Невидимый фронт: субмарины и дипломатия

Первая мировая завершила эру решающих морских баталий. Наряду с этим как раз в 1914–1918 годах начали активно использоваться подводные силы военно-морских флотов. Субмарины, проходившие первые мили на глубине, становились ответственным внешнеполитическим причиной.

Наряду с этим их общее число на вооружении держав-соперниц было мало: в составе германского флота к началу 1915 года пребывало всего 30 подводных лодок. Но они неслучайно остались в истории одним из грозных знаков Великой войны.

Невидимый фронт: субмарины и дипломатия

Фото подлодки UB-2 в начале работы, лодка стоит у пирса в Зеебрюгге в начальной конфигурации, прекрасно виден штурвал. На мостике начальник – Вернер Фюрбрингер.
Источник: http://u-boat-laboratorium.com

Германия развязала неограниченную подводную войну не внезапно. Возможности, открываемые боевым применением субмарин, были тогда очевидны для многих. Командующий Флотом открытого моря на исходе Первой мировой Рейнхард Шеер писал: «В отечественной войне с Англией вопрос о применении подводных лодок имел необыкновенное значение».

Они несли угрозу как торговле Туманного Альбиона, так и его гордости – Гранд-флиту. Но первый замысел применения германского подплава в военных действиях на море, от октября 1914 года, был отклонён руководством. Такая стратегия была чревата обвинениями со стороны нейтральных стран в нарушениях международного права.

Обстановку раз и окончательно поменял политический ход Англии, 2 ноября того же года заявившей всю акваторию Северного моря территорией боевых действий. Это решение означало морскую блокаду Центральных держав. Симметричным ответом имела возможность послужить лишь блокада самой Англии. «Ястребы» в военно-политической вершине рейха призвали установить её посредством субмарин.

Но сам канцлер и германский МИД Теобальд фон Бетман-Гольвег опасались ухудшения взаимоотношений с тогда ещё нейтральными Италией и САСШ. К решительным действиям Берлин сподвигла твёрдая политика Лондона. Реакция вторых держав уже представлялась меньшей из зол.

К тому же их торговлю с Англией требовалось пресечь.

Выстроенные в Германии субмарины U-15, U-16, U-17 в ходе сборки на верфи в Фиуме в осеннюю пору 1915 года. На дальней лодке уже установлены страницы обшивки лёгкого корпуса
Источник: http://u-boat-laboratorium.com

Как следствие, 4 февраля 1915 года была опубликована декларация кайзера Вильгельма II, объявлявшая территориальные воды около Английского архипелага территорией войны. 14 дней спустя все неприятельские торговые суда в них ожидало уничтожение. Спасение пассажиров и экипажей «купцов» не гарантировалось.

19 февраля неограниченная подводная война (сами немцы именовали её «ограниченной» – так как американским и итальянским судам гарантировалась неприкосновенность) началась в Северном море и Ла-Манше. С 22 февраля она объявлялась в остальных районах действия ВМС Германии.

Итак, неспециализированное число субмарин исчислялось тридцатью. Из них, по признанию командующего Кильской флотилией Андреаса Михельсена, против Англии имело возможность функционировать лишь 23. Превосходя надводные суда за счет скрытности, подводные лодки были тихоходными и очень уязвимыми.

Руки их начальникам заведомо связывала дипломатия. Так как уже 12 февраля, ещё до старта блокады, посол САСШ в Берлине Джерард вручил главе МИД кайзеровской Германии Готлибу фон Ягову ноту. В ней правительство США сочло ситуацию «прискорбной» и призывало имперские власти к строгой ответственности за подобные эскапады.

Дело имело возможность дойти и до разрыва дипломатических отношений.

В то же самое время экипажам подводных лодок было непросто различать суда по их подданству. Английское Адмиралтейство прибегало к прикрытию знамёнами нейтральных держав, чем, но, не брезговала и сама Германия. Отдельные «торговцы» оснащались артиллерийским оружием.

Расстояние огня же подводных лодок определялась дальностью торпедных ударов. Оставляемыми на протяжении них следами на поверхности воды обозначились следующие вехи неограниченной подводной войны:

  • было стёрто с лица земли 228 торговых судов Антанты и 89 – нейтральных стран – внушительная результативность;
  • нехорошие опасения берлинских дипломатов в итоге сбылись.

28 марта 1915 года случился инцидент с потоплением британского судна «Фалаба» с американским гражданином на борту. Политики в Штатах разделились во мнениях – реагировать, примкнув к блоку «Сердечного согласия», либо же придерживаться изоляционизма. Приверженец последнего, госсекретать САСШ Уильям Брайан увещевал президента Вудро Вильсона не обращать внимания на случившуюся катастрофу.

Но каждые доводы сделала ничтожными последовавшая 7 мая смерть трансатлантического пассажирского лайнера «Лузитания».

Капитан-лейтенант Вальтер Швигер, начальник подлодки U-20, потопившей пароход «Лузитания»
Источник: Bundesarchiv

Начальник субмарины U-20 капитан-лейтенант Вальтер Швигер был раздосадован результатами похода к побережью Ирландии. Ему не довелось стереть с лица земли ни одного корабля соперника, запас горючего иссякал и на борту подлодки оставалось всего две торпеды. Забрав курс к себе, на Вильгельмсхафен, в 14:20 он прямо по курсу нашёл и 40 мин. спустя атаковал крупный пароход, идущий с закрашенным именем и без флага.

Одна-единственная торпеда поразила судно в центр, за мостиком, в то время, когда навигатор экипажа U-20 запоздало вскрикнул: «Всевышний мой, это «Лузитания»!». Скоро она затонула, из 1198 погибших пассажиров 128 были американцами.

Смерть «Лузитании»
Источник: Bundesarchiv

Это событие стало национальной катастрофой для Соединенных Штатов. «Бессердечное потопление огромного парохода “Лузитания” и смерть более полутора тысяч пассажиров, между которыми, возможно, добрая половина была американцами, как громом поразили всю страну», – писал в те дни русский посол в Вашингтоне Ю. П. Бахметьев. «Четвёртая власть» – СМИ развернули невиданную анти-германскую пропаганду. Сказать о равноудалённой изоляции Америки от Антанты и Центральных держав было уже нереально. Президент Вильсон удержался от вступления в Первую мировую, не смотря на то, что чаши весов склонились в пользу альянса с Англией.

Реконструкция торпедного пути со слов очевидца

Капитан-лейтенант Швигер был заочно осуждён и приговорён к смертной казни. Могилой ему два с половиной года спустя стали воды побережья Дании. Но тогда, ещё в 1915 году, очередной интернациональный скандал – уничтожение германским подплавом английского парохода «Арабик» с тремя американцами на борту – отозвался не меньшим эхом.

27 августа Вильгельм II принял принципиальное ответ о сворачивании подводной войны.

направляться подчернуть, что на протяжении неё торговые суда союзников отнюдь не всегда были жертвами событий. Консервативные германские историки писали об атаке в апреле 1915 года германской субмарины U-33 британским пароходом «Брюссель». Его капитан кроме того был премирован, не смотря на то, что факт уничтожения вражеского корабля и не подтвердился. За несколько дней до торпедирования «Лузитании» британская подлодка без предупреждения потопила в акватории Эгейского моря турецкий пароход «Стамбул».

Но среди сотен его погибших пассажиров не выяснилось американских подданных. Наконец, десятилетиями остаётся на слуху конспирологическая версия смерти «Лузитании»: на её борту перевозился громадной количество взрывчатых боеприпасов и веществ для потребностей британских флота и армии. Детонация этого груза и обрекла огромный лайнер на смерть.

Недавние изучения останков судна водолазами якобы подтвердили это предположение, но официальных заявлений на этот счёт до сих пор не последовало.

Спасшиеся офицеры Лузитании, слева направо – первый офицер Р. Джонс, А. А. Бисти, младший третий офицер, третий офицер и Дж. П. Льюис, 1915 год

Как бы то ни было, субмарины и дипломатия шли в одном фарватере. Политики ценой больших упрочнений сглаживали конфронтацию Вашингтона и Берлина, получая на этом поприще удач. Моряки же прибавляли им работы. 7 ноября 1915 года в Средиземном море был атакован итальянский лайнер «Анкона». Но его борту снова произошли граждане САСШ, но ни предупреждения, ни спасения пассажиры так и не дождались. Ответственность за это военное правонарушение взяла на себя Австро-Венгерская империя.

Однако, германо-американские отношения в очередной раз обострились.

Эскалации конфликта впредь до объявления войны поспособствовали последующие фазы подводной войны, пришедшиеся на 1916 год. Сейчас германскими подводными лодками велось торпедирование без предупреждения как боевых судов, так и вооружённых торговых судов Антанты. В феврале был потоплен французский пассажирских пароход «Сассекс» с несколькими американцами на борту.

Ближайшие советники президента Вильсона "настойчиво попросили" ультиматума германскому правительству, но после этого сочли вероятным принять его извинения. После этого к управлению армией в Германии пришли Гинденбург и Людендорф, адепты войны до победного финиша. Разыгралось ещё пара катастроф с потоплением торговых судов, перед тем как 3 февраля 1917 года между рейхом и САСШ были порваны дипотношения.

Германская подлодка U20, выкинутая на побережье Дании – та самая, которая потопила Лузитанию

На исходе Великой войны Германия ценой огромных стараний усилила собственный подводный флот. Но добиться поставленных целей ему уже не довелось: карта великой державы и её армии была бита. Карл Дениц тогда был ещё вахтенным офицером, Отто Кречмеру исполнилось целых пять лет, а Гюнтер Прин лишь начал ходить в школу…

Опыту подводной войны 1915–1917 годов предстояло воплотиться в военных действиях на море периода Второй мировой войны.

Подводная война. Д-2


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: