Невезучий флагман шведского флота

Флагман «Льва Севера» и один из наибольших судов собственного времени, галеон «Ваза» отправился ко дну на протяжении собственного первого выхода в море. Но, и в море выйти он практически опоздал, затонув из-за фатальной неточности строителей прямо у входа в гавань Стокгольма. Но, благодаря трагедии, случившейся почти четыре века назад, современная шведская столица имеет неповторимый музей, а любители военно-морской старины смогут вживую налюбоваться кораблём периода Тридцатилетней войны 1618–1648 годов.

Первый и последний поход

Боевой корабль «Ваза» взял собственное имя от семейства шведских королей. Он был задуман как флагман шведского ВМФ и должен был стать самым большим и самым тяжеловооружённым кораблём на Балтике. Король Густав II Адольф лично утвердил размеры корабля: полная протяженность 69 м, протяженность корпуса 47,5 м, ширина 11,7 м, осадка 4,8 м, водоизмещение 1200 т. На вооружении «Вазы» пребывали 64 пушки различных калибров. При постройке корабля употреблялось более 1000 дубов.

Корпус был богато украшен позолоченными и раскрашенными резными скульптурами.

Невезучий флагман шведского флота

Корабль был заложен весной 1626 г. и построен два года спустя. 10 августа 1628 г. он должен был отправиться в собственное первое плавание. На борту пребывало более 100 человек команды, и родственники моряков. В то время, когда «Ваза» на буксире вышел на открытое пространство гавани Стокгольма, капитан Сёфринг Ханссон поднял 4 паруса из 10 и приказал дать салют из пушек.

Сейчас порыв сильного ветра накренил корабль, но после этого он выровнялся. Второй порыв ветра накренил корабль посильнее, он зачерпнул воду открытыми по случаю салюта пушечными портами нижнего яруса, лёг на борт и за пара мин. затонул, пройдя всего 1300 метров.

реставрация и Подъём

За прошедшие с момента смерти корабля 300 лет место, где случилась трагедия, было забыто. В 1953 г. инженер Андерс Франсен начал его поиски сперва в архиве, а после этого в стокгольмской гавани. 25 августа 1956 г. корабль был обнаружен у острова Бекхольмен на глубине 32 м. Водолазы, спустившиеся на дно пара дней спустя, подтвердили, что это «Ваза».

К находке показала интерес вся Швеция, среди них и король Густав VI Адольф. Потому, что корабль превосходно сохранился, в 1957 г. его было решено поднять.

Спонсором работ выступили ВМФ и спасательная фирма «Нептун». В течение двух лет водолазы промыли под корпусом корабля шесть тоннелей, любой 20 метров длиной, через каковые завели металлические тросы. В августе 1959 г. «Вазу» в подводном положении отбуксировали на мелководье. В течение ещё двух лет водолазы поднимали наверх хрупкие подробности украшений, усиливали корпус и закрывали все отверстия.

Наконец, 24 апреля 1961 года, по окончании 333-летнего забвения, «Ваза» показался над водой.

в течении 1962–1979 гг. длились восстановительные работы. На это время «Ваза» был помещён в сухой док. Доступ публики ко мне был открыт в 1979 г. В течение последующих 10 лет музей посетили 11 млн человек. 16 августа 1990 г. на острове Юргорден был празднично открыт новый музей. Трёхэтажное строение выстроено намерено под экспозицию и разрешает осмотреть «Вазу» со всех сторон на разных уровнях высоты.

Кроме самого корабля, на территории музея существует множество разных экспозиций и выставок. На данный момент это один из самых посещаемых музеев Стокгольма.

Неприятность, срочно появившаяся перед исследователями по окончании подъёма «Вазы», заключалась в необходимости его консервации. Из-за отсутствия доступа кислорода древесина, из которой он был сделан, замечательно сохранилась. Но пропитанное водой дерево начинает растрескиваться и усыхать уже через пара дней в тёплом сухом воздухе.

Корабль имел возможность бы рассыпаться всецело, если бы дерево не было обработано надлежащим образом.

В то время, когда «Ваза» был поднят на поверхность, любой килограмм древесины содержал 1,5 кг воды. 1,35 кг необходимо было испарить, а оставшуюся массу заменить полиэтиленгликолем, что предотвратил бы усыхание древесины. Для этого корпус «Вазы» в течении 1962–1979 гг. весь день орошался из 500 распылителей смесью полиэтиленгликоля и воды.

Скульптуры и маленькие древесные куски обрабатывались в ванне.

Проблему воображали кроме этого механические повреждения. Уничтожена была большинство кормы, бикхеда и верхней палубы в носу. На месте обнаружения судна археологи подобрали порядка 13 500 разрозненных подробностей, каковые требовалось идентифицировать и закрепить на месте. Работа исследователей иногда напоминала сборку головоломки, в которой единственной подсказкой обычно служила их личная фантазия.

Неспешно корабль восстанавливался, пока не взял вид всецело собранного.

Долгие труды реставраторов сделали вероятным замечать корабль фактически в том самом виде, в котором он уходил под воду 388 лет назад. Сейчас «Ваза» приблизительно на 95% складывается из настоящих подробностей. Само собой разумеется, кое-какие элементы были потеряны, и их было нужно воссоздать заново.

Добавленные позднее, они заметно выделяются собственной ровной поверхностью на более чёрной и неровной уникальной фактуре.

Шикарная отделка

«Ваза» был одним из самых громадных и прекрасных судов собственного времени. Богатый декор корабля считался значительной частью его оружия, демонстрацией достатка и мощи страны. Для оформления корабля из Голландии и Германии были приглашены самые искусные резчики по дереву, каковые украсили «Вазу» более чем пятьюстами древесными фигурами и двумястами изображениями резного орнамента в стиле позднего Ренессанса и раннего барокко.

Материалом резчикам служила древесина липы, дуба и сосны. Все украшения были ярко расписаны, кое-какие из них позолочены. На фоне корпуса из яркого дерева броские, кроме того некрасивые изображения создавали чувство праздничности.

Сюжеты забраны из древнегреческой мифологии, римской и Библии истории. Это сказочных грифонов и изображения Геркулеса, нереид, тритонов, русалок и дельфинов, библейских солдат и львов, императоров и римских воинов, поющих и трубящих ангелов. К примеру, из «Книги судей» в Ветхом Завете забраны 23 солдата Гидеона, изображённые над кормовой галереей.

С масляными лампами и факелами в руках, дующие в горны и рога, они идут в бой за собственного всевышнего.

Вид на корпус «Вазы» с кормы на шнобель разрешает оценить размеры корабля. Уникальная палуба не сохранилась. Та, что мы видим сейчас, есть современной реконструкцией.

Частично сохранились грот и фок-мачты. Бизань, которую мы видим на корме, было нужно изготовить заново.

Наиболее значимую роль среди шикарных изображений на корме корабля играется шведский национальный герб. По сторонам его поддерживают лапами два вздыбленных льва. Герб в барочном стиле украшен изображениями гирлянд, виноградных лоз и фруктов.

Резное панно, которое мы имеем возможность замечать сейчас, складывается из 22 подробностей, собранных и закреплённых на месте при помощи гвоздей. Его реставрация результат усердного труда экспертов.

Чёрный строгий корабль, что мы видим сейчас, непохож на тот, каким он был в семнадцатом веке. Много скульптур, льнущих и карабкающихся по всему судну, были ярко, кроме того аляповато окрашены. При помощи микроскопа удалось найти пигменты светло синий, зелёного, оранжевого, красного цветов, свинцовые белила и другие. Не обошлось без сюрпризов.

Ранее считалось, что фоновым цветом кормы корабля являлся светло синий, и эта догадка отыскала отражение в изображениях «Вазы», сделанных в 1970–1990-х гг. Более детальные изучения разрешили узнать, что фон был красный. Начальная расцветка корабля реконструирована на выставленном в музее макете в масштабе 1:10, представленном на самом первом снимке.

Живописцы барокко наровне с праздничными и монументальными образами обожали изображать неотёсанное, полнотелое, эротическое и комическое. Кроме ангелов, воинов и святых, на «Вазе» множество изображений пышногрудых русалок, бородатых тритонов и смеющихся чертей. Сейчас легко отмахнуться от этого излишества как от несложной безвкусицы, но в семнадцатом веке это именовалось неподражаемым, этому с радостью поражались.

Изучение, длившееся в течении двух лет, разрешило идентифицировать последовательность художников и резчиков. По высокому мастерству выполнения легко выделяются работы немца Мортена Редтмера, автора гербового панно на корме корабля, носовой фигуры льва, скульптуры Геркулеса и других громадных и самые выразительных скульптур. Другие фигуры представляют собой работы Ханса Клаусинка, Йохана Дидрихсона Тиссена и, быть может, Маркуса Леденса.

Эти мастера, в соответствии с архивным данным, трудились сейчас на корабельной верфи и, точно, были задействованы при постройке «Вазы». Наконец, кое-какие скульптуры, если судить по топорности изготовления, принадлежали работе менее известный мастеров либо кроме того учеников.

Подробности

Две галереи на корме корабля являлись данью моде XVI–XVII вв. Ко мне выходили помещения кормовой части корабля, предназначенные для офицеров и размещения капитана. Нижняя галерея завершалась круглой, увенчанной куполом башенкой, в которой размещался офицерский туалет.

Находившийся тут ночной горшок опустошался одним из юнг.

Суда XVII столетия отличались высокой кормой с целым рядом надстроек. Первая кормовая надстройка – ахтердек (шканцы) – начинается сзади грот-мачты и идёт к корме за бизань-мачту. Ахтердек являлся самым почётным, праздничным участком на корабле.

В сражении тут пребывали старшие и капитан корабля офицеры.

Маленький трап вёл с ахтердека на квартердек – палубу второй кормовой надстройки. В большинстве случаев, в помещениях квартердека размешались старших офицеров и каюты капитана. На самых громадных судах этого времени, к числу которых принадлежал «Ваза», поверх квартердека время от времени строилась ещё одна маленькая надстройка – ахтеркастель. Неспециализированная высота кормы «Вазы» составляла 19,3 м.

Снимок даёт представление о верхней палубе корабля – опердеке – проходившей через всю длину судна от носа до кормы. Большинство опердека на «Вазе» была открытой. На ней размешались артиллерийские орудия, шпиль для подъёма якоря, шлюпки, световые и вентиляционные решётчатые люки, разные приспособления для крепления снастей работы и бегучего такелажа с ними.

На носу «Вазы» отсутствовала простая для судов этого времени надстройка фордека, на которой пребывали приспособления и орудия для крепления снастей бегучего такелажа фок-бушприта и мачты. Носовая палуба являлась продолжением опердека.

Выступающий впереди носа бушприт был рекомендован для крепления стоячего такелажа стеньг фок-мачты, и такелажа стакселей парусов – и носовых кливеров. Угол возвышения бушприта образовывает 30°. К форштевню корабля бушприт крепится при помощи двух замечательных верёвок найтовых.

Поверх форштевня крепилась треугольная платформа-гальюн, отделённая от носовой палубы вертикальной перегородкой-бикхедом. Открытая ветру и обдаваемая волнами, эта площадка являлась отхожим местом для матросов.

Вид на гальюн и носовую часть палубы со стороны бушприта. Прекрасно видны носовая перегородка-проходы и бикхед, ведущие вовнутрь корпуса судна.

Носовая часть корабля, вид снизу. Прекрасно видны кницы гальюна, при помощи которых он соединялся с корпусом корабля. Между параллельными кницами находятся круглые отверстия для якорного каната (клюзы). С боков гальюнная площадка огорожена двумя изогнутыми древесными бортами-регелями, на которых крепятся скульптурные фигуры.

Форштевень завершается резной носовой фигурой льва.

Панорамный вид на корпус и носовую часть корабля. Верхняя часть ограждения приблизительно соответствует линии водной поверхности, и в этом ракурсе корабль выглядит так, как если бы он плыл по морю.

В этом ракурсе прекрасно видны подробности и резные украшения форштевня корабля. 20 древесных фигур на бортах-регелях воображают римских императоров от Августа до Септимия Севера, которых Густав II Адольф разглядывал в качестве собственных предшественников.

Древесная носовая фигура представляет собой изготовившегося к прыжку льва длиной 3,5 м. Уникальная фигура была позолочена. Кроме этого сохранились следы красной краски в пасти льва и белила глаз. В лапах лев держит щит с гербовым изображением снопа соломы, что являлся знаком королевской шведской семействе Ваза.

Лев тут должен был символизировать короля и силу Швеции в борьбе против немецкого императора и католиков. «Северным львом» современники именовали короля Густава II Адольфа.

Интерьеры

О внутреннем убранстве «Вазы» разрешает делать выводы павильон, выстроенный в музее. Перед нами «громадная камера», предназначенная для размещения старших офицеров корабля. Сзади неё находится вход в капитанскую каюту. Стенки каюты украшены резными украшениями и деревянными панелями более несложного вида.

Посередине находится стол, на протяжении откидные койки и стен лавки.

Орудийная палуба с установленными на ней муляжами орудий. На вооружении «Вазы» пребывало 48 громадных 24-фунтовых, 8 штук 3-фунтовых, 2 штуки 1-фунтовых мортир и 6 пушек. Артиллерийские стволы размещались на древесных лафетах, каковые при помощи талей крепились к бортам для предотвращения через чур сильной отдачи при выстреле.

Стреляли пушки через порты, прорезанные в толщине борта.

Орудие главного калибра – 24-фунтовая пушка, весила 2,5 тонны. Отлитые из латуни, орудия представляли собой большую сокровище. По окончании того как корабль отправился ко дну, их стремились поднять наверх.

Но, все предпринимаемые попытки заканчивались неудачей впредь до 1665 г., в то время, когда швед Альбрехт фон Трейлебен и немец Андреас Пеккель, применяя воздушный колокол и целую экспедицию водолазов, смогли поднять 53 пушки. Ещё пара пушек было обнаружено в 1958 г.

Современная реплика «вороньего гнезда» – марсовой площадки на вершине мачты, помогавшей для размещения наблюдателей и стрелков на протяжении боя. На заднем замысле на стене виден один из шести сохранившихся парусов «Вазы».

Продольный разрез судна разрешает посмотреть на судьбу в корабля. Поражает царившая на корабле ужасающая теснота. На батарейной палубе на пространстве 47 на 11 метров должны были разместиться 400 человек. Койки матросов висели между пушками. Дремать они имели возможность посменно и не более 4 часов подряд. Ели кроме этого между пушками. Меню складывалось из ячменной каши, фасоли либо гороха, солонины, сухарей и сушёной рыбы. Припасы хранились в древесных бочках на нижней палубе.

Камбуз пребывал в нижней части судна, в том месте готовили еду на всех в громадном чугунном котле. Печь была сложена из кирпича.

Экипаж

Экипаж «Вазы» складывался из 145 солдат и 300 моряков. По штату он включал:

  • адмирала, руководившего эскадрой;
  • капитана, руководившего кораблём;
  • 2 лейтенантов, любой из которых руководил собственной вахтой;
  • 4 квартирмейстеров, любой из которых дежурил в течении четверти вахты;
  • его помощника заместителя и старшего капитана, важных за паруса и снасти;
  • его помощника и боцмана, важных за такелаж;
  • 2 помощников и 4 штурманов навигаторов;
  • 2 шкиперов;
  • хранившего провизию стюарта;
  • кока;
  • надзирателя;
  • священника;
  • цирюльника, делавшего кроме этого обязанности лекаря;
  • горниста;
  • 4 плотников и 4 юнг;
  • 90 матросов, трудившихся с парусами,
  • 1 артиллеристов и 20 канонира;
  • 30 солдат и 270 сержантов.

Матросы на корабль набирались при помощи призыва в пропорции один человек из десяти. На работу не брали детей моложе 15 стариков и лёт старше 60 лет. жильё и Питание им должны были предоставлять обитатели Стокгольма. Годовое жалование матроса в 1628 г. составляло 57 далеров, но из него вычитались деньги за одежду и питание.

Наличными матрос приобретал менее четверти от данной суммы. Для сравнения, корова стоила 5 далеров, гусь полдалера, бочка ржи 1 далер, а бочка пива – 3 далера.

На одном из матросов, каковые были обнаружены борту «Вазы», прекрасно сохранилась одежда. Она складывалась из маленькой куртки со стоячим воротником, тканой льняной рубахи, широких брюк до колен, чулок и мягких кожаных туфель. Принадлежности для шитья были отысканы в рундуках экипажа, как и кожа, колодки и древесные гвозди для починки башмаков.

«Хельги» — матрос, останки которого были обнаружены нижней палубе, где его придавило пушечным лафетом. Он был 165 см ростом, 35 лет от роду, отличался хорошим здоровьем, но страдал от кариозного процесса. Его прекрасно сохранившаяся одежда была обрисована в прошлом комментарии. В матерчатом кошельке у него было 36 бронзовых монет, жалование за чемь дней.

Данной суммы чуть хватило бы на кувшин вина в кабаке. С собой у него был кроме этого нож в кожаных ножнах.

Постройка «Вазы»

Стокгольмская верфь в XVI–XVII вв. пребывала на современной набережной Ниброкаен. Тут пребывали склады для древесины, кузнечные мастерские, 2 мельницы и казармы для сотен рабочих. На макете представлено пара судов в различной стадии постройки. Один из них, всецело готовый, проходит ремонт дна. Верхняя часть его реи и мачт сняты, как это делалось, в то время, когда корабль ставился на ремонт. Потом видны два вторых корабля на различных этапах постройки.

Вдалеке виден силуэт Гамластана и королевского дворца Трекронур.

«Ваза» на нулевом цикле работ. На киле укреплены кормовой транец, нижний уровень и форштевень обшивки.

Каркас судна в ходе постройки, установлена обшивка и часть шпангоутов подводной части корпуса.

Корпус корабля практически готов. Закончена установка шпангоутов и бимсов, на которых предстоит настелить палубу. Внешняя обшивка ещё отсутствует.

До окончания работы остается пара месяцев.

Современный макет в масштабе 1:10 разрешает наглядно представить внешний вид «Вазы» в первоначальный и последний сутки его военной работы.

Невезучий корабль


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: