был единственным чёрным пятном среди сияющих огнями гражданских судов. Из боевых судов находились ещё два французских миноносца, находившихся у стены, но они, благодаря маленьким размерам, не кидались в глаза.

Начало боя

«Эмден» приблизился к чёрному пятну, и его сигнальщики рассмотрели и опознали силуэт «Жемчуга». На русском крейсере не было ни вахтенных, ни сигнальщиков, по большому счету не было заметно никакого перемещения. Пользуясь возможностью, немец подошёл ближе и в упор выпустил торпеду, по окончании чего сразу же открыл огонь по носовой части цели – именно там на тогдашних судах размешались кубрики экипажа.

Расстояние между крейсерами составляло всего один кабельтов (менее двухсот метров), исходя из этого промахов не было. «Жемчуг» относился к классу бронепалубных крейсеров, рассчитанных на дальний артиллерийский бой, в то время, когда боеприпасы падают сверху, фактически отвесно. Забронирована у него была, как ясно из заглавия, лишь палуба, борта для упрощения производства и экономии веса брони не имели – в частности в них и попадали боеприпасы «Эмдена», выпущенные с кинжальной дистанции.

Германский офицер вспоминал: «Носовая часть крейсера была изрешечена в пара мин.. Языки пламени охватили целый полубак. Через дыры в борту виден был другой берег».

Торпеда попала в кормовую часть «Жемчуга», проделав громадную пробоину, и крейсер начал тонуть.

Бой в бухте Пенанга, изображённый живописцем по описаниям очевидцев
Русские открывают огонь в ответ

На «Жемчуге» вспыхнула паника, матросы начали выпрыгивать за борт в попытке спастись. Те из них, кого офицеры однако сумели призвать к порядку, постарались организовать сопротивление, но не смогли – так как были погашены все котлы, не считая одного, элеваторы артиллерийских погребов не трудились. Подать боеприпасы выяснилось нереально, и стрелять смогли только два орудия, к каким было покинуто по пять снарядов на палубе.

Орудием на баке руководил вахтенный глава, мичман А. К. Сипайло, из ютового вёл пламя старший артиллерийский офицер лейтенант Ю. Ю. Рыбалтовский. Сипайло, но, успел произвести лишь один выстрел – германский боеприпас стёр с лица земли орудие, убив целый его расчёт. Рыбалтовскому повезло больше – в его направлении боеприпасы не летели, а сам он сумел два раза попасть в соперника.

Карта боя, нарисованная обозревателем «Нью-Йорк Таймс», лично замечавшим происходящее
«Жемчуг» идёт ко дну

Немцы испугались ответного огня – «Эмден» также был бронепалубным крейсером, так что кроме того одно русское орудие, стреляя с близкой дистанции, имело возможность причинить ему большое количество вреда, тем более что на «Жемчуге» пушки были заметно замечательнее (120-мм против 105-мм на «Эмдене»). Фон Мюллер приказал выпустить вторую торпеду. «Эмден» развернулся и произвёл пуск с дистанции в два кабельтовых. Эта торпеда попала «Жемчугу» в район переднего мостика и привела к детонации носового артпогреба. Очевидец с «Эмдена» обрисовывает случившееся так:

«Огромный столб серого дыма, пара и водяных брызг поднялся на высоту около 150 м. Части судового корпуса были оторваны взрывом и летели по воздуху. Видно было, что крейсер разломился пополам. Носовая часть отделилась.

После этого дымом закрыло целый корабль, и в то время, когда он рассеялся, крейсера уже не было видно, из воды торчали только обломки его мачты. На воде среди обломков кишели люди».

Не затруднив себя спасением гибнущих, «Эмден» направился к выходу из бухты. Начальник миноносца «Муске», уже понявший к тому моменту допущенную им ужасную неточность, послал собственный корабль наперерез покидающему гавань германскому крейсеру в отчаянной попытке хоть мало исправить содеянное.

Увы, стрелять торпедами было нереально – через чур велик был риск промахнуться и попасть в суда, стоящие в гавани – а в артиллерийской дуэли силы были через чур неравны. «Муске» успел произвести только пара выстрелов, не причинивших германскому крейсеру какое количество-нибудь значительного вреда. «Эмден» ответил замечательным залпом, и миноносец практически сдуло с поверхности воды – как вспоминал один из выживших русских офицеров: «На месте «Муске» встал столб тёмного дыма, и всё было кончено». На спасение французских моряков немцы время нашли – из семидесяти шести членов экипажа «Муске» тридцать шесть были подняты на борт «Эмдена» (трое из них скончались позднее от ран, остальных немцы позднее передали на борт нейтрального парохода). За немцем в погоню ринулся спешно приведённый в боевую готовность миноносец «Пистоле», но у «Эмдена» была громадная фора, к тому же через пара часов на миноносце начал греться подшипник одного из гребных валов, он должен был снизить скорость и утратил преследуемого из вида.

Торчащие из воды вершины мачт — всё, что осталось от «Жемчуга» спустя всего пара мин.

«Эмдену» удалось благополучно уйти, но «Жемчуг» и «Муске» стали последними жертвами корсара – менее чем через 14 дней, 9 ноября (27 октября по старому стилю), он был перехвачен и стёрт с лица земли австралийским крейсером «Сидней» рядом от Кокосовых островов.

Итоги катастрофы

На «Жемчуге» из 344 членов экипажа погиб один офицер (мичман Сипайло) и 80 (по другим сведеньям – 85) нижних чинов. 9 нижних чинов 113 и офицеров были ранены, семеро из последних позднее скончались.

По результатам инцидента русским руководством было совершено расследование. Виновными в случившемся были признаны капитан корабля, капитан 2-го ранга Иван Черкасов, покинувший корабль в опасной ситуации, и старший офицер, лейтенант Николай Кулибин, делавший обязанности начальника в его отсутствие и не обеспечивший безопасности корабля. Оба обвиняемых были лишены всех наград и дворянского звания.

Начальный решение суда предполагал их исключение из последовательностей флота и заключение в тюрьме, но в итоге оба были разжалованы в матросы и посланы вести войну.

Иван Черкасов попал в Урмийско-Ванскую озёрную флотилию на Кавказе. Сражался храбро, был награждён солдатским Георгиевским крестом. В апреле 1917 года был восстановлен в звании капитана 2-го ранга. По окончании Октябрьской революции эмигрировал, погиб в Париже в первой половине 40-ых годов XX века. Николай Кулибин сражался на Северо-Западном фронте в составе особенной морской бригады.

Руководил пулемётным расчётом, заслужил два солдатских Георгиевских креста. В сентябре 1916-го восстановлен в звании лейтенанта , после этого повышен до капитана 2-го ранга. Руководил миноносцем «Подвижный», в феврале 1917 года был не легко ранен на боевом посту — от данной раны он и умер в военного госпиталь полтора года спустя.

Через пара месяцев по окончании боя, в январе 1915 года, в гавань Пенанга прибыл крейсер «Орёл» с заданием совершить водолазные работы на месте смерти «Жемчуга». Увы, из-за нехорошей погоды в первые дни со дна бухты удалось поднять лишь одно орудие, один пулемёт и пара оптических прицелов, а позже «Орёл» был должен спешно отбыть в Сингапур в связи с трансформациями стратегической обстановки. «Жемчуг» пробыл под водой ещё полдюжины лет, по окончании чего в двадцатые его подняли британцы и разрешили войти на металлолом – какую-либо иную практическую сокровище разломанный на части и в далеком прошлом к тому моменту устаревший крейсер не воображал.

Бухта Пенанга сейчас
Память

На месте захоронения погибших моряков «Жемчуга» в Джорджтауне, столице штата Пенанг, экипажем крейсера «Орёл» в 1915 году был установлен монумент. В 1938-м стараниями русских эмигрантов его оснастили табличкой с именами девятерых погибших, каковые им удалось определить по результатам архивного поиска. Во второй половине 70-ых годов двадцатого века по инициативе советского правительства монумент был обновлён, а позднее, в 90-е годы, при содействии уже российских должностных лиц, дополнен фамилиями всех погибших.

В 2014 году у могилы была совершена публично-мемориальная акция в память столетнего юбилея катастрофы. Мероприятие проходило под управлением Консульства России в Малайзии, аппарата Армейского атташе и Российского культурного центра. В нём участвовали послы последовательности государств, местные представители и общественные деятели СМИ.

Монумент погибшим морякам с «Жемчуга»

Бой у Пенанга. История гибели русского крейсера / 100th anniversary of Penang Battle / ペナン海戦の100周年記念


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: