Исчезновение аэростата usa-2: воздух

Исчезновение аэростата usa-2: воздух
    Старт самых респектабельных гонок на аэростатах. Ричард Абруццо и Кэрол Раймер Дэвис уходят в небо на своем воздушном шаре США-2. Затем живыми их никто не видел.

Сентябрь прошлого года. Над английским городом Бристолем в лучах заката друг за другом уходят с легким трепетом в зенит 20 огромных пузырей, мало напоминающих медуз. В бледно-розовом свете ветер чуть колышет провисшие оболочки.

Неспешно, по мере того как они наполняются водородом, они раздуваются в тугие шары высотой с пятиэтажный дом. Вот-вот будет дан старт гонкам воздушных шаров на кубок Гордона Беннета.

Для американских воздухоплавателей, 47-летнего Ричарда Абруццо и 65-летней Кэрол Раймер Дэвис, с вечера уже начались кое-какие неувязки. Погода была прохладнее, чем они рассчитывали, и Абруццо бродил по стартовому полю, пробуя отыскать кого-нибудь, кто сможет одолжить ему теплую куртку. Позже, в то время, когда наземная команда отбуксировала их аэростат к начальной позиции, Абруццо и Раймер Дэвис поняли, что в навигации и оборудования зарядном устройстве связи забарахлил один из разъемов.

В то время, когда блок был отремонтирован и все оборудование заряжено, обнаружилось, что незадачливая парочка совместно со своим шаром (у организаторов гонок он был записан как США-2) пропустила назначенное им время старта.

В итоге к 23:29 все было готово. Около корзины столпились члены наземной команды и другие провожающие, динамик заиграл гимн США. Члены наземной команды отцепили от аэростата мешки с балластом, каковые удерживали корзину на земле, и воздухоплаватели устремились в чёрные небеса.

Еще пара секунд с почвы было видно прямоугольное дно плетеной корзины, а позже оно превратилось в точку и провалилось сквозь землю из вида.

В течение последовавших четырех дней Абруццо и Раймер Дэвис, следуя за воздушными потоками, покрыли более 1500 км. Сперва их несло к югу над территорией Франции, после этого к востоку над Средиземноморьем и через всю Италию. Пилоты совершали маневры в отыскивании оптимальных воздушных потоков и в следствии неспешно переместились в гонках на шестое место с восемнадцатого.

В этот самый момент, в то время, когда гонка уже близилась к финалу, аэростат США-2 просто-напросто провалился сквозь землю.

Среди воздухоплавателей созданные в 1906 гонки на кубок Гордона Беннета считаются ветшайшим и самым респектабельным мероприятием. Перед его участниками ставится самая несложная задача — приземлиться как возможно дальше от точки старта. Для этого в распоряжении воздухоплавателей всего два управляющих механизма: для комплекта высоты возможно высыпать балластный песок и выливать воду, а для спуска — подтравливать из баллона газ.

Кубок возьмёт та команда, которая сможет улететь как возможно дальше, пользуясь на дистанции столь ограниченными ресурсами.

Несмотря на кажущуюся простоту, парение за воздушными потоками в плетеной корзине на высоте в тысячи и сотни метров над почвой представляет собой один из самых страшных видов спорта. Самое ужасное из угрожающих воздухоплавателям стихийных бедствий— это гроза. Она представляет собой целый букет опасностей, чреватых разрушением воздушного шара.

Это и стремительные нисходящие потоки, и столь же резкие восходящие, сдвиг ветра (другими словами узкие границы между слоями с различным направлением воздушных потоков), молнии и град. В первой половине 20-ых годов двадцатого века на протяжении гонок три аэростата стали жертвами молний. Наряду с этим погибло пятеро из шести участников их экипажей.

В гонках 2010 года показалась еще одна, чисто рукотворная опасность — наземные мины. В сутки начала гонок их устроители заявили, что сейчас для посадки и пролёта воздушных шаров будет открыт Балканский полуостров (ранее участникам гонок доступ в том направлении был строго запрещен). Оставалась лишь одна неувязка — по всему этому региону до сих пор раскидано около противопехотных мин и миллиона.

Для воздухоплавателя посадка на мину, в то время, когда над головой висит воздушный шар, наполненный тысячью кубов водорода, имела возможность завершиться очень зрелищным взрывом.

В атмосфере этого страшного, дорогостоящего спорта, нуждающегося в сложном техническом оборудовании, сложилось особенное маленькое сообщество, в котором тон задается одновременно и твёрдой борьбой, и товариществом. Любой из его участников обязан владеть не только приличными деньгами, нужными на содержание всей техники и наземной команды, но и неколебимой волей к победе, подразумевающей обычно готовность к смертельному риску.

Ричард Абруццо всю жизнь провел в самой гуще этого мира. Его папа, Бен, был живой легендой. Экипажи этого участием первыми пересекли и Атлантический, и Негромкий океаны.

Ричард продолжил домашнюю традицию, а в первой половине 90-ых годов двадцатого века побил отцовский рекорд по длительности полета, перелетев из штата Мэн в Марокко.

Кэрол Раймер Дэвис родом из Дэнвера, рентгенолог по профессии, в юные годы была чемпионом в лыжном спорте. Воздухоплаванием она занялась в 1970-х годах, в то время, когда мода на эту забаву достигла Соединенных Штатов. В 1980-х она соперничала с Абруццо-старшим и переняла у него дух настоящего драйва. «За что бы она ни бралась, она делала это лучше вторых», — говорит ее подруга Кэти Лейендекер.

В 2005 году на протяжении состязаний на кубок Гордона Беннета, в то время, когда Ричард Абруццо и Кэрол Раймер Дэвис летели над Канзасом, их аэростат попал в стремительный нисходящий поток и врезался в электролинию. С высоты 12 м Абруццо выпал на землю, сломав запястье, ребра и таз. Скинув одного из наездников, аэростат взмыл на высоту 4,2 км, и только в том месте Раймер Дэвис смогла обуздать собственный летательный аппарат.

Данный случай не отбил у воздухоплавателей охоту принимать участие в гонках. «Это как Кубок Америки, — говорит Брайан Боланд, вермонтский производитель воздушных шаров.- В случае если претендуешь на победу, значит, должен быть готов к любому риску».

К началу четвертого дня состязаний в воздухе оставалось всего шесть аэростатов, а в семь утра в южной Италии приземлился и французский экипаж. Над Адриатическим морем на высоте около трех километров, оседлав замечательный восточный ветер, к победе стремились английский, два германских и швейцарский экипажи. Где-то в середине дня на территории Хорватии приземлился один из германских аэростатов.

Остальные продолжали перемещение на восток. Американцы, в отличие от них, выбрали другую тактику.

Приблизительно в 22:30 вечера Абруццо и Раймер Дэвис снизились до высоты 638 м над уровнем моря в ожидании юго-восточного ветра, что должен был отнести их прямо в Албанию. Таковой маневр сулил выигрыш в дистанции полета, но за это необходимо было заплатить более продолжительным полетом над водой. «Это был прекрасно просчитанный движение», — говорит Дэвид Хэмплман-Адамс, летевший в гондоле английского аэростата.

Практически сразу после полуночи американский аэростат, спустившийся до высоты в 420 м, скинул часть начал и балласта подъем, так что в 4:30 утра был на трехкилометровой высоте. Ветер тем временем начал поворачивать к юго-востоку. Из гондолы уже был виден албанский берег — следовательно, расчет оправдывался.

Начинался восход солнца, и в первых лучах солнца воздухоплаватели заметили нависшую над ними угрозу — нежданно погода начала изменяться, и около аэростата США-2 сгустились облака. Непроизвольный регистратор, информирующий координаты и высоту гондолы, продемонстрировал в 5:58 высоту 2763 м. Аэростат наряду с этим летел на юг со скоростью 14,4 км/ч. Это был последний сеанс связи.

Через пара мин. в Хорватии на радаре гражданской авиации отметили некоторый летательный аппарат, падающий прямо в море со скоростью 80 км/ч. Больше никакой информации не было.

Аэростат имел на борту надувной спасательный плот и аппаратуру аварийной связи, но итальянская береговая охрана не засекла никаких голосовых сообщений либо автоматических сигналов от аварийного передатчика. Итак, никаких материальных следов от пропавшего аэростата не обнаружилось, но все равно неспешно ко всем пришло познание, что экипаж не имел шансов выжить. Через пять дней итальянские власти свернули поисковые работы.

Мемориальная работа памяти Абруццо была совершена в Нью-Мексико, а Раймер Дэвис поминали в Колорадо. С погибшими прощались много человек. «Ричард и Кэрол практически горели волей к победе, — говорит пенсильванский производитель аэростатов Альберт Паделт, — а таких людей тяжело не обожать».

6 декабря итальянский траулер выловил из моря и аэростат, и гондолу. В разбитой корзины были отысканы тела погибших. Еще не завершено расследование, которое ведет Национальный совет по безопасности на транспорте, но эксперты уже говорят, что, если судить по состоянию шара, вряд ли обстоятельством трагедии стала молния. «Если бы молния ударила в аэростат, от его обшивки не осталось бы практически ничего, — говорит Дон Эдвардс, устроитель Интернационального праздника воздухоплавания в Альбукерке (он шепетильно изучил фотографии того, что осталось по окончании крушения). — Шар выглядит фактически целым, так что обстоятельством, вероятнее, была атмосферная турбулентность».

Дон Кэмерон, начальник полетов при состязаниях на кубок Гордона Беннета, говорит, что в азарте гонок воздухоплаватели часто по-своему трактуют границы разрешённого: «Мне ясен порыв, в то время, когда человек в рвении к победе пренебрегает опасностью».

Кто бы спорил — готовность сознательно идти на риск- это самая сущность таких гонок. Что ж — в этом случае за нее заплатили судьбой два пилота из самых умелых в этом виде спорта.

Неспешная прогулка либо гонки на выживание?

По окончании старта в Бристоле 20 аэростатов полетели с попутным ветром к югу на скорости около тридцати километров/ч и увеличились до высоты приблизительно 1800 м. Дабы поменять скорость либо курс, воздухоплаватели имели возможность всего лишь набирать либо сбрасывать высоту в попытке поймать самые выгодные воздушные потоки. Достигнув южной Франции, практически все участники состязаний не отважились на перелет над Средиземным морем и предпочли приземлиться.

В воздухе остались лишь два германских экипажа и по одному от Франции, США, Швейцарии и Великобритании. В Италии вышел из игры французский аэростат. Остальные пересекли Адриатическое море, причем швейцарский сумел улететь дальше всех.

Американский экипаж попал в смертельную переделку прямо над морем.

Последние часы аэростата США-2

28 сентября, 19:13

Абруццо и Раймер Дэвис, экипаж аэростата США-2, парят над Адриатикой в 110 км к востоку от итальянского побережья. Они отстают на пара часов от оставшихся в воздухе соперников.

28 сентября, 22:28

За пара часов аэростат обрисовывает широкую неровную восьмерку, стравливая газ и сбрасывая высоту, дабы нащупать вялый бриз. Американцы чуть движутся и ожидают, в то время, когда изменится ветер.

29 сентября, 0:28

Аэростат USA-2 понижается до высоты всего 400 м над уровнем моря. Не дождавшись восхода солнца, пилоты сбрасывают часть балласта и поднимаются на высоту 3 км. В соответствии с их надеждами ветер сменился на юго-восточный.

29 сентября, 4:28

За ночь успел сформироваться грозовой очаг, и сейчас на высоте 3081 м аэростат несет прямо на грозу. Для воздушного шара смертельно страшны все проявления грозовой погоды — и порывы ветра, и град, и молнии.

29 сентября, 5:58

Организаторы гонок теряют сообщение с аэростатом USA-2. Один из радаров гражданской авиации отмечает, что шар падает в воду на скорости 80 км/ч. Через два месяца рыбаки отыщут обломки крушения с телами воздухоплавателей.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№103, май 2011).

Energia gratis. Aerostato solare: non riscaldare l’aria con una fiamma, senza gas leggeri.


Темы которые будут Вам интересны: