Последний подводный ас кригсмарине

Чем посильнее делается соперник – тем сложнее с ним бороться и побеждать, тем сложнее получать настоящих удач, а не выдавать желаемое за настоящее. Начальник германской подлодки U 515 корветтен-капитан Вернер Хенке был последним подводным асом кригсмарине, чьи заявленные удачи в условиях тотального превосходства союзников на море соответствовали действительности. Будущее Хенке примечательна ещё и тем, что смерть этого подводника стала прямым следствием одного из наибольших его удач.

Совокупность награждений, введённая в германском подводном флоте c началом Второй мировой, была действенна и несложна – Рыцарский крест за 100 000 тысячь киллограм потопленного тоннажа и Дубовые листья к нему за 200 000 тысячь киллограм. Начальники подлодок были мотивированы на получение приза, которая являлась показателем подводного аса. Но гонка за заветным крестом имела и отрицательную сторону – так называемый оверклейм.

Термин данный, пришедший из английской военно-исторической литературы, возможно перевести как «завышение заявленных результатов». Чем действеннее становилась противолодочная защита союзников, тем больше было расхождение между настоящими и мнимыми удачами подводников кригсмарине.

Последний подводный ас кригсмарине

Корветтен-капитан Вернер Хенке, 13.05.1909–15.06.1944

Это стало причиной тому, что на данный момент, по окончании получения свободного доступа к документам армейского времени, подводных асов Дёница (но, как и любых вторых асов, будь то лётчики, моряки либо танкисты любой воюющей армии) возможно поделить на две категории: настоящие и дутые. К первой возможно отнести тех начальников лодок, каковые сражались в Атлантике в 1939–1943 гг. и вправду получали громадных удач.

Ко второй категории относились начальники, вести войну во время 1944–1945 гг. и обычно на второстепенных театрах боевых действий. Наряду с этим главное количество случаев завышения результатов, которое связано с применением самонаводящихся и маневрировавших торпед и принципом «слышал взрыв – значит, попал» относится как раз к последнему периоду подводной войны.

Вернер Хенке и злополучный «Керамик»

Личность корветтен-капитана Вернера Хенке (Werner Henke) занимательна, в первую очередь, тем, что он был одним из последних настоящих асов, сражавшихся в Атлантике. Хенке взял Дубовые листья к Рыцарскому кресту. Это были последние Дубовые листья, полученные в подводном флоте за настоящую результативность – не смотря на то, что за одни сутки с Хенке был награждён и Карл Эммерман (Carl Emmermann), он был представлен к данной награде на протяжении собственного последнего похода и больше в море не выходил.

Хенке же воевал и топить.

По окончании Хенке и Эммермана Дубовые листья взяли всего три человека: Вернер Хартман (Werner Hartmann), Ганс-Гюнтер Ланге (Hans-Gunther Lange) и Рольф Томсен (Rolf Thomsen). Но известный Хартман, бывший начальник U 37 и один из результативных асов начала войны, был удостоен награды как командующий подлодками на Средиземноморье. Двое последних, начальники лодок U 711 и U 1202, были награждены за одни сутки, 29 апреля 1945 года, и взяли высокую приз за безотносительный оверклейм в атаках.

Но, быть может, их награждение носило сугубо агитационный темперамент.

Германская подлодка U 124, известная своей эмблемой — цветком эдельвейса. Именно на ней Вернер Хенке служил под началом подводных асов Георга-Вильгельма Шульца и Йоханна Мора. Взяв под начало собственную лодку U 515, Хенке сделал эдельвейс и её эмблемой. Позднее к ней добавилась вторая эмблема — молоток

Но возвратимся к Вернеру Хенке. В начальника лодки он вырос под началом таких известных асов, как Георг-Вильгельм Шульц (Georg-Wilhelm Schulz) и Йоханн Мор (Johann Mohr), у которых он прослужил вахтенным офицером на U 124 чуть больше года. Карьеру начальника субмарины Хенке начал в феврале 1942 года.

Он опоздал поучаствовать в событиях, происходивших у берегов США и в Карибском бассейне в первом полугодии 1942 года, поскольку принял под руководство новую громадную подводную лодку U 515 (тип IXC) и в течение этого времени занимался её тренировкой и испытаниями экипажа. Но, выйдя в собственный первый боевой поход из Киля 12 августа 1942 года, Хенке начал быстро навёрстывать потерянные возможности.

За время совершённых им походов, без учёта четвёртого, в то время, когда лодка была повреждена кораблями и самолётами ПЛО союзников и возвратилась на базу, и последнего, в котором она была потоплена, он фактически ни при каких обстоятельствах не возвращался на базу без вымпелов на перископе, символизировавших потопленные корабли и суда.

По германской версии армейского времени считалось, что на счету Хенке было 28 судов на 177 000 брт. В соответствии с послевоенным изучениям, начальник U 515 потопил 22 торговых судна на 140 196 брт и плавбазу английских эсминцев «Гекла» (HMS Hecla, 10 850 тысячь киллограм). Помимо этого, за ним числятся торпедированными два судна (на 10 720 брт), и шлюп и эсминец (3270 тысячь киллограм), которым U 515 нанесла повреждения разной степени тяжести.

В случае если просуммировать эти цифры, делается видно, что заявленный тоннаж фактически соответствует реально потопленному.

Вверху плавбаза эсминцев «Гекла», внизу — эсминец «Марн» (HMS Marne). Ночью 12 ноября 1942 года западнее Гибралтара Хенке нападал и потопил «Геклу». Эсминец начал подбирать выживших, но взял торпеду, разворотившую ему корму.

К счастью, корабль остался на плаву и в январе 1944 года возвратился в строй. На «Гекле» погибло 279 человек из 847, ещё 13 моряков погибло на «Марне»

Одним из самые известных эпизодов, которые связаны с боевой деятельностью Хенке, есть потопление лайнера «Керамик» (SS Ceramic), употреблявшегося английским Адмиралтейством как войсковой транспорт, совершавший плавания между Австралией и Европой. Данный пароход много раз становился мишенью для германских торпед ещё с Первой Мировой, но будущее благоволила «Керамику», его пассажирам и экипажу до 7 декабря 1942 года.

В ту роковую ночь к северо-западу от Азорских островов лайнер подстерегла U 515. Хенке преследовал судно пара часов, по окончании чего, заняв эргономичную позицию для стрельбы, совершенно верно выяснил скорость жертвы (17 узлов) и выпустил две торпеды, добившись одного попадания. Так началась одна из самых ужасных катастроф подводной войны.

Взрыв торпеды пришёлся на машинное отделение, исходя из этого судно лишилось электроэнергии и хода. Среди пассажиров паники не наблюдалось, и экипажу удалось спустить шлюпки на воду, не обращая внимания на беспокойство моря и полную темноту. Затем в течение часа U 515 выпустила в лайнер ещё три торпеды. Последняя из них разломила судно на две части, по окончании чего оно скоро затонуло.

Спасшимся не повезло – погода испортилась, отправился ливень и начался сильный шторм. Шлюпки затапливало, переворачивало, и люди плавали рядом с ними, удерживаемые на воде спасательными жилетами.

Хенке сообщил в штаб о потоплении «Керамика» и взял в ответ приказ возвратиться на место атаки и взять на борт капитана, дабы узнать груз и маршрут его парохода. Как писал начальник U 515 в издании военных действий: «На месте смерти судна много военных моряков и трупов солдат, примерно 60 спасательных плотов и большое количество лодок, части от самолёта». Позднее члены экипажа U 515 вспоминали, что Хенке был весьма расстроен открывшейся перед ним картиной.

Пассажирский пароход «Керамик» был выстроен ещё в 1913 году и успел поучаствовать в Первой мировой. Он входит в 20 самых больших по тоннажу жертв подводников кригсмарине

Верхняя вахта увидела шлюпку с людьми. В ней были видны дамы и дети, каковые махали руками субмарине, но сейчас начался сильнейший шторм, и Хенке приказал подобрать из воды первого попавшегося человека. Этим счастливчиком стал английский сапёр Эрик Мандей (Eric Munday), что поведал немцам, что на судне пребывало 45 офицеров и около 1000 рядовых воинов.

В конечном итоге, на «Керамике» было 655 человек: 264 члена экипажа, 14 артиллеристов обслуги орудий лайнера, 244 военных, включая 30 дам из Имперской военной работы медсестёр королевы Александры, и, в соответствии с приобретённым билетам, 133 пассажира, включая 12 детей. Все они, не считая Мандея, погибли.

Выжить в шторм, что кроме того бывалые моряки назвали одним из сильнейших в той области океана, шансов у них не было. Как вспоминал бывший навигатор U 515 Вилли Кляйн (Wilhem Klein): «Не было полностью никакой возможности спасения кого-либо ещё – это была ещё та погода. Волны были огромные. Я служил на подлодках много лет, и я ни при каких обстоятельствах не видел таких волн».

У начальника U 515 не было иллюзий на счёт судьбы людей в шлюпках: он осознавал, что его торпеды стали обстоятельством смерти множества людей, и потом это стало для него роковым событием, приведшим Хенке к смерти.

Второй узнаваемый случай, который связан с Хенке, случился в ночь на 1 мая 1943 года. Тогда U 515 совершила одну из самых успешных личных атак конвоев за всю войну. Жертвами её нападения стали семь из 18 судов конвоя TS-37, следовавшего из Такоради (Гана) во Фритаун (Сьерра-Леоне) под охраной одного корвета и трёх противолодочных траулеров.

Согласно точки зрения английского историка Стивена Роскилла, начальник эскорта конвоя затянул с отправкой сообщения о присутствии в районе германской подлодки по окончании перехвата радиограммы с неё, и в следствии штаб был извещён лишь по окончании того, как конвой подвергся нападению. Три эсминца, высланные для усиления эскорта, подоспели «к шапочному разбору». Необходимо также подчеркнуть, что в этом же походе U 515 сумела потопить ещё три судна, и он вошёл в десятку самых результативных походов, совершённых германскими подлодками за всю войну – всего на дно пошли 10 судов на 58 456 брт.

Последние мгновения подлодки U 515. Снимок тонущей субмарины сделан с борта одного из потопивших её американских судов

Вернер Хенке был на особенном счету у гросс-адмирала Дёница, о чём говорит весьма интересный инцидент, случившийся между спецслужбами Третьего и подводным асом рейха. 24 июня 1943 года U 515 возвратилась в Лориан из 124-дневного похода, третьего по счёту для лодки. Хенке быстро преобразовывался в «звезду» германского подплава, и его успешность была на руку пропаганде.

В первом походе он рассказал о 10 потопленных судах на 54 000 брт (в действительности – девять на 46 782 брт и одно повреждённое), во втором заявил об уничтожении крейсера типа «Бирмингем» (в действительности это была вышеупомянутая плавбаза «Гекла»), лайнера и эсминца «Керамик» (18 173 брт). За это Хенке был представлен к Рыцарскому кресту и назван самым успешным начальником 10-й флотилии. Третий поход был самым успешным: Хенке рассказал о 72 000 брт потопленного тоннажа (в действительности 58 456 брт).

Вернер Хенке и гестапо

За собственные успехи целый экипаж взял Металлические кресты различных степеней, а Хенке полетел 4 июля в ставку Гитлера, где тот вручил ему Дубовые листья. Экипаж U 515 взял отпуск, а его начальник отправился отдыхать на лыжный курорт Инсбрук в австрийском Тироле, где его ожидала супруга.

Подводный ас был очень самолюбив и амбициозен, а награждение лично фюрером, возможно, придало ему ещё больше самоуверенности. В следствии, в то время, когда ас определил о преследовании гестапо одной привычной ему семьи из Инсбрука, согласно его точке зрения, невиновной, он устроил скандал в приёмной гауляйтера австрийского Тироля Франца Хоффера (Franz Hofer), где отругал секретаря гауляйтера за арест собственных привычных. Но подчинённых Генриха Мюллера такое заступничество не напугало, и на Хенке завели дело, которое начало расти, как снежный ком.

В следствии, в то время, когда подробности инцидента стали известны руководству Хенке, главком ВМС Дёниц и командующий подводным флотом фон Фридебург лично нанесли Гиммлеру визит, дабы заступиться за «национального преступника». В письме к Гиммлеру фон Фридебург принёс извинения за действия подчинённого, написав, что поведение Хенке есть следствием стресса, взятого на протяжении подводной войны, которая держит нервы подводников на пределе.

Адмиралы уверяли, что поведение собственного офицера не оправдывают и уже получили от него сожаление и полное раскаяние о произошедшем. Всесильный рейхсфюрер извинения принял и приказал гестапо расследование по уголовному делу Хенке прекратить.

Лётчики палубной эскадрильи VC-58 c авианосца «Гуадалканал» позируют на фоне одного из собственных «Уайлдкэтов». Как раз лётчики «Эвенджеров» и «Уайлдкэтов» из VC-58 совместно с эсминцами «Поуп» (USS Pope), «Пиллсбери» (USS Pillsbury), «Шателейн» (USS Chatelain) и «Флаерти» (USS Flaherty) 9 апреля 1944 года севернее Мадейры потопили U 515 — погибло 16 германских подводников, ещё 44 попало в плен

Необходимо подчеркнуть, что подводники вправду иногда имели конфликты с гестаповцами. Так, попавшие в плен члены экипажа потопленной в октябре 1941 года лодки U 111 на допросе поведали британцам любопытную историю:

«В соответствии с рассказу одного из пленных, экипаж одной подлодки подрался с агентами гестапо рядом с кафе в Данциге. Агенты гестапо грубо толкнули человека в гражданской одежде, что проходил мимо кафе. Как впоследствии выяснилось, этим человеком был офицер-подводник, что, недолго думая, в ответ дал в глаз одному из обидчиков, поставив тому бланш.

На беду гестаповцам, рядом отдыхали матросы с лодки, где служил данный офицер, каковые ринулись к нему на выручку. Завязалась драка, которая закончилась по окончании того, как гестаповцы выхватили пистолеты. Все моряки были арестованы и доставлены в ближайший участок полиции для разбирательства.

По окончании выяснений событий конфликта милицейский попросили офицера извиниться, чем конфликт был бы исчерпан. Но тот отказался. Дело дошло до следствия, которое, действительно, было скоро прекращено.

Военнопленный объявил, что если бы кто-нибудь из гестаповцев на протяжении потасовки выстрелил бы в моряков, то он (гестаповец) был бы покойником».

Также появляется ещё один интересный нюанс – история Хенке перекликается с рассказом Герберта Вернера (Herbert Werner) в его «Металлических гробах» о подобном случае, где создатель мемуаров говорит, как он ходил в гестапо освобождать собственного отца:

«Я срочно отправился в отделение гестапо на Линденштрассе, пребывавшее неподалеку от отечественного дома. награды и Морская форма разрешили мне пройти мимо охраны без лишних вопросов. В то время, когда я вошёл в просторный зал, секретарша за столом у входа спросила, чем могла быть нужной.

– Сообщите, как мне заметить оберштурмбанфюрера фон Молитора? – ответил я вопросом на вопрос, после этого с ухмылкой вручил секретарше собственную визитку и добавил: – Это будет сюрпризом для герра фон Молитора.

Я полагал, что ему редко приходилось видеть офицеров-подводников, да ещё таких, чьи отцы сидят за решёткой.

Мне было нужно ожидать встречи с оберштурмбанфюрером довольно продолжительное время. Времени хватало, дабы обдумать замысел беседы. После этого секретарша совершила меня в превосходно меблированный кабинет и представила шефу СС в городе.

Итак, передо мной был могущественный человек, которому стоило пошевелить пальцем, дабы решить чью-либо судьбу. Данный офицер средних лет в серой полевой форме СС больше напоминал вальяжного предпринимателя, чем хладнокровного мучителя. Приветствие фон Молитора было столь же необыкновенным, сколь его внешний вид.

– Приятно заметить для разнообразия флотского офицера. – сообщил он. – Я знаю, что вы проходите службу в подводном флоте. Очень увлекательная и увлекательная работа, не правда ли? Что я могу для вас сделать, лейтенант?

Я ответил ему ледяным тоном:

– Герр оберштурмбанфюрер, в вашей колонии содержится мой папа. Без всяких оснований. Я требую его немедленного освобождения.

Дружелюбную ухмылку на его полном лице поменяло выражение тревоги. Он кинул взор на мою визитку, опять прочёл мое имя и после этого сказал, запинаясь:

– Мне не информировали об аресте отца отличившегося моряка. К сожалению, лейтенант, должно быть, случилась неточность. Я срочно разберусь в этом деле.

Он что-то написал на листе бумаги и надавил кнопку вызова. Из второй двери вошёл ещё один секретарь и забрал у шефа листок.

– Осознаёте, лейтенант, меня не информируют по каждому конкретному случаю ареста. Но полагаю, вы пришли к нам лишь по делу собственного отца?

– Очевидно. И я считаю обстоятельство его ареста…

Перед тем как я имел возможность совершить громадный промах, высказавшись быстро, опять вошла секретарша и вручила фон Молитору второй лист бумаги.

Некое время он пристально изучал его, после этого сообщил примирительным тоном:

– Лейтенант, сейчас я в курсе дела. Вечером папа будет с вами. Уверен, что три месяца в заключении послужат ему уроком. Сожалею, что всё так случилось. Но ваш папа не должен винить никого, не считая себя самого.

Рад, что смог оказать вам услугу. Надеюсь, что ваш отпуск ничто больше не омрачит. Прощайте. Хайль Гитлер!

Скоро встав, я кратко поблагодарил его. Само собой разумеется, никакой услуги шеф СС мне не оказывал, вряд ли он имел возможность проигнорировать мое требование высвободить отца».

В случае если сравнить рассказ Вернера с проишествием между Хенке и гестапо, то создаётся чувство, что Вернер очень сильно приукрашивает собственное влияние на гестаповца, в особенности говоря о том, что последний не имел возможности проигнорировать требование об освобождении. Вряд ли оберштурмбанфюрер был столь смущён визитом офицера-подводника, что начал запинаться и лебезить. Исходя из этого нужно будет оставить данный рассказ на совести автора «Металлических гробов», отнеся его к перечню небылиц, каковые опубликовал Вернер в собственной книге.

Вернер Хенке и смерть в плену

Возвращаясь к предстоящей судьбе Вернера Хенке, нельзя не отметить тот факт, что ему не удалось избежать участи многих вторых собственных сотрудников-начальников подлодок. 9 апреля 1944 года U 515 была потоплена севернее острова Мадейра. Хенке попал в плен к американцам вместе с большей частью собственного экипажа.

Начальнику американского эскортного авианосца «Гуадалканал» (USS Guadalcanal) Даниэлю Гэллери (Daniel Vincent Gallery), что руководил противолодочной группой, потопившей лодку, удалось хитростью склонить других членов и немецкого аса его экипажа к сотрудничеству.

Кэптэн Гэллери и его старший ассистент коммандер Джонсон на мостике «Гуадалканала». Германские флажки обозначают атаки на лодки U 544, U 68, U 170 (повреждена), U 505 и U 515

Гэллери тонко сделал ставку на опасениях немцев попасть в руки британцев, поскольку они считали, что их ожидает трибунал за потопление «Керамика». Как писал в собственных мемуарах начальник «Гуадалканала», Хенке в беседе с одним из охранников поведал, что незадолго до выхода U 515 из Лориана радиостанция BBC передала агитационное сообщение на все базы германских подлодок. В нём было сообщено, что британцы узнали: по окончании потопления «Керамика» U 515 всплыла и расстреляла из пулемёта людей в шлюпках.

Исходя из этого, как говорилось потом в передаче, при попадания кого-либо из экипажа U 515 в плен к англичанам, он будет предан суду за убийство и повешен, в случае если будет признан виновным.

На Хенке и его людей радиопередача произвела тяжёлое чувство. Не обращая внимания на то, что никакой стрельбы по шлюпкам не было, экипаж U 515 вовсе не горел жаждой появляться в руках англичан и пойти под суд за вымышленное убийство. Определив об этом от старшины, кэптэн Гэллери решил воспользоваться информацией:

«Само собой, он [Хенке] всецело отрицал расстрел шлюпок, и, в полной мере быть может, поведал эту историю, дабы выставить британцев в неприглядном свете. Сейчас британцы утверждают, что ни при каких обстоятельствах не давали для того чтобы в эфир, но не смогут растолковать, для чего Хенке было выдумывать такую историю в первой половине 40-ых годов XX века. Я совсем не верю в расстрел шлюпок, но одновременно с этим мне думается, что британцы в полной мере имели возможность дать в эфир подобное. В любом случае, эта поведанная мне история дала пищу для размышлений.

Я уже осознал, что Хенке не горит жаждой попасть в Англию. Мне стало весьма интересно, как на большом растоянии я смогу зайти с идеей о гипотетической отправке его в том направлении. Взвесив все «за» и «против», я решил попытаться один трюк. Я подделал радиосообщение для «Гуадалканала», т.е. сам написал придуманный текст, якобы исходящий от Главнокомандующего Атлантического флота на официальном бланке.

Текст гласил: «Английское Адмиралтейство требует, дабы вы передали им экипаж U 515 на протяжении дозаправки в Гибралтаре. Учитывая переполненность людьми вашего корабля, разрешаю функционировать по собственному усмотрению».

В то время, когда Хенке был вызван к начальнику «Гуадалканала» и ознакомлен с данной «радиограммой», он помертвел в лице. Как писал Гэллери, подводный ас был храбрым и твёрдым, но его удалось загнать в «адскую обстановку». Гэллери внес предложение Хенке сделку – германские подводники дают расписку о сотрудничестве, и остаются в руках американцев. В следствии 15 апреля Хенке, а после этого и другие члены экипажа U 515 подписали заблаговременно подготовленный документ, в котором давали слово сотрудничать с американцами в обмен на невыдачу их англичанам:

«Я, капитан-лейтенант Хенке, клянусь собственной честью офицера, , если меня и мою команду поместят пленными в Соединённых Штатах, а не в Англии, сказать на допросах лишь правду».

Неизвестно, как кривил душой адмирал Гэллери, написав о том, что британцы отрицали сам факт выхода в эфир таковой передачи. Американский историк Тимоти Маллиган позднее писал, что по окончании возвращения U 515 во Францию германские журналисты забрали у Хенке и спасенного им Мандея интервью о «Керамике», применяв фрагменты из него в агитационной передаче по радио, где сообщалось об успехе германских подводников, потопивших лайнер. Как удалось установить Маллигану, ответ на неё не вынудил себя продолжительно ожидать:

«Союзники ответили в марте 1943, выпустив в эфир собственную агитационную передачу от имени вымышленного персонажа «коммандера Роберта Ли Нордена» (под этим псевдонимом по радио выступал лейтенант-коммандер ВМС США Ральф Г. Альбрехт). Говоря на частоте германских флотских приёмников, «Норден» обвинил Хенке в расстреле как минимум 264 выживших с «Керамика» и назвал начальника U 515 «армейским преступником №1», дав обещание ему трибунал. Тот факт, что эта радиопередача была фальшивкой, был подтверждён шифровкой в мае 1944 года от влиятельного офицера разведки ВМС США собственному канадскому коллеге: «Вообще-то, вся эта история есть выдумкой, и, как мы знаем, он [Хенке] при потоплении «Керамика» действовал в полной мере законно».

Необходимо подчеркнуть, что, оправившись от первого удара, Хенке пришёл в себя и потом отказался сотрудничать и выполнять подписанное им соглашение. Это воображало для американцев значительную проблему. Во-первых, Хенке был не несложный подводник, и его заслуги и темперамент имели возможность сделать его фаворитом среди германских пленных в руках американцев.

Во-вторых, он был вторым подводным асом с Дубовыми страницами, попавшим в плен. Первым был известный Отто Кречмер, что попал в руки британцев и стал для них громадный головной болью. Он организовал суд над офицерами U 570, каковые сдали собственный корабль неприятелю. Он деятельно готовил побеги из лагерей пленных и установил кодированную сообщение с Дёницем в письмах, пересылаемых через Красный крест.

Намучившись с непокорным подводным асом, британцы перевезли его в Канаду, но Кречмер отличился и в том месте, устроив массовую рукопашную схватку между охранниками и пленными, вошедшую в историю как «Битва в Бауменвилле».

Американцы осознавали, что Хенке в полной мере может стать такой же обстоятельством проблем для них, какой был Кречмер для британцев. Исходя из этого по окончании отказа начальника U 515 от собственной расписки допрашивающие германского офицера следователи решили припугнуть непокорного аса выдачей его англичанам, заявив, что уже назначен сутки его отправки в Канаду. Это стало причиной катастрофическим последствиям: Хенке решил избежать британского трибунала, наложив на себя руки.

Метод расстаться с судьбой он выбрал достаточно необыкновенный.

Только что выловленный из воды Вернер Хенке в окружении американских моряков на палубе эсминца «Шателейн». Жить ему оставалось чуть более двух месяцев

Днём 15 июня 1944 года Хенке на глазах охраны лагеря для пленных (форт Хант, штат Вирджиния) ринулся к проволочной ограде и полез на неё, не реагируя на дающие предупреждение окрики часовых. В то время, когда офицер-подводник был уже на самом верху ограды, один из охранников выстрелил. Хенке был не легко ранен.

Американцы пробовали спасти его жизнь, но подводный ас умер в машине по дороге в больницу.

Начальник U 515 погиб, пребывав в неведении, что соперник пробовал применять его заблуждения по поводу потопленного лайнера. Кроме того попади он в руки англичан, вряд ли последние сумели бы на законных основаниях предъявить ему обвинения в армейском правонарушении, не обращая внимания на громадные человеческие жертвы. «Керамик» был законной целью для подлодки, и с неё не стреляли по шлюпкам из пулемётов.

Но знавшие Хенке люди обрисовывали его как человека гордого и решительного, и, по всей видимости, он решил не допускать для себя бесчестья быть повешенным. Так нелепо завершилась жизнь одного из последних настоящих германских подводных асов, которого его биограф Тимоти Маллиган назвал «Одиноким Волком».

Литература:

  1. Hardy C. SS Ceramic: The Untold Story: Includes the Rescue of Sole – Central Publishing ЛТД, 2006
  2. Gallery D. V. Twenty Million Tons Under the Sea – Henry Regnery Company, Chicago 1956
  3. Busch R., Roll H. J. German U-boat Commanders of World War II – Annapolis: Naval Institute Press, 1999
  4. Ritschel H. Kurzfassung Kriegstagesbuecher Deutscher U-Boote 1939–1945. Band 9. Norderstedt
  5. Вернер Г. Металлические Гробы – М.: Центрполиграф, 2001
  6. Wynn K. U-Boat Operations of the Second World War. Vol.1–2 – Annapolis: Naval Institute Press, 1998
  7. Blair С. Hitler’s U-boat War. The Hunted, 1942–1945 – Random House, 1998
  8. http://historisches-marinearchiv.de
  9. http://www.uboat.net
  10. http://uboatarchive.net
  11. http://www.stengerhistorica.com

Асы подводного флота кригсмарине Третий Рейх


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: