Из феодализма в промышленный век на «канрин мару»

В 1850-е годы, в то время, когда Япония начала флота и модернизацию армии, в Нидерландах был заказан первый армейский корабль, взявший имя «Канрин Мару». За годы работы ему было нужно поменять множество «профессий», в каждой из которых отражалось стремительное развитие японского страны. Первенец японского флота успел побывать «преподавателем», «дипломатом», «воином» и «исследователем».

«Политика канонерок» в действии

В июле 1857 года на личной судостроительной верфи в голландском городе Киндердейк был заложен необыкновенный корабль. Фактически, его вооружение и конструкция не отличались ничем необыкновенным – в 1850-е годы было тяжело поразить публику паровым винтовым клипером с 32-фунтовыми пушками. Да и водоизмещение в 600 т смотрелось очень скромным на фоне огромных многопалубных линейных кораблей Англии и Франции.

На закладной доске корабля было указано его наименование – «Япония». Возможно было высказать предположение, что в Нидерландах строится очередной «торговец» с далекой Японией. Благодаря умной внешней политике голландцы в течение двух столетий владели монопольным правом торговли с данной закрытой и таинственной страной.

Но в середине XIX века обстановка изменилась. В первой половине 50-ых годов XIX века Японию посетила с «дружеским» визитом американская военная эскадра капитана Мэттью Перри. Американское «дружелюбие» опиралось на пароходы и артиллерию – в случае если пушками поразить японцев было тяжело, то «тёмные суда» произвели на них должное чувство.

По результатам американского визита в первой половине 50-ых годов XIX века гордым самураям было нужно подписать удачный для инопланетян и невыгодный для себя торговый контракт. Тогда же, пользуясь «добротой» японцев и опираясь на те же доводы, подобные контракты с сёгунатом заключили англичане, русский и французы.

Из феодализма в промышленный век на «канрин мару»

Слева – Мэттью Перри (картина написана в Соединенных Штатах), справа – таким его изобразил японский живописец
history.state.gov
Мелкий корабль для громадной политики

По окончании поражений на внешнеполитическом фронте авторитет японского правительства безотлагательно требовалось поднять на должный уровень. Хорошей идеей показалось создание собственного парового флота. В 1855 году голландцы подарили японскому правительству армейский колесный пароход 1850 года постройки. Судно взяло имя «Канко Мару», уже пребывало в Японии и предназначалось для обучения самураев азам современного морского дела.

Презент был сделан послом Нидерландов на риск и свой страх – правительство не одобрило его действия, но отступать было поздно.

Современная реплика голландского подарка – парохода «Канко Мару»
maritime-connector.com

Щедрость голландцев была верным шагом – уже во второй половине 50-ых годов девятнадцатого века сёгунат заказал у них постройку более современного винтового корабля. Денежные возможности японского правительства были малы, а потому решили заказать небольшой винтовой клипер для учебных и представительских потребностей. Цена проекта (с учетом доставки парохода в Японию) составила 100 000 серебряных мексиканских долларов (тогдашняя международная и официальная валюта США).

Клиент переплатил как минимум в два раза, но строить у американцев либо других европейцев было никак запрещено по политическим обстоятельствам.

В ноябре 1856 года на верфи судостроителя Фопа Смита был построен корпус «парохода для японского правительства». Корабль в точности повторял корвет «Бали», выстроенный для голландского королевского флота. Во второй половине 50-ых годов девятнадцатого века завершился монтаж паровых котлов и механизмов, изготовленных в Роттердаме. 26 марта 1857 года всецело завершенный и вооруженный клипер «Япония» отправился в Страну восходящего солнца.

22 сентября 1857 года первый японский винтовой пароход с голландской командой прибыл в Нагасаки.

Столетиями город Нагасаки был воротами Японии во внешний мир. Вся торговля с Китаем, Кореей, королевством Рюкю и Нидерландами проходила через его рынки. В Нагасаки пребывала и голландская торговая фактория.

Неудивительно, что в 1855 году первый в Японии военно-морской учебный центр был открыт как раз тут. Под управлением голландских офицеров юные самураи постигали морскую науку – обучались управляться с паровыми машинами и парусами, ориентироваться по картам и вести морской бой. Учебным судном был колесный пароход «Канко Мару».

«Канрин Мару» в продольном разрезе, современная схема
kikonai-kankou.net

Новоприбывший винтовой пароход японцы назвали «Канрин Мару» и кроме этого выяснили в качестве учебного корабля. В течение следующих трех лет «Канрин Мару» с курсантами на борту совершал учебные плавания у берегов острова Кюсю. Во второй половине 50-ых годов XIX века наметился конфликт между главой и центральным правительством феодального клана Сага. Город Нагасаки являлся экономическим центром княжества Сага, исходя из этого учебный центр был перенесен в столичный Эдо.

В том же направлении отправился «Канрин Мару».

Японец и янки – братья навек

«Поддержав» заключение торгового соглашения с Японией, американские боевые суда открыли путь в страну вторым великим державам. Это совсем не входило в замыслы предприимчивых янки – они желали стать неповторимыми и необыкновенными торговыми партнерами Японии, заменив голландцев.

В течение последующих лет американский представитель при японском правительстве Таунсенд Харрис всячески подчеркивал непохожесть дружественной позиции Соединенных Штатов на колониальные замашки других новых «друзей» Японии. Сами японцы к этому времени извлекли из сотрудничества с голландцами все что имели возможность. Нидерланды уже давно не были великой державой и не могли предложить Японии ничего по-настоящему передового.

Сёгунат же хотел модернизации по высшему стандарту. Со своей стороны, американцы предлагали строить суда стремительнее и существенно дешевле, чем голландцы. Итогом сближения позиций стал новый американо-японский контракт о дружбе и торговле, подписанный во второй половине 50-ых годов девятнадцатого века. Обе стороны изначально осознавали, что европейцы вынудят сёгунат подписать подобные соглашения, и было решено сходу дать согласие на это, но вкладывать львиную долю средств как раз в американские заказы.

Внутриполитические несоответствия стали причиной тому, что японцы решились ратифицировать соглашение только в первой половине 60-ых годов девятнадцатого века.

Из «преподавателей» – в «исследователи»

Именно сейчас японцам понадобился «Канрин Мару». Самураи решили показать всему миру, что они в полной мере усвоили западные знания и уже имеют собственный паровой флот. Мысль заключалась в том, дабы доставить японское консульство в Сан-Франциско на японском же корабле.

По здравому рассуждению выходило, что не считая учебного корабля послать в открытое море нечего. К 1860 году японцы обзавелись флотом в пара десятков вооруженных и транспортных пароходов, но все они ходили лишь в виду берегов и в хорошую погоду.

Команду из 95 человек собирали из кадетов учебного центра и умелых рыбаков. взглянуть на столь пестрое сборище, американцы настояли, дабы на борту «Канрин Мару» был американский офицер Джон Брук и десять белых матросов. Везти же само консульство американцы японцам не разрешили – чиновники сёгуната должны были совершить путешествие на фрегате флота США «Паухатан» (предполагалось, что «Канрин Мару» будет сопровождать его).

18 января 1860 года экспедиция покинула Японию и забрала курс на Сан-Франциско. Сперва все шло прекрасно, а также утратив из вида сушу, японцы не растерялись. Но после этого погода изменилась, и разыгрался шторм. Волны поднимали мелкий японский кораблик на высоту пятиэтажного дома, а после этого быстро бросали его вниз. Палубу всецело заливало водой, снасти трещали от немыслимых нагрузок, одна из мачт треснула.

Совсем неготовые к океанским реалиям, японцы скоро слегли с морской заболеванием, и совершить «Канрин Мару» через бушующую стихию стало задачей американцев. Из японцев на ногах оставались лишь два участника дипломатической миссии – они вызвались оказать помощь в борьбе со стихией. Накахама Мандзиро числился в консульстве переводчиком – данный необычный человек успел побывать нищим рыбаком, американским китобоем, золотодобытчиком, японским государственным служащим, а после этого и придворным самураем.

Второй храбрец по имени Фукудзава Юкити ехал в Соединенных Штатах, дабы выучить английский язык и разобраться в устройстве непонятного японцам американского общества.

«Канрин Мару» в Тихом океане. Живописец – Сузуфудзи Яудзиро
kaikou.city.yokohama.jp

27 февраля 1860 года, на 40-й сутки пути, «Канрин Мару» и «Паухатан» вошли в гавань Сан-Франциско. Все члены японского консульства сошли на берег. По окончании месячного нахождения в городе японцы продолжили собственный путь в Вашингтон, но истерзанный штормами японский кораблик эта история уже не касается.

Американцы взяли на себя все заботы и затраты по ремонту «Канрин Мару» – военно-морская верфь Мар-Айленд заменила треснутую мачту, починила такелаж, совершила текущий ремонт паровой машины. По завершении работ японский пароход отправился к родным берегам. В этом случае американцев на корабле не было, японцы удачно совладали сами.

23 июня 1860 года путешествие через Тихий океан завершилось – учебный винтовой клипер «Канрин Мару» возвратился к себе.

Армейский флот сёгуната продолжал расти – путешествие в Америку продемонстрировало, что жаться к родным берегам больше запрещено. К тому же, у Японии проявились колониальные амбиции. Сёгунат больше не хотел пассивно ожидать вторжения европейцев, необходимо было защищать собственные интересы на Хоккайдо, Цусиме, островах Рюкю и Бонин. В 1861 и 1862 годах «Канрин Мару» совершил плавания к Цусиме и необитаемым Бонинским островам.

Японцы шепетильно изучили любой из островов архипелага Бонин на предмет наличия в том месте «тихоокеанского золота» – залежей гуано, являвшегося удобрением и материалом для того чтобы. Помимо этого, их заинтересовала возможность заселения этих островов либо создания в том месте военной базы. По итогам экспедиции правительство Японии заявило зарубежным дипломатам о собственном суверенитете над Цусимой и островами Бонин.

Карательные экспедиции в Тёсю

К 1864 году власть сёгуната на Японией ослабела так, что южное княжество Тёсю было нужно усмирять силой. Израсходовав огромные деньги, центральное правительство безотлагательно перебросило на юг все имевшиеся силы. Флот сёгуната, а также, и «Канрин Мару» делал транспортные функции, но готовься стереть с лица земли все поселения мятежников на побережье.

Впечатляющая демонстрация сил семейства Токугава устрашила южан, и они отказались от сопротивления.

Во второй половине 60-ых годов XIX века демонстрация военной мощи пригодилась снова. Сёгунат снова собрал внушительные силы и запланировал вторжение сходу с пяти направлений. Флот должен был обеспечить захват острова Суоосима и укрепленного поселка на нём. С целью проведения операции выделили внушительный отряд в 20 000 человек, но загрузить на суда в один момент смогли лишь две тысячи.

Пять пароходов сёгуната подошли к острову и открыли огонь по береговым укреплениям. Десант устремился на берег, но был разгромлен местным гарнизоном. Как выяснилось, южане не теряли времени напрасно и за прошедшие два года подготовили собственные отряды по западному примеру. В Соединенных Штатах была закуплена военная форма, карабины и скорострельные винтовки, в Англии – металлические нарезные пушки.

Одновременно с этим армия сёгуна в массе собственной оставалась феодальным ополчением. «Канрин Мару» шел во второй волне вторжения, но и в этом случае его пушкам не довелось открыть огонь по врагу. Со смертью ветхого сёгуна очень неудачное вторжение прекратили, и флот возвратился на собственную базу в Йокосуке.

Карта операции по захвату поселения Суоосима, 1866 год. Создатель – Сакамото Рёма
kaikou.city.yokohama.jp
Из парохода – в парусник

Интенсивная работа и нехорошее техобслуживание стали причиной тому, что паровая машина корабля стала довольно часто давать сбои. Сомостоятельно отремонтировать машину японцы не смогли – Япония оставалась феодальной страной без собственной индустрии, а управляемый французами арсенал в Йокосуке лишь строился. Французские инженеры и их местные ученики были заняты поддержанием в боеспособном состоянии разнородного и очень сильно изношенного парка судов.

В случае если боевое ядро японского флота складывалось из судов особой постройки, то транспорты были вчерашними гражданскими пароходами. Ограниченные денежные возможности заставляли японское правительство брать весьма ветхие суда, изначально пребывавшие «в плохой форме».

Во второй половине 60-ых годов XIX века, прослужив всего девять лет, «Канрин Мару» поднялся на модернизацию и капитальный ремонт. На протяжении ремонта с корабля были сняты паровая машина и котлы, и первый винтовой пароход японского флота превратился в парусник. Это стало вынужденной мерой, поскольку доставки нового и стоимость заказа набора механизмов из Европы либо Америки была сравнима с ценой нового корабля.

«Канрин Мару» в войне Босин

27 января 1868 года в Японии началась гражданская война. Фавориты южных княжеств Сацума и Тёсю хотели установить полную власть над всем островным страной (власть над юным императором Мацухито у них уже была). Им противостояли флота и офицеров разрозненные группы армии сёгуната, и кое-какие северные княжества.

Последний сёгун династии Токугава сложил с себя полномочия и самоустранился от борьбы.

Уже 30 января в первой же битве при Тоба–Фусими приверженцы сёгуната потерпели катастрофическое поражение. Их армия разбежалась, а остатки армий были деморализованы. В данной ситуации последней надеждой соперников южного альянса оставался флот.

Во главе ВМС, оставшихся верными династии Токугава, поднялся адмирал Эномото Такэаки. Он располагал внушительной мощью: флагманским винтовым фрегатом «Кайо Мару», вооруженными винтовыми пароходами «Тиёдагата» и «Банрю», вооруженным колесным пароходом «Кайтен», паровыми транспортами «Чогей», «Микахо», «Шинсоку» и парусным транспортом «Канрин Мару». Кроме того объединив собственные флоты, княжества Сацума, Тёсю и их союзники не могли противостоять военно-морским силам приверженцев сёгуната.

Адмирал флота сёгуната Эномото Такэаки. Фото 1868 года
lib.hokudai.ac.jp

События на суше развивались столь скоро, что флот Эномото просто не успевал оказать помощь разрозненным отрядам милицейских, вчерашних кадетов и гвардейцев. Стремительное наступление южан не разрешило северным кланам организовать действенное сопротивление, и они отказались от борьбы. Одновременно с этим южный флот старательно уклонялся от морских сражений.

В сентябре 1868 года около 2000 последних воинов сёгуната погрузились на суда и направились к острову Хоккайдо. В то время Хоккайдо воспринимался не как часть Японии, а как территория в ходе колонизации. По окончании захвата Хакодате (главного порта острова) в руках беглецов была захваченная ранее казна сёгуната, громадная ремонтная база и современная крепость для флота.

По пути на север флот Эномото столкнулся с тайфуном, и суда разметало. Парусный «Канрин Мару» не имел возможности бороться со стихией, и 11 сентября 1868 года был должен укрыться в гавани Симидзу. В довершение всех бед корабль сел на мель.

К моменту прибытия «Канрин Мару» маленькой портовый город уже перешел под контроль южных сил. Южане не стали разговаривать с неприятелями, а просто подтянули полевую артиллерию – «Канрин Мару» был в центре бессчётных всплесков от падающих ядер. Нервы измученного тайфуном экипажа не выдержали, и корабль выкинул белый флаг. Южане, пребывавшие на берегу, то ли не осознали, то ли сделали вид, что не осознали смысла белого флага и пошли на абордаж.

Команда парусника отчаянно защищалась, но неприятели захватили «Канрин Мару». Большая часть защитников погибло, оставшихся забрали в плен. Моряки «Канрин Мару», погибшие на протяжении этого боя, были похоронены на кладбище Симидзу.

К сожалению, иные точные подробности первого и последнего боя этого примечательного корабля нам малоизвестны.

Последняя работа

В июне 1869 года гражданская война в Японии окончилась полной победой альянса южных княжеств. Формальным главой страны стал император, а уроженцы Сацумы, Тёсю, Саги и Тоса заняли все руководящие должности в новом правительстве.

«Канрин Мару» опять стал очень нужен. Для заселения северных территорий японскими колонистами была создана особая правительственная работа – ее единственным транспортом стал отечественный храбрец. В течение двух лет клипер исправно возил на Хоккайдо людей и грузы – в частности, как мы знаем, что к 1871 году в бывшие владения клана Сендаи был доставлен 401 поселенец.

2 ноября 1871 года по пути из Хакодате в Отару «Канрин Мару» попал в ураган и сел на мель на горах мыса Киконай. Все люди, пребывавшие на его борту, были благополучно спасены, но судно затонуло.

В случае если сравнить историю работы корабля с людской судьбой, то «Канрин Мару» прожил маленькую, но броскую и плодотворную судьбу. В «молодости» он стал знаком выхода Японии из начала и изоляции изменений, после этого успел побывать в роли «тренажера» в зарождавшемся японском флоте и поработать послом в далекой чужой стране. В «зрелом возрасте» корабль принимал участие в ужасной послевоенном возрождении и междоусобной войне Японии.

Возможно заявить, что на борту «Канрин Мару» страна совершила путешествие из феодализма в индустриальный век.

Характеристики японского военного корабля «Канрин Мару»

Тип

Водоизмещение

Размеры

Двигатель

Большая скорость

Оружие

древесный паровой винтовой клипер

массовое – 300 т; громаднейшее – 620 т

протяженность – 48,8 м; ширина – 8,74 м

паровая машина, мощность – 100 л. с.

пар – 6 узлов (11 км/ч); паруса – 9 узлов (16 км/ч)

12 гладкоствольных 32-фунтовых пушек

Литература:

  1. Goda Ichigo, «5000 days of glory and tragedy of Kanrimaru», Hokkaido Shimbun, 2000. ISBN 4–89453–125–9
  2. Dozo Ryozo, «Crossing the Ocean», Chugoku Bunko, 1998. ISBN 4–12–203312–8
  3. Fumihiro Fumikura, «Bakumatani naval ship Kanrin Maru», Iwasamido, 1938
  4. Heijiro Fumurakura, «Bakumatani naval ship Kanrin Maru», Chunko Bunko, 1993. ISBN 4–12–202004–2
  5. Tadahito Kato, «Hakodate War» Misuzakura Publishing, 2004. ISBN 4–89544–363–9

Разведопрос: Денис Селезнёв об Украине


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: