Кругосветный вояж джорджа энсона: путь в тихий океан

В статье об осаде Картахены уже рассказывалось о обстоятельствах «войны из-за уха Дженкинса» и о рейде британского адмирала Вернона к Картахене и Порто-Белло. Но в рамках колониальной англо-испанской войны 1739–1742 годов эта осада была далеко не единственным событием, хорошим отдельного описания. Одним из таких эпизодов стала кругосветная экспедиция маленькой эскадры коммодора Джорджа Энсона.

Сплав опыта и молодости

В августе 1739 года кроме эскадр Вернона и Огля, направлявшихся в Карибское море, правительство Великобитании решило снарядить экспедицию к тихоокеанскому побережью Южной Америки. Её задачей должен был стать грабёж испанских колоний (в первую очередь — Лимы, «серебряных ворот» в Тихом океане). Командующим отрядом был назначен кэптен Джордж Энсон, что взял звание коммодора.

В те времена коммодор в британском флоте — это временное звание с обязанностями и правами контр- либо адмирала, присваиваемое кэптену. Наряду с этим кэптен в один момент руководил и своим кораблём, и вверенными силами. По результатам экспедиции кэптен имел возможность или возвратиться на прошлую должность, или стать адмиралом.

Кругосветный вояж джорджа энсона: путь в тихий океан

Коммодор Джордж Энсон

Состав отряда Энсона был следующим:

  • 60-пушечный корабль «Центурион» (флагман, коммодор Джордж Энсон, эсквайр);
  • 50-пушечные суда «Глостер» (кэптен Ричард Норрис) и «Северн» (кэптен Эдуард Легг);
  • фрегаты «Перл» (40 орудий, кэптен Мэттью Митчелл) и «Уоджер» (24 орудия, кэптен Денди Кидд);
  • шлюп «Трайал» (8 орудий, 200 тысячь киллограм, лейтенант Джон Мюррей).

В отряд входили и два транспорта с провизией и припасами: пинк «Энн» и шхуна «Индастри».

Сергей Махов
/
Чем питались английские армейские моряки XVIII века
Удержание статуса «Владычицы морей» потребовало от армейского управления Англии внимания ко флоту во всём, включая и продуктовое обеспечение

  • флот
  • до ХХ века
  • Англия

В соответствии с правительственному указанию, Энсон должен был забрать с собой 500 солдат. Но армейские, как будто бы в насмешку, внесли предложение ему собрать людей из стариков, раненых, инвалидов и больных (так в те времена именовали отставных ветеранов), доживающих собственный век в пансионате Челси. В следствии было отобрано всего 259 солдат, причём кое-какие из них прибыли на суда на носилках.

Недостающих было решено заместить морпехами, каковые, напротив, были ещё зелёными юнцами, не опытными кроме того, как заряжается пушка.

Главой сухопутного отряда, что Энсон язвительно охарактеризовал как «сплав опыта и молодости», прописали полковника Крекерода. Коммодор осознавал, что времени на обучение у него нет, но плавание давало слово быть продолжительным, в том месте возможно было заняться и боевой подготовкой.

В середине августа 1740 года эскадра готовься к выходу, но её задержали сильные ветра, исходя из этого выйти удалось только в первых числах Сентября. В соответствии с указаниям Адмиралтейства Энсон должен был сопроводить из Дувра с Спитхед громадный конвой из 152 транспортов, что и было сделано к 18-му числу. Экспедиция забрала курс на португальскую Мадейру (Португалия тогда оставалась нейтральной), куда прибыла 26 октября.

Энсон посетил губернатора острова, что сказал ему, что три дня назад в направлении Вест-Индии проследовали семь либо восемь линкоров, которыми владел Испании, которыми, по слухам, руководил хефе ди эскуадра (адмирал) дон Хосеф Писарро. Состав эскадры Писарро был следующим: 64-пушечный «Азия», 64-пушечный «Гипускоа», 30-пушечный «Эрмиона», 50-пушечный «Эсперанса», 54-пушечный «Сен-Эстефан» и 20-пушечный паташ.

Карта кругосветного похода Джорджа Энсона

Как выяснилось, испанцы, извещённые французами о выходе отряда Энсона, отправили вдогонку блокирующую эскадру. Но Писарро посчитал, что британцы перебрасывают дополнительные силы в Карибское море, исходя из этого на всех парусах проследовал к Кубе. Энсон выслал на разведку «Трайал», шлюп выдвинулся на 8 лиг (около 40 километров) к западу, но не смог никого найти.

Успокоенный сообщением от Мюррея, коммодор направил суда к острову Санта-Катарина у побережья Бразилии.

21 декабря британская эскадра имела справа по траверзу город Флорианополис и к полудню кинула якорь у португальского острова. Сейчас на британской эскадре пребывало много больных (с одного лишь «Центуриона» было передано на берег 80 человек). Суда сразу же поднялись на полную чистку, палубы мыли уксусом, дабы не допустить заразные заболевания в убийственном бразильском климате.

Британцы загрузили много провизии, поскольку, в соответствии с замыслу Энсона, это был последний дружественный порт на пути к тихоокеанскому побережью Южной Америки.

Губернатор Санта-Катарины, имея под боком широкие испанские колонии и опасаясь недружественного отношения испанцев, сразу же сказал донам об отряде Энсона. Эта весть долетела и до Писарро. Более того: дон Хосеф выяснил, что настоящей целью британской экспедиции являются Южные моря, исходя из этого, кроме того не успев загрузиться провизией по окончании продолжительного перехода, забрал курс на уругвайский порт Мальдонадо.

Но Энсон имел весьма громадную фору, и Писарро опоздал: британцы ещё четыре дня назад миновал бухту Мальдонадо и направились к мысу Горн. Хефе ди эскуадра, не входя в порт, пустился в погоню.

В районе Огненной Почвы (со стороны Атлантики) обе эскадры, пребывавшие к тому времени в двух лигах (около 10 километров) друг от друга, попали в полосу штормов. Для британцев всё началось с того, что шлюп «Трайал» утратил грот-мачту, и в следствии «Глостер» был должен забрать его на буксир.

Отнесённый ветрами к северу 10 февраля 1741 года фрегат «Перл» в темноте принял суда Писарро за собственные и присоединился к ним, но неточность скоро раскрылась, и британский фрегат был взят на абордаж командой испанского флагмана «Азия». Но 17 февраля «Перл» потерялся в дождевом шквале, британская команда связала испанскую абордажную партию, и, миновав пролив ле Мера (между островами Огненная Почва и Статен Айленд), корабль сумел возвратиться к своим.

Так Энсон выяснил, что испанцы в курсе его замыслов и отправили за ним погоню. Исходя из этого, не обращая внимания на непрекращающиеся шторма, он постарался обогнуть мыс Горн, что ему и удалось.

Берега Огненной Почвы

Неприятные ветра помешали испанцам догнать британскую эскадру и навязать ей бой: они так и лавировали у мыса Горн, пробуя выйти в Тихий океан. Эти же ветра помогли британскому коммодору: он укрылся от штормов в проливе Бигля, за островом Хосте (один из островов архипелага Огненная Почва). Поставив фальш-мачты на «Трайал» и «Глостер» Энсон вылавировал к острову Санта-Инес, где, пользуясь установившейся красивой солнечной погодой, закончил ремонт собственных судов.

24 февраля был совершён армейский совет, где коммодор внес предложение нападать один из городов испанского побережья Чили — Вальдивию, откуда идти к островам Хуана Фернандеса, а позже — к побережью современных Панамы и Колумбии. Но в дело снова вмешалась погода. Оказалось, что хорошие летние солнечные дни (в южном полушарии лето продолжается с декабря по февраль) — это всего лишь затишье перед очередным штормом.

Он начался нежданно 7 марта 1741 года, именно в то время, когда с атлантической стороны южноамериканского континента эскадра Писарро пробовала обогнуть мыс Горн.

В 10 часов утра «Перл» и «Трайал» пребывали у входа в пролив Магеллана с западной стороны, как внезапно небо весьма скоро потемнело и начался дождь и шквалистый ветер. Море взбунтовалось, показались огромные волны, суда разбросало по округе. Ветер сменился с юго-восточного на юго-западный, а позже и на западный. Линейные корабли сумели зарифить, а позже и всецело убрать паруса, экипажи же «Уоджера» и «Энн» замешкались, и их понесло в направлении острова Эрмитэ.

Скоро два несчастных судна провалились сквозь землю в пелене тумана и дождя.

Энсон направил оставшиеся суда к Магелланову проливу, дабы укрыться в том месте от непогоды. С громадными сложностями, утратив практически целый рангоут, суда укрылись в проливе за островом Исла Риско.

Британцам повезло, а вот испанцы, пробовавшие сейчас обогнуть мыс Горн, получили тяжёлые повреждения. Они не смогли совладать с нехорошей погодой: в ночь на 7 марта от Писарро отбились «Эрмиона», «Гипускоа» и «Эсперанса». Ветер сменился на западный, и суда поволокло по направлению к Африке.

Писарро успел флажным знаком указать своим судам точку рандеву в устье Ла-Платы, где возможно было бы переждать шторма. Сам он был отброшен штормом к побережью Анголы и достиг указанного места лишь в середине мая. Спустя пара дней на рейде показались «Эсперанса» и «Сен-Эстефан».

От остальных не было никаких вестей.

Только в октябре рядом от Рио-Гранде были обнаружены обломки «Гипускоа», «Эрмиона» же сгинула в море бесследно. Пара раз Писарро пробовал выйти из устья Ла-Платы и пойти в погоню за Энсоном, но нехорошая погода, умноженная на страшную подготовку испанских экипажей, мешала этому. В итоге, лишь «Азия» смогла возвратиться в Испанию, все остальные суда погибли в следствии навигационных аварий.

Зарисовки корабельного доктора «Центуриона» на Огненной почва на протяжении вояжа Энсона

Британцы же оставались в Магеллановом проливе до 23 марта 1741 года. Все это время дул пронзительный ветер, огромные волны разбивались о скалы, ливень чередовался со снегом. Швы на корпусах судов от сильной качки разошлись, Энсон был должен назначить часть команд на помпы, каковые трудились целыми сутками, выкачивая воду из трюмов.

На армейском совете было решено: пользуясь улучшением погоды, покинуть столь негостеприимные места и направиться на север, к экватору.

Но стоило судам выйти из пролива, как снова встал шквалистый ветер, что разом переломил грот-марсель на «Центурионе», и эскадра безотлагательно возвратилась на собственную стоянку. Плотники закрепили фальш-мачту, заново поставили паруса и опять постарались выйти в море, но тут налетел шквал посильнее прошлого. Энсон, осознавая, что эта погода может продолжаться на Огненной Почва весьма продолжительное время (а вода и провизия к этому времени у англичан уже были на исходе), однако решил выйти в океан.

Пользуясь юго-западным ветром, суда покидали негостеприимное побережье и с убранными парусами дрейфовали на север. В эти мартовские дни Тихий океан сполна продемонстрировал, что «негромким» Магеллан назвал его по неточности. Британцев сопровождали снег вперемешку с дождём, волны «высотой до туч», свинцовое небо, туман.

Однако Энсон из-за непогоды утратил лишь одного человека, что не удержался на мачте и улетел в бурлящее море. К сожалению, он сходу скрылся в волнах, и никто опоздал кинуть ему кроме того обломок дерева.

30 марта ветер утих, беспокойство на море достигало 3–4 балов, что, в неспециализированном-то, было терпимо. Но лишь коммодор приказал поднять паруса, опять посвежело. 1 апреля снова встал сильный шторм, что вынудило британцев убрать паруса и снова отдаться на волю волн. Три дня неистовый норд носил суда у побережья Южной Америки. В то время, когда буря мало утихла, суда опять подняли паруса и легли на прошлый курс.

В случае если в последних числах Марта с довольно попутным юго-западным ветром суда практически достигли Пуэрто-Мотт, то 13 апреля они появились в той же точке, откуда начали собственный поход, — у Магелланова пролива.

Карта архипелага Огненная Почва

Эти 40 дней стоили экспедиции четырёхсот с лишним солдат и матросов. Люди умирали каждое утро. Торопливо выслушав молитву пастора, с судов в море скидывали трупы в парусине.

К тому же один из штормов раскидал суда по морю. «Перл» и «Северн» отнесло к самому мысу Горн, суда взяли значительные повреждения и решили идти обратно в Англию. Сейчас у Энсона остались лишь линкоры «Центурион», «Глостер», шлюп «Трайал» и шхуна «Индастри».

Продолжение

Сергей Махов
/
Живность на судах парусной эры
Армейские парусники XVIII века по разнообразию населявшей их фауны довольно часто имели возможность состязаться с зоопарками средней руки

  • флот
  • до ХХ века

ВОКРУГ СВЕТА В ТУРПОЕЗДКУ. 8 серия. Мельбурн


Темы которые будут Вам интересны: