Олег макаров: маленькие убийцы, или победитли винил впостмобильную эру

Олег макаров: маленькие убийцы, или победитли винил впостмобильную эру

По сети уже большое время ходит радостный рисуночек, изображающий современную технику звукозаписи. В студии — опытный микрофон за 12 000 американских долларов, ламповый компрессор за 35 000 американских долларов, микшерский пульт за 450 000 американских долларов, еще какое-то оборудование в том же ценовом диапазоне, а на стороне потребителя — скачанный из сети mp3-файл за американский доллар плюс наушники за 12 «баксов». Смешно и безрадостно.

Очевидно, что львиная часть работы музыкантов, саунд-продюсеров, звукорежиссеров, наконец, конструкторов звукозаписывающей аппаратуры до ушей массового потребителя не доходит. В маленьких «затычках», кроме того не самых недорогих, звук инструментов сливается в «кашу», а они должны звучать любой по отдельности; нет «сцены», другими словами музыка сконцентрирована где-то в головы и лишена пространственности. Написаны многие страницы о том, как саунд-продюсеры подолгу мучились, получая особенного звучания от инструментов — но все эти нюансы утрачены в «жатых» файлах, примитивных цифро-аналоговых преобразователях, не сильный усилителях и эргономичных в ношении мелких недорогих наушниках — другими словами во всех этих технических «красотах» устройств карманного формата.

Все это происходит не только в музыке. Мы наблюдаем фильмы на планшетах и смартфонах, а создатели и операторы эффектов, предположительно, также рвут на себе волосы, вспоминая, как творили и трудились для громадного экрана. Уходят в прошлое любительские фотокамеры, не смотря на то, что ясно, что объектив размером с бусинку в смартфоне и маленькая матрица очень сильно ограничивают отечественные творческие возможности.

Само собой разумеется, возможно взглянуть фильм в кинотеатре либо приобрести себе к себе громадный телевизор с пятиканальным колонками и усилителем, либо купить фотоаппарат с сменной оптикой и большой матрицей. Но на сегодня это достаточно маргинальный (и не всегда дешёвый) выбор если сравнивать с массовым потреблением медиа с портативных устройств, где планка качества сознательно опущена в угоду суперкомпактности.

Так что сейчас? Ностальгировать по прошлому? Пенять на технический прогресс? Это смешно и довольно глупо. Никакая научная фантастика лет 40−50 назад не смогла предугадать появление новой социальной породы людей — человека онлайн. Тогда все пологали, что в двадцать первом веке мы все пересядем на звездолеты, а мы уткнулись в мелкие жидкокристаллические экраны, откуда всегда идёт поток информации: новости, мультимедиа, послания от друзей, родных, и любимых.

Нет сети — стресс. Кончилась зарядка — «ломка». Все в том месте — и музыка, и кино, и тексты. Но будет ли так неизменно?

Как мы знаем, история начинается по спирали, и, насытившись портативностью, мы, быть может, опять проникнемся модой на «громадный формат». Причем какие-то показатели этого просматриваются уже сейчас. В уходящем году в Англии было реализован рекордный миллион виниловых пластинок. Это, само собой разумеется, мало если сравнивать с цифровыми продажами, но винил растет с уверенностью, причем не только в Англии, но и в Соединенных Штатах.

В следующем году мы, быть может, заметим первые коммерческие образцы эластичных экранов — они разрешат вырваться за пределы триады планшет-и-смартфон и сочетать портативность базисного устройства с экраном, на котором и с таблицами будет комфортно трудиться и кино наблюдать возможно не щурясь.

В действительности — это достаточно занимательное упражнение для ума — попытаться предугадать технологические очертания постмобильной эры, в которой мы так же, как и прежде будем онлайн, но станем заметно привередливее в вопросах качества медиапродукта.

Виталий Сердюк и Олег Макаров заявили о нарушении прав Д. Бугая


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: