Быстрый имертвый: сотка

Быстрый имертвый: сотка
    Умелый экземпляр сверхзвукового ударно-разведывательного самолета Т-4 с бортовым номером «101». Именно он был поднят в атмосферу 22 августа 1972 года летчиком-испытателем Ильюшиным

Троллейбусный допуск

По стечению событий Наум Черняков, взявший блестящее авиационное всю жизнь и образование стремящийся строить самолеты, продолжительное время был отлучен властями от любимого дела: в его семье НКВД «распознал» врагов народа. Только по окончании Второй мировой инженеру не запрещалось вернуться к оборонной тематике, но с одним занимательным условием.

В полуразрушенной стране одной из неприятностей был публичный транспорт — вернее, его отсутствие. «Сделай троллейбус, и возьмёшь допуск», — сообщили гениальному конструктору в компетентных органах. И он его сделал: первый коммунистический цельнометаллический троллейбус вышел на линию во второй половине 40-ых годов двадцатого века.

Черняков без промедлений попал в КБ к Лавочкину, где сходу включился в разработку легендарной «Бури» — прообраза современных крылатых ракет. По окончании закрытия удачно проходящего опробования проекта он ушел в КБ к бывшему ученику А.Н. Туполева Павлу Осиповичу Сухому.

Сухой тут же назначил Чернякова ведущим конструктором по «Сотке». Говорят, проект стратегического бомбардировщика так назвали не вследствие того что он весил около 100 тысячь киллограм, а по причине того, что был новым на все 100%. А ведь в авиации существует негласный закон: в случае если в конструкции более 50% новых элементов, то машину не строят — риск велик. Однако, подписывая приказ о назначении Чернякова, Сухой сообщил: «У вас имеется опыт работы над «Бурей».

Больше такую машину создать некому».

Туполев, прослышав про новую разработку, весьма обеспокоился. И счел вероятным кроме того заявить во всеуслышанье: мол, потому, что Сухой — мой ученик, я прекрасно знаю его возможности и полагаю, что он с данной работой не справится. Но Павел Осипович парировал эту реплику: «Как раз вследствие того что я ваш ученик, я справлюсь, Андрей Николаевич».

Стремительнее звука

И его КБ вправду в малейшие сроки смогло решить задачу — сконструировало самолет, талантливый долететь до берегов США и возвратиться обратно без промежуточной посадки. Более того, Сухой совершил собственного рода подвиг, собрав более чем ста автографов на одном документе. За «Сотку» высказались ведущие конструкторы, учёные и военные страны. А также Н.С. Хрущев, не смотря на то, что и не обожал авиацию, заметив такое единодушие, не стал возражать.

Было принято особое распоряжение, Т-4 начали строить на Тушинском механическом заводе в Москве.

В первоначальный полет его подняли заслуженные летчики-испытатели Владимир Николай и Ильюшин Алферов. Сохранились редкие кинокадры — бомбардиров- щик Т-4 спешит наравне с истребителем, не уступая ему в скорости. «Машина была легка в управлении, как будто бы истребитель», — вспоминал Ильюшин.

В это же время, легкость далась очень тяжелым трудом. «Пожалуй, не было в стране ни одного самолета, что содержал бы столько новинок, — писал Наум Черняков. — Разъяснялось все необходимостью обеспечить полеты с крейсерской скоростью 3000 км/ч и преодолеть так называемый тепловой барьер, в то время, когда конструкция планера раскаляется до 300 градусов». На протяжении работ над самоле- том было сделано и внедрено около 600 изобретений.

Так, потому, что фюзеляж и крыло в первый раз выполнили из жаропрочных нержавеющей стали и титановых сплавов, потребовалось создать способ автоматической сварки. Причем для этого создали особый цех, где люди трудились в скафандрах, напоминающих космические, потому, что сварка велась в аргоновой воздухе.

Носовой отклоняемый отсек, пилотская кабина с совокупностью жизнеобеспечения, топливные баки, оснащенные уникальной совокупностью термозащиты и аварийного слива горючего, контейнер для тормозных парашютов, уменьшающих посадочный пробег, — все это не имело мировых аналогов. Воздухозаборники двигателей были вычислены на долгий крейсерский полет со скоростью 3 М (М — число Маха, определяющее скорость звука в воздухе; округленно уверены в том, что М=1000 км/ч).

В передней части фюзеляжа установили маленькое оперение. Новейшее навигационное оборудование разрешало вести самолет вслепую, лишь по показаниям устройств. Прицельную совокупность создали на базе радиолокационной станции громадной дальности. В комплекс разведаппаратуры входили радиолокаторы бокового обзора, оптические, инфракрасные и другие датчики.

Специально для Т-4 создали самонаводящуюся ракету, шедшую к цели по так называемой рикошетирующей траектории, что существенно увеличивало дальность поражения.

Инфаркт в приз

Самолет оказался очень успешным. Но Туполев, заручившись помощью министра авиационной индустрии Дементьева, смог все-таки закрыть проект, протолкнув собственную разработку — Ту-160. В итоге Т-4 совершил только дюжина полетов.

А второй экземпляр «Сотки», кроме того не выкатив из цеха, порезали на металлолом. Черняков взял в приз инфаркт. Все же он, еще лежа в поликлинике, начал работу над новым проектом. Инженер желал создать очередное техническое чудо, но опоздал.

Во второй половине 90-ых годов двадцатого века Черняков погиб. Единственный сохранившийся экземпляр стоит сейчас на открытой стоянке Центрального музея ВВС в Монино, поражая визитёров совершенством собственных форм и необыкновенным видом.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№2, декабрь 2002).

Быстрый и мертвый — покупка оружия


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: