«Китаками» и «оои»: «многоликие» корабли японского флота

модернизация и Перестройка кораблей ВМФ – дело в полной мере простое. Время от времени случается, что по окончании переоборудования корабль значительно меняет собственные боевые особенности, получая возможности и новые качества. А вот дабы в следствии рождался совсем второй корабль — такое не редкость весьма редко.

Но именно это случилось с японскими лёгкими крейсерами «Китаками» и «Оои».

Скауты класса «B»

Изначально эти суда являлись предстоящим развитием лёгких крейсеров типа «Тацута» и должны были строиться в рамках громадной кораблестроительной программы «8 на 4» 1917 года. Планировалось выстроить шесть лёгких 3500-тонных «фаворитов» на базе проекта крейсера «Тацута» (с повышением числа 140-мм орудий с четырёх до пяти) и три 7200-тонных скаута класса «А» (потом они превратились в тяжёлые крейсера типа «Аоба»). Но в 1918 году, по окончании известия о закладке в Соединенных Штатах 8000-тонных скаутов типа «Омаха» от фаворитов было решено отказаться, а вместо этого создать усреднённый проект скаута водоизмещением в 5500 т, талантливый делать функции фаворита эсминцев, вести разведку а также противостоять «Омахам».

Сперва предполагалось выстроить те же девять судов, но по окончании принятия программы строительства линейного флота «8 на 6», а после этого «8 на 8» число крейсеров кроме этого было увеличено – сперва до 11, после этого до 19. В итоге с 1918 по 1922 год на японских верфях было заложено 14 скаутов типа «B» трёх различных типов, и два скаута класса «А», ставших тяжёлыми крейсерами «Како» и «Фурутака».

Первыми скаутами класса «B» стали пять лёгких крейсеров типа «Кума». Они были заложены в 1918–1919 годах по ассигнованиям соответственно 1917–1918 и 1918–1919 денежных годов. Проект был создан капитаном 1-го ранга Хирагой на базе крейсера «Тацута», но ушёл от прототипа значительно дальше, чем предполагалось сначала.

Число 140-мм орудий увеличилось с четырёх до семи, дальность плавания – с 6000 до 9000 миль, а мощность автомобилей – с 51 000 до 90 000 л. с. Японцы отказались от возвышенной схемы размещения артиллерии, предпочтя разместить все щитовые 140-мм установки на одном уровне (на уровне палубы полубака). Вследствие этого по корме и носу имели возможность стрелять только по три орудия, а на борт – шесть. Но, у американских «Омах» артиллерия кроме этого была расположена не лучшим образом, в следствии чего из двенадцати орудий по корме и носу стреляли шесть, а на борт – восемь.

Вместо двух трёхтрубных 533-мм торпедных аппаратов показались четыре двухтрубных. Из-за большей длины корпуса их было нужно разместить не в диаметральной плоскости, а побортно (как на «Омахах»), но именно поэтому увеличились углы обстрела.

«Китаками» и «оои»: «многоликие» корабли японского флота

Схема бронирования лёгких крейсеров типа «поперечные» сечения и Кума корабля
Источник – Ю. Апальков, П. Васильев. Боевые суда японского флота. Крейсера

Суда имели клёпаный корпус с удлинённым полубаком и двойным дном, делившийся влагонепроницаемыми переборками на шестнадцать отсеков. Вертикальный пояс толщиной 63,5 мм, как и на американских крейсерах, закрывал лишь машинно-котельные отделения, но был мало дольше, а по высоте доходил до верхней палубы, где прикрывался 28,6-мм горизонтальной бронёй.

В оконечностях вне пояса горизонтальное бронирование опускалось на палубу ниже и размещалось чуть выше ватерлинии, а его толщина возрастала до 44,6 мм. Эта средняя броневая палуба длилась до заднего края края и переднего носового кормового погребов, закрывая их сверху. С боков погреба прикрывались 32-мм бронёй, траверзы отсутствовали.

140-мм орудия были прикрыты 20-мм коробчатыми броневыми щитами, но артиллерийские расчёты оставались совсем незащищёнными.

Неспециализированный вес брони составил 238,3 т либо 4,5% от стандартного водоизмещения (5330 т), артиллерии – 247 т (4,6%), торпедного оружия – 94,4 т (1,8%), силовой установки – 1588 т (29,8%). Вес конструкций корпуса составлял 2467 т, а полное водоизмещение с боезапасом, топливом и снабжением достигало 6970 т.

Так, крейсеры типа «Кума» сохранили все черты фаворита эсминцев: высокую скорость (на опробованиях суда продемонстрировали 35–36 узлов) и замечательное торпедное оружие при довольно не сильный артиллерии и защите. Их броня имела возможность обезопасисть только от 120–127-мм полубронебойных снарядов с дистанции 30–50 каб и от 152-мм фугасных снарядов на той же дистанции. Практически суда были защищены только от огня эскадренных миноносцев, да да и то в ближнем бою, на расстоянии пуска торпеды.

Это означало, что новые скауты предполагалось применять, в первую очередь, в качестве флагманов соединений эсминцев.

Всего было заложено пять крейсеров этого типа: «Кума» и «Тама» – в августе 1918 года, «Кисо», «Китаками» и «Оои» – в июле-ноябре 1919-го. Срок постройки составлял от 17 до 30 месяцев – такая скорость строительства стала громадным достижением для японских корабелов. Первым в августе 1920 года в строй вступил «Кума», а остальные суда были достроены в первой половине 20-ых годов двадцатого века.

Крейсер «Китаками» в начале прошлого века
Источник – Ships of the Imperial Japanese Navy (Ships of the World № 500. 1995)

Для начала 20-х годов японские скауты класса «B» были в полной мере простыми судами, «не хватавшими звёзд с неба» и выделявшимися разве что высокой скоростью и достаточно замечательным торпедным оружием. В то время открытое размещение орудий в щитовых установках ещё рассматривалось как в полной мере приемлемое для лёгких крейсеров.

140-мм боеприпас был пара не сильный стандартного 152-мм (38 кг против 45), но за счёт в полтора раза большей практической скорострельности японское орудие производило больше металла в 60 секунд, чем 152-мм пушки британских и американских скаутов. Иначе, было разумеется, что 140-мм калибр рекомендован, первым делом, для противодействия эсминцам и миноносцами.

Зенитное оружие судов первоначально было очень не сильный: два 76-мм универсальных орудия и два 6,5-мм пулемёта. С 1932 года вместо 76-мм зениток ставились по два спаренных 13,2-мм пулемёта, а с декабря 1936 года вместо них показались спаренные 25-мм автоматы, чего по меркам финиша 30-х годов было не хватает.

Носовые 140-мм орудия главного калибра японских «5500-тонных» крейсеров
Источник – Japanese Naval Vessels 1869–1945. Fukui Shizuo Collection, 1994

Значительный недочёт артиллерии новых лёгких крейсеров заключался в другом: три центральных орудия (третье, четвёртое и пятое) размешалось через чур на большом растоянии от погребов и подачных труб, что снижало их практическую скорострельность. Одновременно с этим, носовые погреба пребывали рядом с топливными танками, а кормовые – рядом с машинным отделением. Вдобавок у судов отсутствовала не только противоторпедная защита (что конечно для крейсеров этого класса), но и централизованная совокупность дифферента и выравнивания крена, а мощность водоотливных средств была очевидно недостаточной.

На крейсере «Кисо» поверх второго орудия была смонтирована неподвижная платформа для взлёта колёсного самолёта на полном ходу. Сам самолёт хранился в ангаре в носовой надстройке и мог садиться лишь на сушу. «Тама» был оснащён гидросамолётом без катапульты, спускаемым на воду грузовой стрелой. В 1932–1934 годах на крейсера «Кума» и «Тама» установили трёхногую фок-мачту, а между пятым и шестым орудиями смонтировали громоздкую катапульту на высоком основании.

В 1935–1938 годах котлы «малой версии» перевели на только нефтяное отопление. Одновременно с этим в рамках кампании по улучшению остойчивости с крейсеров сняли часть верхних надстроек, а в трюмы уложили до 200 т жёсткого балласта. Ещё до 290 т жидкого балласта суда имели возможность принимать в междудонное пространство.

В следствии этих трансформаций к началу войны полное водоизмещение крейсеров увеличилось до 7540–7700 т, осадка при полном водоизмещении – до 5,6–5,8 м, а скорость снизилась до 32 узлов.

Лёгкий крейсер «Оои», 1930 год
Источник – Ю. Апальков, П. Васильев. Боевые суда японского флота. Крейсера. Справочник. СПб, 1998

С 1922 по 1925 год в строй были введены ещё девять крейсеров типов «Нагара» и «Сендай». От «Кумы» они отличались только незначительно увеличенным водоизмещением и более замечательными 610-мм торпедными аппаратами. После этого японцы на пятнадцать лет прекратили строительство лёгких крейсеров, переключившись на «тяжёлые нового крейсера» и эсминцы типа.

И те, и другие стали лучшими в собственном классе, а вот все четырнадцать «5500-тонных» крейсеров к концу 1930-х годов уже очевидно устарели. Быть может, как раз исходя из этого в 1938–1939 годах крейсера типа «Кума» вывели в резерв и частично разоружили. Исключение составил только «Тама», сейчас деятельно участвовавший в Китайской кампании.

«Торпедные крейсера»

Но японскому флоту требовались фавориты флотилий эсминцев – в этом качестве и строились лёгкие крейсера. Японские эсминцы с их замечательными 610-мм торпедами считались одной из главных ударных сил Императорского флота – в первую очередь, в ночном бою. Тактику для того чтобы боя японцы отрабатывали очень шепетильно – предполагалось незаметно подойти к сопернику на расстояние порядка 30–50 каб и засыпать его роем торпед.

В случае если выпустить пара десятков торпед, и хотя бы одна из них отыщет собственную цель — победа будет обеспечена. По окончании залпа предполагалось перезарядить аппараты и прицельно добивать повреждённые вражеские суда.

Для для того чтобы боя требовались суда, несущие сходу большое количество торпед. Исходя из этого ещё во второй половине 30-ых годов XX века был составлен проект переделки «Китаками», «Кисо» и «Оои» в «торпедные крейсера». С них всецело снималось прошлое оружие, на корме и носу ставились по две спаренных 127-мм универсальных установки, а всё пространство между кормовой надстройкой и полубаком занималось одиннадцатью (!) четырёхтрубными 610-мм торпедными аппаратами: по пять на каждом борту и один в диаметральной плоскости.

Действительно, скоро стало известно, что торпедных аппаратов и универсальных 127-мм установок не достаточно, а японские верфи и без того перегружены – страна спешно подготавливалась к войне. Исходя из этого от модернизации «Кисо» было нужно отказаться, а переоборудование двух вторых судов удалось начать только в осеннюю пору 1941 года. Наряду с этим 127-мм орудия поставить так и не удалось (вместо них сохранились четыре носовых 140-мм пушки), а число торпедных аппаратов было нужно сократить десятью.

Для размещения торпедных аппаратов верхнюю палубу расширили на 3,3 м, оборудовав по обоим бортам некое подобие долгих спонсонов, нависающих над водой и протянувшихся на 75 м от среза полубака до кормовой переборки машинного отделения. На данной площадке разместились торпедные аппараты (их тумбы опирались на конструкцию бортов), а ближе к надстройкам была устроена рельсовая совокупность для стремительной перезарядки торпед в море.

Кормовая надстройка была увеличена и продолжена в корму, сейчас в ней размешалось хранилище запасных торпед. Помимо этого, на любой из судов установили новую совокупность управления огнём «Тип 92» с шестиметровым дальномером, а ветхую («Тип 91» с четырёхметровым дальномером) приспособили для управления торпедной стрельбой.

Торпедный крейсер «Оои», октябрь 1941 года
Источник – Ю. Апальков, П. Васильев. Боевые суда японского флота. Крейсера. Справочник. СПб, 1998

Расширенная палуба и тяжёлые торпедные аппараты очень сильно увеличили верхний вес, исходя из этого с каждого корабля сняли кран и катапульту, а обе мачты предельно облегчили, убрав с них тяжёлые посты наблюдения. Не обращая внимания на эти меры, стандартное водоизмещение крейсера выросло до 5860 т.

В первые месяцы войны «торпедным крейсерам» не довелось принять участия в военных действиях. Оба корабля были включены в состав 9-й дивизии крейсеров Первого флота, причём на «Китаками» держал флаг адмирал Фукудаи. С декабря 1941 по май 1942 года они практически всё время проводили в водах метрополии, и только с 1 по 4 февраля сопровождали два конвоя в порт Мако (Пескадорские острова).

29 мая 1942 года оба крейсера в составе Основных сил адмирала Ямамото вышли из Внутреннего моря для принятие участия в «Операции MI» – атаки на атолл Мидуэй. Вдвоём они составляли 9-ю дивизию лёгких крейсеров адмирала Киси, осуществляя тыловое охранение колонны линейных кораблей и ведя противолодочную оборону.

Но в самой битве при Мидуэе «Китаками» и «Оои» не принимали участие – на середине пути от Основных сил отделилось Алеутское соединение помощи под руководством адмирала Такасу: 2-я дивизия линейных кораблей и три дивизиона эсминцев, к которому присоединилась 9-я дивизия. Задачей Такасу было дальнее прикрытие 2-го соединения авианосцев адмирала Какуты для удара по Алеутским островам с целью отвлечения соперника от действий в районе Мидуэя.

Самолёты Какуты без особенного результата атаковали базу Датч-Харбор, а десантные группы без сопротивления захватили острова Кыска и Атту. Но отвлечь американцев на себя не удалось, и Алеутское соединение помощи осталось без дела.

Лёгкий крейсер «Тама», 1941 год. В начале войны так смотрелись и остальные крейсера типа «Кума»
Источник – Ю. Апальков, П. Васильев. Боевые суда японского флота. Крейсера. Справочник. СПб, 1998
«Десантные крейсера»

Принято вычислять, что по результатам операции концепция «торпедного крейсера» была признана неудачной. Обстоятельства этого не в полной мере ясны, но о необходимости нового переоборудования судов упомянул сам адмирал Ямамото в собственном докладе в императорской ставке. Исходя из этого уже 20–22 июня 1942 года «Китаками» и «Оои» прибыли в Йокосуку, где с них сгрузили все торпеды, а после этого сняли часть оружия.

В августе-сентябре крейсера были переоборудованы в быстроходные транспорты – на них покинули только по два носовых 140-мм орудия, но зенитное оружие усилили тремя строенными 25-мм автоматами. Так, неспециализированное число 25-мм стволов на каждом корабле достигло тринадцати; в первой половине 40-ых годов двадцатого века оно увеличилось до восемнадцати, а после этого (к моменту новой модернизации «Китаками») – до тридцати шести.

На каждом корабле осталось по шесть торпедных аппаратов (24 трубы): четыре кормовых аппарата сняли, а их места оборудовали для размещения двух десантных катаров типа «Дайхацу». Кормовая надстройка была переоборудована в дополнительное помещение для десантников. Сейчас любой из крейсеров имел возможность принять на борт до 500 воинов с личным оружием и до 250 т разных грузов.

Трансформации носовой надстройки «Китаками» с 1941 по 1945 год
Источник – E. Lacroix, L. Wells. Japanese Cruisers of the Pacific War

Уже в октябре-ноябре 1942 года оба крейсера готовься для применения в новом качестве. Это произошло очень своевременно – именно сейчас японцы поняли, что в условиях американского господства в воздухе простые транспорты скоро становятся добычей вражеской авиации. Шанс сохраниться даёт только ночное и скорость передвижение – за пара часов темноты эсминец либо крейсер может преодолеть страшную территорию.

Ещё в осеннюю пору 1941 года японцы переоборудовали два ветхих эсминца типа «Минекадзе» в десантно-штурмовые транспорты, любой из которых брал на борт 250 человек и два десантных катера «Дайхацу». Летом 1942 года, в один момент с бывшими «торпедными крейсерами», в быстроходные транспорты были переоборудованы шесть эсминцев типа «Муцуки». В будущем это было проделано ещё с рядом эсминцев.

Наряду с этим суда, в большинстве случаев, сохраняли по два 120-мм орудия и один из торпедных аппаратов, а потому в полной мере имели возможность принимать участие в сражении. Главным их недочётом являлась невозможность брать сколь-нибудь тяжёлое оружие (хотя бы полевую артиллерию), исходя из этого появление «десантных крейсеров» с широкими палубами было особенно полезным в этом отношении.

С октября 1942 по март 1943 года «Китаками» и «Оои» занимались перевозками армий с Филиппин либо из метрополии – действительно, по большей части, вне территории военных действий. Конечными пунктами их маршрутов помогали острова Вевак либо Рабаул, реже – Шортленд. После этого крейсера перевели в бывшую Голландскую Ост-Индию в распоряжение командующего флотом Юго-Западного района, где они занимались местными войсковыми перевозками – в первую очередь, на острова Индийского океана.

Ещё в марте-июне 1942 года, по окончании Сингапура и захвата Бирмы, японцы заняли Андаманские и Никобарские острова, закрывающие вход в Малаккский пролив и Андаманское море. Но эти архипелаги пребывали за пределами действий базисной авиации с Бирмы и аэродромов Сингапура, исходя из этого рейсы ко мне были очень страшны.

На протяжении одного из таких рейсов 27 января 1944 года «Китаками» был атакован американской подлодкой «Темплэр» в 110 милях от Пенанга. Из шести выпущенных торпед в цель попали две, обе – в район кормового машинного отделения. Погибло 12 моряков, корабль принял 900 т воды, но остался на плаву и самостоятельно дошёл до Порт-Сваттенхэма.

Затем он был послан на ремонт сперва в Сингапур, после этого в Манилу, и наконец – в метрополию, до которой добрался в августе того же года.

Базы Юго-Западного района и их захват японцами в первой половине 40-ых годов XX века
Источник – Морской Атлас. Том III, часть вторая

«Оои» в марте 1944 года принимал участие в рейде соединения адмирала Сакондзю в Индийский океан, а после этого перевозил войска из Сингапура в Манилу и Соронг. В июле он получил приказ перейти в Манилу, но по пути (19 июля) был атакован американской подлодкой «Флэшер». Из четырёх торпед в корабль попали две, но итог был печальнее, чем у «Китаками»: в носовых машинных отделениях вспыхнуло горючее, и корабль утратил движение.

Спустя два часа лодка возвратилась и выпустила по крейсеру оставшиеся торпеды, одна из которых попала в цель. Ещё через два часа «Оои» затонул. Погибло 53 японских моряка, а солидную часть команды успел принять на борт эсминец «Сикинами».

Крейсер – носитель «Кайтэн»

Тем временем японцы решили снова переоборудовать «Китаками» – в этом случае в носитель человекоуправляемых торпед «Кайтэн». Все торпедные аппараты были сняты, и в кормовой части бывшего крейсера установили две пары особых рельсов и пологий спуск, по которому восемь торпед «Кайтэн» возможно было спустить на воду практически за 7–8 мин.. На второй мачте была установлена тридцатитонная грузовая стрела для подъёма торпед на борт.

«Китаками» в качестве носителя торпед «Кайтэн», январь 1945 года
Источник – Ю. Апальков, П. Васильев. Боевые суда японского флота. Крейсера. Справочник. СПб, 1998

Наконец-то удалось заменить 140-мм орудия на две 127-мм спаренных универсальных установки (вторая из них разместилась на кормовой надстройке). На носовой надстройке и по бортам (на сохранившихся спонсонах) установили набор зенитных автоматов – двенадцать строенных, два спаренных и восемнадцать одинарных (всего – 56 стволов).

Помимо этого, корабль в первый раз взял радары – две РЛС управления и воздушного обнаружения зенитным огнём «Тип 13», и РЛС управления и надводного обнаружения огнём «Тип 22» модели 4S. Так, «Китаками» в один момент стал и кораблём ПВО. При ремонте с него демонтировали повреждённые взрывом кормовые внутренние валы и машинные отделения, в следствии чего мощность автомобилей упала до 35 000 л.с., а большая скорость – до 23 узлов.

Бортовая зенитная батарея крейсера «Китаками». Справа видны тележки и рельсы для торпед «Кайтэн». 1945 год. Фото из коллекции автора

В новом качестве «Китаками» вступил в строй 21 января 1945 года, был включён в состав Особого диверсионного соединения «Кайтэн», но применить собственное ужасное оружие крейсеру так и не было нужно, не смотря на то, что тренировки по его применению проводились деятельно. В апреле «Китаками» стал флагманом 11-й флотилии эсминцев Мобильного флота, тогда же количество 25-мм стволов на нём увеличили до 67 (12 строенных тройных и 31 одинарный). По некоторым данным, в июле 1945 года на корабле дополнительно установили ещё двадцать семь 25-мм стволов.

Торпеды «Кайтэн» на крейсере «Китаками», начало 1945 года. Фото из коллекции автора

Два раза, 19 июля и 24 марта, «Китаками» приобретал повреждения при налётах американской авиации, но любой раз они выяснялись достаточно лёгкими, не смотря на то, что во втором случае от пулемётного огня погибли 32 и были ранены 7 моряков.

Сброс на воду торпеды «Кайтэн». Фото из коллекции автора

«Китаками» был единственным из «5500-тонных» крейсеров, дожившим до конца войны, и сдался американцам. В августе 1945 года он был разоружён и до октября употреблялся в качестве репатриационного корабля, вывозя японских поселенцев из Индокитая. В октябре 1946 года данный «многоликий» корабль был послан в Нагасаки на разборку, которая завершилась в апреле 1947 года.

Перечень литературы:

  1. Ю. В. Апальков. Боевые суда японского флота. Линейного корабля и авианосцы. 10.1918–8.1945 гг. Справочник. СПб.: Галея-Принт, 1997
  2. Ю. В. Апальков, П. П. Васильев. Боевые суда японского флота. Крейсера. 10.1918–8.1945 гг. Справочник. СПб.: Галея-Принт, 1998
  3. С. Патянин, А. Дашьян, К. Балакин. Все крейсера Второй мировой войны. М.: Яуза, Эксмо, 2012
  4. С. Футида, М. Окумия. Сражение у атолла Мидуэй. М.: Воениздат, 1958
  5. Морской Атлас. Том III, часть вторая. ГШ ВМФ, 1963
  6. H. Jentschura, D. Jung, P. Mickel. Warships of Imperial Japanese Navy 1869–1945. Annapolis: Naval Institute Press, 1986
  7. E. Lacroix, L. Wells. Japanese Cruisers of the Pacific War. London, 1997
  8. http://www.combinedfleet.com
  9. http://www.navweaps.com

Мероприятия в ЛПУ при выявлении больного с особо опасной инфекцией (ООИ)


Темы которые будут Вам интересны: