Иран — саудовская аравия: «вулканы» конфронтации — «технологии»

Иран — саудовская аравия: «вулканы» конфронтации - «технологии»

Баллистические ракеты «Вулкан-2» на оружии повстанцев-хуситов в Йемене.

Фото: almasirah.netПротивостояние двух заклятых геополитических соперников на Ближнем Востоке в первые дни текущего месяца купило ещё более выраженный темперамент. Исламская Республика Иран (ИРИ) и Королевство Саудовская Аравия (КСА) приблизились к очень страшной для всего региона линии прямой конфронтации, степень враждебности двух полюсов силы достигла собственных больших за последние годы значений.

Предлогом к двустороннему обострению, в которое неспешно втягиваются и другие ближневосточные игроки, стал запуск 4 ноября йеменскими повстанцами-хуситами баллистической ракеты Burkan-2 («Вулкан-2») по территории Саудовской Аравии. Мятежники шиитского перемещения «Ансар Алла» беднейшей страны Аравийского полуострова нанесли ракетный удар по северо-восточному пригороду Эр-Рияда, району аэропорта саудовской столицы.

разрушений и Жертв не последовало, но ракета преодолела внушительное расстояние (около 1000 км), перед тем как была стёрта с лица земли американской совокупностью Patriot на оружии КСА. В районе эр-риядского аэропорта имени короля Халида упали обломки «Вулкана».

Ракетные пуски хуситов не раз тревожили саудовскую сторону. Так, 19 мая этого года, за считанные часы до прибытия Дональда Трампа в наибольшую арабскую монархию с его первым зарубежным визитом по окончании избрания на пост аммериканского президента в 2016 году, по направлению на Эр-Рияд был послан очередной баллистический носитель.

И тогда, и на данный раз у саудовцев и их американских союзников появились важные основания высказать предположение, что йеменскими повстанцами движет «рука иранцев». В мае Трампу, что демонстрирует беспрецедентный, кроме того по меркам всех прошлых республиканских администраций США, антииранский настрой, дали осознать, что в Королевстве он не гарантирован от вероятных проблем.

В ноябре «шиитский месседж» в сторону Вашингтона и его аравийских партнёров кроме этого был достаточно выражен. 4 ноября в Тегеране и по всей Исламской Республике отмечали очередную (38-ю) годовщину событий 1979 года около американской дипмиссии в иранской столице. В ИРИ это Национальный сутки борьбы с мировым империализмом (1).

Исходя из этого первый год чествования иранцами дней сопротивления «империализму США» на Ближнем Востоке, в то время, когда в Белом доме сидит ярый антииранист, должен был взять соответствующий символизм. В соответствии с ему, Иран так укрепил собственные позиции в регионе и получил новых партнёров в арабских государствах, что может проецировать военную мощь не лишь со собственной территории. Так во всяком случае многие политики и армейские в США и Саудовской Аравии расценили смысловую нагрузку ракетного удара от 4 ноября.

Тегеран опровергает собственную причастность к поставкам светло синий не лишь баллистических ракет, но и любых ударных и оборонительных оружейных совокупностей. Представители военно-политического управления Ирана говорят о использовании бойцами «другого Аллы» вооружения и Ансар ракет, которое досталось им в «наследство» от йеменской армии по окончании начала в стране гражданской войны. В этом имеется собственная логика, присутствуют убедительные аргументы, не смотря на то, что бы с учётом того, что до недавнего времени в союзниках хуситов были оставшиеся верными экспрезиденту Йемена Али Абдалле Салеху (2) правительственные армии.

Но, факт «руки Ирана» в военной и второй помощи йеменских шиитов американцы и саудовцы вычисляют неоспоримым свидетельством ещё одного (по окончании Ливана, Сирии, Бахрейна) вмешательства Тегерана во внутренние дела арабских государств. Уже годом ранее, в октябре 2016-го, офпреды Государственного департамента категорично заявляли о предоставлении Ираном «критически ответственной» военной помощи хуситам в их ракетных ударах по территории КСА.

В соответствии с иранским источникам и самим хуситам, запускаемые по саудовской территории, по судам аравийских монархий в Баб-эль-Мандебском проливе ракеты разной дальности имеют только местное происхождение. Утверждается, что часть ракетного оружия перешла в арсеналы хуситов из складов бывших ВС Йемена, а вторая, якобы, производится и совершенствуется на производственных мощностях под контролем «Ансар Аллы». В последнее верится с громадным трудом.

Тем не меньше хуситы продемонстрировали в боевых условиях очень представительную линейку (по дальности поражения) имеющихся в их распоряжении образцов, каковые армейские специалисты на Западе склонны вычислять аналогами иранских ракет малой и средней дальности (3).

Принципиально важно подчернуть, что прямых доказательств поставок Ираном ракет и другого ударного оружия в Йемен соперниками Тегерана предъявлено не было. Быть может, что-то удалось перебросить в запасники хуситов до установления воздушной и морской блокады Йемена, которую снабжают ВМС и ВВС США и Саудовской Аравии.

Но приблизительно с марта 2015 года, в то время, когда саудовцы сколотили собственную арабскую коалицию по борьбе с хуситами и стали подключать к ней американского партнёра, иранские поставки вооружения в Йемен были очень затруднительны. Кроме другого, для Тегерана через чур высок риск нарваться на значительные внешнеполитические издержки, если он будет «пойман за руку».

В длящейся истории ракетного ухудшения между Саудовской Аравией и Ираном власти последней стремятся извлечь последовательность политических выгод и военных. министр обороны и Наследный принц Мухаммед бин Салман, фактический правитель Королевства при старом отце — монархе Салмане ибн Абдул-Азизе аль-Сауде, по окончании ракетного удара из Йемена обвинил Иран в «агрессии». Более того, наследник саудовского престола указал на имеющиеся у Эр-Рияда основания вычислять действия иранской стороны «актом войны».

Взвинчивание конфронтации с ИРИ разрешает КСА «привязать» администрацию Трампа к саудовской повестке на Ближнем Востоке. Эр-Рияду необходимы жёсткие обеспечения Вашингтона в обеспечении безопасности Королевства, его действенного прикрытия от ракетной угрозы. Львиная часть обвинений в адрес Тегерана озвучивается его соперниками в связи с ракетной программой «режима мулл».

Пуски «иранских ракет» из Йемена силами проиранских хуситов предоставляют саудовцам сильный довод о выходе указанной программы ИРИ на уровень трансграничной угрозы.

В территории поражения с йеменской территории выясняются стратегические объекты энергетического профиля и военного Саудовской Аравии, её большие населённые пункты. И не смотря на то, что, по оценкам специалистов, большинство имеющихся в арсенале хуситов носителей не в состоянии доставлять боезаряды до больших городских агломераций КСА (Эр-Рияд, Джидда, Янбу), факт перманентной ракетной угрозы от Ирана и его региональных сателлитов выступает крепким аргументом в руках аравийских партнёров США.

В данной связи направляться подчернуть, что сами иранцы не прочь подогреть тревожное состояние арабских соседей по Персидскому заливу. Так, в близкой к правящим кругам ИРИ газете «Кейхан» (считается, что на страницах этого тегеранского издания обычно выражается точка зрения управления Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) и лично главного начальника Ирана аятоллы Сейида Али Хаменеи) за ракетным ударом 4 ноября показалась публикация с говорящим заголовком: «Ракетная атака „Ансар Аллы“ на ЭрРияд. Следующая цель — Дубай».

Объединённые Арабские Эмираты значатся вторыми, по окончании Саудовской Аравии, в условном перечне неприятелей Ирана среди монархий Залива. Между КСА и ОАЭ кроме того развернулась необычная борьба за пальму первенства в отстаивании заинтересованностей арабского мира под призмой его защиты от постоянной иранской угрозы. Кризис около Катара, недавняя отставка премьера Ливана Саада Харири, не неизменно совпадающие интересы, но в целом координируемые действия между Эр-Риядом и Абу-Даби в Йемене являются индикаторами их неспециализированных антииранских упрочнений.

Обе монархии значатся в фаворитах клиентов ударных и оборонительных совокупностей с маркировкой «Made in USA». В последнее время они стали уделять повышенное внимание приобретению комплексов ПВОПРО американского производства. Договора США с ОАЭ и КСА по комплексам противоракетной обороны THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) укладываются в нынешнюю логику аравийских военно-политических приоритетов с выговором на отмеченную выше «привязку» американцев к стратегии сдерживания Ирана (4).

Дела в Йемене у саудовской коалиции в далеком прошлом зашли в тупик. В соседней Королевству стране установился статус-кво между повстанцами «Ансар Аллы» и поддерживаемыми коалиционными силами правительственными армиями. КСА продемонстрировало собственное бессилие добиться решающего перелома в войне с хуситами.

Но «йеменский проект» семьи Аль-Сауд связывается с именем самого наследника престола. Исходя из этого принц Мухаммед не может согласиться с необратимостью присутствия хуситов в больших городах Йемена, включая его столицу Сану.

В финише марта следующего года наступит третья годовщина начала военной кампании саудовской коалиции на йеменской территории. К этому пределу Эр-Рияд очевидно не хочет подойти с тем же грузом непоколебимого статус-кво на армейском фронте, надежды связываются с расширением роли ВС США в регионе конфликта. В частности, Королевство предлагает американским партнёрам не лишь значительно усилить их разведывательные возможности по отслеживанию ракетной угрозы из Йемена с предстоящим оповещением саудовской стороны, но и приступить к уничтожению ракетных установок хуситов до осуществления запусков.

В раскручиваемой Эр-Риядом «ракетной истории» имеется и внутрисаудовская составляющая. Король Салман благословил собственного любимого отпрыска на ликвидацию любой угрозы его будущему правлению. 32-летний принц Мухаммед соизмеряет многие собственные действия на внешнем фронте а также и с установкой «гашения» внутреннего сопротивления проводимым реформам. О начале непримиримой борьбы с коррупцией в КСА было заявлено в тот же сутки, в то время, когда над саудовской столицей сбивали ракету «Вулкан-2».

4 ноября в Саудовской Аравии начал собственную работу Комитет по борьбе с коррупцией. За дни он предъявил обвинения во отмывании и взяточничестве денежных средств десяткам человек. Арестованы более 10 принцев, десятки действующих и бывших министров, бизнесменов и других чиновников.

В числе задержанных — один из богатейших людей Ближнего Востока, саудовский принц Аль-Валид бин Талал бин Абдулазиз аль-Сауд, бывший посол финансов страны.

Антикоррупционный комитет создан по указу короля Салмана, его возглавил наследный принц Мухаммед. Комитет в праве проводить личные расследования, аресты, вводить запрет на поездки, замораживать банковские активы и осуществлять другие действия в рамках борьбы с коррупционными их участниками и схемами.

Среди находящихся под арестом лиц (по информации на 10 ноября, таковых уже более 200 подданных Королевства) имеется множество представителий вторых кланов КСА, кроме правящего Судейри, к коему принадлежат король принц и Салман Мухаммед. Быстрый взлёт молодого принца на самый верх иерархии власти, к тому же взявшему фактически неограниченные возможности вершить судьбами монарших особ, многим в Королевстве пришёлся не по дуще. А подавлять назревающую фронду в её зародыше оптимальнее на фоне борьбы с неспециализированным внешним неприятелем, коим для КСА есть ИРИ.

Действия шиитских мятежников Йемена предоставили арабским оппонентам Ирана новые доводы по части обвинения заключительного в разжигании «сектарианских распрей» в регионе (сунниты — шииты), в опосредованном применении им собственного ракетного потенциала против суннитских монархий Персидского залива. Кризис с каждым днём прирастает новыми эпизодами. 10 ноября в Бахрейне был совершён подрыв трубопровода, поставляющего нефть в эту страну из Саудовской Аравии.

Бахрейнские власти возложили вину за эту диверсию на Иран, назвав её «страшной эскалацией».

Арабы обещают дать иранцам ответ, причём и армейский, и «идеологический», о чём 12 ноября заявил министр иностранных дел ОАЭ Анвар Мохаммед Гаргаш. Налицо открытие новой драматической страницы в геополитическом антагонизме аравийских столиц и Тегерана. ЭрРияд консолидирует около себя лагерь принципиальных соперников ИРИ, спираль противостояния неумолимо закручивается по конфронтационному сценарию.

Шансы на разрядку обстановки фактически не просматриваются, ожидания армейского столкновения в регионе Залива увеличиваются.

(1) 4 ноября (13-го абана по иранскому летоисчислению) в истории Исламской революции Ирана случились три ответственных события. 4 ноября 1964 года (13 абана 1343 г.) основоположник ИРИ имам Рухолла Хомейни был сослан в Турцию. 4 ноября 1978 года (13 абана 1357 г.) жандармы шахского режима расстреляли студентов Тегеранского университета.

4 ноября 1979 года (13 абана 1358 г.) революционно настроенные студенты захватили американское консульство в Тегеране и забрали в заложники его работников.

(2) 11 октября с согласия саудовских правительства (воздушное пространство над Йеменом осуществляют контроль ВВС арабской коалиции) несколько русских врачей прибыла в йеменскую столицу Сану. Медики из России безотлагательно прооперировали 75-летнего бывшего президента Салеха. По данным некоторых источников, операция прошла в строении русского консульства в Сане.

(3) В финише марта этого года по саудовской территории были запущены ракеты Qaher-M2 (модифицированный вариант советских зенитных ракет от комплекса С-75 «Двина», предназначенный для стрельбы по наземным целям) дальностью до 400 км и массой забрасываемого боезаряда в 350 кг. Сообщается, что прошлая версия Qaher-1 уступала как по дальности, так и по нужной боевой нагрузке (только 195 кг). В мае йеменские мятежники применили тактические ракеты «Наджим аль-Такиб» («Пронизывающая звезда») дальностью 75 км с боеголовкой массой 75 кг (Michael Knights, Countering Iran’s Missile Proliferation in Yemen // The Washington Institute for Near East Policy, November 8, 2017).

(4) 6 октября США одобрили сделку на поставку Саудовской Аравии совокупностей THAAD ценой $ 15 млрд. Ранее КСА обратилось к США с запросом о продаже 44 пусковых установок THAAD, 360 ракет-перехватчиков, 16 мобильных тактических станций управления огнём и связи, 7 РЛС AN/TPY-2. В Вашингтоне отмечают, что реализация данной программы будет помогать поддержанию безопасности Саудовской Аравии и арабских государств Персидского залива перед лицом иранской и вторых региональных угроз.

Первым зарубежным клиентом очень плохо стали ОАЭ, заключившие сделку на приобретение совокупности в 2011 году.

Ближневосточная редакция «NOVOSTI-DNY.Ru»

Иран и Саудовская Аравия обвиняют друг друга в поддержке терроризма: дебаты на RT


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: