Французы в индии. первый разгром

12 марта 1669 года на рейд Пор-Луи (Лориан) наконец пришёл долгожданный «Сен-Жан-де-Батист» — первый корабль основанной в первой половине 60-ых годов семнадцатого века французской Ост-Индской компании (ОИК), набитый богатыми грузами из Индии. В соответствии с отчётам, неспециализированная цена привезённого товара составила 2 796 650 ливров, из которых 84 тысячи было выплачено в качестве акцизных сборов, а 10 процентов король соизволил выплатить акционерам в качестве прибыли предприятия.

Это событие стало причиной резкое повышение желающих вступить в ряды пайщиков. Всего за три месяца денег было собрано больше, чем за прошлые 5 лет. Сейчас торговцы восхваляли предусмотрительность Кольбера и короля, деньги потекли рекой – нашлось множество желающих рискнуть для торговли с Востоком.

Как продемонстрировали последующие события, риск данный был весьма и большим. Но обо всём по порядку.

Лейтенант-генерал короля со вздорным характером

Воодушевлённый Людовик поручил Кольберу снарядить сильную военную эскадру в Индийский океан, чтобы она отстаивала интересы французского королевства и Ост-Индской компании. 29 марта 1670 года из Рошфора вышли пять линкоров, один фрегат, два флейта, и одно грузовое судно (2100 матросов), перечень которых приведён в таблице:

Наименование

Пушки

Капитан

Тип судна

Navarre

56

Капитан де павильон де Тюрелль

корабль

Triomphe

38

де Феран

корабль

Jules

36

де Люше

корабль

Flamand

34

де Мене

корабль

Bayonnais

34

Габарэ де Марэ

корабль

Diligente

15

Уссэ

фрегат

Sultane

12

де Боли-Вернэ

флейт

Indienne

12

Клид

флейт

Europe

12

Депрэ

Грузовое судно

Руководил отрядом мессир Бланке де Ла Э (de La Haye), возведённый королём в ранг «лейтенант-генерала короля в водах около острова Индии и Дофине». На транспортное судно были загружены четыре роты мушкетёров, всего 400 человек при 30 офицерах.

23 ноября того же года эскадра прибыла на Мадагаскар. По пути неподалеку от мыса Хорошей Надежды она встретила корабль французской ОИК «Фенни», что выдерживал бедствие. Де ла Э помог торговцам, и это разрешило кораблю Компании дойти позднее до Сиама и Китая, куда были доставлены католические миссионеры.

Эскадра прибыла в Форт-Дофин, где уже был флагманский корабль Мадагаскарского отделения ОИК — «Мария». Суда отсалютовали друг другу и кинули якорь на рейде. Де Ла Э принял руководство колонией от имени короля, представился агентам ОИК – господам Шампаргу и де Казу.

Торговцам сходу не пришолся по нраву данный заносчивый тип – грубость и безапелляционность нового командующего Мадагаскаром произвели неприятное чувство не только на купцов, но и на офицеров эскадры.

Французы в индии. первый разгром

Ост-Индия, карта 1668 года

Де Тюрелль, капитан флагманского «Наварра», послал Кольберу протест по поводу действий командующего отрядом, подписанный всеми капитанами судов. Данный меморандум был взят всемогущим министром в мае 1671 года и навлёк на Тюрелля выговор за несоблюдение субординации. Но, как продемонстрировали предстоящие события, офицеры эскадры в собственной обеспокоенности были правы.

Де Ла Э настроил против себя не только собственных подчинённых и представителей ОИК, но и местных царьков. Не владея ни граммом дипломатичности, он был заносчив и горд. Определив о нападениях мальгашей на Фор-Дофин, лейтенант-генерал, не в пример Мондевергу, решил покончить с местными силой. Им было отправлено пара экспедиций в различные финиши острова.

Два корабля были посланы произвести высадку в бухте Сан-Аугустин в Мозамбикском проливе, ещё два – к острову Санта-Мария у восточной части Мадагаскара.

Сам же де Ла Э с оставшимися судами оплыл к острову Бурбон. Возвратившись 14 февраля 1671 года в Фор-Дофин, лейтенант-генерал выяснил, что его рейды вглубь острова отбиты аборигенами, а в одной из стычек погиб де Каз, майор армий ОИК. Сама столица колонии пребывала в осаде.

Де Ла Э собрал поселенцев и приказал им грузиться на суда. Он самовольно решил эвакуировать всю колонию, но, нежданно для начальника эскадры, колонисты отказались уезжать куда бы то ни было, сообщив, что будут бороться за результаты и свою землю собственных трудов на Мадагаскаре. Никакие распоряжения де Ла Э не смогли переломить ответ поселенцев.

Взбешённый лейтенант-генерал покинул Шампаргу только 40 солдат, более половины из которых были больны, и уплыл от греха подальше. Мстительный де Ла Э кроме этого «позабыл» покинуть колонистам порох и продовольствие.

Эскадра забрала курс к архипелагу Кергелен, именуемому тогда остров Дофин. В том месте суда пробыли около 7 месяцев, после этого зашли к острову Бурбон, где ссадили мало поселенцев, и направились к основной французской торговой фактории в Индии – Сурату.

Индийский анабасис мессира де Ла Э

Сурат — город и большой порт на западе Индии в штате Гуджарат, в устье реки Тапти, в 23 км от Камбейского залива Аравийского моря. С 1668 года благодаря распорядительности, энергии и дипломатичности Карона, главного комиссара ОИК в Индии, раджа Бангалора предоставил французам разрешение организовать в этом ответственном порту собственную факторию. Из полученной колонии французы совершали рейды по всему Индийскому океану, и к 1672 году имели представительства на Батааме (Малайский архипелаг), на западе полуострова Индостан — в портах Малабара, и на юго-востоке — в Масулипатаме, Сен-Томе и Порто-Ново на Коромандельском берегу.

27 сентября 1671 года в Сурат вошла эскадра де Ла Э. Как ни необычно, никого из директоров компании на месте не выяснилось. Сам Карон вместе с несколькими судами компании отплыл к Яве, а мессиры де ла Фэ и Блот погибли. Лейтенант-генерала смог принять лишь мэтр Барон, что попросил де Ла Э мало обождать.

Карон возвратился 15 ноября, и начальник эскадры вручил ему переданный Людовиком орден св. Михаила, и подарки для Великого Могола. После этого состоялся тайный совет, где три начальника колоний в Индийском океане (Каро, Барон и де Ла Э) решали, как быть дальше. В соответствии с распоряжениям короля, следовало основать поселение на Цейлоне и на острове Банка (расположенном около восточного берега Малакки).

Высадку на Цейлоне предполагалось совершить в районе Тринкомали, и без того как Карон лично знал князька Цейлона, было решено забрать его на борт, дабы установить контакт с местными. Кроме этого в состав экспедиции вошли два судна компании с поселенцами – 500-тонный 36-пушечный «Фенни» (капитан де ла Минтельер) и 600-тонный 36-пушечный «Сен-Жан-Батист» (капитан Эрпен).

9 января 1672 года экспедиция покинула Сурат. Вместе с нею вышел и 600-тонный «Дофин-Курон», направлявшийся во Францию (оценочная цена пребывавшего на нём груза – 3 миллиона ливров). Отряд медлительно спускался на протяжении западного берега Индостана и 29 января кинул якорь в португальской колонии Гоа, где встретил судно, идущее из Франции.

Капитан «Гран-Бретона» (40 орудий) Рене дю Кло имел указания от короля и Кольбера, и 100 тысяч ливров на оплату жалования и закупки товаров солдатам и экипажам кораблей. Данный корабль был включён в отряд. Кроме этого де Ла Э реквизировал ещё три судна Компании: «Солейл д’Орьян», барки «Барбо» и «Пети-Сен-Луи».

Экспедиция покинула Гоа 31 января и забрала курс на Малабар, посещая по пути французские станции в Мирзе, Тилсери, Панини и Аликоте. Везде Карон оттирал на второй план заносчивого Ла Э, ведя переговоры с местными князьями и даря им богатые подарки. По возможности французы вели и антиголландскую агитацию, но с опаской, дабы не позвать особенных подозрений у самих голландцев, каковые в то время были весьма сильны в этих водах.

И однако Карон не смог удержать лейтенант-генерала от агрессивной глупости – рядом с фортом Аликот пребывало голландское поселение, у которого Ла Э решил устроить демонстрацию собственного флота. Действительно, сама демонстрация оказалась скомканной, офицеры, в далеком прошлом уже не бывшие на учениях, да к тому же отягощённые зафрахтованными торговцами, каковые понятия не имели о тактических приёмах армейских флотов, так и не смогли выстроиться в кильватерную колонну. А «Пети-Сен-Луи» кроме того чуть не влетел в корму «Наварро».

В общем, французы голландцев скорее повеселили, нежели напугали. У мыса Коморин французы наткнулись на голландскую эскадру губернатора Цейлона Рийклофа ван Гунса, что, прознав о французском отряде, неторопливо идущем к южному берегу Индостана, решил принять профилактические меры и преградить французам путь к острову.

Голландский флот ван Гунса у Малабарского побережья

Де Ла Э, заметив голландские боевые суда, . Вправду, в этих водах до этот поры французы фактически не встречали регулярных морских сил, а тут – целая эскадра. Лейтенант-генерал срочно отвернул и забрал курс на Мальдивы. Голландцы последовали за ним и 15 дней висели на хвосте, везде сопровождая Ла Э.

Наконец, 22 марта 1672 года французы подошли к бухте Тринкомали на севере Цейлона, собираясь основать колонию. Голландцы, предупреждённые ван Гунсом, расположили отряды на обоих сторонах бухты и приветствовали французскую эскадру семью пушечными выстрелами (французы ответили пятью залпами). Суда Ла Э кинули якорь.

Вместо того дабы начать высадку и при атаки поддержать собственных поселенцев пушками судов, лейтенант-генерал начал борьбу за два каких-то неважных островка, причём не с голландцами, а с местным населением. С ван Гунсом же велись переговоры о том, под чью юрисдикцию попадает Цейлон. В следствии местное население озлобилось на французов и поддержало голландцев, а на эскадре кончились запасы продовольствия и было введено твёрдое лимитирование по выдаче провианта.

Ла Э был должен отослать «Фенни» и «Юроп» в датскую колонию Транкебар на Коромандельском берегу, дабы пополнить запасы воды и еды.

Внезапно 15 мая 1672 года с юга показался ван Гунс, что начал крейсировать на выходе из бухты, осуществляя контроль все перемещения французского флота. 31 мая голландцы захватили третье возвращавшийся с провиантом «Фенни», 13 июня – захватили «Юроп». Через два дня 28-пушечный голландский фрегат «Мирманд» атаковал барк «Пети-Сен-Луи», но тот смог уйти под защиту 38-пушечного «Триомф» и голландцы отвернули. «Пети-Сен-Луи» был единственным кораблём, которому удалось прорваться через голландскую блокаду.

Директор голландской ОИК Якоб Матхейзен со своей женой

Все попытки де Ла Э вступить с голландцами в бой терпели неудачу – Гунс французов и, пользуясь преимуществом в скорости, скоро отходил. Но стоило французам кинуть якорь – голландцы сразу же оказались на горизонте.

9 июля де Ла Э высадил десант в составе 110 воинов в Тринкомали, поддержав его двумя судами Компании — «Сен-Жан-Батист» и «Солейл д’Орьян». Голландцы открыли сильный пламя, и десантники, утратив около трети собственного состава, однако смогли закрепиться в нескольких точках на берегу. На протяжении боя «Сен-Жан-Батист» вылетел на мель и был сожжён голландцами.

Голландцы подтянули подкрепления и открыли шквальный пламя по французским десантникам. 18 июля все очаги сопротивления были подавлены, а десантники сдались.

Закономерный финал

Но де Ла Э ещё 10 июля 1762 года покинул Цейлон и направился к дружественному датскому Транкебару. В том месте его застали депеши короля, где сообщалось, что 5 апреля 1672 года Франция начала Голландии войну. Карон, голландец по рождению, не смог скрыть собственной тревоги, и от греха подальше был послан с 36-пушечным «Жюль» во Францию, но у Лиссабона корабль попал в ожесточённый шторм и разбился о камни. Погибли капитан Рене дю Кло, Карон и ещё 30 человек экипажа.

104 моряка были спасены португальцами.

Но возвратимся в Индию. Датчане приняли Ла Э дружелюбно, но не смогли снабжать эскадру французов, исходя из этого лейтенант-генерал был должен встать чуть севернее – к французской станции Порто-Ново. Но и тут горемычный командующий экспедицией умудрился ввязаться в авантюру.

В местечке Сен-Томе нукеры местного царька напали на одного из представителей французской ОИК – итальянца Нассонсетти, убив его и забрав 27 тысяч рупий золотом. Утром 25 июля индийское поселение было обстреляно с моря, аборигены спешно покинули его, французы высадили десант и установили пушки, каковые Ла Э опрометчиво снял с судов, для этого уменьшив собственную артиллерию практически в два раза.

Скоро случились две вещи, каковые поставили французский отряд на грань трагедии. Перед Сен-Томе нежданно показалась многочисленная армия наваба Голконды (по различным оценкам – от 30 до 50 тысяч бойцов), а в бухте опять замаячили 13 судов ван Гунса, причём, как мы не забываем, добрая половина артиллерии французских судов была сгружена на берег.

Один из мэтров ОИК Матрен спорил с Ла Э, вызвавшись договориться с навабом и добиться отступления индийских армий от Сен-Томе, но лейтенант-генерал с возмущением отверг эти «возмутительные предложения». Согласно его точке зрения, «Клинок Франции обязан решить судьбу этих земель!».

Клинок всё и решил, но мало в противном случае, чем думал Ла Э. 8 марта 1673 года пал Сан-Томе. 6 сентября 1674 года сам Ла Э на грани голода и плена был должен подписать капитуляцию перед ван Гунсом. К этому времени голландцы, имея 21 корабль, подготавливались атаковать французов, но этого не потребовалось.

Адмирал голландской ОИК Рийклоф ванн Гунс

Условия были почётными – город французы сдавали с боеприпасами и артиллерией, но их армии перевозились во французские колонии голландскими судами. Все французские суда (4 линейных корабля, фрегат и 6 судов ОИК) становились призами голландцев. Оставшиеся в живых 400–500 французских матросов были посажены на суда и отвезены в Батавию.

недоедание и Эпидемия лихорадки привели к массовой смертности, и в 1675 году в Амстердаме высадились только 32 оставшихся в живых человека, возвратившихся в Европу из данной несчастливой экспедиции.

Де Ла Э был отвезён двумя голландскими судами («Велсон» и «Рамеквин») на остров Бурбон, а оттуда отплыл к Мадагаскару. В Форт-Дофине он нашёл полное запустение. На стенах нетронутыми находились 52 королевских орудия. Около лежали мертвецы, вероятнее погибшие или от голода, или изувеченные копьями и ножами.

Эта картина наглядно показывала Ла Э, к чему привело его управление французскими колониями в Индии.

Не обращая внимания на столь плачевные результаты, Людовик XIV оказал Ла Э в 1675 году в Сен-Жермене наилучший приём и дал назначение в армию, в Лотарингию. Для французской же ОИК результаты экспедиции де Ла Э были легко катастрофическими – у Компании более не осталось собственных судов, и исходя из этого она была вынуждена фрахтовать суда в мире. Во многом именно это и не разрешило достигнуть ей потом тех результатов, каковые продемонстрировали её соперники из Голландии и Англии.

Александр Свистунов
/
деяния и Жизнь Васко да Шумы: все дороги ведут в Индию
Васко да Шума, первооткрыватель морского пути в Индию, покинул значимый след и как умелый адмирал. Но, доводилось ему посещать и крестоносцем, и капером

  • флот
  • Средние века
  • Португалия

Indila — Dernière Danse (Clip Officiel)


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: