«Оттого, что в кузнице не было гвоздя…»

Известное высказывание гласит: «Сатана в мелочах». В любом деле самые обстоятельства и незначительные детали смогут кардинально повлиять на ход событий. На войне это усугубляется тем, что за непредусмотренные мелочи иногда приходится расплачиваться проигранными человеческими жизнями и сражениями.

Наглядным примером может послужить инцидент, случившийся на германской подлодке U 625 в Атлантике и приведший к смерти её начальника капитан-лейтенанта Ганса Бенкера. Обстоятельство была несложна: в тот сутки в его кармане не выяснилось простого ножа — мелочи, которая имела возможность бы сохранить ему жизнь.

3 января 1944 года в издании военных действий командующего подводных сил кригсмарине показалась следующая запись:

«U 625 атакована самолётом в квадрате BF4761 в 20:31 по окончании того, как она рассказала о возвращении на базу. В 05:32 от неё поступил новый доклад, в котором она сказала, что рядовой и командир подводник 2 января упали за борт на протяжении атаки самолёта. Начальник не отыскан».

Штаб подводных сил не стал запрашивать подробности этого инцидента, предпочтя дождаться возвращения лодки, руководство которой принял первый вахтофицер обер-лейтенант цур зее Курт Зурет (Kurt Sureth). 6 января лодка пришла во французский Брест, и Зурет написал обстоятельный рапорт о подробностях смерти собственного начальника. Руководство подводными силами было ошеломлено нелепой обстановкой, которая стала причиной смерти умелого подводника капитан-лейтенанта Ганса Бенкера (Hans Benker).

«Оттого, что в кузнице не было гвоздя…»

Один из «Либерейтеров» из 224-й эскадрильи Королевских ВВС на протяжении обслуживания на аэропорте в местечке Бьюли, графство Хэмпшир, Англия. Снимок сделан за год до обрисовываемых событий, в декабре 1942 года.
Imperial War Museums

Вечером 2 января 1944 года U 625 (тип VIIC) начала возвращение на базу по окончании долгого нахождения в море. Её поход продолжался восемь недель, за время которых лодка входила последовательно в состав четырёх «волчьих свор», но не смогла добиться какого-либо успеха. Не обращая внимания на то что U 625 считалась лодкой-ветераном, это был её первый поход в Северную Атлантику.

До того момента Бенкер год действовал на Арктическом театре боевых действий против советского конвоев судоходства и полярных союзников.

В 21:38 лодку, пребывавшую в надводном положении, нежданно нападал громадной четырёхмоторный самолёт, что осветил её прожектором и обстрелял из бортового оружия. В ответ U 625 начала стрелять из зениток. На протяжении прохода над лодкой самолёт бомбы не сбрасывал.

«Прожектор Ли», устанавливаемый на английских самолётах ПЛО, имел пара разновидностей по типу и размерам установки. На «Либерейторах» он подвешивался под правой плоскостью крыла в особой гондоле и имел диаметр 20 дюймов.

Данный замечательный прожектор был весьма действен на протяжении ночных атак на подводные лодки: при силе света в 90 миллионов свечей кроме того на дистанции в пара сотен метров попадавший в его луч человек физически чувствовал удар по глазам и на долгое время терял свойство видеть. По краям механики протирают прожекторы, в центре один «Либерейтор» на ночном аэропорте, освещённый прожектором другого.
Australian War Memorial

Необходимо подчеркнуть, что нападавшему прочно досталось. Согласно точки зрения американского историка К. Блэйра, лодку Бенкера нашёл и нападал английский «Либерейтор» пайлот-офицера Дж. Э. Эдвардса (P/O J.E.

Edwards) из 224-й эскадрильи королевских ВВС. На протяжении атаки оборудованный «прожектором Ли» самолёт был повреждён ответным огнём, был ранен стрелок-радист из его экипажа.

"Наверное," для Бенкера это наступление в сумерках стало неожиданностью. U 625 имела станцию радиотехнической разведки «Наксос» (Naxos), но прибор не предотвратил о том, что засёк работу вражеского радара. В соответствии с Блэйру, сразу после Эдвардса на место обнаружения субмарины прилетел второй «Либерейтор», пилотируемый флаинг-офицером Э. Алленом (F/O E. Allen) из данной же эскадрильи.

Сейчас события на мостике лодки развивались быстро. В 21:40 Бенкер заявил тревогу. По окончании крика начальника из центрального отсека в рубку встали подводники, каковые по цепочке стали передавать из внутренней «оружейки» на мостик снаряды для зениток.

Цветное фото подлодки U 160, сделанное с борта U 177 в ходе встречи в Атлантике. В передней части рубки U 160 видна антенна раннего примера станции радиотехнической разведки «Метокс», прозванной подводниками «Бискайским крестом»

По окончании отражения атаки первого «Либерейтора» Бенкер приказал всем покинуть мостик и заявил срочное погружение. Сейчас в рубке появилась давка из подводников, подававших снаряды, и верхних вахтенных, спускавшихся с мостика вниз. Начальник спустился в рубку последним и понял, что рубочный люк закрыть нереально, по причине того, что мешает соединительный кабель антенны «Наксоса», спущенный с мостика в рубку.

Умелый Бенкер решения принимал скоро. Прокричав: «Продуть балласт!» — он открыл люк и быстро встал на мостик, дабы убрать злополучную антенну вовнутрь. Но из-за появившегося столпотворения в рубке последний приказ начальника в центральном отсеке услышан не был, и лодка погружалась .

Появлявшись на мостике, Бенкер увидел приближающийся второй «Либерейтор» и прокричал в люк: «Воздушное пространство!» — давая сигнал к отражению атаки самолёта. Данный приказ начальника был услышан, и наружу вылез один из сигнальщиков верхней вахты, торпедист Герман Вёпе (Hermann Wope). Сейчас до Бенкера дошло, что процесс погружения длится, и он принял единственно верное ответ — захлопнуть люк снаружи.

Затем начальник и Вёпе ринулись к зенитке, дабы открыть огонь по самолёту.

Слева лодка U 889, сдавшаяся канадским морякам 13 мая 1945 года, в Галифаксе. На фото запечатлён матрос канадского флота, осматривающий антенны совокупности обнаружения радиолокационного сигнала лодки. Последняя складывается из двух совокупностей: FuMB-7 «Наксос» (протяженность волны 9 см, для обнаружения британских противолодочных РЛС Mk.III и H2S), и FuMB-26 «Тунис» (протяженность волны 3 см, для обнаружения американских РЛС). Вся конструкция вращается в горизонтальной плоскости механическим приводом из радиорубки.

Совокупность не владела влагостойкостью, и при погружении наружная вахта должна была снимать антенны и уносить вниз. Рамочная антенна за матросом в собственности радиопеленгатору УКВ-диапазона. Слева — цилиндрическая решётчатая антенна «Бали» для обнаружения сигналов ранних британских морских РЛС с длиной волны 1,5 метра. Справа мостик малоизвестной германской субмарины.

На снимке кроме этого прекрасно видны антенны совокупностей FuMB-7 «Наксос» и FuMB-26 «Тунис» с кабелем, что опускался вниз и через рубочный люк соединялся с прибором в лодки. На переднем замысле антенна «Бали»

Тем временем в центральном отсеке осознали, что что-то идёт не так: лодка погрузилась на 11 метров, но начальника в ней не было. Второй вахтофицер обер-лейтенант цур зее Гюнтер Зайфарт (Gunter Seyfarth) отдал приказ на всплытие, по окончании появления рубки над водой открыл люк и выскочил на мостик. Сейчас сзади и справа от лодки послышались крики Бенкера и Вёпе.

Зайфарт отдал приказ дать полный движение и совершить резкий поворот вправо. Затем на мостик встал первый вахтофицер Зурет и принял руководство лодкой. Вот как он сам говорит о предпринятой операции по спасению:

«На контркурсе я услышал в первых рядах крики о помощи и забрал курс на них. Я должен был отказаться от хода на электромоторах, поскольку опять прилетел самолёт типа “Ланкастер”.

Опять дал дизелям полный движение в направлении криков. Примерно в 200 метрах в первых рядах с самолёта скинули сигнальный буй, после этого он провалился сквозь землю из поля зрения по курсу 270 градусов. Я краткосрочно перешёл на ход на электромоторах, дабы лучше слышать крики. С левого борта были слышны не сильный призывы.

Я забрал курс на них. Но сильный шум моторов приближающегося самолёта заставил опять запустить дизели.

Над возможным местом происшествия с самолёта на протяжении второго пролёта скинули две надувные одноместные резиновые лодки и четыре спасательных жилета. На нос и корму лодки было послано по одному человеку для наблюдения.

Самолёт пролетел опять, в этом случае близко, но нас не увидел. Я должен был идти на дизелях, дабы иметь возможность маневрировать при новом заходе самолёта. Поиск продолжился.

22:00. в первых рядах слева найден сигнальщик верхней вахты, которого поднял из воды наблюдатель на носу лодки. Не обращая внимания на внимательнейшее наблюдение с мостика, носа и кормы, начальник так и не увиден.

Видимость была хорошая, в воде прекрасно были заметны предметы на расстоянии до 500 метров. Продолжили движение на дизелях с переходом и кратковременными остановками на электромоторы, дабы прислушиваться. На неоднократные крики с мостика не было слышно никакого ответа. Не считая надувных лодок, ничего более не нашли.

Так как больше ничего не было найдено, при необходимости ежеминутно принимать во внимание с угрозой с воздуха, я решил погрузиться.

Я предполагаю, что отечественный начальник погиб смертью воина прежде, чем мы достигли места происшествия. Мой вывод подтверждается словами торпедиста, ефрейтора Вёпе, что пребывал в воде на маленьком расстоянии от начальника, в то время, когда они совместно кликали на помощь. За маленький временной отрезок до его спасения он прекратил слышать голос начальника».

Ознакомившись с рапортом Зурета, начальник штаба Дёница адмирал Эберхард Годт (Eberhard Godt) дал хорошую оценку действиям офицера, удовлетворённый его действиями по принципу «сам погибай, а товарища выручай»:

«Первый вахтофицер справился со собственными обязанностями; в частности, поиск сигнальщика и командира верхней вахты был квалифицированный. Спасение сигнальщика было прекрасным результатом операции по спасению, в особенности принимая к сведенью постоянную угрозу с воздуха».

Подлодка U 625 ненадолго пережила собственного начальника Ганса Бенкера. Уже следующий поход, десятый по счёту, стал для неё последним. 10 марта 1944 года субмарину потопила летающая лодка «Сандерленд» из 422-й эскадрильи Королевских канадских ВВС.

На снимке сзади рубки видны всплески от глубинных бомб, скинутых с «Сандерленда», и фонтанчики от пулемётного огня, что ведёт хвостовой стрелок самолёта.
Imperial War Museums

Но Дёниц и Годт были обеспокоены произошедшим. «Наксос», как и его предшественник «Метокс», прозванный подводниками «Бискайским крестом», владели однообразным неудобством:

«Потому, что установка данной станции изначально не предусматривалась, антенна хранилась в прочного корпуса и при каждом всплытии выносилась на мостик вручную, по окончании чего через рубочный люк пристыковывалась к приёмнику особым кабелем. Время на срочное погружение соответственно возрастало».

Руководство подводными силами было замечательно осведомлено об данной своеобразной особенности прибора, но ситуации с подлодкой и человеческими жертвами, появлявшейся на грани смерти, ранее не фиксировались. Исходя из этого меры были приняты сходу. Советы по предотвращению аналогичных инцидентов были очень необыкновенными. 11 января 1944 года штаб подводных сил разослал на все лодки радиосообщение-предупреждение за номером 76, в котором говорилось следующее (перевод Е. Скибинского):

«На протяжении подготовки к погружению при воздушной тревоге на одной из лодок антенна аппаратуры “Наксос” была забыта на мостике; наряду с этим её кабель заблокировал рубочный люк и не разрешил его закрыть. Начальник подал команду на продувание и выскочил на мостик. Его приказ был выполнен в центральном посту с запозданием, в следствии чего лодка приняла воду через рубочный люк, что был захлопнут сверху, начальника смыло за борт, поднять его не смогли.

Вывод: , если кабель аппаратуры “Наксос” блокирует рубочный люк при погружении, само погружение прерывать не нужно. Нужно и потом прижимать рубочный люк, наряду с этим кабель расплющит (подтверждено экспериментально). Кроме этого полезно выдавать рулевым в рубке ножи, которыми они имели возможность перерезать застрявший кабель и выкинуть его на мостик».

Выходит, что за полтора года применения подлодками в боевых условиях антирадарной аппаратуры никто в штабе не додумался чтобы не было аналогичных обстановок обеспечить подводников ножами. Начальнику U 625 было нужно заплатить судьбой за то, дабы такое решение было принято.

Оставшиеся в живых подводники с потопленной U 625 связывают личные резиновые плотики совместно, дабы не разрешить волнам разнести их в стороны. Увы, упрочнения моряков, с надеждой наблюдающих в объектив, останутся тщетными — никто не переживёт шторма, что разразится следующей ночью.
Imperial War Museums

В этом случае уместно отыскать в памяти слова одного из храбрецов известного фильма «Белое солнце пустыни»: «Кинжал оптимален для того, у кого он имеется, и не хорошо тому, у кого он не окажется… в необходимое время». Инцидент с Гансом Бенкером же стал хорошим подтверждением ветхой истины о том, что на войне мелочей не бывает:

«Не было гвоздя — подкова пропала,

Не было подковы — лошадь захромала,

Лошадь захромала — начальник убит.

Конница разбита — армия бежит!

Неприятель вступает в город, пленных не щадя,

Оттого, что в кузнице не было гвоздя!»

Создатель высказывает глубокую признательность Евгению Скибинскому за помощь в работе над статьёй.

литература и Источники:

  1. NARA T1022 (трофейные документы германского флота).
  2. Busch R., Roll H.-J. German U-boat Commanders of World War II – Annapolis: Naval Institute Press, 1999.
  3. Blair С. Hitler’s U-boat War. The Hunted, 1942–1945 – Random House, 1998.
  4. Ritschel H. Kurzfassung Kriegstagesbuecher Deutscher U-Boote 1939–1945. Band 12. Norderstedt.
  5. Wynn K. U-Boat Operations of the Second World War. Vol.1–2 – Annapolis: Naval Institute Press, 1998.
  6. Морозов М. Нагирняк В. Металлические акулы Гитлера. Серия VII – М.: «Яуза-Эксмо», 2008.
  7. http://www.uboat.net.
  8. http://www.uboatarchive.net.
  9. http://historisches-marinearchiv.de.

Оттого, что в кузнице не было гвоздя


Темы которые будут Вам интересны: