Японские проекты линкоров конца 1920-х

Эти проекты создавались в начале прошлого века для замены (в рамках Вашингтонских договоренностей) линейных кораблей «Конго» и «Фусо», у которых к середине 1930-х годов доходил к концу 20-летний срок работы. Фундаментальным принципом конструкции была защита по схеме «все либо ничего» в ее предельном варианте – другими словами, сосредоточение артиллерии и крайне важных совокупностей в центре корабля, прикрытие их цитаделью большой минимальной длины и толщины, и наряду с этим небронированные «водоизмещающие» оконечности.

Изначально техническое задание на проектирование судов для замены «Фусо» и «Конго» было выработано особым комитетом (практически – аналогом МТК), созданным 15 октября 1927 года под руководством помощника главы Морского Генштаба адмирала Китисабура Номуро для разработки новой кораблестроительной программы. Данный комитет, не обращая внимания на собственную временность, был только «долгим» – он просуществовал практически год, совершив более 70 совещаний.

В итоге 8 августа 1928 года была оглашена новая пятилетняя программа строительства флота на 1931–1935 годы. Добрая половина ее стоимости (455 млн иен из 980 млн) уходила на постройку пяти линейных кораблей.

Не смотря на то, что их водоизмещение оставалось в пределах «вашингтонских» 35 000 тысячь киллограм, суда должны были нести до двенадцати 410/45-мм орудий «тип 3» (те же, что и на «Нагато»), двенадцать 140-мм противоминных орудий и наряду с этим иметь бронирование, снабжающее территорию свободного маневрирования под огнем подобных орудий на расстояниях от 17 до 28 тысяч метров. Любой линейный корабль нес по 4 гидросамолета; зенитное оружие, и дальность и скорость плавания не конкретизировались. В будущем было решено заменить 45-калиберные орудия на новые 53-калиберные, пребывавшие в стадии разработки (они так ни при каких обстоятельствах и не были созданы).

Окрыленные удачами в создании крейсеров и эсминцев с выдающимся для собственного водоизмещения оружием, японцы честно сохраняли надежду, что подобные же ухищрения разрешат им впихнуть в вашингтонские ограничения сверхмощное для линейных кораблей оружие. Исходя из этого компоновка новых линкоров изначально предполагалась весьма нестандартной.

Действительно, первые же прикидки в 4-й (кораблестроительной) секции Морского технического департамента распознали, что втиснуть 12 стволов нужного калибра в 35 000 тысячь киллограм стандартного водоизмещения не окажется ни под каким видом – разве что до минимума уменьшив бронирование. Но на «белых слонов» флот был не согласен, исходя из этого МГШ, скрепя сердце, дал сократить количество орудий до 10 либо кроме того 9. В качестве компенсации было решено применять 152-мм средний калибр вместо классического 140-мм.

1. Замена «Конго»

Разработка проекта для замены линейного крейсера «Конго», вступившего в строй в 1913 году, была поручена адмиралу Хирага, к этому времени уже ушедшему с поста начальника кораблестроительной секции МТД и занимавшему пост главы кораблестроительного отдела НИИ Технического управления флота. Данный проект, законченный 24 июля 1929 года, взял обозначение «Х».

Он воображал собой необычный аналог английского «Нельcона», в котором все свойства и без того очень необычного британца были доведены до предела – не смотря на то, что размещать все башни в носу Хирага все-таки не решился. В итоге корабль нес десять 410-мм орудий в четырех башнях (две – двух- и две – трехорудийные) с большим углом возвышения 40°. Полное водоизмещение линейного корабля достигало 44 000 тысячь киллограм, протяженность по ватерлинии – 231,6 м, большая ширина 32,2 м, осадка при стандартном водоизмещении – 9,14 м.

Японские проекты линкоров конца 1920-х

Линейный крейсер «Хиеи» (типа «Конго») во второй половине 20-ых годов двадцатого века

Бронированная цитадель занимала меньше половины длины корпуса (98 метров), в следствии не хватило места кроме того для всех восьми двухорудийных 155-мм башен, и половину из 16 орудий среднего калибра было нужно разместить в казематах – действительно, угол возвышения для них все равно предполагался аж в 75°. Казематное размещение орудий среднего калибра многими оценивается как свидетельство консерватизма Хираги – но не следует забывать, что на подавляющем большинстве тогдашних линейных кораблей такие орудия все еще размешались в казематах.

Подобное размещение обходилось значительно дешевле, чем башенное (и по цене, и по весу), к тому же казематная броня усиливала верхний пояс. Главным недочётом казематов были малые углы возвышения орудий, и сложность организации совокупности центральной наводки – но и ту, и другую проблему японцы рассчитывали преодолеть.

На обе группы башен главного калибра приходилось всего 29 метров цитадели, еще 40 метров занимала силовая установка – три параллельных секции, в крайних размещалось по 4 котла (группами по два) и одной турбине, в средней – 2 котла и 2 турбины. Предполагалось, что 10 турбины и 3 котлов «Канпон» неспециализированной мощностью 80 000 л.с. обеспечат кораблю скорость в 26 узлов.

Модель линейного корабля для замены «Конго» в лаборатории

Самый необычно смотрелись надстройки корабля: высокая носовая «пагода» была завалена вперед, подобно Пизанской башне, а единственная труба – напротив, очень сильно отклонена назад, нависая над кормовой рубкой а также третьей башней. Это снаружи необычное ответ разъяснялось отсутствием иного места для выхода дымоходов при необходимости максимально отодвинуть финиш трубы от мостика для минимизации его задымления. В следствии изгиб трубы пропустить между стойками четырехногой мачты, а для директоров и четырех спаренных 120-мм установок оборудовать выносные площадки (как впоследствии делалось на авианосцах) – в противном случае они просто не помещались на предельно узком пространстве.

Как и на британском «Нельсоне», броневой пояс должен был устанавливаться с наклоном наружу, причем не на самой обшивке, а на некоей глубине в корпуса. Толщина пояса достигала 380 мм у ватерлинии, к нижней части он утончался до 343 мм. Потом вниз до самого второго дна шел расположенный мало под другим (меньшим) углом к вертикали нижний пояс, толщина которого медлено уменьшалась с 330 до 183 мм; практически, его нижняя часть представляла собой противоторпедную переборку.

Броневая (средняя) палуба по цитадели была толщиной 213 мм и имела 300-мм скосы, примыкавшие к верхней кромке пояса. Боевая рубка защищалась 480-мм броней.

Схема линейного корабля для замены «Конго»

Пространство между обшивкой и броней занимала противоторпедная защита, включавшая нижний броневой пояс – от «ныряющих» снарядов, опасность которых показал опыт с обстрелом корпуса недостроенного линейного корабля «Тоса». Броня максимально хорошо облегала погреба боезапаса и силовую установку – Хирага приложил массу упрочнений, дабы оптимизировать компоновку защищенных отсеков.

В итоге трехорудийные башни было нужно разместить выше двухорудийных – в противном случае их более широкие барбеты никак не вписывались в узкие обводы оконечностей цитадели. Само по себе применение двухорудийных башен выглядит неэффективным – во всем мире для экономии веса уже переходили к трех- и четырехорудийным башням.

Но Хирага пришел к указанной компоновке только по окончании того, как шепетильно проработал другие варианты размещения орудий ГК, и узнал, что экономия веса на башнях не компенсирует экономию веса на броне цитадели. Сам корпус линейного корабля был гладкопалубным и в целом повторял корпуса линейных кораблей «Кага» и «Тоса».

Главным недочётом проекта стало предельное уменьшение водоизмещающего количества защищенной части корабля. В следствии главная часть плавучести обеспечивалась оконечностями, уязвимыми кроме того для снарядов и бомб малого калибра. Единственной их защитой стало разделение на предельное число влагонепроницаемых отсеков, превращавшее оконечности в некоторый аналог коффердамов.

2. Замена «Фусо»

Проект для замены линейного корабля «Фусо», вступившего в строй в 1915 году, создавался уже новым главой 4-го отдела – Кикуо Фудзимото. При стандартном водоизмещении в 35 000 тысячь киллограм обычное у него достигало только 39 250 тысячь киллограм. Протяженность по ватерлинии достигала 237 метров (по другим сведеньям – 232 метра), другими словами незначительно больше, чем у линейного корабля для замены «Конго». Большая ширина составляла те же 32 метра. Осадка при стандартном водоизмещении – 8,7 метров, при полном – 9 метров.

Четырехвальная силовая установка мощностью 73 000 л.с. должна была обеспечить кораблю скорость в 26 узлов.

Линейный корабль «Фусо» на опробованиях по окончании модернизации в первой половине 30-ых годов XX века

Цитадель у линейного корабля Фудзимото была не столь маленькой и тесной, а артиллерия ГК имела хорошее размещение – три трехорудийные 410-мм башни, две в носу, одна в корме. Существовал вариант с десятью орудиями – две четырехорудийные башни и одна двухорудийная.

Но четыре из шести башен среднего калибра Фудзимото по большому счету вынес в незащищенные оконечности корабля.1 В том месте поставленные попарно 155-мм двухорудийные башни имели возможность иметь большие углы обстрела, и наряду с этим не мешать главному калибру вести пламя кроме того прямо на шнобель и на корму – так как на дистанции боя линейных кораблей пушки ни при каких обстоятельствах не стреляют с нулевым возвышением. Действительно, для защиты от дульных газов было нужно поставить особые экраны, подобные тем, что использовались на эсминцах с возвышенным размещением открытых установок – лишь не горизонтальные, а вертикальные. Четыре двухорудийные 120-мм универсальные установки по большому счету были вознесены на особые площадки надстроек, нависавшие над башнями ГК.

Схема линейного корабля для замены «Фусо»

Броневой пояс, как и у проекта Хираги, также должен был быть внутренним наклонным. К сожалению, информацию о бронировании корабля очень скупы, исходя из этого возможно только высказать предположение, что толщина палуб и пояса была немного меньше, чем в проекте Хираги. По одной из версий схема бронирования должна была быть похожим таковую у крейсера «Могами», что также проектировал Фудзимото.

«Штатный» вариант оружия главного калибра предусматривал три трехорудийных башни – но существовал вариант, в котором концевые башни делались четырехорудийными (как на французских линкорах) – см. одну из прилагающихся схем. Тогда вторая башня становилась двухорудийной, а линейный корабль приобретал десять 410-мм орудий, как и на «эрзац-Конго». Наряду с этим все шесть башен противоминного калибра убирались из оконечностей и ставились побортно в средней части корабля.

Вариант проекта линейного корабля для замены «Фусо» с десятью 410-мм орудиями

Помимо этого, существует эскиз увеличенного варианта линейного корабля для замены «Фусо», у которого кормовая часть удлинена на 22 метра, отсутствуют кормовые башни среднего калибра, а вместо них установлена четвертая башня ГК. В этом случае число 410-мм орудий возрастало до 12, а водоизмещение должно было очень сильно превышать вашингтонский лимит.

Эксперты МГШ склонялись к принятию проекта Фудзимото как пара менее безумного, но тут грянул кризис 1929 года, и программу сперва было нужно урезать до 4 линейных кораблей ценой по 85 млн иен, а после этого и вовсе отменить. По результатам Английской конференции 1930 года Япония соглашалась на сокращение собственного линкорного флота с 10 до 9 единиц (за счет вывода в учебные суда и частичного разоружения «Хиеи»). В то время, когда же кризис миновал, грянул «Манчжурский инцидент», а в высших эшелонах политической власти было решено идти на отказ от продления Вашингтонских соглашений (воздействие которых прекращалось по окончании 1936 года) – и в первой половине 30-ых годов XX века Фудзимото начал проработку проекта линейного корабля в 50 млн кг, будущего «Ямато»…

Вариант проекта линейного корабля для замены «Фусо» с четырьмя башнями главного калибра.

1 Существует эскиз, на котором в оконечности вынесены все шесть башен – две в носу, четыре попарно с превышением в корме.

Линкоры США и Японии. «Мореходка» № 9


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: