Буххайм л.-г. лодка

27 октября 1941 года из французского порта Сен-Назер в собственный седьмой поход вышла германская подлодка U-96 под руководством капитан-лейтенанта Леманн-Вилленброка. Кроме него и полусотни человек экипажа на борту был армейский обозреватель Лотар-Гюнтер Буххайм, по приказу министерства информации трудившийся над серией материалов о германском подводном флоте. Его тогдашние записи послужили базой для книги, которая вышла в свет спустя 3 десятилетия, в первой половине 70-ых годов XX века, став глобальным бестселлером — «Лодка» («Das Boot»).

Буххайм л.-г. лодка

Обложка книги

Фактически, как раз лодка есть главным храбрецом и книги, и последующей, кроме того более известной, чем книга, одноименной экранизации (1981). Не будь лодки, все эти люди занялись бы чем-то вторым — лодка собрала их совместно в экипаж. Буххайм, само собой разумеется, был телом инородным, но все же за 40 дней похода пара слился с коллективом и смог изнутри обрисовать жизнь лодки.

К тому же он подвергался тем же опасностям, что и остальные, — на протяжении атаки на лодку глубинными бомбами либо налета британских самолетов.

В экипаже также имеется главный герой — это, само собой разумеется, Старик, начальник лодки, прототипом которого стал настоящий начальник U-96 в том походе, капитан-лейтенант Леманн-Вилленброк, которому было в то время 30 лет. Не ахти какой возраст, но если сравнивать с большинством членов экипажа, да и самим Буххаймом, имел возможность принимать во внимание «стариком».

История начинается с дичайшего разгула в баре «Ройяль», где офицеры-подводники подготавливаются к выходу в море, сражаясь с экзистенциальным кошмаром методом коньяка декалитров и истребления вина. Господа офицеры поют, блюют и произносят крамольные речи, каковые, само собой разумеется, не проходят мимо гестаповских ушей, но — подводники через чур полезный и быстрорасходуемый материал, дабы затевать какие-то расследования. К тому же — куда возможно деться с подлодки, не считая как сражаться за фюрера и фатерлянд.

Наутро — утренний мороз, туман, страшное похмелье. В таких условиях лодка выходит в море, правильнее — в Атлантический океан. Все сосредоточены и важны.

Четырнадцать торпед должны быть с толком израсходованы.

Весь месяц лодка бороздит океанские просторы в отыскивании цели, но напрасно. Это «мирное» время позволяет Буххайму детально обрисовать быт германской подлодки, что он, без сомнений, имел возможность прекрасно изучить — причем со стороны, что полезно. Отношения между участниками экипажа — вот что больше всего занимает Буххайма, и как писателя, и в бытность его обозревателем.

Тогда он был в привилегированном положении — имел возможность пребывать везде, где захочет, всегда поднимался в рубку с начальником, поболтал чуть ли не с каждым подводником.

Неудивительно, что роман полон бытовых подробностей — к примеру, что волосы сразу же пропитываются парами масла, либо что тёмный кофе (правильнее, напиток, должный его заменять) именовался «пот негра», либо технические детали. Повествование идет неспешно, но вот все быстро изменяется — появляется цель, и с нею в романе появляется и нешуточная динамика. Дальше напряжение все увеличивается, и страницы глотаются друг за другом — шторм, атака, контакт, вторая атака, потопленный танкер…

Эпизод с танкером в книге подан весьма интересно — лодка атакует конвой, поражает цель, но начальник в точности не в курсе, какую как раз. Позже лодку продолжительно гоняет глубинными бомбами конвойный эсминец, чуть не топит. Обозреватель в прострации.

После этого конвой уходит, и до тех пор пока перезаряжаются торпедные аппараты и устраняются повреждения, в кают-компании сервируется «ровный чистый стол, тарелки, ножи, вилки, чашки, освещенные комфортным электрическим светом», и все чинно приступают к трапезе. «Не желаете ли чаю», — задаёт вопросы у обозревателя стюард. Эта достаточно сюрреалистическая картина, нарисованная Буххаймом, обязана продемонстрировать,что германские подводники так привычны к опасности, что она ими презирается. Либо обучились прекрасно скрывать собственный ужас.

И вот германские подводники всплывают — конвой ушел, танкер тонет, на волнах головы ненадолго спасшихся союзных моряков. Они кличут на помощь, но Старик — «моряк, что в соответствии с приказом командующего, запрещающего выручать сохранившихся участников команды, не решается прийти на выручку попавшим в беду морякам с другого корабля» — только задаёт вопросы наименование потопленного танкера и направляет лодку прочь, за конвоем, дабы продолжить охоту.

Буххайм ошибается, потому что пишет в прологе: «Боевые действия, обрисованные в книге, происходили в основном в осеннюю пору и зимний период 1941 года». А речь заходит о известном приказе Деница (т. н. «Laconia-Befehl»), что показался по окончании того, как 12 сентября 1942 г. германской подводной лодкой U-156 было потоплено судно «Лакония», причем капитан данной лодки сказал по радио, что судно потоплено и начата операция по спасению.

В ожидании французских судов (каковые в то время были еще де факто нейтральными для всех сторон) немцы с итальянцами принялись выручать экипаж и пассажиров (среди которых были англичане и 1800 пленных итальянцев, защищаемых поляками), и в данной операции приняло участие четыре подводные лодки и два корабля. В лодки загрузили пара сот людей.

Та же самая U-156, выложив на палубе флаг «Красного Креста», буксировала в надводном положении караван шлюпок, но была обнаружена и атакована американским бомбардировщиком — бомбами разнесло две шлюпки со спасенными и повредило носовую часть подлодки. Вот по окончании для того чтобы Дениц и отдал приказ, в первом пункте которого значилось: «Запрещается предпринимать каждые попытки к спасению команд потопленных судов и кораблей…».

Упомянута в книге и хорошая тема военной литературы — тема тыла и контраста фронта. Передовая, с ее ежедневным адом и окопными ужасами, а через несколько сотен километров — мирная судьба. У Буххайма, само собой разумеется, контраст не особенно впечатляет — всего месяц судьбы на лодке по окончании сытой Франции, и перед прорывом через Гибралтар в Средиземное море лодка входит в Виго (Испания, само собой разумеется, нейтральная страна, но германский корабль снабжения подводных лодок стоит в испанском порту).

Поднявшись на борт «Везера», обозреватель удивляется залитой светом кают-компании, где ожидают рождественские пироги, сосиски, фрукты, «бременское пиво, германский шнапс, французский «Мартель», красное и испанский коньяк вино». Изобилие мирной судьбе, одним словом.

Как пишет создатель, «эта книга — роман, но не плод фантазии автора, что был очевидцем всех обрисованных тут событий. В книге сведены воедино все происшествия, произошедшие с ним на борту подводных лодок». Ясно,что в художественном произведении имеется и драматизация рутины, и какие-то преувеличения но, в целом, все выглядит реалистично, читается с интересом, в особенности эпизоды охоты судов за подлодкой, иногда прямо-таки воображаешь себя жадно ожидающим очередного взрыва.

Букхайм (Буххайм) Лотар-Гюнтер. Лодка (Подлодка) (Часть 4). Аудиокнига


Темы которые будут Вам интересны: