Поход жака кассара в вест-индию

По окончании рейда Дюгэ-Труэна на Рио-де-Жанейро второй узнаваемый французский корсар, Жак Кассар, кроме этого решил попытать счастья в походе к берегам Нового Света. Но, изначально экспедиция вспоминала менее далёкая: предполагалось разграбить принадлежавшие Португалии острова Зелёного Мыса у западной части береговой полосы Африки. Успешный поход в колонии соперников Франции в Ветхом и Новом Свете принёс Кассару славу, потом обернувшуюся тюремным заключением и разорением…

Корсар-альтруист

Мысль похода к островам Зелёного Мыса пришла Кассару в голову еще в 1711 году, но он не смог собрать нужных для предприятия средств. Но успех Дюгэ-Труэна с рейдом на Рио (первые его суда возвратились в январе 1712-го) склонил колеблющихся марсельских купцов поучаствовать в финансировании вояжа.

Сам Жак Кассар на Средиземном море был чужаком. Выходец из Нанта, он был приглашён в Левант самим госсекретарем Франции по флоту, Жеромом Поншартреном, для проводки конвоев с зерном из Турции на протяжении голода 1709–1710 годов. Кассар показал сообразительности и чудеса храбрости, но отношения с местным купечеством у него были натянутыми.

Ему не выплатили пара премий за проводку конвоев, и корсар продолжительно и нудно судился из-за них с торговцами.

В январе 1711 года к Кассару обратился с мольбой о помощи командующий французскими армиями в Испании герцог Вандом. Необходимо было безотлагательно организовать конвой в 43 судна и через британские патрули совершить его в испанскую Пеньесколу (около Валенсии). Неприятность заключалась в том, что у страны не было денег, и Кассар положил личные 200 тысяч ливров в комплектование эскорта и конвоя.

Он совершил суда через британские и голландские патрули, за что взял крепкое рукопожатие герцога Вандома и обещание расплатиться когда-нибудь позже.

Поход жака кассара в вест-индию

Жак Кассар

В феврале 1712-го Кассар вышел к купеческому сообществу Марселя с предложением профинансировать собственный набег на острова Зелёного Мыса. Слухи о захваченных Дюгэ-Труэном сокровищах в Рио так разожгли стяжательство и жадность купцов, что они с удовольствием дали согласие. Был составлен контракт, в соответствии с которому арматор из Нанта Жак Кассар вкладывал в дело 100 тысяч ливров, а ещё 150 тысяч вкладывали марсельские торговцы Жозеф Майе, Жан Дие, Мишель Глез, Николя Гитон и хлеботорговая компания «Руссэль и Ко».

Король кроме этого пожелал принимать участие в предприятии, но, потому, что денег у него не было, он выделил корсару три корабля, каковые тот сомостоятельно должен был привести в порядок и укомплектовать. Марсельские торговцы взбеленились: так как участие короля в предприятии, в соответствии с французскому призовому праву, означало, что 3/5 захваченного уйдет в королевскую казну, и вдобавок одна пятая часть — адмиралу Франции.

Делегация из Марселя проследовала в Версаль, где подписала с королём контракт, в соответствии с которому — неслыханное дело! — часть короля уменьшалась с 3/5 до 1/5, а часть адмирала Франции убиралась по большому счету. Людовик, у которого денег не было совсем, смирил гордыню и подписал таковой соглашение. В соответствии с бумаге, 2/5 от захваченного выделялось Кассару и его команде, 2/5 плюс возврат положенных средств — марсельским торговцам, 1/5 часть — королю.

Соглашение был необыкновенный, и конечно, что к Кассару потянулись лучшие корсарские капитаны: де Грасс, де Пиенн, де Сабран, де Муа и многие другие.

Острова Зелёного Мыса

К концу февраля сборы были закончены, 9 марта Кассар вывел эскадру на внешний рейд, а 18-го суда тронулись в путь.

Состав отряда был следующий:

  • линкоры «Нептун» (72 орудия), «Темерер» (50 орудий), «Руби» (56), «Парфе» (40), «Весталь» (40);
  • флейты «Принс де Фриз» (16), «Медюз» (16) и «Алигр» (16);
  • кайки снабжения «Анн» и «Мари».

На судах эскадры пребывали 3000 солдат и 1200 матросов.

22 марта французы прошли между побережьем Испании и Балеарскими островами, а 6 апреля миновали Гибралтар, прижимаясь в африканскому берегу. А 4 мая 1712 года паруса французских судов показались у острова Сантьягу.

Что же в то время представляли собой острова Зелёного Мыса? И из-за чего Кассар решил нападать как раз их?

Острова Зелёного Мыса — это практически две группы островов, Наветренные (Северные) и Подветренные (Южные). В то время острова принадлежали Португалии и являлись перевалочной базой на её торговых дорогах из Индии и Африки в Европу.

Самым богатым из них был остров Сантьягу со столицей Рибейро-Гранде. На нём же был подпольный порт, устроенный контрабандистами, — Прая. Фактически, на Праю и решил напасть Кассар. Совсем наглым образом корсар вошел в её гавань, высадил десант в 400 моряков и 300 солдат.

Прая в принципе не имела упрочнений и скоро сдалась, а сухопутный отряд нападал с суши столицу острова — Рибейро-Гранде.

Тут французами были захвачены все дамы и дети, которых корсар решил применять в качестве заложников: было заявлено, что с военнопленными нет ничего, что произойдёт, в случае если обитатели внесут требуемый выкуп. Призовые были назначены высокие — 1 миллион ливров. Португальцы, дабы откупиться, несли все, что было: золотой песок, слоновую кость, церковные украшения из серебра и золота, колокола из меди, вели рабов.

Отягощённый громадный добычей, Кассар тронулся в путь спустя семь дней, 11 мая 1712 года. Вперед, на разведку были разрешены войти «Весталь» и «Алигр», каковые 20 мая нашли у побережья Африки английскую эскадру коммодора Джона Бейкера в составе 7 фрегатов и 5 кораблей, которую британцы разрешили войти вдогонку за Кассаром. Разведчики рассказали об замеченном, и корсар поднялся перед выбором: или прорываться с боем к себе, или придумать второй, более надёжный вариант.

Вест-Индия

Как раз второй вариант Кассар и выбрал. Он развернул отряд на запад — к Вест-Индии, сохраняя надежду «пощипать» португальцев, голландцев и англичан в том месте.

Что касается Бейкера, тот подошел к Сантьягу 24 мая 1712 года, выяснил, что город уже ограблен, а французы ушли к себе. Подозревая, что Кассар имел возможность разминуться с ним, Бейкер сперва развернул на восток, но скоро получив новости о том, что французская эскадра идёт в Карибское море. Был дан приказ срочного разворота на 180 градусов, и Бейкер на всех парусах понёсся к Барбадосу.

Корсары при захвате Картахены, 1712 год

Кассар же прибыл 10 июня 1712 года на Мартинику, где занялся продажей награбленного и комплектованием новых команд. Из 1200 захваченных рабов реализованы были 300, ещё 300 планировалось применять в качестве носильщиков в военных операциях. Ещё 600 рабов корсар выставил на продажу, но местные торговцы, стараясь сбить цену, заявили бойкот на приобретение невольников у Кассара.

В июне Кассар сделал быстрый налет на Картахену. Благо он принимал участие в атаке с моря этого города во второй половине 90-ых годов XVII века под началом барона Пуанти и замечательно знал все его не сильный и сильные места. Совершив замечательнейшую бомбардировку бастионов Сан-Хосе и Сан-Луис, Кассар ввёл суда в залив Террабомба, и испуганный губернатор вступил в переговоры с корсаром, на которых стороны договорились о 200 тысячах ливров контрибуции.

Лишь пришедший к Барбадосу Бейкер, определив об атаке Картахены, отправился на перехват корсара, но Кассар уже вел суда к британской колонии Антигуа. В том месте случилась самая дурная обстановка из вероятных. 24 июня 1712 года адмирал Уолкер увёл семь судов антигуанской эскадры на блокаду Кассара, что, по слухам, был на Мартинике.

К этому времени корсары уже грабили Картахену, ну а 20 июля Кассар показался у стенку английской колонии Антигуа. По окончании часовой бомбардировки губернатор Дуглас дал согласие на переговоры, итогом которых стала передача 1200 рабов и четырёх торговых судов британцев.

Чуть ранее французами был забран Монтсеррат, что принесло Кассару 100 тысяч и 80 рабов флоринов выкупа.

В данный же момент ле Муан по заданию корсара атаковал голландскую колонию Бербиче. В том месте он захватил слоновой кости на 50 рабов и тысяч 200 ливров. Помимо этого, был наложен выкуп — 10 тысяч флоринов с частных домов и 300 тысяч флоринов с форта.

Голландцы смогли собрать лишь 108 тысяч ливров. Муан, у которого уже поджимало время, забрал с собой в заложники двух участников муниципалитета и отплыл к Мартинике.

Ну а в октябре 1712 года к Голандской Гвиане (Суринаму) подошел сам Кассар. Применяя флейты как бомбардирские суда, корсар обстрелял крепость 160 бомбами, что привели к настоящей панике в городе. Скоро показались переговорщики под белым флагом, и в следствии голландцы выплатили 182 тысячи флоринов (800 тысяч ливров).

В январе Кассар, за которым уже гонялись Ямайская, Барбадосская и Антигуанская эскадры британцев, нормально возвратился на Мартинику, дабы сгрузить призы, и починить притрепанные суда. По окончании предварительных оценок награбленного получалось, что на каждого несложного матроса приходилось около 1350 ливров, доли же офицеров измерялись десятками тысяч ливров.

Практически всё население французской колонии а также обитатели соседней Гваделупы выстроились в очередь, дабы попасть под руководство Кассара. И тот решил ковать железо до тех пор пока горячо.

Как будто бы издеваясь над голландцами и англичанами, в январе 1713 года Кассар атаковал голландскую колонию Сент-Эстатиус. Угрожая обстрелом, он "настойчиво попросил" выкуп — 150 тысяч песо. Но была неприятность: у голландцев в наличии выяснилось всего 115 тысяч. В следствии восьмичасовых переговоров губернатор острова вручил корсару 115 тысяч песо и… вексель на 35 тысяч песо на депозит в Амстердам-банке.

Самое забавное в том, что в 1718 году эти деньги Кассару выплатили, не смотря на то, что и было инициировано судебное слушание, правомерно ли погашать такие векселя.

Жак Кассар на Мартинике

16 февраля 1713 года 5 судов, 2 фрегата и 5 барков Кассара показались у голландской колонии Кюрасао. По большому счету это наступление не должно было стать неожиданным, потому что губернатор ван Коллен знал о возможной атаке острова. Но плантаторы в осеннюю пору 1712 года отказались «сбрасываться» на приведение крепости Виллемстадта в порядок, и в следствии к началу нападения они смогли выставить лишь 900 человек.

Около бухты Синт-Анны была безотлагательно натянута цепь, губернатор созвал совет из главы гарнизона Керкринка и доктора Рудольфа. На повестке дня был лишь один вопрос: сдаваться будем сходу либо для проформы посопротивляемся?

Французы меж тем миновали бухту Синт-Анны и кинули якорь в бухте Синт-Круа (сейчас Пиратская гавань, чуть севернее Виллемстадта). 23 февраля они начали высадку десанта и сейчас были атакованы отрядом из 450 негров и голландцев, но пламя с судов отогнал нападавших, и французы смогли продолжить высадку.

На протяжении стычки Кассар был ранен в ногу, исходя из этого на берегу его поменял мсье Бодевилль. Тот, имея под рукой 600 воинов, 200 корсаров с орудий и 13 Мартиники, прошёл оврагом между двумя отрядами голландцев численностью в 450 и 300 человек и обрушился с тыла на больший из них. Наряду с этим голландцы из второго отряда, отделённые от места боя оврагом, были только наблюдателями избиения своих друзей.

После этого французами были установлены батареи из мортир, и начался обстрел города. По окончании 5 дней обстрелов голландцы дали согласие на мировую. Соглашение о перемирии было подписано 3 марта 1713 года, колония должна была выплатить корсару сумму в 143 тысячи песо.

Отдельным налогом были обложены иудеи Кюрасао, которых Кассар, как истый бретонец, очень сильно недолюбливал, потому что у него на родине они занимались по большей части ростовщическими операциями.

Форт Амстердам, Виллемштадт, Кюрасао

Отягощенный выкупом с 400 тысяч гульденов, Кассар забрал курс на Мартинику. В том месте был произведён делёж добычи с корсарами французских Вест-Индских островов, реализованы необходимые колонии товары, и 11 апреля отряд забрал курс к себе.

Роковые миллионы Кассара

Неспециализированный размер добычи оценивался в 13,5 миллионов ливров, а нанесённый неприятелю ущерб — в 30 миллионов ливров.

Давайте посчитаем доли. Итак, из 13,5 миллионов ливров одну пятую часть Кассар был обязан дать королю — это сумма в 2,7 миллиона ливров. Еще две пятых, либо 5,4 миллиона ливров, шло марсельским торговцам — вкладчикам предприятия. Оставшиеся 5,4 миллиона делились между командами по такому принципу: 1/3, другими словами 1,8 миллиона ливров надеялась Кассару как организатору и пайщику экспедиции; 1/3 причиталась офицерам (165 человек), другими словами по 17 тысяч ливров на брата.

Оставшаяся треть делилась между солдатами человек и (2800 матросами) — по 1000 ливров.

Помимо этого, продажа захваченных всяких товаров и призов наподобие металлического лома, колоколов, пушек, сахара, рабов и т. д. кроме этого должна была принести известную сумму. Так, неспециализированные выплаты составляли: королю — около 3 миллионов ливров. Торговцам – приблизительно 6 миллионов ливров.

Кассару – 3 миллиона ливров.

Однако оставалось ещё самое сложное — прорваться во Францию. Взбешённые атаками Кассара, британские и голландские эскадры рыскали везде. Но Кассару это удалось.

По приходу в Тулон в мае 1713 года Кассар был… арестован начальником порта. Выясняется, в Утрехте уже шли переговоры о мире, было установлено перемирие, и изначально действия Кассара посчитали пиратскими. Но скоро стало известно, что в поход он отправился, в то время, когда боевые действия были в самом разгаре, и о мире, пребывав в Вест-Индии, знать не имел возможности.

Исходя из этого арест был снят, и король Людовик пригласил корсара к себе, в Версаль.

Аллегорические картинки, символизирующие подписание Утрехтского мира в 1713 году

Кассар приехал с деньгами. На личной встречи Луи попросил корсара дать ему серебро и всё золото в обмен на ассигнации, потому, что королю нечем было расплачиваться с армией. Кассар дал согласие.

Он взял орден св. Людовика на шею и 625 тысяч ливров бумажками. В 1715 году цена ассигнаций упала в четыре раза.

Во всей данной истории существует пара серьёзных нестыковок.

  • какое количество же денег дал королю Кассар? Везде пишется о 3 миллионах ливров, но это по большому счету сумма призовых самого Кассара. Так отчего же он позже продолжительное время судился с марсельскими торговцами, каковые взяли только половину прописанного в соглашении?
  • Был ли составлен контракт о займе между короной и Кассаром? Была ли у заимодавца расписка самого короля? Потому что это имело возможность бы стать самым выигрышным доводом в судах.

Самая логичная версия, что Кассар дал под честное свои деньги и слово короля, и часть чужих — приблизительно 6 миллионов ливров. Причём чужие деньги — это не деньги его офицеров и моряков, а деньги марсельских купцов. Вместо он взял 1/10 часть суммы — около 600 тысяч ливров ассигнациями. Так или иначе, Кассар, скоро растратив обесценившиеся ассигнации, начал нескончаемую тяжбу с правительством и купцами.

Уже не так долго осталось ждать он по-настоящему начал нуждаться, не смотря на то, что ему помогали его приятели-корсары, к примеру, Дюгэ-Труэн, что весьма ценил Кассара.

С 1718 по 1735 год шли нескончаемые суды. Наконец Дюгэ-Труэн, вошедший в милость к новому первому министру Франции, кардиналу Флери, пригласил Кассара на приём во дворец, дабы постараться добиться справедливости. Кассар явился на приём к Флери и королю в октябре 1735-го — в рваной одежде, потому, что денег у него не было.

При дворе начали умышленно зажимать носы и смеяться. Внезапно к корсару подошёл Дюгэ-Труэн, обнял и расцеловал Кассара и сообщил следующее:

«Господа, Вы понимаете, кто это? Нет? Весьма не хорошо! Это самый великий храбрец из сейчас живущих во Франции, мсье Кассар. Я бы дал все собственные подвиги за один его выход в 1709 либо 1712 годах. Его опасались британцы, португальцы, голландцы, австрийцы.

Он дал все собственное имущество, дабы спасти Францию и её короля. Он имел возможность сделать с одним кораблём то, что другие не могли сделать и эскадрой».

Сообщено всё это было при министрах, причем не кем-нибудь, а генерал-лейтенантом французского флота, и не услышать этого было легко нереально. Исходя из этого Кассара скоро позвал к себе морской министр Морепа и внес предложение пенсию — 500 ливров. Наряду с этим он обидел Кассара: «Берите подачку и убирайтесь вон». Кассар взорвался:

«Я не желаю подачек. Государство должно мне солидные деньги, 3 миллиона. Я разорён по милости короля. И я требую вернуть мне мои деньги!»

Кардинал Флери

Морепа не привык, дабы с ним так говорили, и попросил увести Кассара. Тот написал письмо Флери, да ещё и на суде обвинил морского министра и кардинала в подлости. Его заявили безумным, а после этого посадили в замок Хэм, куда он был препровождён в июле 1736 года.

Кассар погиб в заключении 21 января 1740 года.

Стоит сообщить ещё вот о чем. У Кассара были замечательные понятия о честности. Привил их ему старший брат, священник. Корсары значительно чаще занижали суммы призов, среди них была обширно распространена двойная бухгалтерия.

У Кассара же все бухгалтерские книги были идеальны.

История Кассара — это, возможно, именно тот случай, в то время, когда человек пострадал и из-за собственной честности, и из-за веры в честность вторых людей.

Вест-Индия


Темы которые будут Вам интересны: