Первый советский эсминец: ошибка инженера бжезинского

Первым эсминцем советской постройки традиционно считается «Гневный» – корабль проекта 7, заложенный на ленинградском заводе имени Жданова 27 ноября 1935 года под номером С-501. «Гневный» строился практически три года и был включен в состав флота в октябре 1938 года. Но мало кто знает, что за пять месяцев до закладки «Гневного» был заложен второй эсминец, что вправду может принимать во внимание первым подобным кораблём в Советском альянсе. О его первенстве говорит кроме того построечный номер корабля – С-500.

Каким же первенствовал коммунистический эсминец — корабль «Серго Орджоникидзе» проекта 45?

Германский опыт

С 1931 года Центральное Конструкторское бюро спецсудостроения (ЦКБС-1) трудилось над эсминцем проекта 7, в итоге базой для его корпуса стал итальянский эсминец «Мистрале», чертежи которого были приобретены у компании «Ансальдо». В сентябре 1934 года итоговый вариант проекта 7 поступил на рассмотрение в Управление Морских сил, а 21 декабря 1934 года был утвержден Советом Обороны и Труда как неспециализированный проект для эсминцев серийной постройки.

Одновременно с этим в середине 1934 года помощник главного инженера ЦКБС-1 В. Л. Бжезинский, возвратившись из командировки в Германию, предложил свой вариант эсминца, основанный на применении прямоточных котлов большого давления. Такие котлы в то время считались очень перспективными и разрешавшими быстро повысить удельную мощность паросиловых установок. В СССР ими занималось Бюро прямоточного котлостроения под управлением Леонида Константиновича Рамзина, созданное при Техническом отделе Экономического управления ОГПУ.

Первый советский эсминец: ошибка инженера бжезинского

Л. К. Рамзин
Источник: polymus.ru

Сам Валерьян Людомирович Бжезинский был занимательнейшей личностью. Будучи родом из польских аристократов Подольской губернии, в мае 1917 года он окончил Морское инженерное училище в Петрограде, по окончании чего стал судовым инженер-механиком на крейсер «Аскольд» в Мурманске, где стал главой Центромура и помощником главы местного совета.

Весной 1918 года Бжезинский был арестован британцами и выслан в Петроград, в 1919–1922 годах был старшим и комиссаром главой Астраханского военного порта. На данной должности он отметился своим первым изобретением – скрытой установкой торпедного аппарата на рыбачьей шхуне.

Бжезинский деятельно принимал участие в военных действиях на Каспии в составе морского отряда, был два раза ранен. В первой половине 20-ых годов XX века он стал первым главой воссозданного Морского технического училища, после этого был помощником ассистента главы Морских Сил РККА по технической части, военно-морским советником в Китае, главным инженером представительства Совторгфлота в Европе, а в первой половине 30-ых годов XX века стал ИО главы ЦКБС-1.

В. Л. Бжезинский
Источник: staniko.ru/kayt-kompanya

Быть может, особенное внимание Бжезинского на прямоточные котлы обратил его старый знакомый — германский доктор наук Г. Бауэр, консультировавший советских механиков при проектировании силовой установки фаворитов типа «Ленинград», а после этого трудившийся в бременской компании «Дешимаг». В первой половине 30-ых годов XX века в Германии началась закладка шестнадцати эскадренных миноносцев проекта «1934», с девятого корабля серии они оснащались прямоточными котлами Бенсона с температурой пара 510° и давлением 110 воздухов.

Прекрасный котел

Чем же прямоточный котел отличается от простого водотрубного с естественной циркуляцией? В прямоточном котле рабочее тело (вода, преобразовывающаяся в пар) проходит через его нагревательную часть лишь один раз, а не циркулирует по замкнутому контуру в пара оборотов. Несложная модель прямоточного котла – подогреваемая труба, в которую с одной стороны принудительно впрыскивается вода, а с другой – выходит перегретый пар.

Подогревательный (экономайзерный), испарительный и перегревательный участки в данной трубке никак не поделены, и их границы изменяются в зависимости от количества подаваемого тепла и воды. Практически то, что в простом котле определяется внутренним устройством, в прямоточном задается методом выбора того либо иного режима работы. Исходя из этого прямоточный котел несложнее, легче, но наряду с этим подвергается б?льшим нагрузкам, требует весьма узкой регулировки и очень чувствителен к смене режимов.

В случае если подать чуть больше воды либо меньше топлива, то насыщенный пар с водяными каплями окажется в паровой магистрали, в случае если подать чуть больше тепла – температура пара выйдет за границы нормы, форсунки будут нагревать уже нагретый пар, что приведет к преждевременному износу и падению эффективности трубок.

Принципиальная схема прямоточного котла
Источник: Б. Я. Директор, В. В. Лунеев, Б. И. Шмуклер. Эксплуатация прямоточных котлов

Главными преимуществами прямоточных котлов являются большой КПД, и лёгкость конструкции и относительная компактность. Эффективность применения тепла обеспечивается более высокими параметрами пара и б?льшими допустимыми тепловыми нагрузками в трубках и топке (за счет принудительного перемещения в них рабочего тела), и более высокой степенью применения поверхности нагрева – в топке отсутствуют неомываемые газами («теневые») участки трубок.

Отсутствие многократной циркуляции разрешает отказаться от громадных и тяжелых коллекторов, что значительно снижает вес котла, одновременно с этим относительная свобода при компоновке поверхностей нагрева позволяет лучше вписать котельное отделение в ограниченное внутреннее пространство – к примеру, в корпус корабля. К тому же, из-за малого количества воды и довольно маленького веса железных конструкций прямоточные котлы владеют сниженной теплоемкостью – другими словами, их возможно стремительнее развести, что особенно принципиально важно для боевого корабля.

Изменение состава рабочего тела при перемещении по тракту прямоточного котла
Источник: Б. Я. Директор, В. В. Лунеев, Б. И. Шмуклер. Эксплуатация прямоточных котлов

Увы, каждые преимущества имеют собственную оборотную сторону. Не обращая внимания на компактность и свою лёгкость, прямоточный котел заметно сложнее по конструкции. Ему требуется дополнительный питательный насос для принудительного впрыска воды, нужно наличие особого растопочного сепаратора, а основное – для действенной работы котла нужна регуляции и сложная система автоматизации (для обеспечения синхронного трансформации расхода горючего, воздуха и питательной воды, и поддержания температуры и необходимого давления перегретого пара).

Кроме этого, прямоточные котлы требуют намного более износостойких качества материалов и высокого изготовления – особенно в узлах, подвергающихся большим нагрузкам. Да и питательная вода им требуется значительно более большого качества (из-за повышенного выпадения солей в зоне ухудшенного теплообмена при отсутствии продувания и внутрикотловой обработки воды).

Не смотря на то, что прямоточные котлы скоро запускаются, они очень ненадежны при работе на пониженных нагрузках из-за гидродинамической нестабильности в контуре принудительной циркуляции. Для боевого корабля, главные режимы хода которого не требуют большой мощности, данный недочёт имеет громадное негативное значение.

Прямоточный котел совокупности Рамзина для тепловых электростанций (по Г. С. Бобровскому)
Источник: Б. Я. Директор, В. В. Лунеев, Б. И. Шмуклер. Эксплуатация прямоточных котлов

Со всеми этими проблемами скоро столкнутся советские конструкторы, во многих случаях – в первый раз. Но в начале 30-х годов прямоточные котлы все еще воспринимались как одна из технических новинок, каковые окажут помощь добиться резкого скачка вперед.

По складу собственного ума Бжезинский был авантюристом, исходя из этого, возвратившись из Германии, он по собственной инициативе распорядился начать работы над эскизным проектом, что разрешил бы вместить в стандартное водоизмещение эсминца более легкую установку той же либо кроме того большей мощности. Так, дальность и скорость хода эсминца должны были возрасти, а оружие – усилиться.

В июне 1934 года эскизный проект таковой установки был направлен главе Технического управления УВМС, взял одобрение, и в сентябре началась работа над техническим проектом. Новый котел взял обозначение МПН 70/75, за его проектирование взялось Бюро прямоточного котлостроения – другими словами, ОГПУ.

К этому времени Бюро прямоточного котлостроения уже имело кое-какие удачи: в первой половине 30-ых годов двадцатого века первый умелый котел Рамзина с давлением 140 кг/см2, температурой пара 400° и производительностью 3600 кг пара в час был запущен в экспериментальную эксплуатацию, а в следующем году на тепловых электростанциях уже трудилось пара котлов с производительностью до 200 т пара в час. Для сравнения, котлы эсминцев проекта 7 имели давление 26,5 кг/см2 при температуре пара 340–360°. Предполагалось, что котлы проекта 45 будут иметь давление 76 кг/см2 и температуру пара 450°.

Проект утверждён

Управление ВМС РККА действительно «загорелось» идеей нового эсминца. Особенно благосклонно к проекту отнесся Ромуальд Адамович Муклевич – занимаюший ранее пост начальника Морских Сил, с 1931 года занимавший должность инспектора УВМС, а в первой половине 30-ых годов XX века назначенный главой Главного управления судостроительной индустрии. Как раз УВМС потребовало разрешить войти резерв водоизмещения, высвободившийся от облегчения силовой установки, не на повышение запаса горючего (как предлагал Бжезинский), а на усиление оружия, поставив на корабль шесть 130-мм орудий вместо четырех.

Р. А. Муклевич (в белом кителе, за спиной Сталина) среди флота и делегатов армии на XVI съезде ВКП(б) в первой половине 30-ых годов двадцатого века
Источник: tsushima.su

Новый проект был утверждён Советом Обороны и Труда 29 декабря 1934 года – всего через восемь дней по окончании утверждения проекта 7, не смотря на то, что последний к этому времени разрабатывался намного продолжительнее. Но спешка длилась: эсминец проекта 45, взявший имя «Серго Орджоникидзе», был заложен в июне 1935 год на ленинградском заводе №190 – вне кораблестроительной программы, уже утвержденной правительством.

Главным его отличием от проекта 7 были шесть 130-мм орудий в трех двухорудийных башнях, причем одна башня размещалась в носу, а две – в корме, с превышением одна над второй. Вторая башня пребывала на уровне полубака (другими словами, на одной высоте с первой), третья – палубой ниже, на уровне основной палубы (это было сделано, дабы придать кораблю лучшую остойчивость).

Японский эсминец «Фубуки»: продольный разрез и внешний вид
Источник: С. В. Патянин. миноносцы японии и Эскадренные миноносцы (1879–1945 гг.)

Нетрудно подметить, что такую же схему оружия имели японские эсминцы типа «Фубуки», начавшие вступать в строй во второй половине 20-ых годов двадцатого века. Закрытые башни с кольцевым погоном защищали артиллеристов от брызг и непогоды воды, а основное – имели нижнюю подачу боезапаса прямо из погребов. Подносчикам не требуется было бегать со боеприпасами по палубе, исходя из этого практическая скорострельность башенных орудий быстро увеличивалась если сравнивать с палубными щитовыми установками.

Эсминец проекта 7
Источник: А. Б. Морин. Эскадренные миноносцы типа «Гневный»

Значительная неприятность состояла в другом – в то время 130-мм двухорудийные башни существовали только в проекте. Только в декабре 1934 года КБ ленинградского Железного завода взял техзадание на разработку закрытой башенной артустановки с двумя 130/50-мм орудиями, подобными орудиям Б-13 фаворитов типа «Ленинград». Орудия размещались в одной люльке, скорость горизонтального и вертикального наведения должна была составлять 10°, громаднейший угол возвышения – 45°.

Для сравнения, неуниверсальные башни эсминцев типа «Фубуки» (тип 13, модификация А) имели угол возвышения 45°, скорости наведения 6° по горизонтали и 12° по вертикали.

Установка взяла обозначение Б-31, имела проектный вес около 30 т. Не считая эсминца проекта 45 ею предполагалось вооружить новые мониторы, проектировавшиеся для реки Амур. Позднее появился проект перевооружения подобными установками фаворитов проектов 1 и 38 (по шесть орудий в трех башнях).

Но работа над установкой затянулась, и во второй половине 30-ых годов двадцатого века показался второй ее вариант – Б-2ЛМ (технический проект был утвержден лишь 16 февраля 1939 года). Качающаяся часть изготавливалась заводом «Коммунист» (№232), остальные части – Железным заводом. Сейчас каждое орудие имело раздельную подачу и свою люльку – для установок для того чтобы калибра это считалось чрезмерной роскошью. Перегрузка снарядов с неподвижного центрального колодца во вращающуюся часть башни производилась вручную.

Не смотря на то, что проектом предусматривалось пневматическое открывание затвора, в итоге его сделали ручным, что заметно снизило скорострельность.

Заводские опробования установки прошли в июле-августе 1940 года, полигонные – длились до 27 мая 1941 года. Только затем началось ее производство, шедшее весьма медлительно из-за начавшейся войны. Первые три изготовленных башни были установлены на фаворите «Ташкент» в июле 1941 года, до конца войны еще две башни поставили на черноморский эсминец проекта 30 «Огневой», одну – на эсминец «Сторожевой».

Помимо этого, в первой половине 40-ых годов XX века три двухорудийных установки Б-28 (бронированный вариант Б-31) взял амурский монитор «Хасан». Два следующие монитора этого типа уже по окончании войны были оснащены усиленными башнями Б-2ЛМТ.

Неожиданные неприятности

Начальный проект Бжезинского, подготовленный к середине 1934 года, предполагал стандартное водоизмещение в 1405 т и скорость в 43 узла при мощности автомобилей 70 000 л. с. Но по требованию УВМС его переработали: стандартное водоизмещение увеличилось до 1437 т, обычное водоизмещение составило 1570 т, полное – 1870 т, расчетная скорость – 42 узла при мощности автомобилей в 70 000 л. с. Дальность плавания экономическим ходом (20,5 узлов) – не меньше 3200 миль, полным ходом – 1000 миль при полном запасе горючего в 400 т. Кроме главного калибра, эсминец имел пять 45-мм зениток 21-К, два 12,7-мм пулемета и два четырехтрубных торпедных аппарата (таких же, как на фаворитах проекта 1). Помимо этого, корабль должен был принимать 60 мин (в этом случае имела место перегрузка). Так, оружие нового эсминца было замечательнее, чем у строившихся фаворитов.

Начальный вариант эсминца проекта 45
Источник: Литинский Д. Ю. Эскадренный миноносец «Умелый». Проект 45

Цена эсминца проекта 45 была оценена в 20 млн рублей – существенно выше серийных эсминцев (12 млн) и приблизительно на уровне настоящей цене фаворитов типа «Ленинград». Приказом Муклевича инженер Бжезинский был назначен одновременно и главным конструктором, и главным строителем корабля.

Контракт на постройку корабля №21820 был заключен 7 февраля 1935 года, а сам эсминец заложили 26 июня на открытом стапеле завода №190. Благодаря применению уже готовых чертежей компании «Ансальдо» строительство корпуса шло весьма скоро. Работы ускоряло и широкое использование сварки, и секционный способ строительства, в первый раз примененный на советских верфях.

В итоге корабль был построен 8 декабря 1935 года – сейчас он опережал по готовности головной эсминец проекта 7 уже на семь месяцев!

Опробования эсминца были назначены на осень 1936 года, но тут начались задержки. Во-первых, для него было нужно проектировать новые турбины (на базе турбин проекта 1), каковые были изготовлены Северной верфью только летом 1936 года. Во-вторых, прямоточные котлы МПН 70/75, спроектированные Рамзиным еще в конце 1934 года, не смотря на то, что и были испытаны, но потребовали совсем новой совокупности автоматического регулирования вентиляции, подачи горючего и воды.

В итоге такая совокупность была закуплена в Германии, но была неработоспособной, а собственную завод никак не имел возможности отладить.

Итоговый вариант эсминца проекта 45
Источник: Литинский Д. Ю. Эскадренный миноносец «Умелый». Проект 45

Вдобавок ко всем проблемам в конце 1935 года появился конфликт между Бжезинским и директором завода №190 Мирошиным. Муклевич, занявший сторону собственного протеже, решил вопрос легко – в начале 1936 года он снял Мирошина с должности, что никак не улучшило работу завода.

Сам Бжезинский постоянно пребывал в зарубежных командировках и фактически закинул собственный детище, а его помощник П. О. Трахтенберг был загружен, в первую очередь, постройкой судов серийного проекта 7. В итоге корабль целый 1936 год простоял в достроечном бассейне, где на него установили наконец-то изготовленные котлы, не прошедшие кроме того стендовых опробований. Во второй половине 1936 года эсминец был законсервирован.

Во второй половине 30-ых годов XX века обстановка ухудшилась. В мае был смещён с поста и арестован Муклевич, совсем сравнительно не так давно назначенный помощником наркома оборонной индустрии, в ноябре – Бжезинский, только что возвратившийся из америки. Завод имени Жданова был полностью загружен лихорадочной переделкой уже заложенных эсминцев проекта 7 по проекту 7-у.

Теоретический чертеж эсминца проекта 45
Источник: Литинский Д. Ю. Эскадренный миноносец «Умелый». Проект 45

По всей видимости, в замедлении работ по проекту 45 сыграло отсутствие и роль двухорудийной артиллерийской установки – не было человека, кто знал, в то время, когда она готовься . В первой половине 40-ых годов двадцатого века было решено ставить вместо них три «простых» одинарных установки Б-13, чем перечеркивался всякий смысл строительства корабля. В один момент было перепланировано оборудование ходового мостика, а устройства управления стрельбой разместили на 3-й палубе вместо помещения гирокомпаса.

Но, ответ об одинарных установках Б-13 не было окончательным. 17 декабря 1940 года Управление кораблестроения ВМФ сообщило в ЦКБ-17 (так было переименовано ЦКБС-1), что «вопрос о замене оружия будет решен раздельно при определении характера предстоящей работы корабля». В ответ на это 2 января 1941 года ЦКБ-17 запрашивало: «Свидетельствует ли это прекращение предстоящих подготовительных работ по перевооружению, нужно ли планировать повышение команды и перепланировку помещений? На какое оружие ориентироваться?» Увы, ответа на данный вопрос автору разрешённой статьи найти не удалось…

Продолжение направляться

литература и Источники:

  1. История отечественного судостроения. Том 4. СПб: Судостроение, 1996
  2. Б. Я. Директор, В. В. Лунеев, Б. И. Шмуклер. Эксплуатация прямоточных котлов. М.-Л.: Госэнергоиздат, 1959
  3. Литинский Д. Ю. Суперэсминцы советского флота. Особый выпуск альманаха «Тайфун». СПб, 1998
  4. Литинский Д. Ю. Эскадренный миноносец «Умелый». Проект 45. Тайфун, 2000, №2
  5. ЦВМА, фонд 13, опись 71, дело 162
  6. ЦВМА, фонд 13, опись 71, дело 817
  7. ЦВМА, фонд 177, опись 09337, дело 1
  8. ЦВМА, фонд 177, опись 09337, дело 3
  9. ЦВМА, фонд 177, опись 09337, дело 4

Линкор Костенко — нереализованый проект российского исполина


Темы которые будут Вам интересны: