Последние дни хохзеефлотте

21 июня 1919 года в бухте Скапа-Флоу, главной базе британского военного флота, интернированные по условиям перемирия германские боевые суда Флота открытого моря были затоплены собственными экипажами.

История Флота открытого моря начинается в первой половине 70-ых годов XIX века, в то время, когда на протяжении франко-прусской войны, за десять дней до капитуляции Парижа Северогерманский альянс, складывавшийся из двадцати одного страны, ведущей силой и вдохновителем которого было королевство Пруссия, объединился с четырьмя южногерманскими странами в единую Германию. Прусский король стал германским императором, прусская армия была ядром имперских сухопутных сил, а прусский флот начал флот объединённой Германии.

Последние дни хохзеефлотте

Первая и вторая эскадры Флота открытого моря в Киле (U.S. National Archives)

Вторая добрая половина XIX века в военно-морском постройке ознаменовалась расцветом броненосцев, пришедших на смену парусным линейным судам в качестве главной ударной силы флотов. Быстро развивавшиеся разработки предоставляли постоянное повышение мощности движителей, качества и могущества артиллерии защитных и конструкционных материалов.

Древесные корпуса изменялись композитными с металлической бронёй, а те, со своей стороны, металлическими; дымный порох изменялся пироксилиновым, ровные орудийные стволы — нарезными, круглые ядра — продолговатыми боеприпасами, поршневым паровым машинам приходили на смену паровые турбины. В начале XX века, в 1906 году, «владычица морей» Англия спустила на воду корабль нового класса, за счёт применения технологических прорывных идей и новинок кораблестроителей как следует превосходивший любой броненосец мира.

Он взял имя «Дредноут», и имя это стало нарицательным для всего класса. Последовавшее стремительное перевооружение флотов главных держав стало называться дредноутной гонки. Развитие разработок приводило к устареванию кораблей ВМФ, ещё не успевших войти в состав флота. Числом дредноутов измерялось политическое значение страны на мировой арене.

Далеко не все экономика имела возможность себе позволить содержания кораблей и роскошь приобретения подобного рода, и далеко не все промышленность имела возможность совладать с постройкой бронированных чудовищ. Главное соревнование развернулось между Германией и Британией.

Английская карикатура, посвящённая запланированному германским руководством на 19 августа 1916 года, но не состоявшемуся из-за негативной своевременной обстановки решающему сражению. News Of The World, 27 August 1916

Англия, пробуя направляться «двухдержавному стандарту», утверждённому во второй половине 80-ых годов девятнадцатого века актом о морской обороне, лидировала в дредноутной гонке. Германия же, ставя себе задачу обеспечить безопасность морских перевозок при любом развитии событий, появилась в положении догоняющего. К началу Первой мировой германский флот был вторым по силе в мире.

На протяжении войны яркая деятельность надводных флотов противоборствующих сторон была достаточно ограничена и не стала причиной решающему перевесу ни одной из сторон, кроме того не обращая внимания на произошедшее в 1916 г. наибольшее в истории морское сражение недалеко от полуострова Ютландия. По большей части морские силы решали сугубо стратегические задачи обеспечения затруднения снабжения и собственного снабжения соперника, задача же получения господства на море при помощи решающего сражения, не смотря на то, что всегда имелась в виду, неизменно откладывалась в ожидании идеально благоприятной обстановки.

Ясно, что английский флот, владея численным превосходством и опираясь на вековой опыт «владычества на море», справлялся с этими задачами не в пример лучше. Происходившие сражения в основном представляли собой поединки крейсерских сил на громадном удалении от главных театров военных действий: у Фолклендских и Кокосовых островов, у Занзибара, Пенанга, на Чёрном море, и другая. Линейные силы соперников виделись только пара раз, и решительной победы никто так и не добился, не смотря на то, что неспециализированное превосходство английского флота хватало заметным.

Конкретно финал Первой Мировой связан с осенним наступлением союзных армий на Западном фронте, начавшимся 14 октября 1918 года. Сейчас Германия была истощена как физически, так и морально. К нехватке пищевых, промышленных, мобилизационных ресурсов прибавилась усталость от четырёхлетней войны уже совсем без видимости хоть какой-нибудь возможности в будущем.

Политическое управление всецело отдавало себе отчёт в происходящем и предпринимало упрочнения к прекращению военных действий. 1 октября правительство было уволено, 3-го было организовано новое правительство, возглавляемое принцем Баденским, пользовавшимся славой пацифиста. Уже 4 октября снова организованное правительство обратилось к Соединенным Штатам с предложением о мирных переговорах.

И весь месяц, до конца октября между кабинетами министров Германии и США тянулся обмен мнениями о тех условиях, на которых мирные переговоры всё-таки возможно было бы начать.

Но в случае если политическое управление Германии, пускай пробуя выгадать условия получше и теряя время, однако стремилось к прекращению уже проигранной войны, многие высшие армейские чины, и в частности командующий флотом адмирал Рейнхард Шеер, мыслили по-второму.

Германские моряки рыбачат с борта эсминца в Скапа-Флоу

Они присягали империи. Они клялись не пощадить ни крови, ни жизни, в то время, когда настанет время сражаться.

Время настало, более того, время уже прошло; война уже проиграна — а надводный флот, фактически неповреждённый металлический кулак империи, в ожидании капитуляции остаётся мирно находиться на якоре? Для того чтобы позора адмирал снести не имел возможности. 24 октября был выпущен приказ о выходе флота в «последнюю решающую битву». Предполагалось всеми наличными силами флота ввязаться в сражение с флотом британским.

То самое главное сражение, по окончании которого из двух противоборствующих флотов остаётся один, в соответствии с общепринятым в то время и не растерявшим популярности по сию пору армейским теориям. То самое сражение, которым так и не стало Ютландское.

Данный приказ не был согласован с правительством, которое очевидно не пришло бы в восхищение от аналогичной возможности незадолго до мирных переговоров. С политической точки зрения это сражение вряд ли привело бы к смягчению условий при заключении мирного соглашения. Английский флот превосходил германский по числу судов как минимум в два раза, исходя из этого никаких надежд на победу не было изначально.

Но кроме того победа в этом сражении никак не имела возможности оказать влияние на развал Западного фронта, а следовательно, только умножила бы число погибших с обеих сторон.

Карта размещения судов германского флота на стоянке в Скапа-Флоу

На 30 октября был запланирован выход флота в море с якорной стоянки в Вильгельмсхафене. Но нежданно замыслы смелой смерти в сражении были нарушены. Экипажи судов не видели никакого смысла в аналогичной гекатомбе, тем более что жертвами на данный алтарь предполагались как раз они.

Мировоззрение воина призывной армии, в большинстве случаев, отличается от выучки кадровых офицеров большей практичностью, и мысль убийства ещё нескольких десятков тысяч людей на уже проигранной войне незадолго до заключения мира не отыскала у матросов никакой помощи. Экипажи взбунтовались.

Сначала казалось, что бунт подавить достаточно легко: два восставших корабля под стволами орудий остальных судов ушли на базу в Киль, где экипажи были арестованы. Но через три дня восстание разгорелось снова, город был в руках матросов, на судах взвились красные знамёна. Ещё через пара дней восстание распространилось по всей Германии.

Кайзер бежал в Голландию. Адмирал Шеер просил об увольнении. Про решающее сражение, очевидно, никто больше не отыскал в памяти.

11 ноября 1918 года очередное новое правительство Германии приняло условия перемирия, предложенные союзниками. В числе условий было интернирование в нейтральных либо, в случае если таковых не окажется, союзных портах большей части предварительно разоружённых германских надводных судов до подписания постоянного мирного контракта, что и примет решение совсем их судьбу. Последним командующим флота стал адмирал Людвиг фон Ройтер.

Лёгкий крейсер «Кардифф» ведёт германские линейные крейсера к порту Розайт в заливе Ферт-оф-Форт

Утром 21 ноября английский флот начал последнюю операцию Первой Мировой, названную «Операция ZZ». Выйдя из залива Ферт-оф-Форт, боевые суда выстроились двумя кильватерными колоннами, растянувшимися любая на 15 миль. Примерно в десять утра они встретились с колонной германского флота. В ней шли пять линейных крейсеров, девять линейных кораблей, семь лёгких крейсеров и сорок девять эсминцев.

Ещё два линейного корабля и один крейсер должны были прибыть позднее, по окончании ремонта. Один эсминец (V-30) по дороге наскочил на мину и затонул, потом ему отправили замену. К 27 ноября все подлежащие интернированию германские суда, не считая задержавшихся в Германии, со всеми собственными экипажами поднялись на якорную стоянку в Скапа-Флоу.

Тут же разместилась эскадра британских линейных кораблей и флотилия эсминцев, делавшая охранные функции. Сейчас германскому флоту предстояло дождаться постоянного мирного контракта, что должен был решить его судьбу.

Линейный корабль «Баден»

Ожидание продолжалось большое количество месяцев. Экипажам не разрещалось перемещение с корабля на корабль, но и посещение судов британцами допускалось лишь с разрешения германского адмирала. За всё время было отмечено лишь одно значительное нарушение режима, в то время, когда 31 мая на германских судах были подняты имперские знамёна в ознаменование годовщины Ютландской битвы, но потому, что вместе с имперскими многие суда подняли красные знамёна, адмиралу в вину это поставить не удалось, списали на революционные настроения и ненадёжность экипажей.

Показывая на эту самую революционную ненадёжность, адмирал Ройтер неспешно сократил численность экипажей до минимальной: с примерно двадцати тысяч в начале в пара приёмов до тысячи семисот человек под конец ожидания. С позиций британских правительства, тем несложнее было выполнять режим охраны, организовывать снабжение, и тем меньше шансов, что германские экипажи, взбунтовавшись, постараются увести суда в нейтральную Норвегию, чего сначала очень опасались. Адмиралу с радостью шли навстречу.

Скапа-Флоу. Флот на стоянке

Союзники, имея все основания предполагать, что мирный соглашение покинет германские суда в их распоряжении, подготовили нужные распоряжения, организовали абордажные партии а также совершили их учения. Подписание постоянного мирного контракта, ставшего известным как Версальский, планировалось 21 июня.

На данный сутки, за пара часов до предполагаемого финиша перемирия, адмирал Ройтер и запланировал затопление флота, а в то время, когда незадолго до намеченной даты стало известно, что подписание контракта перенесено на двое суток, адмирал не стал менять замыслы. Приказ о затоплении флота был выпущен 17 июня. Не обращая внимания на запрещение перемещения экипажам между судами, немцы наладили связь между судами посредством британского судна, перевозившего почту.

Исполнение задуманного облегчалось тем, что определив о перенесении даты подписания контракта, командующий британской эскадрой адмирал Сидней Фримантл увёл эскадру на учения.

В 10 часов 30 мин. 21 июня на легком крейсере «Эмден», куда адмирал Ройтер перенёс флаг с флагманского линейного корабля «Фридрих дер Гроссе», был поднят сигнал «Параграф 11 — подтверждение». Экипажи судов подняли имперские знамёна и открыли кингстоны.

Затопление линейного крейсера «Дерффлингер»

По окончании 12.00 Фримантл получив новость о затоплении германских судов. В 14.00 эскадра возвратилась в Скапа-Флоу и тщетно пробовала совладать с обстановкой. На борт судов, ещё держащихся на плаву, высаживались партии матросов: но пробовать бороться за живучесть незнакомого громадного корабля, в то время, когда его экипаж принял меры для затруднения таковой борьбы, дело достаточно неисправимое.

К 17 часам всё было кончено. Линейный корабль «Баден», три лёгких крейсера и четырнадцать эсминцев удалось отбуксировать на мелководье, ещё четыре эсминца остались на плаву. Пятьдесят два корабля затонули. Различные источники приводят различные предположения вооружённых столкновений: то ли британцы стреляли по шлюпкам, то ли перестрелки случались на борту гибнущих судов — так или иначе, девять германских моряков, включая капитана линейного корабля «Маркграф», погибли, а ещё шестнадцать были ранены.

Эти моряки считаются последними жертвами Первой Мировой.

Затопление линейного корабля «Байерн»

По окончании затопления германские моряки были заявлены пленными, как нарушившие перемирие. Скандал оказался громадной, с обоюдными обвинениями, оправданиями, претензиями, требованиями и другой политической неадекватностью. Берлинское правительство старательно открещивалось от действий адмирала Ройтера: но встретили его, по возвращении в Германию, как храбреца.

Среди возмущённого хора политиков диссонансом раздалась трезвая оценка британского адмирала Уэмисса: «Я наблюдаю на затопление, как на настоящий дар небес. Оно сняло болезненный вопрос о разделе германских судов. Полагаю, что сперва будет большое количество криков, но в то время, когда станут известны факты, каждый поразмыслит, наподобие меня: «Слава Всевышнему».

В итоге с Германии истребовали ещё пять лёгких крейсеров, и много разнообразного флотского имущества, в частности плавучие доки. Любопытно, что два этих дока потом приобрёл у британского правительства по дешёвке некоторый торговец металлоломом Эрнест Кокс. Получая первый док, он желал всего лишь срезать с него громадный металлический цилиндр, употреблявшийся для опробований прочных корпусов подлодок, и реализовать его на металлолом.

Так он и поступил, и лишь позднее, пробуя осознать, что ему делать с самим доком, набрёл на идею продажи той груды металлолома, которая лежит на дне Скапа-Флоу. Так большинство затопленного флота была поднята. Поднятые суда были разобраны на металл и реализованы.

Поднятая башня главного калибра линейного корабля «Фон дер Танн»

Но, будущее выведенных на мелководье судов была не лучше: солидная их часть кроме этого была разобрана в течении пары лет, пара были использованы в качестве мишеней и потоплены.

Три линейного корабля и четыре крейсера лежат на дне бухты по сию пору.

Третий рейх | Последние дни — Леонид Млечин


Темы которые будут Вам интересны: