«Дельфинарий» никиты хрущева

Военная история полна случаев, в то время, когда принципиально новые образцы бронетехники, намного опережавшие собственный время, создавались на «один раз», для ответа какой-то конкретной неприятности, не меньше известны факты разработок, открытых по прихоти первых лици стран, или вторых влиятельных людей, далеких от военной стратегии. Такие проекты часто влетали клиентам «в копеечку». Об одном из таких проектов отправится обращение в статье.

Мысль создания футуристичного ныряющего катера принадлежала Н.С. Хрущеву. Партийный начальник внес это предложение, пребывав под впечатлением по окончании смотра опробований быстроходных катеров.

Он высказал предположение, что манёвренности и высокие показатели скрытности крайне важны в условиях ядерной войны, и в новых армейских разработках нужно стремиться к экспериментальным ответам – к примеру, забрать и загрузить флот под воду.

Конечно, организованное невзначай «задание» было воспринято более чем без шуток, как прямое управление к действию. Исходя из этого глава специализирующегося на проектировании катеров ЦКБ-5 Е.И. Юхнин решил начать неспециализированное «погружение» с соответствующей модернизации быстроходного катера.

Проект взял кодовое обозначение 1231 «Дельфин» и всецело именовался «Разработка малого погружающегося ракетного корабля».

«Дельфинарий» никиты хрущева

Эскиз экспериментального ныряющего ракетоносца. Проект 1231 «Дельфин» (http://alternathistory.org)

Конструкторы должны были решить непростую задачу: в маленькой конструкции катера нужно было совместить противоречивые требования, предъявляемые к подводным лодкам и надводным кораблям. В спектр боевых назначений разрабатываемой техники входили: неожиданная ракетная атака кораблей ВМФ на подходе к портам, защита побережий, отражение высадки десанта, нарушение морских коммуникаций соперника и ведение разведки. Как таковой широкий функционал возможно уместить в одной маленькой лодке?

Предполагалось, что ракетоносцы будут функционировать группой. Какое-то время они должны были пребывать в погружении до сближения на нужное расстояние с целью. После этого катера должны были всплыть, нанести ракетный удар и опять погрузиться, или уйти от соперника на большой скорости в надводном положении.

нахождение ракетоносцев и Большая скорость хода под водой должны было минимизировать возможность огневого поражения судов.

Вооружить экспериментальный катер решили крылатыми ракетами П-25 с дальностью стрельбы 40 км. Ракетные установки монтировались вне корпуса катера, но была обеспечена достаточная для погружения под воду герметичность модулей. Управление катером осуществлялось дистанционно из центрального корабельного поста.

Средств обороны корабля, а также противовоздушных, предусмотрено не было, т.к. ставка делалась на скоростной уход из-под ответного удара.

В качестве главной навигационной совокупности была выбрана радиостанция «гидроакустическая 1231» установка и Рангоут «Хариус». Посредством этих локаторов ракетоносец имел возможность «видеть» в надводном положении до 28 км около, а в подводном – до 120 км, что было достаточными для того времени показателями.

Конструкция ракетоносца была достаточно несложна – корпус его складывался из двух главных отсеков. В первом, носовом, размешался центральный пост управления, вся электроэнергетика, и акустик и радист. Во втором отсеке размещалось все нужное оборудование – ждизельные двигатели, генераторы, насосы и т.д.

В особой надстройке пребывали жилые помещения, склад и камбуз припасов. Высокая автоматизация совокупностей разрешала осуществлять управление катером из центрального поста и исключала необходимость яркого нахождения личного состава в моторном отделении.

Дабы удовлетворить требованиям, предъявляемым к манёвренности и скорости, было решено применять в конструкции катера подводные крылья. Совершив анализ различных вариантов выполнения данной задумки, разработчики проекта остановили собственный выбор на применении одного носового крыла. Это разрешало расширить управляемость катера при небольшой утрата скорости.

Кстати, дизельный двигатель М-507, что употреблялся в техническом проекте, кроме главной функции осуществлял всплытие ракетоносца пуском выброса на продувание совокупности балласта.

Корпус предполагали изготавливать из алюминиевого сплава АМг61, а крылья из титаного сплава. Как и потребовал Хрущев, обшивка катера была достаточно прочной, дабы ракетоносец имел возможность пребывать на расстоянии 2 км от центра ядерного взрыва и не взять наряду с этим важных повреждений.

Яркое проектирование катера началось в январе 1959 года, но дело так и не дошло до создания опытного образца. Уход Хрущева с поста генсека ознаменовал финиш работ, поскольку не все партийные начальники были согласны с обоснованностью данного проекта.

Не обращая внимания на внеплановое закрытие, данный опыт подарил кораблестроителям бесценный опыт в виде множества новых технических ответов. Среди них возможно выделить особенное комбинирование обводов корпуса для увеличения стабилизации судна в подводном положении и повышения скоростных черт по окончании всплытия. В наши дни мысль ныряющего катера была воплощена в судьбу.

В частности известны подобные модели ракетоносцев, применяемых в Северную Корею, Иране, Франции и США.

Никита Хрущев. Прощание