Первая морская битва второй мировой

«Адмирал граф Шпее» стал третьим германским «карманным линкором», выстроенным по окончании крейсеров «Дойчланд» («Лютцов») и «Адмирал Шеер». В первые месяцы Второй мировой войны он без всяких последствий топил английские торговые суда, став самым известным кораблём собственного типа. А итоги его первого и последнего боя дают богатый материал для анализа эффективности броневой защиты и артиллерийского вооружения германских тяжёлых крейсеров.

Отчего же бой при Ла-Плате и его результаты до сих пор вызывают столь жаркие споры?

В начале Второй мировой тяжёлый крейсер «Адмирал граф Шпее» под руководством капитана-цур-зее Ганса Лангсдорфа пребывал в Центральной Атлантике. Приказ на открытие крейсерской войны он взял лишь 25 сентября 1939 года – до этого момента Гитлер ещё рассчитывал мирно уладить конфликт с Англией. Война должна была вестись строго по призовым правилам, исходя из этого о неожиданных артиллерийских либо торпедных атаках речи не шло.

Практически два с половиной месяца «Шпее» и «Дойчланд» вместе с несколькими судами снабжения без всяких последствий действовали в Атлантическом и Индийском океанах. Для их поиска французам и англичанам было нужно выделить 3 линейных крейсера, 3 авианосца, 9 тяжёлых и 5 лёгких крейсеров. В итоге, несколько «G» коммодора Генри Хэрвуда (тяжёлый крейсер «Эксетер», лёгкие крейсера «Аякс» и «Ахиллес») перехватила «Шпее» у берегов Южной Америки, неподалеку от устья реки Ла-Плата.

Данный бой стал одним из немногих хороших артиллерийских морских сражений Второй мировой, дав наглядную иллюстрацию к ветхому спору о том, что действеннее – калибр орудий либо вес залпа?

Первая морская битва второй мировой

«Адмирал граф Шпее» проходит через Кильский канал, 1939 год
Источник – johannes-heyen.de

По суммарному водоизмещению три английских крейсера превосходили «Шпее» приблизительно в два раза, по весу минутного залпа – более чем в полтора раза. Дабы превознести успехи собственной стороны, кое-какие английские исследователи сравнивали вес разового залпа судов без учёта темпа стрельбы – эти цифры дошли до советской печати и некое время дезориентировали любителей военно-морской истории. По этой информации, корабль стандартным водоизмещением 12 540 т выяснялся в два раза замечательнее трёх крейсеров неспециализированным стандартным водоизмещением 22 400 т.

Схема тяжёлого крейсера «Адмирал граф Шпее», 1939 год
Источник – А. В. Платонов, Ю. В. Апальков. Боевые суда Германии, 1939–1945. СПб, 1995

«Шпее» нёс всего шесть орудий, но 283-мм калибра, производивших в 60 секунд 4500 кг металла. Помимо этого, у него имелось восемь 150-мм орудий в лёгких установках, размещённых по четыре на борт (ещё 2540 кг металла в 60 секунд, по 1270 кг на борт).

Кормовая башня «Адмирала графа Шпее»
Источник – commons.wikimedia.org

«Эксетер» кроме этого нёс шесть орудий, но только 203-мм, поскольку первоначально считался скаутом класса «B», а не «А». Вес его минутного залпа составлял всего 2780 кг – в два с лишним раза меньше, чем у соперника. Однотипные «Аякс» (флаг Хэрвуда) и «Ахиллес» имели по восемь 152-мм орудий в двухорудийных башнях и при большой скорострельности (8 выстрелов в 60 секунд) имели возможность производить в 60 секунд по 3260 кг металла (больше, чем флагман).

Так, суммарный бортовой залп английской эскадры составлял 9300 кг, другими словами, превосходил залп «Шпее» если не в два, то минимум в полтора раза (с учётом того, что средний калибр «немца» имел возможность вести пламя на борт только половиной орудий). без сомнений, «Шпее» был значительно лучше защищён, но имел на 5 узлов меньшую скорость. Так, имел место хороший пример «несимметричного» боя, в котором любая сторона имела собственные преимущества.

Один против трёх

Соперники нашли друг друга утром 13 декабря 1939 года, практически в один момент (около 5:50 по Гринвичу), но немцы стремительнее осознали, что перед ними – боевые суда. Действительно, лёгкие крейсера они приняли за эсминцы, исходя из этого рейдер с радостью двинулся на сближение. В первые 60 секунд огня никто не открывал, не смотря на то, что расстояние составляла чуть больше много кабельтовых.

В 6:14 коммодор Хэрвуд отдал приказ разделиться, дабы забрать соперника в «клещи». Тяжёлый «Эксетер» двинулся прямо на «немца», заходя слева от него, тогда как оба лёгких крейсера пошли по широкой дуге, обходя соперника справа и держась на громадном расстоянии от него. Данный манёвр выглядит необычно: держась на расстоянии в сотню кабельтовых, британцы имели мало шансов попасть в соперника, тогда как вражеские 283-мм пушки оставались для них очень страшными.

Наоборот, самая эффективной тактикой для них было скоро сократить расстояние и приблизиться на такое расстояние, в то время, когда 152-мм боеприпасы смогут пробить борт «Шпее». К тому же, это разрешило бы англичанам применять торпедные аппараты – немцы таковой возможности побаивались (свидетельством этому есть поведение «Лютцова» и «Хиппера» в «Новогоднем бою» 31 декабря 1942 года). «Эксетер» вправду стрелял торпедами в начале боя, а вот «Аякс» применял их лишь в конце боя (около 7:30), в то время, когда расстояние сократилась до 50 каб; чуть ранее одну торпеду выпустил «Шпее». Кроме того если бы торпеды не попали в германский крейсер, уклонение от них, так или иначе, понизило бы точность его стрельбы.

Британские крейсера «Аякс» и «Эксетер» (на заднем замысле). Монтевидео, ноябрь 1939 года
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

Со своей стороны, «Эксетер», с его более дальнобойными орудиями, не имел никакой необходимости уменьшать расстояние. Единственное объяснение его манёвра пребывает в том, что британцы преувеличивали защиту «Адмирала графа Шпее» и попытались подойти к нему поближе. Но это никак не оправдывает разделения сил: в одиночку тяжёлый крейсер значительно уступал «карманному линейному кораблю».

Вдобавок, заходя с различных сторон, британцы разрешил сопернику ввести в воздействие все восемь 150-мм орудий вместо четырёх.

Первая фаза боя: сокрушительный удар по «Эксетеру»

В 6:18 «Шпее» открыл огонь по «Эксетеру» из носовой башни главного калибра с дистанции приблизительно 90 каб. «Эксетер» ответил в 6:20 – сперва из двух носовых башен, после этого, чуть довернув влево, ввёл в воздействие кормовую башню. В 6:21 начал стрельбу «Аякс», в 6:23 – «Ахиллес». Все английские суда вели пламя полубронебойными боеприпасами («коммон») – для 203-мм орудий это было в полной мере оправданно, но 152-мм боеприпасы не имели шанса пробить броню «немца».

Логичнее было бы применять фугасные боеприпасы, имевшие больший поражающий эффект, но в начале войны британцам их попросту не хватало.

Немцы стреляли «лесенкой» – давали следующий залп, не ожидая падения прошлого – но для большей точности сперва вели пламя из башен поочерёдно, и перешли на полные шестиорудийные залпы лишь по окончании того, как добились первого накрытия. Сперва «Шпее» стрелял полубронебойными боеприпасами, но по окончании первых накрытий перешёл на фугасные мгновенного действия: основной артиллерист германского крейсера Пауль Ашер рассчитывал добиться большого поражения, считая защиту «Эксетера» не сильный и неполной.

Тяжёлый крейсер «Эксетер» в первой половине 40-ых годов двадцатого века
Источник – С. Патянин, А. Дашьян, К. Балакин. Все крейсера Второй мировой войны. М.: Яуза, Эксмо, 2012

«Эксетер» был накрыт уже третьим залпом, взяв значительные оборудования и осколочные повреждения (в частности, был стёрт с лица земли самолёт на катапульте). Четвёртый залп дал одно попадание в носовую часть, но полубронебойный 283-мм боеприпас пронизал корпус полностью, не успев взорваться. Следующее попадание было столь же малорезультативным – быть может, немцы увидели это и исходя из этого перешли на стрельбу фугасными боеприпасами.

Первый же попавший в «Эксетер» 283-мм фугасный боеприпас (в 6:25) взорвался, ударившись о вторую башню – её лёгкая 25-мм броня пробита не была, но башня всё равняется вышла из строя до конца боя. Осколки выкосили людей на мостике (капитан корабля кэптен Фредерик Белл чудесным образом сохранился), и крейсер на некое время лишился управления, а основное – вышла из строя совокупность управления артиллерийским огнём. Вряд ли кроме того бронебойный боеприпас имел возможность нанести больший ущерб.

Затем «Шпее» поделил пламя, перенацелив носовую башню на лёгкие крейсера – тем более что по окончании 6:30 «Эксетер» укрылся дымовой завесой. Расстояние до новой цели сейчас составляло около 65 каб. В 6:40 283-мм боеприпас взорвался у форштевня «Ахиллеса», повредив командно-дальномерный пункт и ранив капитана корабля Эдуарда Перри (кое-какие источники пишут о ранении артиллерийского офицера), и выведя из строя радиостанцию, что нарушило сообщение с самолётом-корректировщиком.

Практически сразу после этого в «Эксетер» попало ещё два боеприпаса: один из них вывел из строя первую башню (причём в прибойнике загорелся заряд, и чтобы не было взрыва британцам было нужно затопить её погреба), а второй пронизал корпус над поясом, стёр с лица земли радиорубку и взорвался под палубой у левого борта. Второе попадание вывело из строя 102-мм орудие и привело к пожару в кранцах первых выстрелов.

Бой у Ла-Платы 13 декабря 1939 года
Источник – С. Роскилл. война и Флот. Том 1. М.: Воениздат, 1967

В 6:42 в «Эксетер» попал последний боеприпас – место попадания неизвестно, но, "Наверное," оно было в носовой части недалеко от ватерлинии, поскольку к концу боя крейсер имел метровый дифферент на крен и нос на левый борт, а его скорость снизилась до 17 узлов, не смотря на то, что автомобили остались неповреждёнными. Наконец, в 7:30 вода замкнула кабели электропитания кормовой башни и вывела её из строя – крейсер лишился всей собственной артиллерии.

В ответ «Шпее» взял с «Эксетера» лишь два 203-мм боеприпаса. Один из них полностью пробил высокую башенноподобную надстройку и не взорвался.

Но второй с дистанции приблизительно 65 каб вошёл в борт практически под прямым углом (сейчас «Шпее» быстро отвернул влево, с 6:22 до 6:25 поменяв курс практически на 90°), прошил 100 мм брони верхней части пояса над броневой палубой, после этого пробил 40-мм верхнюю продольную переборку и под весьма острым углом соприкоснулся с 20-мм броневой палубой, где и взорвался в продуктовой кладовой. Была перебита основная пожарная магистраль, появился локальный пожар, но в целом германскому кораблю повезло: повреждения были малыми. Сработала «разнесённая» совокупность бронирования – возможно утверждать, что она снабжала защиту от 203-мм бронебойных снарядов на дистанции как минимум в 65 каб и при попаданиях под углами, родными к 90°.

Вторая фаза боя: «Шпее» против лёгких крейсеров

Приблизительно в 6:45 «Шпее» перенёс целый собственный пламя на лёгкие крейсера, каковые уже давно стреляли по нему и добились нескольких попаданий (действительно, фактически не нанеся повреждений). До них сейчас было около 90 каб, и эта расстояние возрастала, поскольку «Шпее» уходил от британцев совершенно верно на траверз. Видя это, Хэрвуд, пребывающий на «Аяксе», приказал своим судам разворачиваться и догонять соперника, всё ещё держась правее него.

В 6:55 суда Хэрвуда отклонились на 30° левее, дабы ввести в воздействие все собственные башни. На текущий момент расстояние между соперниками составляла 85–90 каб. По заверениям британцев, затем уже второй залп дал попадания, но германский корабль начал маневрировать, сбивая прицел.

По окончании 7:10 «Шпее» некое время снова стрелял по показавшемуся из дыма «Эксетеру» с дистанции в 70 каб, но попаданий не добился.

Действия германского начальника были очень неудачными – маневрируя, Лангсдорф мешал стрелять не только сопернику, но и собственным комендорам. Одновременно с этим Хэрвуд, пользуясь преимуществом в скорости, неуклонно уменьшал расстояние, а это приносило больше пользы лёгким крейсерам, все 152-мм орудия которых на данный момент были введены в воздействие.

Лёгкий крейсер «Аякс» во второй половине 30-ых годов двадцатого века
Источник – С. Патянин, А. Дашьян, К. Балакин. Все крейсера Второй мировой войны. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Благодаря высокой скорости стрельбы и наличию самолёта-корректировщика британцы уже с дистанции в 80 каб стали добиваться всё большего количества попаданий. К 7:10 в «Шпее» попало от 4 до 6 снарядов. Один угодил в 150-мм установку №3, стёрши с лица земли её вместе с расчётом, второй попал в корму за броневой цитаделью, убил двух человек, но не разорвался (по британским данным, это была учебная болванка).

Ещё два боеприпаса попали в башенноподобную надстройку: один взорвался над верхним директором главного калибра (погибло три человека, но повреждения снова были минимальными), второй стёр с лица земли правый дальномер и нанёс повреждения директорам зенитного и главного калибров (на некое время была нарушена сообщение последнего с башнями). Взрывом была выведена из строя слабо защищённая совокупность подачи снарядов к носовой группе 150-мм орудий.

Дабы сблизиться с соперником, по окончании 7:10 Хэрвуд поменял курс, и сейчас у его крейсеров имели возможность стрелять лишь носовые башни. Сейчас германский корабль кроме этого был к британцам строго кормой. В следствии, не обращая внимания на сокращение расстояния, попадания закончились. Но в 7:16 «Шпее» начал маневрировать, введя в воздействие обе башни и добившись накрытия.

Расстояние между соперниками стало скоро уменьшаться.

Британцы опять пристрелялись: один их боеприпас попал в кормовую часть «Шпее» и вывел из строя аппаратуру дистанционного управления торпедными аппаратами, ещё один вывел из строя 105-мм универсальную установку, а третий взорвался у основания катапульты, стёрши с лица земли находившийся на ней самолёт. Ещё два боеприпаса попали в кормовую башню, не причинив ей вреда. Наконец, как мы знаем, что один из 152-мм снарядов попал в надводную часть броневого пояса (толщина – 100 мм) в районе кормовой башни, но не пробил её.

В 7:25 германский 283-мм боеприпас с дистанции около 50 каб полностью пробил барбет третьей башни «Аякса» и ударился в барбет четвёртой башни, выведя из строя обе (наряду с этим неясно, случился ли взрыв). В один момент вышла из строя подача к одному из орудий во второй башне. На крейсере осталось всего три целых орудия, но Хэрвуд не вышел из боя.

Обоюдные манёвры снова на некое время сбили наводку обеим сторонам, но в 7:34 с дистанции в 40 каб «Шпее» снова добился накрытия: осколки от близкого разрыва снесли на «Аяксе» вершину мачты вместе с антеннами (С. Роскилл обрисовывает это как попадание и относит на 7:38).

«Адмирал граф Шпее» входит на рейд Монтевидео по окончании боя
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

В это время боя «Шпее» взял сходу три попадания в надстройку, стёршие с лица земли камбуз, но снова не нанёсшие важных повреждений. Ещё один боеприпас попал в носовую башню, не пробив её брони, но, заклинив среднее орудие – быть может, временно.

На судах обеих сторон стали подходить к концу снаряды, стреляли они медленнее и осмотрительнее, исходя из этого попаданий больше никто не добился. На «Аяксе» имелось 7 убитых и 5 раненых, на «Ахиллесе» – 4 убитых и 7 раненых. В 7:42 Хэрвуд поставил дымовую завесу, и под её прикрытием английские суда обрисовали зигзаг, дабы быстро расширить расстояние до соперника.

Британцы попытались не производить германский корабль из вида, но наряду с этим держаться от него на дистанции в полтораста кабельтовых, и в итоге «проводили» соперника практически до самого Монтевидео.

Итоги сражения

За всё время боя в «Шпее» попало два 203-мм и до восемнадцати 152-мм снарядов. Последнее разъясняется высокой скорострельностью и большим количеством шестидюймовых орудий: за 60 секунд английские крейсера имели возможность выпустить более сотни снарядов и к концу боя практически исчерпали боезапас. А вот 203-мм снарядов «Эксетер» имел возможность выпустить только два десятка в 60 секунд, да и в огневом бою он принимал участие не до конца столкновения.

Не все 152-мм боеприпасы оказали на «Шпее» хоть какое-то действие. Часть их не взорвалась, а кое-какие через высокую надстройку без особенного вреда для корабля.

Повреждения, полученные «Адмиралом графом Шпее» на протяжении боя у Ла-Платы
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

Известны последствия и места попаданий 14 снарядов из 18 (они обрисованы выше). Как минимум один боеприпас (быть может, больше) попал в основной пояс, не пробив его. Три боеприпаса попали в башни главного калибра, имевшие 140-мм лоб (один – в носовую, два – в кормовую), кроме этого не пробив брони и только временно выведя из строя одно 283-мм орудие.

Более-менее важный эффект произвело попадание лишь двух 152-мм снарядов: один из них стёр с лица земли 150-мм орудие, второй вывел из строя подачу 150-мм снарядов и на некое время нарушил управление огнём главного калибра. Как мы знаем, что «Шпее» имел две пробоины площадью около 0,5 м2 любая (над ватерлинией и на уровне неё), в полной мере устранимых в море. Так, главное действие шестидюймовых снарядов сказалось только на надстройках и палубе германского корабля.

Действие 203-м снарядов выяснилось ещё менее значительным. Один из них кроме этого прошёл навылет через надстройку, потому, что британцы применяли полубронебойные боеприпасы. Второй (вероятнее, не «коммон», а чисто бронебойный) попал в «Шпее» под весьма успешным углом, пробил пояс и внутреннюю переборку, но взорвался на 20-мм броневой палубе.

На попадания 152-мм снарядов пришлась и большинство германских утрат в людях: 36 человек убиты (а также, один офицер), ещё 58 – ранены (действительно, в большинстве собственном легко). Но повреждения самого корабля фактически не снизили его живучесть и весьма слабо оказали влияние на его боеготовность. Одновременно с этим факт практически полного пробития брони показывает, что настоящую опасность для живучести «карманного линейного корабля» (хотя бы в теории) воображали только 203-мм боеприпасы.

Действие германских 283-мм снарядов на английские суда было куда более ощутимым. Не смотря на то, что «Шпее», кроме того ведя пламя всем бортом, имел возможность производить в 60 секунд не более двенадцати снарядов главного калибра, в «Эксетер» попало шесть таких снарядов (действительно, два из них прошили оконечности и не взорвались). В итоге английский тяжёлый крейсер лишился всей артиллерии, снизил движение и принял большое количество воды, причём её поступление не получалось остановить довольно продолжительное время.

На корабле погиб 61 человек (включая 5 офицеров), а ещё 34 моряка были ранены. Если бы Лангсдорф действовал решительнее, не «дёргал» собственный корабль из стороны в сторону и неизменно не менял цели, ему бы не составило особенного труда настичь и потопить «подранка» (в крайнем случае, торпедами).

Взорванный и горящий «Шпее»
Источник – Illustrated London News, Dec. 30, 1939

Стрельба «Шпее» по лёгким крейсерам была куда менее успешной – практически, немцы добились только одного попадания главным калибром в «Аякс» и двух весьма родных падений, по большей части, причинивших ущерб связи и системам управления обоих крейсеров (в частности, на некое время нарушилась сообщение с корректировщиком). Но всего один удачно попавший 283-мм боеприпас вывел из строя половину артиллерии флагманского «Аякса», заставив Хэрвуда практически прекратить артиллерийский бой. Любопытно, что 150-мм орудия «Шпее» не произвели ни одного попадания – частично вследствие того что совокупность управления их огнём действовала значительно хуже (во многом, по причине того, что они имели ограниченные углы наводки и при маневрировании корабля были вынуждены всегда менять цели).

В целом, вторую половину сражения (бой с лёгкими крейсерами) «Шпее» совершил заметно хуже, чем первую. Британцы добились в два раза большего процента прямых попаданий – и это притом, что на дистанции в 70–80 каб германские 283-мм орудия должны были существенно превосходить в точности 152-мм орудия соперника. Столь нехорошая стрельба частично разъясняется неудачным и непродуманным маневрированием.

Иначе, единственный попавший прямо в цель германский 283-мм боеприпас нанёс сопернику больше ущерба, чем два десятка британских 152-мм снарядов – самому «Шпее».

Затопленный «Шпее». Фото, сделанное британцами в первой половине 40-ых годов двадцатого века
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эксмо, 2012

Неправильное решение Лангсдорфа идти в Монтевидео, ставшее заведомой ловушкой, было принято не из-за повреждений и потерь, а по окончании того, как начальник «Шпее» взял сообщение о том, что израсходовано 60% снарядов. Быть может, сыграл психологический эффект и свою роль от неудачного хода второй фазы боя, начинавшегося столь многообещающе для немцев. Вечером 17 декабря 1939 года «Шпее» был взорван и затоплен его же командой в нейтральных акваториях в четырёх километрах от уругвайского берега.

Капитан корабля Лангсдорф застрелился. Это кроме этого говорит об эмоциональной неустойчивости германского начальника, помешавшей ему адекватно руководить боем и добиться победы.

Перечень литературы:

  1. В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. Тяжёлые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». М.: Яуза, Эскмо, 2012
  2. С. Роскилл. война и Флот. Том 1. М.: Воениздат, 1967
  3. http://www.navweaps.com

Самые знаменитые морские битвы и сражения двух мировых войн .


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: