Его зовут конг. кинг-конг: как обезьяна произошла отчеловека

Его зовут конг. кинг-конг: как обезьяна произошла отчеловека

На следующий сутки Питер позаимствовал у своих родителей любительскую кинокамеру и начал экспериментировать с процессом покадровой анимации, передвигая собственноручно вылепленного пластилинового бронтозавра. Через три года Джексон постарался сделать собственную версию «Кинг-Конга»; мать пожертвовала ему ветхую меховую накидку, которую он разрезал и натянул на проволочный каркас — так и оказалась мартышка. В качестве Эмпайр Стейт Билдинг фигурировала раскрашенная картонная модель, а другие нью-йоркские небоскребы были нарисованы на простыне. Фильм, увы, ни при каких обстоятельствах не был закончен

Прошли годы. 29 февраля, поднимаясь на сцену Kodak Theatre, чтобы получить «Вручения Оскара» за «Властелина колец», Питер Джексон знал, что уже назавтра он возвращается к работе. Его ожидал проект, о котором он грезил с детства, — новый «Кинг-Конг».

Лишь сейчас в его распоряжении были разработке XXI века, голливудские деньги (бюджет фильма составил $207 млн.) и таланты из родной Новой Зеландии — творческий коллектив студий Weta Digital и Weta Workshop, закаленный в битвах «Властелина колец». Работа над картиной "настойчиво попросила" огромных технических ресурсов: более 5 тысяч компьютеров сжирали столько энергии, что для студий было нужно строить отдельную подстанцию — в противном случае все окрестности рисковали остаться без электричества.

Ах, было б лишь с кем поболтать!

В собственных прошлых киноинкарнациях, 1933 и 1976 годов, Кинг-Конг был поочередно миниатюрной фигурой ростом чуть повыше куклы Барби, статистом и механическим роботом в обезьяньей шкуре. Питеру Джексону было сначала разумеется, что его Кинг-Конг будет цифровым.

Weta Digital приступила к работе над цифровой моделью Конга практически за два года до съемок. По плану Джексона, его храбрец должен был быть немолодым и изрядно потрепанным судьбой — с боевыми шрамами, сломанной челюстью и криво торчащим клыком. Помимо этого, он владел всеми внешними показателями огромной гориллы. Макет Кинг-Конга был отсканирован, и студия Weta Digital начала создание цифровой модели. Сперва в 3D моделировался скелет, после этого ткани и мускулы, а затем — шкура.

Дабы совладать с пятью миллионами волосков, покрывающих тело Кинг-Конга, была разработана особая программа.

Образ Кинг-Конга был ключом к успеху фильма, и режиссер не желал ограничиваться бездушной компьютерной пустышкой. Конг в фильме испытывает множество разнообразных чувств. У него нет дара речи, имеется лишь мимика, и она должна была быть максимально ясной.

Исходя из этого Джексон сделал вывод, что образ Кинг-Конга обязан создавать настоящий актер, что входил бы в роль и жил ее на экране. Так на сцене показался Энди Серкис, сыгравший пара лет назад Горлума из «Властелина колец» на площадке для motion capture.

Motion capture предполагает, что актер, облепленный особыми точками-маркерами, проигрывает собственные сцены в окружении цифровых камер. Из точек-маркеров складывается сложный рисунок актерской игры, на базе которого аниматоры создают персонаж. Так оказался Горлум во «Властелине колец» и храбрецы Тома Хэнкса в «Полярном экспрессе».

Подобная разработка была использована и для нового «Кинг-Конга». На лицо Энди Серкису было налеплено 132 точки — дабы не ускользнул ни один нюанс. «Я как будто бы носил цифровую маску», — говорит актер. Он подошел к работе ответственно — раздобыл множество научной литературы и фильмов из судьбы мартышек, два месяца изучал повадки горилл в английском зоопарке и съездил в места их естественного обитания — в Руанду. «Он игрался Кинг-Конга сердцем, он создавал данный темперамент», — восхищается Питер Джексон.

Между гориллой и человеком

«Гориллы так похожи на людей, что их легко наделить людскими чертями, — отмечает Джо Леттери, руководивший работой над эффектами в картине. — Мы должны были передавать эмоции Конга, но не делать его человеком». Конг должен был оставаться диким животным и вести себя как дикое животное. Исходя из этого результаты motion capture Энди Серкиса подлежали так называемой «гориллафикации».

«Гориллафикацию» осуществляла программа Facial Animation Coding System (FACS), созданная в университете Калифорнии в Сан-Франциско. Она раскладывала каждое выражение лица на определенные группы лицевых мускулов и «переводила» людскую мимику в мимику гориллы, испытывающей те же самые эмоции. Любопытно, что посредством motion capture была снята только четверть всех сцен с Кинг-Конгом.

Каким бы хорошим актером ни был Энди Серкис, он не имел возможности так высоко прыгать, так умело лазать по лианам и без того отважно сражаться с динозаврами, как Кинг-Конг — не говоря о том, что динозавров на съемочной площадке не предвиделось. Эти «подвижные» сцены по большей части делались посредством классической покадровой анимации.

У Серкиса была и вторая задача. Он должен был перевоплощаться в Кинг-Конга на простой съемочной площадке, дабы оказать помощь играться вторым актерам — и особенно Наоми Уоттс, чья героиня, Энн Дэрроу, покорила сердце Кинг-Конга. «Я не имела возможности бы сыграть без Энди», — говорит Наоми Уоттс. Любой раз, в то время, когда ее героиня должна была наблюдать на Кинг-Конга, Наоми наблюдала на Энди.

Само собой разумеется, ему приходилось подниматься на стремянку, дабы приблизиться к семи с лишним метрам обезьяньего роста.

На площадку Энди Серкис выходил в особом костюме — с насадками, удлиняющими руки, и накладными плечами. Всё это помогало актеру имитировать перемещения гориллы, а также хождение на четвереньках и фирменное битье себя в грудь. Он рычал и испускал агрессивные кличи, каковые прогонялись через приборчик под кодовым заглавием «Конгалайзер».

Приборчик понижал голос актера на пара октав, увеличивал его громкость и в таком виде показывал через динамики.

На Острове Черепов

Для Острова Черепов сотрудники Weta Workshop вручную сделали 53 миниатюрных декорации. Самая громадная «миниатюра» составляла 38 м в длину, 5,2 м в ширину и 5,5 м в высоту. Кроме этого было сделано 104 000 неестественных листочков, 3100 лиан из лиан и 1500 латекса из канатов, 25 000 миниатюрных растений и т. д. и т. п. Дополнительные подробности добавлялись на компьютере.

«В моем воображении Остров Черепов был одним из самых ожесточённых мест в мире», — говорит Питер Джексон. Его населяют свирепые динозавры, тиранозавры и бронтозавры, и множество вымышленных «древних ящеров». Режиссер не стремился к скрупулезному воссозданию видов динозавров в соответствии с результатами находок палеонтологов.

Сотрудники Weta Digital, большинство которых с детства сходила с ума по динозаврам и другим доисторическим чудищам, с удовольствием воспользовались предоставленной им свободой. В следствии для Острова Черепов было создано больше виртуальных чудовищ, чем для всей трилогии «Властелин колец».

Среди самых запоминающихся эпизодов на острове — бегство напуганных бронтозавров. Огромные животные затаптывают друг друга и всех, кто попадается на их пути; кое-какие падают, кое-какие соскальзывают в пропасть. Храбрецы, появлявшиеся на пути стада, пробуют спастись.

Эта сцена снималась на фоне зеленого экрана, на покрытой булыжниками площадке, которая шла под уклон. На протяжении всей площадки были проложены рельсы для тележки с камерой. В начале пути ее подталкивали два человека, но чтобы поймать и остановить тележку у финиша площадки, пригодились упрочнения еще троих. сами бронтозавры и Окружающий пейзаж были потом добавлены на компьютере. «Я знал, откуда они бегут и все такое, но никаких бронтозавров на площадке не было.

А жаль», — сетует исполнитель одной из основных ролей Эдриан Броуди.

Но на площадке были дикари. Сотня загримированных статистов со вставными зубами, в контактных линзах и париках были одеты в костюмы из морских раковин, перьев и костей. Потому, что знакомство с аборигенами происходит на протяжении дождя, гримерам было нужно подбирать несмываемые краски.

Каменные джунгли

Вероломно похищенный, Конг попадает в каменные джунгли Манхэттена начала 1930-х годов. Джексон принципиально желал, дабы воздействие фильма происходило одновременно с этим, в то время, когда был снят первый «Кинг-Конг», — в разгар Великой депрессии. «Я желал сохранить легендарную кульминацию фильма, в которой два биплана атакуют Кинг-Конга, сидящего на вершине Эмпайр Стейт Билдинг. Но я никак не имел возможности придумать, как бы оправдать применение бипланов в наши дни», — растолковывает Джексон.

Помимо этого, в тридцатые годы еще возможно было верить в то, что в мире существуют острова, не нанесенные на карты.

Правильную копию биплана Curtiss Helldiver в натуральную величину выстроить не так сложно. А что делать с городом? За прошедшие семьдесят с лишним лет Нью-Йорк очень сильно изменился. Перевоплотить современный мегаполис в город 1933 года выяснилось вероятным лишь посредством компьютеров.

В отличие от Острова Черепов, тут приходилось принимать во внимание с исторической правдой.

В создании заново ветхого Нью-Йорка помогли фотоматериалы 1930-х годов. Снятые с воздуха фотографии были особенно кстати — наложив их поверх современных снимков, создатели фильма смогли осознать, как с того времени изменилось лицо города. Операция эта проводилась на компьютере; все строения, выстроенные по окончании 1933 года, были «вытерты».

Безлюдные пространства замещала программа CityBot, которая моделировала этаж за этажом, квартал за кварталом. Каждое строение включало в себя окна, двери и дверные ручки, дымящиеся каминные трубы, пожарные лестницы, а в то время, когда наступает вечер, возможно заметить, что происходит за освещенными окнами. «Эти подробности делают город живым», — говорит Крис Уайт, написавший CityBot.

Декорации нескольких кварталов были выстроены на студии в пригороде Веллингтона. В частности, в том месте была уменьшенная версия Таймс Сквер, по которой должен был бродить вырвавшийся на свободу Конг. Все тут ему в диковинку: машины, светофоры, фонари, снег, непривычные звуки и высокие здания.

В декорациях Таймс Сквер аниматоры совершили особую сессию motion capture с Энди Серкисом. На пол набросали песка, около разрешили войти механические машинки с дистанционным управлением. Актеру оставалось «и вести себя, как испуганная горилла», — растолковывает Джо Леттери.

Башня Эмпайр Стейт Билдинг играется особенную роль в истории Кинг-Конга. Как раз тут происходит ужасная развязка. Копию вершины башни, и декорации, изображающие фойе и вид первых этажей с улицы, выстроили на новозеландской студии.

Эпизод, в котором Конг взбирается на башню, был закончен за два дня до первого показа фильма перед журналистами. Команда Weta Digital трудилась 24 часа в день; аниматоры практически переселились в студию. Они успели.

Действительно, хронометраж картины в ходе работы увеличился с заявленных 2 часов 40 мин. до 3 часов 7 мин., но какое это имеет значение? Публика встретила «Кинг-Конга» с восхищением, критика назвала одним из лучших фильмов года. А Питер Джексон взял в приз сбывшуюся мечту.

И корабль плывет

Большая часть экранного времени проходит на борту корабля Venture, на котором киногерои приплывают к берегам затерянного в тумане Острова Черепов. По окончании последовательности происшествий, в разгар ожесточённого шторма корабль оказывается зажатым сперва в пелене плотного тумана, а позже и в тисках острых скал. На этом же корабле военнопленного Кинг-Конга привозят в Нью-Йорк.

Само собой очевидно, что конструировали и снимали корабль посредством последних достижений науки и техники.

Тот самый остров

Остров Черепов был домом не только для Кинг-Конга. Тут в полной неприкосновенности существовал собственный «парк Юрского периода» — джунгли, населенные динозаврами, тиранозаврами и летающими ящерами. Джексон желал воссоздать остров из фильма 1933 года.

Тогдашние умельцы создали причудливый пейзаж из миниатюрных декораций, нарисованных на стекле растений и задников в горшках. «Мы желали создать чувство, что мы находимся на том самом острове, но можем рассмотреть его лучше, чем в 1933-м, — современные камеры это разрешают», — говорит Джо Леттери, руководивший работой над эффектами. Компьютерные джунгли обошлись бы через чур дорого; шикарные новозеландские пейзажи, выигрышно смотревшиеся во «Властелине колец», не доходили по стилю. В следствии Остров стал результатом кропотливой работы по совмещению всевозможных приемов — живых съемок, миниатюр и компьютерной графики.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№41, март 2006).

Конг против Вастатозавров — Кинг Конг (King Kong) 2005


Темы которые будут Вам интересны: