Черноморская одиссея «гебена». часть i

В середине 1963 года правительство ФРГ обратилось к правительству Турции прося реализовать линейный крейсер «Явуз» (бывший германский линейный крейсер «Гебен») для применения его в качестве музея. Это предложение было очень привлекательным с денежной точки зрения (крейсер с 1948 года стоял без перемещения в Измире и в далеком прошлом превратился в настоящую «черную дыру» для бюджета турецких ВМС), но не совсем своевременным, учитывая тогдашнюю политическую обстановку.

Дело в том, что отношения ФРГ и Турции в то время переживали кризис: в наметившемся кипрском конфликте ФРГ поддерживала не Турцию, а Грецию. Помимо этого, западногерманское правительство поддерживало ограничения на переезд турок в Европу. К тому же крейсер воображал громадную историческую сокровище для обеих государств.

Для немцев он был броским примером германского кораблестроения и кораблем, совершившим первый выстрел по территории Франции на протяжении Первой Мировой. Для Турции же было принципиально важно то, что крейсер «Явуз» (в переводе с турецкого – «Грозный», ранее – «Султан Селим Грозный») стал первым турецким кораблем, сделавшим выстрел в той же Первой мировой.

По легенде точку в судьбе крейсера поставил старый турецкий адмирал, заявивший: «В случае если и реализовывать, то лишь не Германии: немцы выстрелят, а туркам отдуваться!» За правдивость данной легенды ручаться нереально, но фактом остается получение правительством ФРГ официального отказа во второй половине 60-ых годов двадцатого века. Семью годами позднее корабль, сыгравший далеко не последнюю роль во всемирной истории, был разрезан на металлолом.

Черноморская одиссея «гебена». часть i

Линейный крейсер «Гебен»
Источник: Bundesarchiv. Bild 134-B0032

Линейный крейсер «Гебен» был заложен 7.12.1908 на верфи в Гамбурге и вступил в строй германского имперского флота 2.07.1912. Но его работа в составе германских ВМС была очень непродолжительной, поскольку с началом Первой Мировой крейсер формально был включен в состав ВМФ Турции. Историки предполагают существование пилотного тайного соглашения между кабинетами министров Германской и Оттоманской империй.

В противном случае сложно растолковать, из-за чего в августе 1914 года крейсер прорывался в порты формально нейтральной Турции вместо портов Австро-Венгерской империи – союзницы Германии.

4 августа 1914 года линейный крейсер «Гебен» и легкий крейсер «Бреслау» под неспециализированным руководством адмирала Вильгельма фон Сушена обстреляли принадлежащие Франции алжирские порты Бон и Филипвиль (сейчас – Скида), по окончании чего направились к берегам Турции. По пути германские суда встретили британские линейные крейсеры «Индемитейбл» («Неукротимый») и «Индефэтигебл» («Неутомимый»).

Единого мнения историков о том, из-за чего британские суда, имевшие большой перевес в огневой мощи, не нападали «Гебен» и «Бреслау», на сегодня не существует. По одной версии капитаны английских судов совершенно верно выполняли предписание главнокому английским Средиземноморским флотом сэра адмирала Арчибальда Беркли Милна не атаковать противника до истечения срока английского ультиматума (в 24:00 4 августа 1914 года), по второй – начальники по собственной инициативе решили не рисковать судами без потребности, по третьей – англичане намерено пропустили соперника в Турцию, дабы он начал боевые действия против ЧФ РФ. Не смотря ни на что, 10 августа «Гебен» и «Бреслау» прибыли в пролив Дарданеллы, а уже 13 августа были формально куплены Турцией (оплата за любой из судов составляла 1 фунт стерлингов) и включены в состав турецких ВМС как «Султан Селим Грозный» и «Миделли».

29 октября линейный крейсер «Гебен» подошел к Севастополю, где обстрелял ветхую Константиновскую батарею, портовые сооружения и внутренний рейд, выпустив без особенного результата сорок семь 280-мм и двенадцать 150-мм снарядов. Обстрел Севастополя послужил предлогом для объявления Россией войны Турции. Довольно данной операции у историков кроме этого нет единого мнения: по одной версии действия «Гебена» были согласованы с турецким правительством, по второй – нет.

Противоречивы и оценки ответных мер русского флота по отражению нападения «Гебена». По официальной версии, изложенной в сводке Морского генштаба России от 26 октября (по старому стилю) 1914 года: «Около 6 часов 30 мин. утра крейсер «Гебен» подошел к Севастополю со стороны Евпатории и открыл огонь.

Батареи береговой обороны и ближайшие к выходу суда отвечали «Гебену», стрельба которого по рейду была бесплодной; пара снарядов попали в город, не причинив больших повреждений и не приведя к жертвам в людях, – один боеприпас попал в угольные склады, второй ударил в полотно железной дороги и один разорвался около строения Морского военного госпиталя, осколками убил двух больных и ранил 8 нижних чинов. В то же самое время дозорный дивизион миноносцев под командой капитана первого ранга князя Трубецкого ринулся открыто в наступление на «Гебен»… Стрельба «Гебена» длилась около 20 мин., по окончании чего неприятельский крейсер ушел в море».

Согласно точки зрения В. Ю. Грибовского (статья «Черноморский флот в битвах с «Гебеном» (1914–1915 годы)»), в следствии ответного огня батарей береговой обороны и линейного корабля «Георгий Победоносец», являвшегося брандвахтой в бухте Севастополя, линейный крейсер «Гебен» взял три попадания большими боеприпасами. По версии американских историков Эрнеста Дюпуи и Тревора Дюпуи, изложенной в труде «Глобальная история войн», германский крейсер повреждений не взял.

А. Е. Тарас в «Энциклопедии линкоров и броненосцев» кроме этого упоминает о бездействии русских средств обороны. Все перечисленные выше современные авторы единодушны только в том, что «Гебен» около получаса маневрировал над русским управляемым донным минным заграждением, которое так и не удосужились привести в воздействие.

Появление в составе турецкого флота крейсера «Гебен» создавало значительную проблему для русского руководства. Формально Черноморский флот насчитывал семь линкоров, но все они были переквалифицированы (с 27.09.1907 в русском военно-морском флоте была введена новая классификация судов, не предусматривавшая термина «броненосец», и все броненосцы были легко переименованы в линейные корабли без трансформации черт) из эскадренных броненосцев, а два из них («Синоп» и «Георгий Победоносец») и вовсе были признаны ограниченно пригодными к ведению военных действий и употреблялись в качестве брандвахт. Так, сравнение характеристик двух флотов было далеко не в пользу русских судов.

Корабль

Артиллерия главного калибра, к-во – калибр

Дальность стрельбы, км

Масса боеприпаса, кг

Скорострельность, выстрелов в 60 секунд

Предполагаемое к-во выстрелов за 10 мин. боя

«Гебен»

10 – 280 мм

17,7

302

1,5-2,0

120-160

«Три Святителя»

4 – 305 мм

14,8

332

0,57

22

«Ростислав»

4 – 254 мм

18,0

0,27

10

«Святой Пантелеймон»

4 – 305 мм

14,8

332

0,83

33

«Евстафий»

4 – 305 мм

20,0

332

1,0

40

«Иоанн Златоуст»

4 – 305 мм

20,0

332

1,0

40

ПРИМЕЧАНИЕ: 2 башни линейного крейсера «Гебен» были бортовыми с углом обстрела 120 градусов и не могли в один момент принимать участие в бортовом залпе.

По окончании русско-японской войны развитие армейского кораблестроения в Германии шло свирепыми темпами, что легко проследить на примере строительства линейного крейсера «Гебен». В августе 1906 года Проектным бюро Имперского морского ведомства была начала разработка проекта первого германского линейного крейсера «Фон дер Танн». Проектирование крейсера было завершено в июне 1907 года, головной корабль был заложен 21 марта 1908 года, а уже 7 декабря 1908 года по значительно поменянному проекту (было увеличено водоизмещение и добавлена пятая башня главного калибра) были заложены крейсеры «Мольтке» и «Гебен».

В отличие от германского крейсера, русские броненосцы были спроектированы до русско-японской войны и представляли собой обычные для собственного времени эскадренные броненосцы (другими словами, линейные корабли додредноутного типа). Только при достройке броненосцев «Евстафий» и «Иоанн Златоуст» была сделана попытка учесть опыт русско-японской войны. Не смотря на то, что внести значительные конструктивные трансформации было нереально, кое-что все же удалось модернизировать:

  1. Артиллерия главного калибра была модернизирована методом увеличения механизации подъема закрывания и угла орудия затвора, что стало причиной скорострельности и увеличению дальности;

  2. Вместо четырех 152-мм орудий установлены две двухорудийные 203-мм башни;

  3. Были внесены трансформации в совокупность бронирования (основной броневой пояс усилили в местах размещения артиллерийских погребов за счет ослабления в неответственных местах).

Суда Черноморского флота в Севастопольской бухте в годы Первой Мировой: линейные
суда «Евстафий», «Иоанн Златоуст», «Пантелеймон», «Три святителя»
Фотография из коллекции Юрия Чернова
http://tsushima.su/RU/shipsru/shipsrussiaru/shipsrussiabronru/shipsrussiabronebrru/ebr-panteleymon/ebr-panteleymon-photo/

Ветеран Черноморского флота – линкор «Три Святителя» в Севастополе, 20 июля 1914 года
Фотография из коллекции Юрия Чернова
http://tsushima.su/uploads/photoarhiv/ships/russia/epoch_bron/ebr/3svyatitelya/photo/05.jpg

Германский крейсер, проектировавшийся с учетом опыта русско-японской войны, имел следующие преимущества:

  1. Более высокая скорость, что разрешало германским морякам выбирать время и расстояние открытия огня;

  2. Более рациональное бронирование. Как показал опыт русско-японской войны, наиболее рациональным выяснилось нанесение повреждений сопернику в такой последовательности: центр управления огнем, башни главного калибра, пламя на потопление вне территории досягаемости орудий среднего калибра. 350-мм броня боевой рубки «Гебена», в отличие от 229-мм брони русских линейных кораблей, снабжала защиту от огня артиллерии соперника (бронебойность русских 305-мм и германских 280-мм орудий была сопоставима и составляла порядка 270 мм на дистанции 10,8 км при угле встречи 60 градусов).

  3. Более бессчётная и скорострельная артиллерия главного калибра. В условиях скоротечного морского артиллерийского боя германский крейсер был способен сделать больше выстрелов, чем все русские броненосцы совместно забранные. Разумеется, что это исключало раздельное применение русских судов в Черном море.

На первый взгляд, большое техническое превосходство «Гебена» над русскими броненосцами разрешало адмиралу фон Сушену верить в победе при морского боя, но его соперник – командующий Черноморским флотом адмирал Андрей Августович Эбергард думал, что техническое превосходство германского крейсера возможно частично компенсировать подготовкой и организационными мероприятиями личного состава.

Вторая часть статьи

Алистер Маклин — Крейсер Его Величества «Улисс» — часть 1 [аудиокнига]


Темы которые будут Вам интересны: