Гулльский инцидент: тайна трагедии у доггер-банки

В ночь с 21 на 22 октября 1904 года русский эскадра по неточности обстреляла английскую рыболовецкую флотилию недалеко от отмели Доггер-банка. Это событие вошло в историю называющиеся «Гулльский инцидент» и стало причиной громкий интернациональный скандал. Для его расследования в первый раз в истории армейских инцидентов была создана свободная интернациональная рабочая группа, выводы которой были очень неоднозначными.

Что же случилось в Северном море 111 лет назад и каковы главные предположения обстоятельств данной трагедии?

В 1904 году на Дальнем Востоке разгоралась русско-японская война. С балтийской базы в Либаве (на данный момент латвийский город Лиепая) на подмогу осаждённой крепости Порт-Артур отправилась Вторая тихоокеанская эскадра под руководством адмирала Зиновия Петровича Рожественского.

Гулльский инцидент: тайна трагедии у доггер-банки

Адмирал З. П. Рожественский

Маршрут был долгим – через половину земного шара – и весьма неспокойным. На пути лежали воды, контролируемые Англией, которая хоть и не пребывала в состоянии войны с Россией, но деятельно поддерживала Японию и сравнительно не так давно подписала с ней контракт о армейском сотрудничестве. Соответственно, русское руководство опасалось провокаций.

В Санкт-Петербург ещё до выхода эскадры поступал практически шквал документов, говорящих о намерениях японцев воспрепятствовать походу, среди них и посредством английских союзников. Порт моряки покинули в полном убеждении, что в пути на эскадру будет совершено наступление. По дороге к Рожественскому пришло пара сообщений, каковые лишь усилили тревогу – источники в европейских портах докладывали, что в море увидены странные миноносцы.

И катастрофа вправду случилась. Всё развернулось в районе Доггер-банки – наибольшей отмели Северного моря, расположенной у берегов Англии и издревле являющейся классическим местом рыбного лова.

Доггер-банка (обведена красным)

Отставшая от эскадры из-за ремонта автомобили плавучая мастерская «Камчатка» вечером 21 октября (8 по старому стилю) вышла на сообщение с флагманским кораблём, броненосцем «Князь Суворов», и доложила, что её преследуют малоизвестные миноносцы. Флагман запросил уточнённую данные – стало известно, что миноносцев было около восьми, они приближались к «Камчатке» на расстояние менее кабельтова (1 кабельтов – 185,2 метра), но огня пока не открывали. В ответ на запрос позывных передали позывные верные, но просроченные – датированные вчерашним днём (из-за безопасности позывные эскадры изменялись ежесуточно).

Потом началось необычное – «Камчатка» запросила координаты эскадры. С «Суворова» ответили, что ей нужно сперва оторваться от посторонних судов, по окончании чего установить собственное местонахождение и передать его – тогда уже возможно будет сказать, где находится эскадра. Разумная мера предосторожности, учитывая обстановку. В ответ снова поступил запрос координат эскадры.

На «Суворове» заподозрили, что запросы передаёт вовсе не «Камчатка», а малоизвестный соперник, желающий определить местонахождение главных русских сил. «Камчатке» было велено направляться сторону Доггер-банки без указания правильных координат встречи, а судам эскадры было приказано усилить бдительность и подготовиться к вероятной атаке миноносцев.

Броненосец «Князь Суворов», флагман Второй тихоокеанской эскадры, за два месяца до инцидента, рейд Кронштадта

В 00:55 22 октября (9 по старому стилю) эскадра вышла на Доггер-банку, фактически в центр большой английской рыбацкой флотилии из 22 траулеров. С ходового мостика «Суворова» было найдено странное судно, на котором, в отличие от траулеров, не горели огни. Оно шло наперерез броненосцу.

По окончании подсветки прожектором судно было опознано как миноносец, и Рожественский отдал приказ об открытии огня.

Персональный состав эскадры был подготовлен очень не хорошо. Фактически все члены экипажей были назначены на суда сравнительно не так давно и опоздали как направляться их изучить, многие офицеры были молодыми, досрочно выпущенными из училищ ввиду войны, значительную часть нижних чинов составляли так именуемые «прапорщики запаса» – мобилизованные моряки торгового флота.

Командная структура управления огнём на судах не была отработана, исходя из этого, не обращая внимания на наличие установленных новейших совокупностей целеуказания (дистанционно управляемые электрические циферблаты со звуковой сигнализацией), пользоваться ими умели не все. Эти факторы, наложенные на нервное напряжение в ожидании атаки, и стали причиной катастрофе. Большая часть артиллерийских и пулемётных постов русских судов вели пламя самостоятельно, и, "Наверное," попросту палили во всё, что попадалось им в прицел.

Апофеозом нескоординированности и паники стало случившееся несколькими минутами позднее – в то время, когда крейсера «Аврора» и «Дмитрий Донской», шедшие в стороне от броненосцев, кроме этого зажгли прожектора и открыли огонь в сторону предполагаемой цели. Комендоры нескольких артиллерийских постов на броненосцах приняли их за подкравшиеся под покровом темноты вражеские суда и обстреляли.

Крейсер «Аврора» в составе Второй тихоокеанской эскадры

Найдя, что стрельба ведётся по невооружённым собственным кораблям и гражданским судам, Рожественский срочно отдал приказ о прекращении огня, что был подан прожектором. Прекратив пламя, эскадра продолжила путь.

Всего обстрел продолжался менее двадцати мин. (свидетели именуют срок в 10–15 мин., кое-какие — 20). Было израсходовано около пятисот снарядов пулемётных патронов и 1800 различного калибра. В перестрелке был затоплен английский рыбацкий траулер «Крейн», ещё пять («Гулль», «Маджестик», «Мино», «Молмейн» и «Снайп») взяли повреждения.

Погиб один рыбак (по другим сведеньям – двое), шестеро были ранены. Крейсер «Аврора» взял пять попаданий, проделавших пробоины в надстройках и бортах, два участника его экипажа были ранены (один из них позднее скончался). На броненосце «Орёл» при стрельбе порвало ствол 75-мм пушки, что вывело её из строя.

Следы от попадания осколков на одном из траулеров

Инцидент имел громадной резонанс. Он стал называться «Гулльский», так как обстрелянные траулеры были приписаны к порту Гулль (сейчас – Халл-и-Кингстон).

Отношения России с Британией по результатам случившегося накалились до предела, английская пресса, не стесняясь в выражениях, именовала русских моряков «страшными безумцами» (фактически, в Британии инцидент до сих пор известен как «Russian Outrage» – «Припадок русского бешенства») и призывала вернуть Вторую тихоокеанскую эскадру в Кронштадт, а Рожественского предать трибуналу. Британия подняла собственный флот по тревоге и угрожала кроме того прекращением дипломатических отношений с Россией, но это удалось не допустить денежной компенсацией – рыбакам, пребывающим на судах, побывавших под обстрелом, русское правительство выплатило 65 тысяч фунтов, раненым и родственникам погибших назначило пожизненную пенсию. Что весьма интересно, в то время, когда четырьмя годами ранее, в 1900-м, похожий инцидент случился в Китае (английский корабль обстрелял показавшееся ему странным судно, в следствии чего погибло два русских моряка), власти России в полной мере удовлетворились официальными извинениями от британцев, не требуя платить и каяться и не раздувая кампанию неприязни в прессе.

Английская открытка, изображающая Гулльский инцидент

По требованию России была созвана рабочая группа, в которую вошли представители («комиссары») Британии, России, Соединённых Штатов, Австро-Венгерской империи и Франции. Это, кстати, стало первым в истории случаем создания свободной интернациональной рабочей группе для расследования армейского инцидента. Расследование продолжалось полтора месяца, но значительных результатов не достигло. Выводы рабочей группы были расплывчатыми и в равной степени не устраивали никого из сторон.

Было сообщено, что Российская Федерация виновна в случившемся и отвечает за ранения и гибель гражданских. Но наряду с этим действия русских моряков не были признаны «порочащими», на чём настаивали англичане, потому, что всецело оправдывались реалиями обстановки (другими словами, возможной опасностью нападения), а в заключении очень подчёркивалось:

«Заканчивая рапорт собственный, комиссары заявляют, что суждения, в нём формулированные, согласно их точке зрения, не бросают никакой тени на армейские свойства либо на эмоции человечности адмирала Рожественского и личного состава его эскадры».

Нагляднейшая иллюстрация того, что компромисс есть сочетанием нехороших сторон двух крайних альтернатив. О том, находились ли в конечном итоге какие-либо миноносцы на Доггер-банке в ту ночь, рабочая группа не дала какое количество-нибудь однозначного ответа, ограничившись обтекаемой фразой: «большая часть комиссаров… считает, что ни среди рыбаков, ни по большому счету в этих местах не было никакого миноносца».

Совещание интернациональной рабочей группе по расследованию Гулльского инцидента

Меж тем, последовательность позднейших исследователей уверен в том, что миноносцы русским морякам не почудились. Кто-то совсем определённо преследовал «Камчатку» и вёл радиоигру с русской эскадрой, и это очевидно были не английские рыбаки, мирно занимавшиеся собственной работой. самый очевидным кандидатом есть, очевидно, Япония.

Второй в перечне идёт Британия – она в то время поддерживала Японию и уже поэтому не имела возможности не испытывать жажды подставить Россию. Целью провокации, согласно мнению ученых, являлась задержка в продвижении эскадры Рожественского в зону военных действий. В случае если это было так, то попытка была успешной – эскадра вправду была изрядно задержана, простояв в испанском порту Виго до окончания первичного расследования случившегося.

Английские рыбаки, вызванные для дачи свидетельских показаний

Неожиданной, но в полной мере логичной есть версия о «германском следе». Согласно точки зрения германского историка Г. Гейндорна, стравив Британию и Россию, Германия рассчитывала взять большие политические пользы. Косвенно правдоподобность теории подтверждает реакция на случившееся германской прессы – газетчики бурно радовались катастрофе и взахлёб смаковали вероятные подробности гипотетической русско-английской войны, которая, согласно их точке зрения, вот-вот имела возможность начаться в следствии инцидента.

Автор Валентин Пикуль утверждал, что на протяжении подбора материалов для собственного рассказа «Проклятая Доггер-банка» встречал упоминания о находке, совершённой британскими рыбаками спустя некое время по окончании инцидента – они выловили из моря около Доггер-банки очень сильно повреждённую торпеду германского производства. К сожалению, ссылок и никаких имён на документы Пикуль не привёл, так что вычислять это доказательством причастности немцев к инциденту нереально.

Как бы то ни было, вычислять всецело разгаданной тайну катастрофы у Доггер-банки запрещено. К сожалению, нет никаких надежд на то, что на неё прольётся свет – через чур много времени прошло. Море может хранить собственные секреты.

Монумент рыбакам, пострадавшим в инциденте

Chapter 081-082 — Moby Dick by Herman Melville


Темы которые будут Вам интересны: