Пират иморе: пятнадцать спецэффектов насундук мертвеца

Пират иморе: пятнадцать спецэффектов насундук мертвеца
    Еще ужаснее, еще чуднее
    Во второй части «Пиратов» нет недочёта в морских чудищах с устрашающими щупальцами
    Создание таких щупальцев — целое мастерство

Режиссер Гор Вербински, актеры Джонни Депп, Орландо Кира и Блум Найтли, и фактически вся съемочная несколько взялись за новый проект очертя голову и размахом. Натурой для съемок послужили прекраснейшие острова Карибского моря. Аккуратный продюсер картины Эрик МакЛеод согласится, что съемки фильма напоминали ему боевые действия. «Мы должны были выстроить дороги через джунгли и горы, в места, куда ранее не ступала нога человека с кинокамерой», — вспоминает он.

«Все, чего мы добились в первом фильме, мы желали превзойти во втором», — говорит продюсер Джерри Брукхаймер. В следствии в новой картине, «Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца» оказалось втрое больше эффектов. Из 1400 замыслов с эффектами львиная часть досталась в обработку студии Industrial LightMagic (ILM); другое было распределено между вторыми компаниями, среди которых были Asylum, The Orphanage, Method, CIS Hollywood и Pacific Title.

Капитан корабля-призрака

«В первом фильме у нас были пираты, становящиеся привидениями в полосе лунного света, — напоминает режиссер Гор Вербински. — В новой картине мы сначала решили ничего не скрывать и смело выводить цифровых персонажей на свет — как словно бы они существуют в реальности».

Цифровой звездой нового фильма стал Дэйви Джонс, капитан призрачного корабля «Летучий голландец». Он преследует главных героев в погоне за загадочным сундуком, в котором хранится не что иное, как его собственное сердце. Капитан Джонс так продолжительно скитался по морям, что и сам начал напоминать гибрид кальмара и человека с бородой, складывающейся из движущихся щупальцев.

Подобный персонаж имел возможность показаться на свет лишь благодаря мастерству и фантазии компьютерных аниматоров. Но им предстояло потрудиться: Дэйви Джонс — сложный темперамент, и режиссер желал, дабы он был способен показать всю полноту разнообразных людских чувств.

Своим экзотическим видом Джонс обязан картинкам живописца Марка «Crash» МакКрири, громадного друга Гора Вербински. По этим картинкам был сделан макет — глиняный бюст храбреца в натуральную величину, что разрешал заметить, как Дэйви Джонс будет смотреться в любом вероятном ракурсе. После этого настал черед английского актера Билла Найхи, приглашенного на роль капитана.

Он позировал для трехмерного тела и скана головы, сделанного чтобы привести пропорции персонажа в соответствие с пропорциями актера. Не обращая внимания на то, что храбрец должен был быть цифровым, живописец по костюмам Пенни Роуз сшила для него настоящий костюм, что стал моделью для аниматоров ILM.

Основное, дабы костюмчик сидел

Для капитана Джонса на студии ILM была придумана новая разработка для motion capture. В классическом варианте motion capture актер либо каскадер играет свою роль в гордом одиночестве, в закрытой студии, на фоне голубого экрана и в окружении 12−15 цифровых камер. Наряду с этим актер одет в облегающий тёмный костюм, усыпанный светочувствительными точками-маркерами.

Камеры считывают эти с маркеров в компьютер, и по взятому виртуальному каркасу аниматоры рисуют окончательный вид персонажа.

Для вторых «Пиратов» данный вариант не доходил: кинематографисты желали снимать на фоне красивой островной натуры, а не в четырех стенках. Помимо этого, в фильме намечалось большое количество сцен, в которых были заняты и цифровые, и настоящие актеры. Исходя из этого сотрудники ILM внесли предложение совокупность называющиеся Imocap, которая разрешала проводить motion capture за пределами намерено оборудованной студии и посредством всего двух камер.

Новые костюмы с маркерами были легкими и прочными, поскольку им предстояло подвергаться действию солнца, океанского ветра и песка. Новые камеры были переносными, с легкими штативами, и устанавливались рядом с камерами главного оператора картины, снимая те же ракурсы.

Запись данных проходила на протяжении простых съемок, и человек в костюме с маркерами был бок о бок с другими актерами. Их сотрудничество разрешило обогатить фильм деталями и нюансами, каковые, согласно точки зрения Джона Нолла, руководившего созданием эффектов в картине, пропадают в стерильной воздухе студии motion capture. «Отечественная философия пребывала в том, что исполнители всех ролей должны находиться на съемочной площадке, дабы режиссеру было кем руководить, оператору было кого снимать, осветителям было кого освещать, а у монтажера была возможность монтировать. Мы желали сохранить стилистическое единство», — говорит Джон Нолл.

Исполнитель роли Джонса, английский актер Билл Найхи, подошел к собственной роли с полной отдачей, и не в последнюю очередь благодаря его игре образ капитана оказался таким впечатляющим. «Единственной проблемой была необходимость носить данный дурной костюм, — досадует Билл Найхи. — Менее сильные духом люди в далеком прошлом сбежали бы со съемок!» И вправду, на фотографиях со съемочной площадки Найхи похож на смесь клоуна со сбежавшим из колонии преступником — тогда как все остальные щеголяют в красивых пиратских костюмах.

По окончании съемок аниматоры ILM «переводили» игру Найхи в цифровое измерение и превращали человека в нелепом костюме в эффектного капитана Джонса. Дабы передать все нюансы мимики актера, аниматоры трудились, поделив экран компьютера на две половины: на одной — Билл Найхи, а на другой — его цифровой двойник. «Аниматоры говорили, что игра Билла в один момент весьма воодушевляла и приносила массу неприятностей — а все вследствие того что он был весьма изобретателен. Он ни при каких обстоятельствах не повторялся!

Исходя из этого аниматоры не могли прибегнуть к собственному любимому методу — другими словами применять базисный комплект из полутора десятков главных мимики и движений. Любой кадр должен был создаваться с нуля», — растолковывает режиссер Гор Вербински.

морские чудовища и Морские чудеса

Согласно точки зрения аниматора ILM Хэла Хикела, сделать капитану Джонсу бороду было кроме того сложнее, чем перенести на экран его самого. «Это был технический кошмар, — говорит он, — по причине того, что борода складывалась из 46 щупальцев, неизменно двигающихся и сталкивающихся между собой». На ILM была разработана особая программа, которая разбила все щупальца на отдельные сочленения, каждое из которых управлялось независимо от вторых и шевелилось под строго определенным ему углом. Вторая программа называющиеся «Stiction» разрешала удерживать часть щупальцев прижатыми к груди капитана. «Вообразите порцию спагетти, прилипшую к кожаной куртке, — говорит Джон Нолл. — Как раз для того чтобы результата я и желал добиться».

Капитан Дэйви Джонс был не одинок. Его команда складывалась из 18 цифровых персонажей, усыпанных щупальцами и ракушками и находящихся в различной стадии превращения в морских чудовищ, но всё-таки сохраняющих человекообразность. Всеми этими храбрецами кроме этого занималась студия ILM. Аниматоры желали добиться большого правдоподобия собственных необычных подопечных.

Дабы избежать избыточной «компьютеризированности» их поведения и облика, аниматоры вначале проигрывали перемещения актеров на манекенах, соответствующих их пропорциям. Полученные эти были экспортированы в программу Maya и обрабатывались на принадлежащей ILM платформе Zeno. Дабы выбрать, какой как раз вид морской судьбе будет украшать того либо иного персонажа, была разработана особая программа.

Настоящее чудо-юдо морское в картине также присутствует. Это чудовище Кракен, гибрид осьминога и кальмара. Щупальца Кракена вездесущи; они появляются из глубины, стаскивают моряков в пучину и разносят в щепки их суда. На экране зрителям видны лишь щупальца — так было задумано: режиссер Гор Вербински сделал вывод, что Кракен покажется еще ужаснее, если не видеть его полностью. Аниматоры ILM кроме того не стали рисовать неспециализированный вид персонажа — они занимались только щупальцами.

Было смоделировано большое количество личных щупальцев, каковые были покадрово анимированы с применением программы Maya. Присоски на щупальцах сперва были расположены ровными последовательностями, как это не редкость в природе, но режиссер счел это не хватает пугающим. Исходя из этого ровные последовательности убрали, а на замену пришли хаотично разбросанные присоски.

Дуэль на мельничном колесе

Были в картине кроме этого эффекты, делающие честь акробатическому мастерству каскадёров и актёров. Самая захватывающая из них — это поединок троих соперников на мельничном колесе, которое катится через красивые джунгли. Было выстроено два варианта колеса для съемок.

Одно было тренировочным и поддерживалось дополнительными колесиками; главное же колесо весило около тонны и его на металлических тросах тащил грузовик, в кузове которого размешалась камера. Дабы колесо катилось гладко, в джунглях были проложены особые тропы.

Перед тем, как начать съемки, постановщик трюков Джордж Маршалл Руже (George Marshall Ruge) 20 дней репетировал сцену с каскадёрами и актёрами, привязанными в колеса. Время от времени вместе с ними в колесе крутились и операторы. «Одна из самых необычных и абсурдных просьб, которая лишь возможно обращена одним взрослым человеком к второму взрослому человеку: мы планируем привязать тебя в колеса, дать шпагу и покатить колесо, дабы ты пара раз перевернулся вверх тормашками», — вспоминает Джонни Депп.

Отдельную опасность на съемках воображали тяжелые кокосы, каковые сыпались с окрестных пальм. Часть группы надела строительные каски, а режиссер щеголял в ветхом армейском шлеме.

Третий фильм о приключениях Джека Воробья, Элизабет и Уилла Тернера снимался практически в один момент со вторым. Говорят, что по вопросу «как снимать трилогию» Гор Вербински консультировался с самим Питером Джексоном. Говорят, что на закуску зрителям приготовлены необычные невероятные спецэффекты и повороты сюжета.

Убедиться в этом лично мы сможем через год.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№48, октябрь 2006).

Пираты карибского моря: Сундук мертвеца. Факты [О чём Вы не знали]


Читайте также: