История неудавшейся провокации

Очевидная фраза «опасайтесь собственных жажд — они имеют свойство сбываться» идеально подходит к событиям подготовки одной из операций американского флота, которая проводилась перед произошедшим 7 декабря 1941 года вступлением США во Вторую мировую войну. Планируя спровоцировать японский флот на агрессивные действия против слабовооружённого судна-«приманки», американцы и не подозревали, что японцы ни в какой провокации не нуждаются.

Авторы

Примечание 20 должно быть или переписано так, дабы
соответствовать фактам, или направляться убрать его по большому счету;
это не та часть отечественной истории, которой направляться гордиться.

Из замечаний адмирала Т. Ч. Харта к 3 тому «Истории
военно-морских операций США во Второй мировой»

В начале Декабря 1941 года пилоты и американские подводники патрульных летающих лодок «Каталина» отслеживали массированную переброску японских армий в районы сосредоточения – на острова Формоза, Сайпан и Палау, в порты Южного Индокитая, а также в Сиамский залив. Транспортировку морем около 400 000 человек с соответствующим числом лошадей, техники, предметов и вооружения снабжения нереально было скрыть кроме того во времена, не знавшие разведывательных спутников.

На проходившем 2 декабря в Белом доме громадном заседании с участием аммериканского президента Франклина Д. ключевых министров и Рузвельта все присутствующие дали согласие с выводами разведки: Япония в ближайшее время развяжет боевые действия в Юго-Восточной Азии. Но оставалось неясным, подвергнутся ли нападению американские владения в регионе – Филиппины, и армейские базы на острове Гуам и атолле Уэйк – либо японцы сначала ограничатся только английскими и голландскими колониями.

История неудавшейся провокации

Политическая карта Тихоокеанского региона на начало войны. (Иллюстрация автора)

Тут стoит напомнить, что в то время Соединённые Штаты не были связаны с данными государствами никакими союзническими обязательствами, исходя из этого при подобном развитии событий у них не имелось бы законного предлога для вступления в данный конфликт. Совершённые незадолго до опросы показывали, что не смотря на то, что большая часть американцев и поддерживало линию администрации на сдерживание японской агрессии, только немногие одобрили бы вступление США во Вторую мировую войну.

Обстановка в Конгрессе, что должен был бы утвердить подобное ответ, была не лучше. Единственным, что имело возможность поменять публичное вывод в нужном команде Рузвельта направлении, было прямое наступление японцев на американскую территорию. Либо, как минимум, на американские суда.

По окончании заседания начальник генерального штаба ВМС США адмирал Гарольд Р. Старк подготовил и послал один из самых необычных и неясных распоряжений в собственной карьере. Приказ был направлен Главнокому базировавшегося на Филиппины Азиатского флота США адмиралу Томасу Ч. Харту:

Президент распорядился, дабы как возможно стремительнее, в пределах двух дней, были предприняты следующие меры. […] Зафрахтовать три маленьких судна для, цитата: «оборонительно-информационного патрулирования», финиш цитаты. Для обозначения принадлежности данных судов к ВМС США хватит следующих минимальных требований: офицеры флота в качестве начальников и оружие из лёгких пулемётов. Смогут быть использованы экипажи из филиппинцев с минимальным задействованием личного состава ВМС, в чью задачу будет входить доклад и наблюдение по радио о действиях японцев в Южно-Сиамском заливе и Китайском море. […]

В приказе кроме этого уточнялись три района патрулирования у южной части береговой полосы Индокитая, расположенных совершенно верно на главных маршрутах японских конвоев, занятых переброской армий. Хоть адмирал Старк и спрятался за придуманный Рузвельтом достаточно нелепый термин, и он, и получатель данного команды замечательно осознавали, о чём в действительности идёт обращение. При начала военных действий, кроме того не затрагивающих американские владения в регионе, малоценные суда открыто подставлялись под пламя японских авиации и кораблей для того, чтобы применять смерть «судов ВМС США» в качестве casus belli, и для изменения формата публичного мнения как в Соединенных Штатах, так и на Филиппинах.

Слева направо — американский президент Франклин Д. Рузвельт, адмирал Гарольд Р. Старк, адмирал Томас Ч. Харт

Кому-то может показаться очень циничным пожелание укомплектовать эти малоценные суда-«наживки» столь же малоценными экипажами «из туземцев», но в действительности всё было ещё циничней. Данное пожелание было продиктовано вовсе не заботой о бесценных судьбах американских моряков, а также очевидной политикой.

Ответственной сухопутной военной силой на архипелаге являлись пребывавшие под американским руководством филиппинские части – за счёт мобилизации местных жителей их численность планировалось нарастить до 120 000 человек. Исходя из этого для обеспечения помощи со стороны местной администрации и населения было нужно, дабы на «судах» под звёздно-полосатым флагом от рук «коварных японцев» погибли среди них и филиппинцы.

Исполнители

Данный приказ ожидаемо не позвал приступа энтузиазма у Главнокомандующего Азиатского флота США адмирала Харта, первой реакций которого был следующий ответ: «Нереально за два дня зафрахтовать и подготовить суда». Но приказ президента имеется приказ президента, и адмиралу было нужно заняться хорошим «изысканием внутренних резервов», каковые, конечно же, были отысканы. Но единственным судном, более либо менее подходящим под указанные параметры и готовым к немедленному выходу, была… служебная паровая яхта, «торжественный флагман» самогo Главнокомандующего Азиатского флота.

Это было 710-тонное двухтрубное судно PY-10 «Изабель» 1917 года постройки, успевшее поучаствовать в Первой мировой, побыв сперва запасным эсминцем, а после этого патрульным судном. Не считая другого, «Изабель» имела не через чур кидающееся в глаза оружие: два 76-мм/50 орудия, две 76-мм/23 зенитки и несколько 7,62-мм пулемётов «Льюис». Но, как докладывал руководству адмирал Харт, «у неё через чур мелкий радиус действия чтобы чего-то добиться, а с того времени, как у нас так сократилось количество быстроходных судов, её утрата будет чувствительной».

Флагман Азиатского флота США «Изабель» (PY-10) в гавани Манилы, Филиппины, 1935 г.
Источник: Сollections of the National Archives, Official U.S. Navy Photograph # 80-G-1017189.

Адмиральский катер яхты был заменён более практичным вельботом и дополнительными спасательными плотиками. Все стандартные флотские кодовые книги были покинуты на берегу, их заменил несложной перечень условных сигналов. Начальник судна, капитан-лейтенант Джон Пэйн, был проинструктирован при нападения открывать огонь в ответ и прорываться на Филиппины, но ни за что не допустить сдачи судна – при угрозы захвата оно должно было быть затоплено.

Как и было предписано, экипаж был пополнен пятью филиппинцами, и 3 декабря 1941 года судно-«наживка» вышло из Манильского залива и забрало курс на запад, в направлении главного опорного пункта японского флота в Южном Индокитае – порта Камрань. Поход был «залегендирован» поиском якобы пропавшей летающей лодки «Каталина».

К счастью, «Изабели» не суждено было повторить судьбу американской речной канонерки PR-5 «Пэнэй», то ли по неточности, то ли из-за избытка молодецкой удали потопленной японскими истребителями и палубными бомбардировщиками в Китае, на реке Янцзы, четырьмя годами ранее. Спустя два дня по окончании выхода с Филиппин патрульное судно приступило к исполнению собственной «оборонительно-информационной» миссии в 22 милях от побережья Индокитая. «Изабель» замечала суда и японские корабли. Но японцы хоть и совершили пара облётов яхты патрульными гидросамолётами «Аити» E13A, наверное, совсем не планировали «клевать на наживку» и нападать назойливый американский кораблик, так что уже вечером 6 декабря «Изабель» получила приказ возвращаться.

Запасной шхуна «Ланикаи» (в то время «Гермес»), Пёрл-Харбор, 1918 г.
Источник: U.S. Naval History and Heritage Command Photograph # NH 101786

Тем временем, в основной базе Азиатского флота США в Кавите (Манильский залив) шла лихорадочная подготовка двух судов, уже совершенно верно соответствующих требованиям приказа. Первым из них была 150-тонная двухмачтовая шхуна «Ланикаи» 1914 года постройки. На ней были установлены 3-фунтовое (47-мм) орудие «Гочкис» примера аж 1885 года, 12,7-мм пулемёт «Браунинг» и 7,62-мм «Льюис».

Уже 5 декабря 1941 года «новое» патрульное судно было официально принято в состав ВМС США (а правильнее, возвратилось в него, с учётом патрульной работы в годы Первой мировой).

Команда «Ланикаи» была собрана из филиппинских добровольцев, а начальником был назначен уроженец Манилы капитан-лейтенант Кемп Толли. Полученный им приказ предписывал «охранять выход из бухты Камрань и рассказать о курсе Японского флота при его выхода». Особенную пикантность данному команде придавал неисправный радиопередатчик шхуны – на его ремонт уже не оставалось времени.

Ещё одну зафрахтованную шхуну «Молли Мур» так и опоздали подготовить и принять в состав флота, исходя из этого о ней практически ничего не известно.

Вечером 7 декабря 1941 года (по времени Восточного полушария) «Ланикаи» направилась к выходу из Манильского залива, где встала на рейд ждать восхода солнца – проходить минные заграждения в темноте было через чур рискованно. Но уже в 03:28 в радиоэфире раздались общеизвестные слова: «Воздушная атака Пёрл-Харбора. Это не учения». В далёкой основной базе Тихоокеанского флота США наступало утро 7 декабря Западного полушария.

Необходимость в провокациях отпала сама собой, и поход «Ланикаи» был отменён.

Капитан 2-го ранга Кемп Толли на протяжении работы ассистентом военно-морского атташе США в Москве, 1944 г.

Иллюстрация из книги «Caviar and Commissars: The Experiences of a U.S. Naval Officer in Stalin’s Russia» by Kemp Tolley

Остается только догадываться, осознавал ли начальник «Изабели» капитан-лейтенант Джон Пэйн подлинную цель собственного необычного похода незадолго до войны. Вероятнее, нет. По крайней мере, его «сотрудник», начальник «Ланикаи» (капитан-лейтенант Толли успел послужить, а также, и ассистентом военно-морского атташе в Москве, выйти в отставку адмиралом и написать три книги), в собственной статье, посвящённой этому эпизоду, пишет, что совсем не осознавал смысла аналогичной «разведки».

Особенно с учётом того, что в распоряжении руководства Азиатского флота США в изобилии имелись и более подходящих для средства и этой задачи силы: патрульные Каталины и подводные «лодки», имевшие, в отличии от «Ланикаи», хотя бы исправные радиостанции. Занимаюший ранее пост начальника Разведуправления Тихоокеанского флота США адмирал Эдвин Лэйтон прямо утверждал, что молодых офицеров «применяли втёмную»:

…но и он, и филиппинские добровольцы, ухватившиеся за шанс надеть флотскую униформу, вряд ли испытали бы прилив энтузиазма, если бы осознавали, что им была предназначена роль рыбацкой наживки.

Это подтвердил и сам адмирал Харт, в то время, когда на протяжении одной из встреч представил адмирала в отставке Кемпа Толли как «молодого человека, которого я как-то был должен послать с билетом в один финиш». На прямой вопрос: «Вы также вычисляете, что отечественная миссия была наживкой для инцидента, для casus belli?» – адмирал Харт ответил не меньше прямо:

Да, думать что наживкой. И мог бы привести доказательства. Но не стану этого делать. И вы также не пробуйте.

Эпилог

Было бы нелепо на данный момент клеймить отечественных союзников по Антигитлеровской коалиции как «поджигателей войны» в Тихом океане. К моменту отправки приказа адмирала Старка корабли и авианосцы эскорта Дай-ити кидо бутай – Первого Мобильного соединения адмирала Тюити Нагумо – уже шесть дней пребывали на пути к Пёрл-Харбору. По иронии судьбы, в тот сутки ими также был взят ответственный приказ.

Это была известная радиограмма «Поднимайтесь на гору Ниитака 1208», назначавшая дату начала военных действий: 8 декабря 1941 года (7 декабря в западном полушарии).

Как выяснилось, японцы и в тот раз совсем не нуждались в чьих-либо подсказках, провокациях либо casus belli для развязывания в далеком прошлом запланированной ими войны, по привычке не заморачиваясь глупыми условностями наподобие формального её объявления. Разумеется, что и СССР вступление США во Вторую мировую было объективно удачным – как минимум из-за безопасности советского Дальнего Востока, где возможность японского вторжения понижалась сейчас практически до нуля. Просто не стoит забывать, что «громадная политика» ни при каких обстоятельствах и нигде не делалась в белых перчатках.

Радиограмма, вправду ставшая «спусковым крючком» Тихоокеанской войны

Сам текст сообщения:
???????????
«Ниитака-яма ноборэ 1208»
находится в 6-й колонке

А оба мелких кораблика, не обращая внимания на уготованную им участь «жертвенных агнцев», благополучно прослужили на Тихом океане до самого финиша войны, в меру собственных скромных сил приближая победу. PY-10 «Изабель», выстроенная когда-то как личная яхта автомобильного магната Джона Виллиса, занималась патрулированием, проводкой через минные заграждения и спасением моряков с потопленных японцами судов.

Вместе с остатками Азиатского флота «Изабель» отошла на Яву, откуда, в отличие от многих судов и кораблей ABDA, сумела прорваться в Австралию, где продолжила работу в составе Руководства подводными силами юго-западного района Тихого океана. Шхуну «Ланикаи» постигла схожая будущее, с той только отличием, что по окончании прорыва с ремонта и явы, она была передана в состав ВМС Австралии. Оба судна были исключены из состава ВМС во второй половине 40-ых годов двадцатого века, по окончании чего одно пошло на слом, а второе затонуло на протяжении тайфуна.

Использованные материалы:

  • OPNAV to CINCAF, Dispatch, 2 December 1941
  • Kemp Tolley, “Strange Mission of the Lanikai”
  • Edwin T. Layton, “And I Was There: Pearl Harbor and Midway – Breaking the Secrets”
  • Samuel E. Morison, “History of the United States Naval Operations in World War II:
    Vol. III, The Rising Sun in the Pacific, 1931 – April 1942”
  • Naval History and Heritage Command, “Dictionary of American Naval Fighting Ships”

О провокации Кураева, провокаторах и неудавшейся провокации


Темы которые будут Вам интересны: