Экспедиция герцога д’анвилля

В то время, когда в первой половине 40-ых годов восемнадцатого века началась очередная война между Францией и Англией, она закономерно перекинулась и на их американские владения. В 1745 году, по окончании вылазки французских колонистов к британским поселениям в Новой Шотландии, ополченцы из Новой Англии нападали и забрали французскую крепость Луисбург на острове Иль-Рояль. Конечно, на этом борьба между французами и англичанами в американских колониях не закончилась.

На выручку своим колонистам французы решили послать флот.

Флот в помощь

Начиная с июня 1746 года франкоканадцы вместе с союзниками-индейцами готовили набег к Олбани. Но им как воздушное пространство необходимы были припасы – порох, провиант, оружие, без которого их союзники и французы просто не имели возможность начать активных действий. Исходя из этого госсекретарь по флоту граф Морепа организовал для отсылки в Северную Америку большой экспедиционный отряд под руководством Жана-Батиста-Луи Бертрана де Ля Рошфуко, герцога д’Анвилля, с приказом отбить Луисбург и разорить британские владения в Новой Англии и Акадии.

Важным за снабжение и формирование каравана его войсками и припасами прописали Бижо де Ла Мотта, начальника рошфорского порта, а по совместительству – главного контролёра финансов Канады. Нужно заявить, что он с этим поручением справился.

Конвой, организованный сходу в пяти различных портах (Нант, Сен-Мало, Брест, Бордо и Ла-Рошель), насчитывал в общем итоге 10 линейных кораблей, 3 фрегата, 2 корвета, 2 брандера, 2 флейта, 1 госпитальное судно, 15 войсковых транспортов либо судов, употребляющихся в этом качестве, и 19 торговых судов и 18 зафрахтованных купцов — всего 72 корабля. Часть из торговых судов около мыса Финистерре должна была забрать курс на Левант.

Французский конвой, среди другого, включал 64-Леопард и «пушечные» линкоры «Бори», 50-пушечные «Дьяман» и «Тигр», фрегаты «Реноме» и «Межер», два флейта. На последние загрузили 281 штыков из батальона Понтие и батальон милиции из Фонтэнэ-ле-Комт. В качестве войсковых и запасных транспортов употреблялись оснащённые «эн флюйт» суда «Парфэ» и «Тридан», приватир «Тигр», и торговые «Фор-Луи» (320 тысячь киллограм), «Андромеде» (300 тысячь киллограм), «Султан» (380 тысячь киллограм), «Виерж де Грас» (180 тысячь киллограм), и большое количество малых судов.

Экспедиция герцога д’анвилля

Карта устья реки Святого Лаврентия и прилегающих территорий

Конвой был нагружен армиями, товарами, провиантом, вооружением и порохом, так нужными для канадских поселенцев. На судах был 2861 французский воин (начальник сухопутных сил полковник де Мерик). В реалиях пустынной Канады это была беспрецедентная помощь от метрополии.

Линейный корабль «Бори» доверху загрузили личными вещами Бижо де Ла Мотта. Французские моряки были поражены и шокированы числом дорогой мебели, белья, кружев, дорогой посуды, которое загрузили на корабль. Коррупция в Канаде делала для метрополии эти колонии убыточными.

В отличие от Индии.

Череда бед

В 4 часа утра 22 июня 1746 года караван тронулся в путь от острова Иль-д’Экс. 23 июля французы прошли Азоры. 10 сентября эскадра д’Анвилля усмотрела акадийское побережье.

За время перехода часть транспортов и кораблей была утрачена.

Многие матросы заболели. Так, к примеру, из 300 членов экипажа 50-пушечного «Карибу» лишь 40 человек к началу сентября имели возможность выполнять собственные обязанности, остальные были больны тифом. Это было связано с порочной практикой, ещё со времён Ришелье принятой на французских судах. Во французском флоте надеялся один гамак на двух матросов (один спит, один несёт работу, позже изменяются).

Кроме этого матросам разрешалось отправлять потребности на палубе. Обе эти «традиции» приводили к стремительному распространению болезней в экипаже, и время от времени моровое поветрие уносило на тот свет экипажи целых эскадр.

Но возвратимся к д’Анвиллю. 10 сентября 44 французских корабля кинули якорь в бухте Чебукту (сейчас – бухта Галифакс), а 13 сентября налетел ожесточённый шторм, из-за которого суда и французские корабли были раскиданными на протяжении всего побережья Новой Шотландии и Акадии. «Нортумберленд» вылетел на мели острова Сэйбл – долгой вытянутой с запада на восток песчаной дуги, расположенной к востоку от побережья Новой Шотландии. «Ардан» утратил 50 человек, ещё 400 были больны, исходя из этого капитан корабля мессир де Коломбьер решил идти обратно, во Францию. «Карибу», бедственное состояние которого мы уже обрисовывали, кроме этого забрал курс на Брест, через 4 дня он смог соединиться с «Арданом». «Марс» был достаточно очень сильно повреждён, но смог соединиться с «Триданом».

Крушение судов д’Анвилля у американского побережья

В отсутствие д’Анвилля, имевшего флагманом «Ардан», мессир д’Эстурмель получил обязаности старшего. «Тридан» к тому времени уже смог отыскать «Альсид» и приватир «Рафаэль». Французы отплыли к острову Сэйбл, где к ним присоединились очень сильно повреждённые «Леопард», «Тигр» и 30 торговых судов. 27 сентября отряд опять вошёл в бухту Чебукту, а 28-го была перехвачена акадская галера, которая сказала, что на подходе суда Вест-Индской французской эскадры Конфлана.

Скоро смогли найти и «Нортумберленд», что однако смог сняться с мели и ремонтировал дне. Д’Эстурмель поднялся на борт флагмана, где выяснил, что герцог д’Анвилль погиб, по одной из предположений — от инсульта , по второй – от истощения. Сейчас Эстурмель становился главным.

В тот же час же был созван армейский совет, на котором было решено нападать и взять на штык посредством сохранившихся солдат Пор-Рояль (Аннаполис-Ройял), а четыре корабля с транспортами направить в Квебек.

Множество провианта было затоплено и пропало, исходя из этого французы начали испытывать настоящий голод. Сам Эстурмель писал позднее:

«В 19:00 офицеры пригласили меня на торжественный ужин. На каждого приходилось по два яблока, одна стакан вина и пресная лепёшка, разведённый напополам водой».

1 октября случилось непонятное. Описания очень сильно разнятся, но в целом сводятся к тому, что Эстурмель, раздавленный событиями последних дней, очень сильно заболел и впал в горячку. Спешно собранный армейский совет избрал новым начальником отряда Жака-Пьера де Таффанеля де Ла Жонкье. К этому времени около половины участников экипажей были больны и истощены до последней крайности.

Из двух тысяч восьмисот солдат лишь около тысячи были более-менее здоровы, но очень сильно недоедали. дизентерия и Скорбут косили людей.

Канадцы справляются без помощи метрополии

Со своей стороны из Квебека на семи судах вышли 700 французских ополченцев, морпехов и союзников-индейцев, задачей которых было соединиться у Аннаполис-Ройяла с экспедицией д’Анвилля. Руководил рейдом Жан-Батист-Николя-Рош де Рамезье. 11 октября Рамезье достиг пункта назначения.

К собственному громадному удивлению, он никого не нашёл, а опрос местных обитателей продемонстрировал, что французскую эскадру разметало недавним штормом и где она – никто не ведает. Атака Аннаполис-Ройяла малыми силами не принесла бы ничего хорошего, исходя из этого Жан-Батист лишь блокировал крепость и разослал разведчиков по всем направлениям.

Тем временем с эскадрой Жонкье случилось новое несчастье. 11 октября 1746 году у Кейп Клир (Новая Шотландия) «Марс», отбившийся от главных сил, был атакован сравнительно не так давно выстроенным 60-пушечным кораблём Его Величества «Ноттингем» (кэптен Филипп Сомарез). Команда британского корабля складывалась из 365 человек, в то время как на 64-пушечном «Марсе» было 550 матросов (из них около четырёхсот — больны).

По окончании двух часов безнаказанного обстрела (пользуясь тем, что у француза была сломана грот-мачта, британцы били продольным огнём с кормовых углов и носовых) «лягушатники» подняли белый флаг. Утраты на «Ноттингеме» составили раненными три либо четыре человека, утраты французов – 40 матросов убитыми.

Взятие кораблём Его Величества «Ноттингем» французского корабля «Марс», 1746 год

На эскадре же гибли люди. Бижо де Ла Мотт собственной властью приказал 14 транспортных судов переклассифицировать в госпитальные, но лучше от этого не стало. Удалось только собрать всех больных на отдельных судах, где они медлительно умирали, потому, что докторов не было.

24 октября было решено главными силами идти во Францию. Перед уходом Жонкье собирался высадить французские армии (всего в то время насчитывавшее 94 солдат и 1410 офицера) у Аннаполис-Ройяла и откомандировать им в помощь 13 судов. Но через два дня, будучи на траверзе мыса Кабо Негро, французы решили не испытывать судьбу и наложить вето на исполнение приказа о высадке.

Экспедиция развернула во французский Брест.

Что касается де Рамезье, 8 ноября он, не дождавшись эскадры, отошёл от Аннаполис-Ройяла и занял оборонительную позицию между французскими поселениями и крепостью. Обеспокоенный губернатор Новой Англии Ширли отправил в Новую Шотландию отряд полковника Артура Нобля (100 королевских солдат). По дороге Нобль включил в состав отряда несколько сотен союзных индейцев и около сотни британских рейнджеров (добровольцев, охотников за скальпами).

Дружественно настроенные к французам индейцы-абенаки своевременно донесли об британском отряде, и де Рамезье отправил на разведку боем собственного капитана, Николя-Анутана Кулона де Вилье, с 240 индейцами и канадскими 20 ополченцами.

Утром 10 февраля 1747 года отряд достиг реки Гасперо, к югу от деревни Гран-Пре, где расположились на постой воины Нобля. Произведя разведку, де Вилье выяснил, что британцы расположились на постой в 10 зданиях деревни Гран-Пре, и решил нападать ночью. Погода не подкачала – к вечеру разыгралась метель, и французам совсем незаметно удалось подкрасться к лагерю.

Индейцы очень тихо сняли часовых, и отряд, поделённый на десять групп по 24 человека в каждой, нападал дома, где расположились на постой британские воины. Вилье был ранен в начале сражения и его заместил капитан де Ла Корн. Британцы понесли очень тяжелые потери, сам Нобль и погиб, но части англичан, разбуженной выстрелами, удалось вырваться из ловушки и укрепиться в каменном доме на окраине Гран-Пре.

На следующий сутки британцы подписали почётную капитуляцию. С развевающимися орудием и знамёнами они отошли в Аннаполис-Ройял, французы же, по соглашению, сохранили статус-кво в Акадии. Англичане утратили 130 человек убитыми, 34 — раненными и 53 – военнопленными.

Французские утраты были намного меньшими – 6 ополченцев были убиты и 14 – ранены.

Данный рейд вкупе с атакой Саратоги в колонии Нью-Йорк всецело сбил с британских колонистов всю спесь, развившуюся у них по окончании взятия Луисбурга. Французские ополченцы в который раз доказали способность и свою эффективность малыми силами решать стратегические задачи.

Бесславное возвращение

Но французы не обольщались – было совсем ясно, что Канада существует , пока у англичан царит бардак и пока не перекрыто морское снабжение с Вест-Индских островов и Франции. Когда соперник додумается перерезать снабжение либо совершит скоординированную атаку – Канада непременно падёт.

Что же касается несчастной экспедиции д’Анвилля – её возвращение во Францию кроме этого не прошло без эксцессов. Около Азор эскадру настиг очередной шторм, что разметал суда по океану.

Ушедшие раньше всех в метрополию «Карибу» и «Аргонот» пришли в Брест 10 октября, 12 числа того же месяца кинул якорь у Бель-Иля «Ардан». 3 декабря в Бресте пришвартовались «Дьяман» и «Тридан». 7 декабря к Бель-Илю пришли основные силы Жонкье – «Нортумберленд», «Бори», «Жиронда», «Межер», «Эрьез-Мари» и «Сан-Жозеф». 11 числа «Леопард» вошёл в гавань острова Иль-д’Экс. И лишь 16 декабря в Брест пришли последние торговые суда.

Пропал без вести госпитальный «Меркюр» с 21 транспортом. Утраты в людях у французов кроме этого были огромными – лишь в экипажах они составили погибшими и погибшими от заболеваний более 3000 человек.

СЛЕДУЮЩАЯ ОСТАНОВКА-СЕВЕРНЫЙ ПОЛЮС. ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ. ЭКСПЕДИЦИЯ. БУРЛАК 6х6. КАМЕРЗАНОВ И МАКАРОВ.


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: