© Онa утонулa: флагман шведской короны

© Онa утонулa: флагман шведской короны
    Первым человеком, заметившим «Вазу» по окончании более чем трех столетий забвения, стал во второй половине 50-ых годов двадцатого века компаньон Андерса Франзена, водолаз Пер Эдвин Фелтинг. Спустившись на глубину 32 м, он подтвердил предположение Франзена. Но для подъема парусного корабля потребовалось практически пять лет тяжёлой работы и подготовки водолазов — в страшных условиях и практически при нулевой видимости было совершено более 1300 спусков
    Рождение музея

В семнадцатом веке Швеция из маленькой, бедной, расположенной на задворках Европы страны начала превращаться в одного из основных игроков громадной политики. Большую роль в этом сыграл король Густав II Адольф, взошедший на трон в возрасте 17 лет в 1611 году и взявший позднее благодаря своим удачам в битвах прозвище Лев Севера. По окончании начала в 1618 году Тридцатилетней войны Швеция ввязалась в конфликт с Польшей, что потребовало замечательного военного флота на Балтике.

величие и Мощь

16 января 1625 года с голландским кораблестроителем Хенриком Хюбертсоном был заключён сделку на постройку нескольких судов, самый большой из которых должен был показать миру величие и мощь шведского военного флота. Весной 1626 года, с некоторым запозданием, начались работы на военной верфи Блазиенхольмен. Будущий флагман назвали «Ваза» в честь деда короля — Густава I, основателя королевской семействе Ваза.

Король лично утвердил размеры, приказав сделать «Вазу» более узким для манёвренности и быстроходности. Корабль должен быть стать настоящей грозой морей — он нес 64 пушки (48 из них были 24-фунтовыми, другими словами имели возможность стрелять 24-фунтовыми ядрами) на двух пушечных палубах. Не забыли и о внешнем эффекте — для оформления корабля из Голландии и Германии были приглашены самые искусные резчики по дереву, каковые украсили «Вазу» более чем семью сотнями древесных фигур в стиле позднего Ренессанса и раннего барокко по греческой мифологии и мотивам римской, Библии, и шведской истории.

Катастрофа у острова Бекхольмен

Во второй половине 20-ых годов семнадцатого века корпус «Вазы» был выстроен. Хенрик Хюбертсон не дожил до этого момента — он погиб весной 1627 года, и корабль достаивали под управлением его брата Арента де Хенрика и Грота Якобссона. К лету 1627 года судно спустили на воду и пришвартовали наоборот королевского дворца.

10 августа он готовься отправиться в собственный первое плавание. Густав II Адольф ожидал корабль в Пруссии, и отплытие флагмана должно было стать и актом военной пропаганды. Множество людей вышли на берег поглазеть на «Вазу» — громадный галеон водоизмещением 1200 т, длиной 69, высотой 12 и шириной 52 м. Стояла ясная летняя погода, дул легкий порывистый ветер.

На борту пребывало более ста человек команды (кое-какие — вместе с детьми и жёнами, которым не запрещалось сопровождать родных до выхода в открытое море). В то время, когда «Ваза» вышел на открытое пространство гавани Стокгольма, капитан Сёфринг Ханссон поднял четыре паруса (из десяти) и отсалютовал из пушек. Налетевший порыв ветра накренил корабль, но он выровнялся.

Второй порыв ветра накренил корабль посильнее, а третий стал для «Вазы» гибельным — корабль накренился, зачерпнул воду открытыми пушечными портами и практически за пара мин. затонул у острова Бекхольмен, преодолев меньше морской мили и унеся с собой в пучину от 30 до 50 человек.

Кто виноват?

Король определил об этом лишь 27 августа и приказал самым тщательным образом расследовать обстоятельства данной трагедии и наказать виновных. Капитана Ханссона, что практически чудесным образом сохранился на протяжении катастрофы, арестовали и обвинили в том, что экипаж был пьян, а пушки не были закреплены подобающим образом. Всех сохранившихся офицеров допросили перед особой рабочей группой, но они поклялись, что все было сделано правильно. Целый балласт был загружен, пушки закреплены, экипаж трезв.

Якобссон на допросе объявил, что следовал расчетам Хюбертсона, что к тому времени в далеком прошлом покоился в почве, а Арент де Гроот напомнил, что все количество и размеры пушек «Вазы» утвердил лично король, а забрать больше балласта не представлялось вероятным — не было места. На вопрос рабочей группы «Отчего же корабль утонул?» он ответил: «Это знает лишь Всевышний». Обвинить короля не решился никто.

Трагедия стала тяжелым ударом. Корабль дорого обошелся королевской казне, исходя из этого практически сразу же по окончании трагедии стали предприниматься бесплодные попытки поднять его со дна. Удалось спасти лишь 53 дорогие медные пушки, да и то только более чем через 3 десятилетия — в 1664—1665 годах это сделали водолазы Альбрехт фон Трайлебен и Андреа Пекелл.

Со временем информацию о правильном расположении потерялись, и «Ваза» более 300 лет покоился в забвении, укрытый 32 м воды.

Освобождение из плена

Только в двадцатом веке нашелся энтузиаст, которому выяснилось по силам кинуть вызов неумолимому ходу времени. Андерс Франзен, археолог и морской инженер-любитель, эксперт по затонувшим судам, решил отыскать «Вазу». Он изучил все дешёвые исторические документы и три года «прощупывал» гавань посредством собственного лота. В августе 1956 года Франзен заметил в пробоотборнике кусок тёмного дуба.

По окончании первых спусков водолазы подтвердили — да, громадный корабль с двумя пушечными палубами, возможно, это и имеется «Ваза». К находке показала интерес вся Швеция, среди них и король Густав VI Адольф. Потому, что корабль превосходно сохранился (в слабосоленой воде Балтийского моря не живет червь-точильщик Teredo navalis), его было решено поднять.

Под корпусом корабля водолазы шведского ВМФ и компании «Нептун» промыли шесть тоннелей, любой 20 м длиной. Через эти тоннели под «Вазу» завели металлические тросы, каковые были закреплены на двух понтонах. В августе 1959 года из понтонов начали выкачивать воду, и донная глина отпустила корабль.

С «Вазой» в подводном положении на глубине 16 м понтоны отбуксировали в более эргономичное место гавани и стали готовить к финальному подъему. И вот наконец, 24 апреля 1961 года «Ваза» по окончании 333-летнего морского плена показался на поверхности.

Исторический клад

Вместе с кораблем было поднято более 14 000 предметов и деталей. Не смотря на то, что единственным золотым изделием среди них был мелкий кольцо, «Ваза» был настоящим кладом для историков и археологов.

Дабы поднятый корабль не рассохся, воду вытеснили посредством этиленгликоля, что распыляли на древесные части с 1962 по 1979 год. Реставраторы трудились с подробностями, как бы собирая громадный пазл посредством металлической проволоки, которую продевали в отверстия в древесных частях. Сохранились грот-шпор и мачта (нижняя часть) фок-мачты, а вот шпор бизань-мачты было нужно изготавливать заново. Сохранились и были восстановлены шесть из десяти парусов и часть такелажа.

Корабль решили показать в зимней оснастке — со снятой верхней частью такелажа, потому, что как раз так суда ставили на зимнюю стоянку.

Во второй половине 80-ых годов двадцатого века корабль был переведен в новое, намерено выстроенное строение, а в первой половине 90-ых годов XX века произошло официальное открытие музея «Вазы», самого ветхого парусного корабля в мире. На данный момент это один из самых посещаемых музеев Швеции.

История рассудит

Подводя линии под историей «Вазы», выскажем современную точку зрения на обстоятельства его смерти. Как часто бывает, виноваты многие. Король Густав I Адольф приказал оснастить корабль через чур громадным числом пушек и уменьшить его ширину. Умелый корабел Хенрик Хюбертсон не решился возразить королю. Его ранняя смерть также внесла собственную долю в ужасный финал. Адмирал Клас Флеминг незадолго до выхода «Вазы» в плавание, как и надеялось, совершил опробования корабля на остойчивость.

30 матросов перебегали с одного борта на другой, по окончании третьей перебежки адмирал заметил, что корабль может перевернуться, и прекратил опробования. Но наложить вето на исполнение приказа короля о выходе в море также не решился. Капитан Ханссон кроме этого несет собственную долю вины — он не должен был выходить на новом корабле в море с открытыми пушечными портами.

В любом случае «Ваза» был одним из первых боевых судов собственного класса — практически экспериментальным. По окончании его смерти были сделаны выводы, и множество судов с двумя, тремя а также четырьмя пушечными палубами удачно бороздили моря еще два столетия.

Видео к статье: ссылка

Мачты над музеем

    Дуб, пропитанный этиленгликолем, имеет черный цвет, но химический анализ пигментов разрешил установить уникальную раскраску многих элементов

Строение музея «Вазы» на острове Юргорден видно издали — над ним возвышаются мачты. В с палуб-этажей музея возможно разглядеть корабль, стоящий в центре, во всех подробностях. В музее возможно кроме этого ознакомиться с разными тематическими экспозициями — посвященным политической ситуации в Европе XVII века, противостоянию стран на море, истории парусных боевых судов и подробностям судьбы на борту, кропотливо восстановленным по поднятым вместе с «Вазой» предметам, и технологии поиска, реставрации и подъёма древесных конструкций исторического корабля.

Возможно кроме того попытаться поставить себя на место кораблестроителей того времени и посредством компьютера выстроить «Вазу» заново, учтя все неточности предшественников. А после этого, очевидно, «испытать» полученный корабль в деле — на виртуальных морских просторах при заданных ветре и волнении.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№81, июль 2009).

LDC307 Флагман


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: