Кругосветный вояж джорджа энсона: крейсерство поневоле

Маленькая британская эскадра коммодора Джорджа Энсона, отправившаяся в осеннюю пору 1740 года к тихоокеанскому побережью Южной Америки с целью грабежа тамошних испанских колоний, добралась до места назначения с громадными приключениями. Утратив на протяжении перехода через Магелланов и Атлантику пролив большую часть людей и пара судов, Энсон был должен поменять начальные замыслы. Вместо высадки десантов у больших испанских городов в Новом Свете он перешел к тактике крейсерской войны.

Рандеву у острова Робинзона Крузо

25 апреля 1741 года море мало успокоилось, задул южный ветер, что разрешило коммодору Энсону дрейфовать на север. Перемещение в нужном направлении длилось до начала мая, в то время, когда снова задули крепкие северные ветра, начались друг за другом шторма, отправился дождь и снег. Коммодор, наученный недавним неприятным опытом, предусмотрительно укрылся у острова Мадре-де-Диос.

Кроме штормов, на британцев скоро упала и вторая напасть – цинга. Нехорошее питание, голод и холод сделали собственный тёмное дело – у людей распухали и чернели десны, они покрывались красными пятнами, еле ползали, как сонные мухи. На армейском совете высказывались мысли причалить к берегу и постараться приобрести, захватить либо выменять апельсины либо лимоны, талантливые побороть скорбут.

Но тихоокеанское побережье, отделенное от континента замечательной стеной Анд, весьма неприветливо – узкая полоса песчаного берега и горы и громадные скалы, скрывающиеся вершинами в небе.

В штормах британцы утратили шлюп «Трайал» и корабль «Глостер».

Кругосветный вояж джорджа энсона: крейсерство поневоле

Стоянка в Мадре-де-Диос

8 мая «Центурион» и «Индастри» достигли островов Хуан-Фернандес, но из-за неприятных ветров никак не могли войти в бухту. Еще в марте Энсон на одном из армейских советов указал Сокорро, один из островов архипелага Хуан-Фернандес, как место встречи для отставших и потерявшихся судов.

Соккоро, в наши дни известный как остров Робинзона Крузо (исп. Isla Robinson Crusoe) имеет площадь 96,4 км? и есть громаднейшим из трёх островов архипелага. Он находится на юге Тихого океана, в 674 км западнее берегов Чили. До 1966 года он именовался испанцами Isla Mas a Tierra (русск. «ближайший к почва остров»).

В 1704 году на острове был высажен шотландский моряк Александр Селькирк, что прожил на нём 4 месяца и 4 года в полном одиночестве. Автор Даниэль Дефо применял историю его жизни в качестве базы при написании романа «Робинзон Крузо». Имя главного храбреца этого литературного произведения и носит на данный момент остров.

На Сокорро водились одичавшие курицы и козы. В 1680-х годах испанцы постарались заселить остров индейцами, но попытка провалилась, но козы и куры, забранные с собой переселенцами, расплодились в большом количестве. А растущие на склонах гор деревья разрешали произвести хоть какой-то ремонт совсем расшатанным британским судам.

Только в ночь с 9 на 10 июня 1741 года суда Энсона смогли войти в бухту острова Сокорро. Не смотря на то, что острова Хуан-Фернандес тогда были необитаемы из-за не весьма хорошего климата, для добравшихся ко мне англичан они показались эдемом. 18-го числа в бухту Сокорро к великой эйфории Энсона вошел и шлюп «Трайал».

26 июня у острова кинул якорь еле дошедший до него из-за убыли в экипаже «Глостер». Но налетевшим шквалом его сорвало с якоря и вытащило в открытое море. Корабль лавировал у Сокорро с 19 июня, но из-за неприятных ветров не имел возможности приблизиться к острову.

В отчаянии Норрис поднял флажный сигнал, что у него не достаточно провизии и людей. Энсон отправил шлюпку с водой и вяленным мясом, которая, не обращая внимания на громадное беспокойство, смогла сблизиться с кораблем и пополнить его запасы провизии. Благодаря этим мерам «Глостер» был спасен.

Лишь 23 июля корабль смог возвратиться в бухту.

Шторм – фактически постоянное состояние пролива Дрейка у южной оконечности Америки

Время стоянки было употреблено на чистку корпусов, мытье судов с уксусом (чтобы избежать заразы) и лечение больных. В море всегда дежурил «Трайал» чтобы не было неожиданной атаки испанцев: от рыбаков британцы выяснили, что идальго вооружили в Консепсьоне пара приватиров (50-пушечный «Консепсьон», 40-пушечные «Сан-Фермино» и «Сакраменто», и 24-пушечный «Сокорро» под неспециализированным руководством капитана Сегуролы).

16 августа дозорными был увиден корабль, идущий к острову. В тот же час же была заявлена тревога, «Центурион» поднял паруса и вышел из бухты. Оказалось, что это был пинк «Энн», что Энсон утратил еще в проливе Дрейка.

Посредством капитана пинка удалось вернуть картину смерти «Уоджера» по окончании того, как суда раскидало у острова Нуар.

Выясняется, на фрегате по окончании смерти Кидда ИО кэптена стал первый лейтенант Чип. Это был умелый, опытный собственный дело моряк. Благодаря Чипу «Уоджер» и «Энн» не разбились о скалы острова Эрмитэ, а смогли отдрейфовать к острову Санта-Инес.

Не обращая внимания на шторма, мелкий отряд настойчиво двигался к островам Хуан-Фернандес, и уже 14 мая достиг Сокорро.

Но потом случилась череда неприятных неожиданностей. Чип оступился и упал с лестницы, вывихнув руку и очень сильно ударившись головой, по окончании чего не имел возможности руководить. За власть на корабле разгорелась нешуточная борьба, заводилой был гардемарин Козенс.

Чип, пробовавший утихомирить спорщиков, был ранен из пистолета. Главари мятежа пришли ко власти на корабле, а приверженцев капитана и его самого посадили на лодку и отпустили в чисто море. Благодаря мастерству господ и умению Чипа офицеров (лейтенанты Бирон и Кэмпбелл, гардемарин Элиот) бедняги достигли острова Чилоэ, где были подобраны индейцами и переправлены на континент.

После этого его спутники и Чип добрались до португальской Бразилии и на французском пакетботе отплыли в Англию.

Что касается «Уоджера», то первый же его выход в море под управлением нового капитана был и последним – корабль из-за невежества Козенса разбило о скалы острова Санта-Клара, находящегося в двух километрах от Сокорро. Пара человек спаслось, было найдено «Энн» и поднято на борт. Как раз от них и определили остальные подробности смерти «Уоджера».

Стоянка эскадры Энсона на острове Сокорро в архипелаге Хуан-Фернандес

Вечером 21 августа был созван армейский совет, на котором британцы решали, что делать. Слово забрал Энсон, что сказал весьма долго. Положение выглядело следующим образом: из 961 участника экипажей осталось только 335 человек, которых чуть хватило бы для комплектования команды одного «Центуриона». Исходя из этого коммодор предлагал укомплектовать людьми шлюп и флагман «Трайал», нужный для разведки, а остальные суда сжечь.

Но, этого британцы таки и опоздали сделать.

С учетом того, что Писарро вряд ли отступился от погони (коммодор не знал о том, что испанцы на долгое время застряли в Ла-Плате), ни о какой атаке Лимы не стоило кроме того и думать. Так как из 500 воинов здоровыми были лишь 4 самых крепких инвалида. Остальные оставшиеся в живых были весьма больны и еще не оправились от цинги. Помимо этого, власти Перу и Чили точно были предотвращены об британской эскадре, и по морям уже рыскали приватиры испанцев.

Дело – табак.

В ситуации исходные цели экспедиции были недостижимыми, следовательно – нужно было ставить новые цели. Энсон внес предложение идти к берегам Панамы, где следовало постараться перехватить какое-нибудь богатое испанское судно, по окончании чего плыть к себе через Негромкий и Индийский океаны. Утром 8 сентября «Центурион» готовься к выходу в море, как внезапно дозорные сказали, что видят к северо-востоку от острова паруса нескольких судов.

Подозревая, что по морю крейсируют испанские суда в отыскивании британцев, Энсон безотлагательно приказал возвратиться на стоянку.

12-го числа была сделана вторая попытка выхода в море. Дул сильный зюйд-вест, «Центурион» лавировал с целью обогнуть Сокорро с запада, в то время, когда в 4 либо 5 лигах к северо-западу было найдено одинокое судно, если судить по виду – испанский торговец. Коммодор приказал убрать с палуб все лишнее и бить в набат. Британцы пустились в погоню. Примерно в девять часов утра налетел шквал, начался туман и дождь, донам удалось скрыться, но не на много.

В 12.30 Энсон смог сблизиться с торговцем на дальность пушечного выстрела и дал залп изо всех орудий правого борта. По окончании четвертого залпа испанец убрал паруса и лег в дрейф.

Энсон отослал на борт старомодной каракки абордажную партию во главе с лейтенантом Джоном Самарецом. Самарец приказал испанскому капитану дону Мануэлю Заморе принести накладные на груз. Скоро кроме того у лейтенанта брови неудержимо полезли наверх от удивления – оказывается, в качестве груза на 600-тонном галеоне «Нуэстра Сеньора дель Монте Кармельо» числились светло синий японский шелк, сахар, хлопок, табак, чилийский перец, а основное – 450 фунтов серебряных слитков!

Вот уж именуется – повезло так повезло!

Линкор «Центурион» у берегов Южной Америки

Допрос Заморы продемонстрировал, что капитан был совсем не сомневается в безопасности вод около архипелага Хуан-Фернандес, поскольку недавно данный район обследовала эскадра Сегуролы. Помимо этого, нехорошую шутку с испанцами сыграли и злоключения Писарро. По возвращении к Ла-Плате хефе ди эскуадра сказал о ожесточённом шторме, разыгравшемся около мыса Горн. Согласно точки зрения Писарро, британцы о скалы Огненной Почвы.

Мысли эти излагались так убедительно, что испанцы поверили в слова дона Хосефа. Исходя из этого «Центурион», показавшийся неподалеку от Вальпараисо, стал для них идеальнейшей неожиданностью.

Особенный интерес позвали у Энсона сведения, в соответствии с которым по окончании оружия отряда Сегуролы три его корабля базировались на остров Хуан-Фернандес (сейчас остров Александра Селкирка, либо Самый Дальний) в том же архипелаге, что и Сокорро, но снялись с рейда 6 июня, сделав вывод, что британцы сгинули в «плачущих сороковых».

Радость от захвата приза скоро прошла и уступила место страху – как довести захваченный корабль с сокровищами до Англии? Энсон решил сжечь шлюп, а всю команду в полном составе перевести на приз. Испанцев (53 матроса, пассажиров и 25 капитана) закрыли в трюме, мелкокалиберные пушки и остатки провизии со шлюпа (6- и 4-фунтовые, на вертлюгах) перенесли на «Нуэстра Сеньора дель Монте Кармельо».

Но перед сожжением 8-пушечный «Трайал», текущий как решето (в его трюме неизменно было до 3 футов воды), сослужил хорошую работу. 24 сентября, по окончании 36-часовой погони, шлюп захватил 600-тонный галеон «Арранзазу» с грузом серебра на 5000 фунтов (на 1717 год эта финансовая единица содержала 120 грамм серебра) и привел приз к Сокорро.

Энсон поменял замыслы. Кэптену Саундерсу (поменявшему погибшего Мюррея) он приказал всей командой перейти на «Арранзазу», которая сейчас именовалась фрегатом Его Величества «Трайал». Кроме этого на захваченный галеон были перенесены все тяжёлые пушки и ремкомплекты, по окончании чего корпус шлюпа был сожжен.

Потому, что матросов катастрофически не хватало, британцы наняли часть из военнопленных испанцев, мулатов и индейцев.

Энсон, так легко захвативший два богатых приза, строил сейчас далеко идущие замыслы, собираясь устроить крейсерскую войну у Кальяо и Вальпараисо. Но испанцы, обеспокоенные пропажей двух громадных судов, уже отправили к островам Хуан-Фернандес собственную эскадру. Все же до 5 ноября коммодор сумел захватить еще одно судно – 300-тонный «Санта-Тереза-де-Иезус» (капитан Бартоломью Уррунага) с грузом табака, перца, кокосового ореха, красного и воска дерева.

Наличных денег на корабле было мало – всего около 170 фунтов.

Модель линкора «Центурион»

10 ноября 1741 года «Глостер», крейсировавший у острова Лобос, нападал и захватил 270-тонный «Нуэстра Сеньора дель Кармен» со сборным грузом перца, панамского кедра, корицы, металлических чушек, воска, и другого непригодного для британцев товара. Но в Панаме этот товар возможно было реализовать за 40 тысяч песо (песо содержал 25.57 грамм серебра, 1 фунт стерлингов был приблизительно равен 4,7 песо).

Среди пленных был обнаружен ирландец-католик, что добродетельными испанскими монахами был обобран догола. Заметив среди команды «Глостера» собственных соотечественников, он сходу воспылал громадной любовью к предприятию коммодора Энсона. Ирландец сказал командующему «Глостером» первому лейтенанту Брэтту (Норриса похоронили на Сокорро), что из перуанского порта Паита вскорости выходит судно, доверху груженое серебром.

Он выказал желание совершить суда до порта и робко просил (в случае если информация окажется верной и господа британцы захватят-таки сокровища проклятых донов) лишь только компенсировать ему утраты, что-то около четырех-пяти тысяч песо.

Определивший об этом Энсон решил организовать наступление на Паиту. 12 ноября около 10 часов вечера 60 человек с 3 пушками под руководством Брэтта высадились в 5 лигах южнее города. Город Паита воображал собой обычное поселение с одноэтажными глиняными бараками, где жило приблизительно 200 испанских семей и приблизительно столько же негров и индейцев.

Проделав стремительный марш, британцы атаковали город, но испанцы начали стрелять из пушки, находящейся на бруствере, окружавшем город, и матросы залегли в лощине.

Перуанский порт Паита, современный вид

В один момент с Брэттом к берегу двинулся и Энсон с двумя судами («Центурионом» и «Глостером»). Действительно, количество канониров разрешало вести пламя лишь паре десятков орудий, все свободные моряки были вооружены для принятие участия в десанте. Испанцы увидели суда и открыли огонь с прибрежного форта, но опоздали они произвести и пары залпов, как шлюпки с «Центуриона» причалили к берегу и оттуда выскочили первые морпехи.

Отряд из 40 человек скоро отогнал испанских канониров от пушек, и британские суда вошли в гавань. Тем временем подчиненные Брэтта, разделившись на два отряда, нападали с суши форт и дом губернатора. Одновременная атака с суши и с моря позвала в городе панику, губернатор сумел бежать, воины же сдавались британцам целыми группами.

У мола Брэтт нашёл человек 50 негров, каковые не оказывали сопротивления и сидели в сторонке, уныло жуя табак. За маленькую плату они дали согласие снести все сокровища из таможенного склада к прибрежному форту, и потом – на суда. Серебро на сумму в 6000 фунтов грузили на «Трайал», что из-за собственной небольшой осадки имел возможность подойти близко к пирсу, а позже – перегружали на суда, дрейфовавшие приблизительно к югу от города.

Погрузка продолжалась три дня.

15 ноября Энсон приказал Брэтту перед уходом поджечь город, что и было сделано. Но – вот закоулки британской души – в Паите было решено высвободить всех испанских пленных, потому, что защищать их было грубо говоря некому. Общая сумма захваченных британцами призов к этому времени достигла 57 тысяч песо.

Окончание

Сергей Махов
/
Поход Жака Кассара в Вест-Индию
Успешная экспедиция к берегам Америки и Африки в 1712–1713 годах принесла организовавшему его корсару славу, а после этого — тюремное заключение и разорение

  • флот
  • до ХХ века
  • Франция
  • Латинская Америка

Сергей Махов
/
Рейд на Рио: корсары идут ва-банк
В июне 1711 года на протяжении войны за Испанское наследство французская эскадра под руководством видного корсара Дюгэ-Труэна вышла из Бреста к берегам Бразилии

  • флот
  • до ХХ века
  • Франция
  • Бразилия

Круизный лайнер: Мечта моей жизни: Кругосветный круиз


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: