Янки из швеции. история человека и корабля

Дух индустриальной революции, воплощённый в металле, оживленный энергией пара, вооружённый мощью ужасных бомбических пушек, защищенный несокрушимой металлической броней и направляемый волей предприимчивых и отважных людей. Реализованная мечта гения и конструктора и титанический труд инженера. Упрочнения множества тружеников и огромные затраты на содержание и создание. Всё это о революционном оружии морской войны середины XIX века – первом башенном броненосце «Монитор».

Успех этого корабля тесно связан с именем его создателя – изобретателя Джона и американского инженера Эрикссона. «Монитор» стал вершиной достижений этого гениального человека, а путь к новейшему броненосцу стал и его жизненным путём.

Становление инженера Эрикссона: Англия и Швеция

31 июля 1803 года в Швеции в семье горного инженера Олафа Эрикссона на свет показался мальчик, которого назвали Джоном. Годом ранее появился его старший брат Нильс. Все детство мальчишки вращались в инженерных кругах, с которыми был связан их папа.

Гениальных братьев увидел начальник постройки грандиозного по шведским меркам канала и забрал их себе в ассистенты. В возрасте семнадцати лет Джон поступает в армию, а шестью годами позднее выходит в отставку в чине лейтенанта топографической работы. К этому времени в Англии и континентальной Европе полным ходом шла промышленная революция.

бедная Швеция и Маленькая не имела возможности дать громадных возможностей молодому гениальному инженеру – для претворения в судьбу собственных проектов паровых насосов, автомобилей и локомотивов во второй половине 20-ых годов девятнадцатого века он переезжает в Лондон.

Янки из швеции. история человека и корабля

Джон Эрикссон во времена проживания в Англии. Картина Чарльза Лоринга Элиота
Источник: britishmuseum.org

Во второй половине 20-ых годов XIX века в возрасте двадцати шести лет Джон вместе с его британским втором и партнером Джоном Брейтвейтом стали финалистами известных Рейнхильских гонок паровых локомотивов. Проиграв Стеффенсону и его «Ракете» в надежности, локомотив «Новелти» конструкции Эрикссона существенно побеждал в технологичности и скорости. Но заказов на него не поступило, и Джон сосредоточил свои силы на не меньше перспективном направлении – механизмах и паровых машинах.

К 1836 году Эрикссон патентует ранее изобретенные им судовой паровой конденсатор и гребной винт для опреснения морской воды. В последующем оба этих изобретения станут базой для начала пароходного сообщения между колониями и метрополией Англии, но тогда британцев они заинтересовали слабо. Но американский консул заказал для себя паровую прогулочную яхту – маленькой винтовой кораблик с легкостью обгонял колесные яхты англичан.

В надежде на громадные заказы Эрикссон берет большие кредиты и открывает собственное дело. Увы, больше заказов нет, и собственный тридцать четвертый сутки рождения изобретатель встречает в долговой колонии.

Современная реплика локомотива «Новелти»
Источник: newbuildsteam.com
Из долговой колонии – в страну громадных возможностей

Но заключение продлилось недолго, и скоро Джон Эрикссон был на свободе. Еще через некое время американский консул познакомил изобретателя с офицером флота США Робертом Стоктоном. В Соединенных Штатах пристально смотрели за новинками технического прогресса, и изобретения Эрикссона, использованные в яхте консула, заинтересовали американского офицера.

Стоктон предлагает Эрикссону направиться вместе с ним В США, дабы выстроить самый передовой армейский корабль в мире. Джон соглашается и во второй половине 30-ых годов девятнадцатого века переезжает из Лондона в Нью-Йорк. Финансирование проекта корабля удастся взять лишь в первой половине 40-ых годов девятнадцатого века, а до тех пор пока шведский инженер обязан самостоятельно изыскивать средства для существования.

С этим особенных неприятностей у него не появлялось – кроме других патентованных изобретений, в первой половине 40-ых годов девятнадцатого века пожарная паровая машина Эрикссона побеждает в конкурсе муниципального муниципалитета.

Катастрофа на шлюпе «Принстон»

В первой половине 40-ых годов XIX века революционный винтовой паровой шлюп «Принстон» вступает в строй и сразу же побеждает гонку у английского трансатлантического почтового парохода «Грейт Вестерн» (до этого – самого стремительного судна в мире). Казалось, что яркое и обеспеченное будущее Эрикссону гарантировано, но в первой половине 40-ых годов девятнадцатого века на борту «Принстона» случилась катастрофа.

Уже знакомый нам Роберт Стоктон стремился, дабы первый американский винтовой корабль применял все новинки военно-морского дела – а также, бомбические орудия. Хотя и тут опередить европейцев, янки заказали две 300-мм гладкоствольные дульнозарядные пушки. Одну из них спроектировал Эрикссон, а изготовили её в Англии.

Вторая пушка (за авторством Стоктона) была отлита в Соединенных Штатах. Практически же американский офицер пушку шведского изобретателя, но не смог повторить разработку изготовления. 28 февраля 1844 года на протяжении демонстрационного круиза с участием участников правительства пушка Стоктона взорвалась при выстреле (взрывом убило морского министра и госсекретаря). Политические связи разрешили Стоктону взвалить всю вину на Эрикссона, но осудить изобретателя американцы не осмелились.

Однако, заказов от флота больше не было, и на пара последующих лет главным «клиентом» шведа снова стала растущая торговля и американская промышленность. Так, к 1844 году в Соединенных Штатах были выстроены 25 винтовых пароходов с двухлопастными винтами Эрикссона. Неспешно взрыв на «Принстоне» забылся, и 28 октября 1848 года сорокапятилетний Джон Эрикссон стал гражданином Соединенных Штатов.

Оригинал пушки Эрикссона со шлюпа «Принстон». США, город Аннаполис, штат Мэриленд
Источник: history.navy.mil
Проект «военно-морской подводной совокупности» для Наполеона III

В ноябре 1853 года Эрикссон определил о Синопском морском сражении, где было очевидно показано могущество бомбической артиллерии и неспособность древесных судов противостоять ей. По окончании нескольких войн с Россией и утраты собственных прибалтийских владений шведы враждебно относились к восточному соседу. Не стал исключением и Эрикссон – он честно хотел победы англо-французской коалиции над «русским медведем».

Скоро он оформляет в масштабной модели и виде чертежей собственное видение новой «военно-морской подводной совокупности», отправляет документацию в Париж, но приобретает отказ ввиду дороговизны и сложности проекта. На схеме видны все главные элементы броненосца «Монитор», но в целом обращение шла о концепции, еще не доведенной до производства. Примечательно, что в широких архивах морского министерства Франции доказательств данной истории не отыскано.

Схема броненосца, начерченная для императора Наполеона III. Из личного архива Эрикссона
Источник: history.navy.mil
В то время, когда индивидуальные связи решают всё

В Соединенных Штатах 1850-е годы закончились острым политическим и социальным кризисом, что стал причиной началу гражданской войны в первой половине 60-ых годов XIX века. К этому времени Джон Эрикссон стал в полной мере инженером и успешным изобретателем, и твёрдым приверженцем нового идей Авраама превосходства и президента Линкольна промышленного Севера над аграрным Югом. Но в начале войны дела у северян шли не отлично.

С отделением штата Вирджиния от Альянса в руки южан перешел Портсмут – ответственный центр армейского судостроения. При эвакуации из города федеральные силы подожгли пребывающий на ремонте винтовой фрегат «Мерримак», но он выгорел лишь в надводной части. Подводные структуры корпуса, а основное – котлы и машина, не пострадали.

Осознавая явное превосходство флота Альянса в классических судах, 11 июля 1861 года южане начали перестраивать «Мерримак» в броненосец «Вирджиния».

Северяне определили об этом, и уже 3 августа 1861 года президент Линкольн издал указ №36 о создании Комитета по броненосцам и выделении 1,5 миллионов долларов на постройку федеральных броненосных судов.

Из шестнадцати заявленных проектов Комитет выбрал лишь два – один из них принадлежал предпринимателю Корнелиусу Бушнелю. Для проработки подробностей постройки броненосца ему потребовался технический эксперт, и Бушнель обратился к собственному привычному промышленнику Корнелиусу Деламатеру. Тот был давешним бизнес-партнером и втором Эрикссона и порекомендовал его Бушнелю.

При дискуссии неспециализированных вопросов о предпочтительной концепции дизайна броненосцев Эрикссон продемонстрировал Бушнелю модель и материалы собственного проекта времен Крымской войны (он утвержает, что отвергнутого правительством Наполеона III). Предпринимателя впечатлила степень проработанности проекта и уверенность изобретателя в том, что он бывает реализован за 90 дней.

Такая мелочь как окончание конкурса Бушнеля не смутила – его индивидуальные связи разрешили продемонстрировать проект Эрикссона госсекретарю США Уильяму Сьюарду, и президенту Линкольну. Президент лично представил модель и документацию на экстренно собранном совещании Комитета. Спустя семь дней Бушнель взял официальный документ о том, что правительство будет финансировать инженера Эрикссона и его «броненосную батарею».

«Отцы» броненосца «Монитор». Слева направо: Джон Эрикссон, Корнелиус Деламатер, Корнелиус Бушнель
Источник: history.navy.mil
Успеет ли «наставник» остановить «южное чудовище»?

Понятия «секретность» и «военная тайна» были так чужды людям того времени, что северные газеты публиковали ежедневные отчеты о прогрессе в постройке «Вирджинии». Со своей стороны, южане скорее игнорировали факт начала работ над федеральными броненосцами. Они просто задействовали все имевшиеся в их распоряжении рабочие руки (около 1500 человек) и сосредоточились на медленном 9-месячном преображении обгоревшего корпуса в смертоносную военную машину, которую и на Севере, и на Юге именовали «чудовищем».

Давление публичного мнения подстегивало администрацию Линкольна – необходимо было как возможно скорее завершить строительство и ввести корабль в строй. Тем более что в первых числах Февраля 1862 года темнокожая экономка одного из инженеров, трудившихся над «Вирджинией», сбежала на Север. В её платье было запрятано сообщение от одного из работников верфи, гласившее, что бывший «Мерримак» близок к завершению.

Но и янки не теряли времени бесплатно. 25 октября 1861 года на металлургическом заводе в Гринпорте (Continental Ironworks), что в окрестностях Нью-Йорка, был заложен киль нового корабля. Уже 30 января 1862 года его спустили на воду.

В то время, когда строительство было близко к завершению, ассистент Секретаря Флота Густавус Фокс обратился к Эрикссону прося, дабы тот дал имя новому кораблю. В собственном ответном письме Эрикссон писал:

«Господин,

В соответствии с Вашим запросом я воображаю на Ваше утверждение имя для плавучей батареи*, строимой в Гринпорте. Неприступный и враждебный темперамент этого корабля будет наставлять фаворитов Южного Мятежа в том, что их [береговые – прим. автора] батареи больше не есть препятствием для сил Альянса. Броненосец, готовый для вторжения, будет важным наставником для этих фаворитов.

Но имеется и другие фавориты, каковые кроме этого будут испуганы и впечатлены громом пушек из неприступной металлической башни [корабля – прим. автора]. «Даунинг Стрит» [подразумевается правительство Англии – прим. автора] вряд ли будет с безразличием наблюдать на очередную «новинку от янки», как данный наставник [корабль – прим. автора]. Лордам адмиралтейства новый тип корабля будет вселять сомнения в правильности завершения четырех строящихся [в Англии – прим. автора] броненосцев по три с половиной миллиона за любой. На этих и многих аналогичных им основаниях я предлагаю назвать новую батарею «Наставник» (Monitor).

Ваш покорный слуга,

Д. Эрикссон».

* в английском и французском флотах броненосцы первого поколения именовались плавучими броненосными батареями, поскольку были предназначены для борьбы с береговыми упрочнениями

6 марта 1862 года «Монитор» пребывал в Нью-Йорке в полной готовности к действиям. 8 марта «Вирджиния» вышла из Портсмута для уничтожения эскадры северян, блокировавшей город.

Звездный час Эрикссона: бой на Хэмптонском рейде

гибель и «Успешные» действия Вирджинии федерального фрегата «Миннесота» поставил блокирующий отряд северян в критическое положение. Лишь наступление темноты вынудило южан временно отойти. Ночью к месту событий подоспел «Монитор», а утром состоялся первый в истории бой между броненосными судами. К вечеру 9 марта всем стало ясно, что мелкий и нескладный броненосец северян отогнал «Джон и» южное чудовище Эрикссон стал храбрецом нации.

Талант изобретателя более никем не оспаривался, всего за собственную работу над первым кораблем и по отчислениям за патенты по всем последующим правительство выплатило ему около 50 000 американских долларов, что образовывает приблизительно 1,5 млн в современном эквиваленте.

Эрикссон не просто спроектировал и выстроил первый американский броненосец, а создал новый класс судов. По заглавию первенца все другие подобные суда вплоть до наших дней именуются мониторами. Сам изобретатель ввиду нехватки своеобразных знаний кораблестроителя вычислял мониторы универсальными судами для работы в произвольных условиях. Но весьма не так долго осталось ждать ему было нужно убедиться в том, что это не верно.

Отдавая должное упрямству самого Эрикссона и офицеров флота США, увидим, что они отказывались признавать очевидное. Впредь до испано-американской войны 1898 года монитор считался в Соединенных Штатах самобытным и самодостаточным типом американского броненосца. Европейцы, признавая революционность конструкции, вычисляли мониторы своеобразными судами для действия на мелководье, но не более того.

«Монитор» погиб, но дело его живет

24 декабря 1862 года «Монитор» был направлен на усиление блокадной эскадры северян около Чарльстона. Приказ был взят капитаном броненосца на Рождество – к этому времени команда корабля уже составила представление в том, что «данный пароход нельзя считать какое количество-нибудь мореходным судном». Флотское руководство не разделяло этого мнения, поскольку два новых монитора класса «Пассаик» уже добрались своим ходом до Чарльстона.

С руководством не спорят, и уже 26 декабря «Монитор» готовься покинуть Хэмптонский рейд и выйти в море. Нехорошая погода задержала отправление до 29 декабря.

31 декабря пароход «Род-Айленд» забрал «Монитор» на буксир и направился к месту назначения. У мыса Гаттерас оба корабля попали в сильный шторм. Волны заливали броневую рубку и палубу броненосца, целый его корпус дрожал от напряжения. Через вентиляцию и башню в корпус начала поступать вода, и скоро паровые насосы уже не справлялись с затоплением. угольные ямы и Машинное отделение стали заполняться водой.

Осознавая серьезность обстановки, капитан «Монитора» запросил помощь с «Род-Айленда». Для облегчения действий спасательных шлюпок было решено обрезать буксировочный трос. Первый матрос, добровольно вызвавшийся сделать это, сразу же был смыт за борт и утонул. Со второй попытки трос все же удалось обрубить. Вода заполняла корабль, и капитан приказал остановить паровую машину, дабы направить целый имевшийся пар от котлов к паровым насосам.

На некое время это помогло, но после этого было нужно применять намокший уголь, и давление пара быстро уменьшилось. Использование ручных насосов и организация живой цепи с ведрами кроме этого не возымели действия. Подошедшие спасательные шлюпки с «Род-Айленда» забрали 47 членов экипажа «Монитора», но громадная волна опять накрыла броненосец, он утратил остаток плавучести и мгновенно ушел под воду.

Вместе с «Монитором» погибли 4 офицера и 14 рядовых.

Смерть «Монитора». Живописец – Энди Симмонс
Источник: ans-grafics.com

Останки затонувшего корабля были найдены в 1949 году в 26 км к юго-востоку от мыса Гаттерас. С 1995 по 2013 год большинство сохранившихся частей «Монитора» была поднята с дна моря и помещена в особый музей.

Смерть первого из судов нового класса не остановила грандиозную программу северян по постройке новых мониторов – всего за войну было выстроено 24 башенных броненосца. Повторяя неспециализированную концепцию родоначальника, любая следующая серия становилась более идеальной. Мониторы блокировали наиболее значимые вражеские гавани, сражались с береговыми упрочнениями, вступали в поединки с броненосными канонерками южан а также захватывали блокадопрорыватели.

«Монитор» стал знаком морского могущества промышленного превосходства и федерального флота Севера над Югом. Данный корабль показался в необходимое время и в нужном месте, по окончании чего янки скоро выстроили целый флот его «братьев» и смогли надежно обезопасисть собственные берега от вероятного вторжения европейцев. Практически сразу после этого мониторы разрешили друг за другом захватить все ответственные порты Конфедерации.

Для изобретателя Джона и американского инженера Эрикссона создание «наставника» стало вершиной карьеры и визиткой до конца его жизни. Денежное положение изобретателя, наконец, выправилось и стало стабильным, а его сотрудничество с американским флотом продолжилось и по окончании завершения войны. «Монитор» сделал шведа-иммигранта национальным храбрецом Америки и обессмертил его имя.

литература и Источники:

  1. Ruth M. White, Yankee from Sweden: The Dream and the Reality in the Days of John Ericsson (1960)
  2. James Phinney Baxter III, The Introduction of the Ironclad Warship (1933)
  3. John D. Broadwater, USS Monitor: A Historic Ship Completes Its Final Voyage (2013)
  4. William Conant Church, The Life of John Ericsson (1911)
  5. John Ericsson, A Register of His Papers, Library of Congress (2003)

Что случилось с гордостью шведского флота- \


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: