Последний поход фрэнсиса дрейка

Затяжная война между Испанией и Англией в конце XVI века была тяжёлой для обеих государств. Но Англия, тогда ещё не имевшая широких заморских колониальных владений, была к 1595 году в критическом положении. Не имея собственных источников пополнения казны, королева Елизавета в очередной раз решила «позаимствовать» серебро и золото у соперника.

Новую экспедицию в американские колонии Испании возглавил пребывавший в опале Фрэнсис Дрейк. Эта попытка реабилитироваться в глазах королевы обошлась ему весьма дорого.

Имитация вторжения

Война между Испанией и Англией началась в 1585 году. В ответ на конфискацию всех товаров и английских кораблей в портах Испании, Англия начала выполнять набеги на испанские колонии, а во второй половине 80-ых годов шестнадцатого века Филипп II решил высадить собственные войска на Острове. Эта попытка не удалась, и в следующем, 1589 году, уже британцы попытались подойти к берегам Испании и стереть с лица земли до конца испанский флот.

Но и испанцы смогли отбиться. Война приняла затяжной темперамент.

К 1595 году дела у Англии шли не имеет значение. Королевский флот так и не смог захватить ни одного «серебряного конвоя», как именовали испанские караваны, следующие с колониальными товарами и серебром из Америки. Обстановка в Ирландии, где при помощи испанцев началось восстание, вышла из-под контроля и потребовала отправки армий. Во Франции чаша весов ещё не склонилась совсем на сторону Генриха Наваррского, и всё было зыбко и непрочно.

Но более всего британцам не хватало денег. Вследствие этого Елизавета решила снять опалу с Фрэнсиса Дрейка и дала ему выйти в новый вояж к испанской Вест-Индии, дабы разграбить её и отыскать так нужные средства для продолжения войны.

Но, не совсем доверяя сэру Фрэнсису по окончании провала 1589 года, королева добавила в компанию к нему Джона Хокинса, и генерала сэра Томаса Баскервиля в качестве начальника десанта и, заодно, соглядатая за Дрейком. Главной задачей вояжа был «золотой галеон» с двумястами тысячами песо на борту, что, по слухам, каждый год грузился в гавани Сан-Хуан в Пуэрто-Рико.

От испанцев не укрылись изготовление корсаров к походу. В мае 1595 года маленькой испанский паташ (16 моряков, 24 воина) показался неподалеку от Фалмута, где захватил рыболовный бот из Сент-Кеверна и привёл его к Блавэ. Допрос рыбаков продемонстрировал, что в Плимуте снаряжается не меньше 100 приватиров (зафрахтованных вместе с экипажами судов для боевых действий), размах у будущей экспедиции большой, а в качестве пайщиков привлечены не только частные инвесторы, но и голландцы.

Рыбаков отпустили, не считая одного британского комендора, что тайно попросил собственных соотечественников передать Хокинсу, что на Блавэ испанцы базируют 4 кораблей и 10 галеры, и ожидают прихода ещё 7 судов и 10 галер, дабы организовать высадку на островах Силли. Эта несколько островов находится в 45 км к юго-западу от Корнуолла, и военно-морская база, созданная в том месте, давала испанцам возможность осуществлять контроль район Западных Подходов и морское сообщение британцев с Ирландией.

Нужно заявить, что это была вычисленная дезинформация, которую испанцы скормили простодушному моряку. Эта шпионская игра имела собственную цель.

Последний поход фрэнсиса дрейка

Высадка испанцев в Корнуолле

Испанцы, выяснив, что руководить экспедицией к Вест-Индии будет Дрейк, не на шутку переполошились. Нужно было или оттянуть по времени, или совсем отменить данный вояж. К Корнуоллу было отослано пара судов и отрядов галер, дабы определить о замыслах британцев побольше.

Англичане приняли эти суда за авангард сил вторжения. 10 июля лорд-лейтенант Корнуолла Фрэнсис Годолфин с тревогой писал новому фавориту королевы лорду Эссексу: «Я схожу с ума от того, что гарнизон Силли до сих пор не усилен, и испанцы в любую секунду смогут отринуть эти острова от владений Её Величества».

20 июля около Сент-Эвала и Падстоу (северное побережье Корнуолла) были увидены 4 галеры, что стало причиной громадной переполох в посёлках. Местная милиция под началом лорда Гренвилла безотлагательно мобилизовалась и выдвинулась к берегу, но галеры скрылись из виду. На следующий сутки у Сент-Кеверна было найдено большое количество судов непонятной национальности, каковые растянулись от Фалмутской бухты до рифа Манаклес. Всё побережье Корнуолла тревожно замерло.

Ещё ни один испанский воин не высадился, а население уже было близко к панике. Люди срывались и уходили вглубь побережья, милиция разбегалась. 23 июля 1595 года грянул гром.

Утром у Маусхола показалось 4 испанских галеры, каковые высадили на побережье 200 пикинёров и мушкетёров. Испанцы, построившись в каре, без боя вошли в город Пола, что застали совсем пустынным – все обитатели при виде галер . К вечеру беглецы достигли Пензанса, где пребывала одна из резиденций лорда-лейтенанта Корнуолла.

В том месте Годолфин определил о высадке и сразу же отправил нарочного в Плимут, дабы предотвратить Дрейка и Хокинса, а сам начал вырабатывать милицейские отряды. Преодолевая неразбериху, британцы начали разрабатывать замысел атаки, но все замыслы спутала новость о том, что испанский отряд сжёг Маусхол, возвратился на суда и отплыл в малоизвестном направлении.

Резиденция британского наместника в Корнуолле – Пенденнис-кастл

Через три часа 400 испанских воинов высадились у самого Пензанса, что произвело настоящий фурор. С таким трудом собранная милиция в панике разбежалась, бросая припасы и оружие. Годолфин со шпагой в руках пробовал остановить бегущих, но ничего не смог сделать – с ним осталась только дюжина его слуг.

Тем временем испанские воины методично разграбили город и подожгли его с двух сторон. Такая же участь постигла и посёлок Ньюлин. К вечеру доны возвратились на собственные галеры и отплыли к западу.

Годолфину удалось переломить панические настроения среди милиционеров, и к 25 июля он уже владел большим отрядом в 700 человек, с которым собирался выдвинуться к Маунтхолу. Приблизительно к этому времени подошли 40 судов Николаса Клиффорда – авангард сил Дрейка, каковые он успел снарядить и подготовить к походу. Часть судов была сразу же отправлена к Лизарду для перехвата испанцев. 26 числа 14 британских судов нашли галеры и пустились в погоню.

Подробности столкновения малоизвестны, тем более необычным выглядит итог данной погони – британцы утратили один халк, испанцы – ни одной галеры, но около 140 человек ранеными и убитыми. Чуть позднее испанские галеры нападали голландский торговый флот и сумели захватить 3 судна в качестве призов, утратив, действительно, одну галеру.

Эти, в неспециализированном-то, обыкновенные события позвали в Англии настоящий шок. Елизавета была в шоке: она предполагала, что была совершена разведка боем и что высадка состоится со дня на сутки. В Корнуолл был безотлагательно командирован Уолтер Рейли, что должен был укрепить побережье и наладить береговую оборону.

В Фалмуте были безотлагательно организованы пара новых пушечных батарей, на острова Силли и мыс Лизард перекинули до тысячи воинов.

А как смотрелись эти события с испанской стороны?

Четыре испанские галеры «Капитана», «Патрона», «Перегрина» и «Базана» (десант — 400 морских пехотинцев) под руководством Карлоса де Амисгуты решили произвести диверсионную набег на британское побережье. Основной собственной задачей Амисгута видел нарушение либо перенос сроков выхода флота Дрейка из Плимута. Его задумка с блеском удалась, задержав выход корсаров на весь месяц.

Дрейк и Хокинс покинули Плимут только 28 августа (7 сентября по новому стилю), колонии были заблаговременно извещены о приближающейся атаке, что разрешило испанцам принять меры по защите Вест-Индии.

Карта Корнуолла
Канарское фиаско

Изначально замыслы у Дрейка было громадные. Он просил выделить ему не меньше 100 судов и до 15 000 воинов, собирался завоевать Ямайку и организовать британскую военно-морскую базу на Панамском перешейке. Но диверсионная набег Амисгуты спутала все замыслы.

В следствии королева выделила лишь 6 королевских галеонов – 38-пушечный «Гарланд» (флаг Джона Хокинса), 46-пушечный «Дифайнс» (флаг Френсиса Дрейка), 47-пушечный «Элизабет Бонавенчер», 48-пушечный «Хоуп», 41-пушечный «Форсайт» и 26-пушечный «Эдвенчер», большая часть флота покинув для отражения вероятной высадки испанцев. Количество приватиров было сокращено до 21 корабля. У Дрейка кроме этого было некое количество транспортов с десантом.

Всего флот Дрейка и Хокинса насчитывал не меньше 69 боевых и транспортных единиц. В экспедицию входили полторы тысячи матросов и три тысячи воинов.

28 августа флот покинул Плимут. Елизавета опасалась, что перенос сроков экспедиции приведёт к тому, что корсары выйдут в море лишь в следующем году, поскольку скоро начинался период штормов. Вследствие этого неизменно подгоняемые королевой Дрейк и Хокинс в спешке опоздали снабдить эскадру припасами.

В следствии уже в последних числах Сентября на эскадре начали испытывать пресной воды и недостаток провизии. 1 октября Дрейк и Хокинс устроили армейский совет, где решали, что делать дальше.

Господин Фрэнсис внес предложение атаковать город Лас-Пальмас на Канарских островах, дабы пополнить воды и запасы еды (ну и пограбить, само собой разумеется). Хокинс выступал быстро против этого предложения, считая, что диверсия против малозначимого города, к тому же находящегося далеко от главных целей экспедиции, испанцев о выходе корсарской эскадры, и элемент неожиданности, на что британцы столь уповали, будет потерян.

Решающий голос был за сэром Томасом Баскервилем – тот объявил, что ему нужно всего 4 часа, дабы штурмом забрать Лас-Пальмас. В следствии сделали вывод, что атаке на Канары быть.

4 октября британцы показались у острова Гран-Канария. Назначенный губернатором в апреле 1595 года дон Алонсо де Альварадо Эструбадура и Улоа смог собрать для отражения атаки всего 1500 человек, из которых лишь 300 были воинами, а остальные – милиционерами и ополченцами. Казалось, что Баскервилль прав, и у испанцев нет шансов.

Британская эскадра покидает Плимут

Но британцы кое-что потеряли из виду, в частности – самого Алонсо де Альварадо. Это был человек из когорты «металлических» солдат дона Хуана Австрийского, участник осады Триполи и битвы при Лепанто, фанат артиллерийского дела и пушечной стрельбы. Губернатор сразу же приказал выкатить на песчаный пляж, где предполагал высадку десанта, 6 дальнобойных кулеврин и укрепил дополнительно людьми форты Санта-Каталина и Санта-Анна, расположенные по берегам гавани.

Дрейк с 15 судами нападал Санта-Каталину, 7 судов Хокинса бились с Санта-Анной, в то время как 47 барж с полутора тысячами воинов направились к пляжу, собираясь десантироваться в том месте. Уже в начале сражения дал итог страно правильный пламя испанских артиллеристов – «Гарланд» утратил часть грот-мачты, взял до шести подводных пробоин и должен был отойти.

Замешательство на флагмане побудило и другие британские суда не через чур уж усердствовать в обстреле форта, в следствии чего Альворадо смог совершить манёвр собственными силами и перекинуть ещё две пушки и мушкетёров десятков и пару артиллеристов на пляж. Подходящие суда с десантом встретил плотный артиллерийский и мушкетный пламя, дон Алонсо приказал мушкетёрам выбивать в первую очередь людей в кирасах.

В следствии британцы утратили убитыми 200 человек (причём практически лейтенантов и всех сержантов), 4 транспорта и вынуждены были отойти. К 13:00 атака была отбита по всем направлениям.

На «Дифайнсе» собрался армейский совет. Баскервиль, пришедший на совет с повязкой на лбу, объявил, что за четыре часа, пожалуй, забрать он данный город не сможет. Необходимо не меньше четырёх дней. Дрейк и Хокинс сообща заключили , что они не имеют в распоряжении для того чтобы времени.

Было решено отплыть к заливу Ангинегин, находящемуся в 7 километрах от Лас-Пальмас, дабы в бурной горной речушке пополнить хотя бы запасы пресной воды. К берегу была направлена лодка с 10 моряками, но из зарослей её обстрелял патруль испанской милиции. Было убито восемь британцев, а двоих забрали в плен.

К вечеру военнопленные уже давали первые показания Альварадо, что, оценив важность информации о силах и целях экспедиции Дрейка, безотлагательно отослал письма в Вера-Крус, Сан-Кадис и Хуан.

Карта походов Дрейка-Хокинса-Баскервиля (красным) и флота Бернардино Авеланеды и Хуана Гутиерреса де Гарибая (синим)

Что касается Дрейка и Хокинса – они достигли пустынного острова Ла Гомера, где пополнили запасы питьевой воды и произвели неотложный ремонт судов. 6 октября британцы забрали курс на Вест-Индию.

Целая тёмная полоса

В первых числах Ноября экспедиция достигла островов Карибского моря. Неподалеку от Гваделупы «Гарланд» остановил рыболовный баркас, и из рассказа рыбаков британцы выяснили, что громадный торговый галеон «Нуэстра Сеньора де Бегония» с грузом колониальных товаров и серебра неспециализированной ценой на 3 миллиона песо отстаивается в бухте города Сан-Хуан, расположенного на острове Пуэрто-Рико. Испанский «золотой галеон» под руководством дона Санчо Пардо Оссорио покинул Гавану в первых числах Марта, но попал в ожесточённый шторм и чуть достиг Сан-Хуана 23 мая 1595 года, где поднялся на долгий ремонт.

Дрейк, определив о столь хорошей новости, решил – вот он, презент небес! Наконец-то! Всё-таки поход был не напрасным!

Британцы, учуяв добычу, забрали курс на Пуэрто-Рико. Но успешную атаку затормозил дон Педро Теллес де Гусман, ещё один очень колоритный персонаж. Храбрец войны во Фландрии, основательно изучивший морское дело, дон Педро, применяя опыт дюнкеркских каперов, выстроил на Гваделупе 5 стремительных манёвренных 16-пушечных судов.

Эти суда имели на двух мачтах косые паруса, а на фок-мачте – прямые. Корпус корабля был заужен (соотношение длины к ширине – 3.7:1), надстройки в корме и носу убраны, пушки (большого калибра – 12-фунтовые долгие кулеврины и 9-фунтовые полукулеврины) расположены на верхней палубе, что разрешало вести пламя кроме того при беспокойстве. В общем, благодаря высокой скорости, манёвренности и сильному оружию оказались прекрасные антирейдеры, каковые скоро навели кошмар на местных пиратов.

Гусман, определив о присутствии эскадры Дрейка и Хокинса в Карибском море, без промедления вывел все 5 собственных судов и направился на её поиски. 11 ноября он нашёл 9 британских судов и срочно нападал их. Англичане были поражены – они ранее ни при каких обстоятельствах не сталкивались с судами, каковые на любой их узел скорости давали два и были столь прекрасно вооружены.

В следствии скоротечного боя дон Педро повредил и захватил третье 35-тонный барк «Фрэнсис» (капитан Вигнол), а остальные суда британцев смогли бежать, воспользовавшись темнотой. Утраты британцев в этом артиллерийском бою составили 45 человек убитыми, 25 – военнопленными. Утрат у испанцев не было по большому счету.

Крепость Сан-Фелиппе-дель-Морро

Из допроса военнопленных Гусман определил о угрожающей Сан-Хуану опасности и безотлагательно направил суда к Пуэрто-Рико. 13 ноября испанский отряд вошёл в гавань Сан-Хуана, Дон Педро получил обязаности главнокому. В тот же час же вся команда «Нуэстра Сеньора де Бегония» была переведена на берег и кинута на усиление гарнизона.

Кроме этого Гусман отослал 500 морпехов и моряков со собственных судов для усиления обороны города. Вместе с губернатором острова доном Педро Хуаресом было решено снять все ценности с «золотого галеона» и затопить его и ещё пара ветхих судов на фарватере, прежде сняв с них все пушки. На берегу были размещены 6 замаскированных батарей, а суда дона Педро поднялись буквой «V» в глубине гавани, поджидая атаки британцев.

Дрейк подошёл к Сан-Хуану 22 ноября. Господин Фрэнсис умелым глазом сходу заметил, что испанцы готовы к обороне, и приказал судам кинуть якорь во внешней гавани, но часть капитанов не осознала приказ и небрежно приблизилась к форту Сан-Фелиппе-дель-Морро.

Гусман, видя неточность британцев, приказал не открывать пламя, создав чувство, что на крепости пока не установлены пушки, и в следствии около 15 судов кинули якорь всего лишь в 300 футах от фунтовых 18- орудий 24-и батарей (всего 38 пушек). В тот момент, в то время, когда Дрейк пригласил на собственный корабль офицеров для военного и обеда совета, испанские пушки открыли огонь.

Последствия стрельбы были страшными – первыми же залпами картечи были убиты узнаваемый корсар Николас Клиффорд, капитан «Эдвенчера» Браун. Дрейк сохранился только чудесным образом. Большое количество споров ведётся историками по поводу смерти Джона Хокинса.

В случае если британские источники показывают, что Хокинс погиб 12 ноября около Гваделупы от дизентерии, то испанские утверждают, что шканцы «Гарланда», где тяжело больной господин Джон развалился в кресле, первые два залпа орудий Сан-Фелиппе-дель-Морро.

Возможно, не столь принципиально важно, кто из них прав. Основное – в следствии обстрела британцы утратили практически все малые суда, каковые были изрешечены и затонули. Утраты составили 400 человек лишь убитыми. Дрейк пробовал отомстить за столь ужасные утраты, но «испанец в наше время отправился не тот». И все попытки высадиться были донами легко отбиты. 25 ноября британцы признали собственное поражение и убрались из вод Пуэрто-Рико.

Дон Педро загрузил сокровища на 3 миллиона песо на собственные суда и 20 декабря достиг Кадиса, где дал подробный отчёт об обороне Сан-Хуана.

По приказу Филиппа II в Лиссабоне был безотлагательно собран флот под руководством Бернардино Авеланеды и Хуана Гутиерреса де Гарибая из 8 галеонов и 15 паташей с тремя тысячами воинов чтобы «догнать, захватить, утопить либо сжечь» британских корсаров, посмевших сунуться в заповедные воды Испании.

Корсары против конкистадоров

Что же касается Дрейка, он отплыл к Панамскому перешейку. Господин Фрэнсис утратил голову – он осознавал, что возвращение в Англию без побед и без денег угрожает ему как минимум Тауэром, а как максимум – площадью Тайберн и плахой.

Дрейк решил попытаться – ни большое количество ни мало – организовать британскую колонию в испанском Мэйне (материковая часть Северной и Южной Америки, прилегающая к Карибскому морю, в частности к северным прибрежным водам Южной Америки от реки Ориноко на востоке до Панамского перешейка на западе). В каждой мало-мальски эргономичной бухте он высаживал десанты, каковые пробовали атаковать близлежащие деревни.

Но выяснялось, что обитатели их покинули, перебравшись в укреплённые города, а британцев встречали партизанские отряды, каковые из джунглей отстреливали лайми (презрительное прозвище британцев). жаркий климат и Недостаток питания позвали на судах цингу и дизентерию. Силы агличан таяли на глазах.

6 января 1596 года Дрейк прибыл в Номбре де Диос (форт на Панамском перешейке со стороны Карибского моря, на данный момент – район Панама-Сити). Город был покинут местными обитателями и пустынен. Тут британцы решили высадить десант (1000 воинов по испанским данным и 750 – по британским) под руководством Баскервиля, дабы захватить в устье реки Чагрес баркасы, форсировать выше по течению реку, совершить рейд к побережью Тихого океана и напасть на город Панаму.

Тут, на Панамском перешейке, столкнулись две армейские школы, каковые были в один момент весьма похожи и весьма не похожи — конкистадоры с корсарами. Борьбу против Дрейка возглавил один из известных фаворитов Конкисты Алонсо де Сотомайор, губернатор Чили с 1583 года и победитель британского корсара Томаса Кавендиша.

Карта Панамского перешейка в шестанадцатом веке

Сотомайор был отозван из Чили в первой половине 90-ых годов шестнадцатого века и прибыл в Вера-Крус, дабы с первым кораблём отплыть в Испанию. Но вице-король Перу, взявший известия о грядущем вояже Дрейка, попросил прославленного ветерана остаться и организовать оборону Панамы. Дон Алонсо дал согласие а также безотлагательно перекинул из Чили пара рот собственных солдат, имевших опыт битв с индейцами — арауканами.

Определив о высадке в Номбре де Диос, Сотомайор приказал выше по реке Чагрес безотлагательно выстроить деревоземляной форт Сан-Пабло, куда отрядил отряд воинов-конкистадоров из Чили под началом капитана Хуана Энрикеса. 8 января британцы Баскервиля напоролись на форт и пошли в наступление, но Энрикес организовал плотный пламя из аркебуз и арбалетов и отбил четыре штурма лайми.

Он выстроил на стенах людей в 3 шеренги (аркебузиры-арбалетчики-аркебузиры) и смог продержаться до полудня, в то время, когда к испанцам подошли на помощь 50 мушкетёров капитана Эрнандо де Лермио Агуэро. Последний, заметив, что неприятель многократно превосходит Энрикеса, приказал своим воинам как возможно больше шуметь, бить в барабаны и гудеть в трубы, дабы британцы поразмыслили, что на выручку идёт многочисленной отряд.

Дон Алонсо де Сотомайор

Громкие боевые марши смутили Баскервиля, в то время как Агуэро приказал, не выходя из джунглей, начать отстрел британцев. Испанцы, сами будучи невидимыми, методично убивали британских солдат на открытой местности, чем произвели в рядах соперника настоящую панику. Баскервиль, раненый в пузо, приказал трубить отход, последовательности британцев смешались, и тогда испанцы Энрикеса сделали набег и нападали отставших.

Утраты британцев в этом бою малоизвестны, но всего на протяжении похода к Чагрес и обратно они составили не меньше 400 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

15 января остатки отряда Баскервиля прибыли в Номбре де Диос. Воины были истощены и деморализованы. Не хватало провианта и пресной воды. В попытке добыть питьё и еду британцы атаковали крохотный городок Сантьяго-Принсипе, захватили его и устроили в том месте стоянку. На протяжении штурма англичане утратили убитыми и раненными ещё 37 человек.

На месте стоянки выяснилось гниющее болото, которому, действительно, безумно были рады: какая-никакая, но вода! Но эта гнилая вода привела к приступу тяжелейшей формы дизентерии. От неё 28 января 1596 года погиб Дрейк.

Сейчас командующим экспедицией стал Баскервиль.

На армейском совете сохранившиеся признали, что поход закончился полным провалом. Британцы утратили двух адмиралов – Хокинса и Дрейка, 15 начальников меньшего ранга, и 22 офицеров. Неспециализированные утраты от болезней и боевых действий к этому времени составили как минимум 1500 человек.

Решено было идти к острову Пинос (неподалеку от Кубы), где планировалось отремонтировать суда и забрать курс на Англию.

Тело Фрэнсиса Дрейка спускают в море. Барельеф в Тавистоке, посвящённый царствованию Елизаветы I

8 февраля англичане покинули Номбре де Диос и направились к Кубе. Пара дней спустя сильный шторм разметал суда, часть из них отнесло к Ямайке, откуда они благополучно возвратились к себе. Главная же часть флота Баскервиля подошла к острову Пинос и поднялась на ремонт и кренгование.

Именно сейчас в Вест-Индию прибыл отряд Бернардино Авеланеды и Хуана Гутиерреса де Гарибая. 7 марта испанцы нашли 2 британских корабля у Сьенфуэгоса. В последовавшей стычке британцы получили тяжёлые повреждения, но смогли уйти. Преследуя беглецов, 11 марта Авеланеда нашёл суда Баскервиля (флагман «Гарланд»), выходящие из бухты острова Пинос. Испанцы построились строем фронта и пошли в наступление. Британцы бросились наутёк.

Однако донам удалось захватить один британский галеон (300 человек экипажа) и паташ (25 человек экипажа). Испанцы утратили один корабль, что взял громадные повреждения, въехав в борт британского галеона, и по окончании боя его затопили.

Аваланеда преследовал соперника до Багамских островов. Убедившись, что британцы более не помышляют об операциях в Карибском море, испанцы возвратились к Кубе и 22 мая перехватили отставший пинас Джона Кросса «Литтл Эксчендж».

Что касается Баскервиля, 29 мая в Плимут возвратились только 8 британских судов (не считая небольших, которых погибло много, но в источниках они почему-то не упоминаются). Неспециализированные утраты погибшими погибшими составили 3000 человек. Финансовые утраты в следствии экспедиции оцениваются в 100 тысяч фунтов.

Это был провал и позор.

Испанская галера приходит в порт

Именно сейчас в Санлукар-де-Баррадера входил испанский «серебряный флот» с 20 миллионами песо на борту. Это была весьма хорошая прибавка к смертной казни Хокинса и Дрейка и разгрому британской экспедиции. колониальные войска и Испанский флот отработали как одно целое, не допустив ни одного прокола. Победа была полной и безоговорочной.

События 1595 года в Вест-Индии продемонстрировали, что кризис преодолён и что испанцы смогли отыскать противоядие от «морских ястребов» королевы Елизаветы.

Френсис Дрейк. Исторический фильм (1971)


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: