Прадедушка немецкого подводного флота

«Морские колоссы с каждым днём приближаются к собственному финишу, так же,
как и могучие броненосцы, не обращая внимания на все усовершенствования,
какие конкретно вводят в них французские и британские адмиралтейства,
и будущий век закончит начинающуюся смертельную борьбу
между этими чудовищами и скромными подводными лодками…
Мониторы, броненосцы и другие являются сейчас
лишь траурные дроги устарелого флота».
Вильгельм Бауэр

В наши дни имя Вильгельма Бауэра мало кто слышал — значительно более известен названный в его честь германский «электробот» U 2540 XXI серии, выстроенный в самом финише Второй мировой и сохранившийся в виде корабля-музея. Но когда-то имя конструктора первой германской подлодки было на слуху у европейских монархов, с некоторыми из них он общался лично. Его талант, неукротимая энергия и изобретательность ставят его в ряд самые известных изобретателей XIX века.

Чем же прославился Бауэр?

В экспозиции военно-исторического музея бундесвера в Дрездене, посвящённой истории германского военного флота, много занимательных предметов. На неспециализированном фоне макетов, флагов и якорей выделяется необычный тёмный объект, похожий на контейнер либо малогабаритный разборный дом размерами приблизительно восемь метров в длину и два в высоту. Сверху расположена маленькая надстройка, отдалённо напоминающая рубку.

Лишь подойдя ближе и прочтя табличку с описанием экспоната, возможно убедиться: это настоящая подлодка.

Именуется она «Брандтаухер» (Brandtaucher, от нем. Brand — «мина», «заряд», и Taucher — «ныряльщик»), и на сегодня это самая ветхая в мире субмарина из сохранившихся до наших дней. Как раз за ней последовали все тысячи подлодок, выстроенных в Германии, исходя из этого по аналогии со известным ботиком Петра I её смело возможно назвать «прадедушкой германского подводного флота».

Но, этим титулом возможно наделить и её конструктора Вильгельма Бауэра.

Вильгельм Бауэр и его первые опыты

Себастьян Вильгельм Валентин Бауэр (Sebastian Wilhelm Valentin Bauer) появился 23 декабря 1822 года на берегах Дуная, в южном баварском городе Диллинген-ан-дер-Донау. В молодости он выучился ремеслу токаря, но, будучи сыном воина, сам отправился по военной стезе. В звании капрала Бауэр служил в 10-й полевой батарее в Баварском запасном корпусе, в то время, когда началась датско-прусская война 1848–1850 годов за герцогства Шлезвиг и Гольштейн.

В своих мемуарах Бауэр писал, что его впечатлил ущерб, что наносил артиллерийским огнём датский флот, господствовавший в прибрежной территории. Это вынудило Бауэра задуматься: запрещено ли ударить посредством управляемого подводного аппарата, что имел возможность бы транспортировать и прикреплять к вражеским судам взрывчатку? В апреле 1848 года войска Германского альянса осадили датские упрочнения у деревни Дюппель в Шлезвиге.

В сутки штурма крепости, 13 апреля, Бауэр опять отыскал в памяти о собственной идее: Зонденбургский мост, пребывавший в руках датчан, также возможно было взорвать, применив подводный аппарат.

Прадедушка немецкого подводного флота

Себастьян Вильгельм Валентин Бауэр, 1822–1875

По окончании того как, в соответствии с Берлинскому перемирию от 10 июля 1849 года, баварские армии были выведены из почвы Шлезвиг-Гольштейн, Бауэр был должен возвратиться в Баварию. В том месте он начал строить модели подводных судов и совершил с ними опыты в Мюнхене и Ингольштадте. На основании результатов этих опытов он спроектировал собственную первую подлодку.

Прошлые наблюдения за резвящимися в море дельфинами надоумили его забрать за пример формы, созданные самой природой: обводы моделей Бауэра напоминали дельфина.

В январе 1850 года Вильгельм Бауэр покинул Баварский вспомогательный корпус и поступил в армию Шлезвиг-Гольштейна в качестве артиллерийского унтер-офицера. Появлявшись в городе Рендсбург, он сразу же ознакомил новое руководство со собственными замыслами постройки подлодки. Проект был передан Морскому министерству, которое выделило Бауэру средства на постройку действующей модели.

Приблизительные размеры модели, выстроенной Бауэром посредством ассистента-механика в Киле, были 70?18?27 см. Бауэр показал её представителям Морского министерства в Кильской гавани. Запущенная при помощи часового механизма, модель лодки погрузилась и двигалась горизонтально под водой в течение пяти мин..

Два балластных цилиндра были установлены в корпуса, но их поршни имели возможность управляться извне, дабы вынудить модель двигаться по поверхности либо погружаться. Тщательная корректировка веса разрешала изобретению Бауэра оставаться под водой неподвижным либо двигаться вперёд при помощи трёхлопастного винта, приводимого в перемещение часовым механизмом. В передней части модели была установлена надстройка с фронтальным окном, в задней части — прообраз будущей рубки.

Пробковый настил верхней палубы улучшал плавучесть и остойчивость модели. В своих мемуарах Бауэр пишет, что ему внесли предложение покинуть модель влияниям Шлезвиг-Гольштейна, но он опасался, что его идеи смогут похитить, и стёр с лица земли её при помощи топора.

«Брандтаухер» — подводная лодка, выстроенная вскладчину

10 апреля 1850 года бывший прусский генерал Карл Вильгельм фон Виллизен (Karl Wilhelm von Willisen) возглавил войска герцогств Шлезвиг и Гольштейн. По его приказу создали военно-морскую рабочую группу, которой было поручено строительство полноразмерной лодки по проекту Вильгельма Бауэра. Первоначально строительство велось в Рендсбурге на чугунолитейном заводе Карла Холлера.

Но по окончании июльского поражения в битве у Идштедта армия герцогств отошла, и фронт приблизился к Рендсбургу. Это, и неприятности транспортировки готовой лодки в Киль, вынудило Бауэра продолжать работу на чугунолитейном заводе Швеффеля и Ховальдта, расположенном конкретно в Киле.

Средства на постройку «Брандтаухера» планировали по открытой подписке за счёт необязательных взносов от гражданского населения и армии, но их выяснилось не хватает чтобы выстроить лодку в правильном соответствии с проектом Бауэра. Изобретателю было предложено исходить из той суммы, что была собрана, и Бауэру, не обращая внимания на все его протесты, было нужно поменять начальную конструкцию лодки.

Он был должен уменьшить толщину металлических пластин, которыми обшивался древесный корпус лодки, с 12 до 6 мм. Прочность шпангоутов была наполовину снижена, а расстояние между ними увеличилось. Совокупность дифферентовочных цистерн, предусмотренных начальным проектом, было нужно заменить подвижным чугунным грузом массой 500 кг, что возможно было перемещать по долгому рельсу на протяжении корпуса лодки при помощи маховичка.

Балластная вода сейчас в трюм лодки, вместо рассчетных ранее балластных цистерн. Для компенсации понижения веса, которое случилось в следствии трансформаций в конструкции лодки, на неё был установлен дополнительный балласт.

Изобретатель предотвратил участников военно-морской рабочей, что все трансформации существенно ухудшат возможности лодки, в том числе и в отношении расчётной глубины погружения, которая изначально должна была составлять около тридцати метров. Увы, ко всем этим аргументам Бауэра никто не прислушался.

Модель «Брандтаухера» в разрезе

Любопытной смотрелась двигательная установка лодки: она складывалась из двух громадных колёс, приводимых в перемещение двумя участниками экипажа, каковые по опорам-ступеням, прикреплённым к ободу колёс. Вращающий момент через зубчатую передачу передавался на гребной винт. Ясно, что запас хода для того чтобы «двигателя» был мал и напрямую зависел от состояния гребцов и физической формы.

Оружием лодки служила закреплённая на палубе лодки пороховая мина с крюками, которыми она должна была прикрепляться к килю вражеского корабля либо второму объекту. Делалось это изнутри лодки при помощи водолазных рукавиц-манипуляторов. После этого заряд дистанционно подрывался при помощи электрозапала, на что из лодки подавался ток по электрическому проводу.

Строительство подлодки было завершено 18 декабря 1850 года. Лодка имела следующие характеристики:

  • протяженность — 8,07 м;
  • ширина — 2,01 м;
  • осадка (с учётом 20-тоннного балласта) — 2,63 м;
  • водоизмещение надводное (с учётом 20-тоннного балласта) — 27,5 тонны;
  • водоизмещение подводное — 30,5 тонны;
  • экипаж — три человека.

«Брандтаухер» был доставлен с завода по рельсам и построен при помощи парохода «Бонин» на глазах у собравшейся изумлённой толпы. Вечером Бауэр совершил пробное опробование лодки на поверхности Кильского эстуария. По воспоминаниям изобретателя, датские суда, каковые осуществляли блокаду, сходу покинули эстуарий и встали на рейд за его пределами.

Ничего необычного в этом нет: сбор средств на «Брандтаухер» вёлся открыто, строительство не было засекречено, и датчане на всякий случай приняли меры безопастности.

В первых числах Января 1851 года «Брандтаухер», пришвартованный у борта парохода «Бонин», по невыясненым обстоятельствам нежданно затонул и лёг на дно на мелководье. Лодка была поднята, очищена, отремонтирована и приведена в готовность к предстоящим опробованиям.

неудачи и Успехи первой германской субмарины

1 февраля 1851 года в 9 часов утра Бауэр и двое добровольцев: кузнец Вильгельм Томсен (Wilhelm Thomsen) и плотник Фридрих Витт (Friedrich Witt) — вошли на борт «Брандтаухера» и загерметизировали люк. В замыслах конструктора было показать представителям военно-морской рабочей возможности лодки по движению и погружению под водой. Не обращая внимания на то что тогда ни у участников рабочей группы, ни у Бауэра не было никакого опыта глубинных погружений, никто не принял полностью никаких мер предосторожности.

Лодка стала медлительно уходить под воду. Два первых всплытия и кратковременных погружения прошли в полной мере удачно. После этого Бауэр решил расширить глубину погружения, в этот самый момент разразилась трагедия. По словам Бауэра, на глубине 9,4 м с обоих бортов лодки начал раздаваться скрежет и треск, по окончании чего «Брандтаухер» начал неконтролируемо уходить на дно.

Лодка легла кормой на грунт и была на глубине 16,3 м с дифферентом в 34°. Члены команды постарались переместить 500-килограммовый регулировочный груз, но эти попытки остались бесплодными.

Схема «Брандтаухера» в том виде, в котором он был выстроен

На «Брандтаухере» были два ручных насоса, с производительностью около 1,3 и 1,7 кубометра в час, но их всасывающие головки были расположены неудачно. В связи с тем, что лодка лежала с дифферентом, один насос не смог трудиться нормально, а второй не получил вовсе. Вода медлительно прибывала через разошедшиеся швы и ослабленные из-за деформации корпуса заклёпки.

Испуганные компаньоны Бауэра пробовали устранить течи и выкачать воду одним трудившимся насосом, но Бауэр осознал, что прибывающая вода может стать спасением. Он сообразил, что, в то время, когда сжатый воздушное пространство выровняет внутреннее и внешнее давление, покажется возможность открыть люк и всплыть на поверхность. Бауэр смог уговорить обоих участников собственной команды прекратить ликвидировать утечки, по причине того, что это лишь задержит их спасение и вынудит израсходовать полезный кислород.

Вместо этого он убедил их покинуть всё как имеется и постараться сохранить собственные силы.

Четыре с лишним часа трое мужчин пребывали в металлической ловушке под толщей воды. Сейчас Бауэр внезапно услышал звон цепей, раздавшийся снаружи: это по приказу военно-морской рабочей предпринимались бесплодные попытки вытащить лодку. Бауэр в полной мере оправданно испугался того, что эти действия смогут воспрепятствовать их спасению.

Он разрешил приказ вывинтить металлический прут из насоса и применять его, дабы открыть люк.

Хлынувший вовнутрь лодки поток холодной воды был призом за упрочнения. Самый сильный из всех троих спиной начал выдавливать люк, что неожиданно распахнулся, и потоком воздуха счастливчика вынесло в море. Мгновенно Бауэр схватил собственного второго компаньона, что инстинктивно предпринимал отчаянные попытки удержаться в лодки, приложив все возможные усилия дёрнул того за волосы, и они оба были выкинуты наружу оставшимися запасами воздуха.

«Брандтаухер» в Дрезденском военно-историческом музее бундесвера, фото автора

Предстоящее обрисовал в собственной книге «Люди, суда, океаны» автор Хельмут Ханке:

«Пасмурным днём 1 февраля 1851 года на стенке Кильской гавани толпились люди, каковые, несмотря на мороз, терпеливо ожидали чего-то уже пара часов, не сводя глаз с маленького участка акватории, где галсировало все это время пара флотских ботов. На ботах визжали лебёдки, гремели цепи. Ветер доносил до берега отрывистые слова команд. На этом месте на протяжении собственного пробного выхода потерпела аварию первая германская подлодка.

Бесплодные попытки спасти корабль, либо по крайней мере людей, продолжались уже семь часов… И внезапно это гнетущее напряжение разрядилось взрывом ликующих криков. Все заметили, как из ледяных свинцово-серых волн, как будто бы дельфины, выскочили друг за другом три человека, составляющие экипаж затонувшей лодки».

Так случилось первое в истории спасение команды с затонувшей подлодки. Во многих вторых подобных случаях, относящихся к XIX веку, экипажи лодок погибали.

Германские учёные в различное время пробовали проанализировать обстоятельства, по которым «Брандтаухер» был на дне. Согласно точки зрения современника Бауэра, доктора физических наук из Киля Г. Карстена (G. Karsten), лодка затонула по причине того, что силовой комплект корпуса существенно ослабили если сравнивать с изначальным проектом.

Второй германский эксперт, Ганс-Георг Бетге (Hans-Georg Bethge), вычислил, что если бы «Брандтаухер» был выстроен в соответствии с уникальной конструкции Бауэра, то это разрешило бы ему иметь рабочую глубину погружения 25–27 м. Кроме этого, согласно точки зрения Бетге, затопления лодки возможно было избежать, если бы на неё поставили уравнительную совокупность из нескольких цистерн (как изначально и планировал сам Бауэр). Не обращая внимания на отсутствие горизонтальных рулей, управление глубиной погружения было бы в полной мере вероятно путём перекачки воды в этих цистернах. Вместо них, как было упомянуто, установили 500-килограммовый балласт, ставший одной из обстоятельств аварии.

Скитания по Европе — от Лондона до Петербурга

В апреле 1851 года Вильгельм Бауэр возвратился в Мюнхен. В том месте он выстроил очередную модель подлодки, но уже по усовершенствованному проекту. Бауэр демонстрировал её всем, кто проявлял интерес, среди них и европейским монархам: королю Баварии Максимилиану II и императору Австро-Венгрии Францу-Иосифу.

Увы, до финансирования проекта дело так и не дошло.

Вид на «Брандтаухер» в музейном зале позади. Заметна уникальная конструкция гребного винта, руль и его цепные тяги

Тогда Бауэр обратил собственный взгляд на Англию, где наконец-то отыскал помощь у принца Альберта и добился финпомощи с целью проведения предстоящих опытов. В ноябре 1853 года принц внес предложение Бауэру выстроить лодку для Англии, и Бауэр выбрал для этого английскую верфь «Скотт Рассел и Ко». Соглашение предусматривал завершение строительства лодки в марте 1854 года, но работа шла весьма медлительно.

К тому же Бауэр понял, что договор был денежно невыгоден для него, и был должен покинуть Англию, фактически ничего не взяв за работу. Хозяин верфи Джон Скотт Рассел закончил постройку лодки без участия Бауэра, но она утонула вместе с экипажем на протяжении первого же опробования.

Тем временем началась Крымская война, и идеи Бауэра привели к интересу у русского царского двора. Князь Константин пригласил изобретателя в Петербург, где тот взял возможность выстроить собственную подлодку на машиностроительном заводе, принадлежавшем герцогу Лейхтенбергскому. Субмарина была выстроена 1 ноября 1855 года.

Она получила от Бауэра имя «Зеетойфель» (Seeteufel — нем. «морской сатана») и в этом случае всецело соответствовала первоначальной конструкции и проектным чертежам Бауэра — в отличие от «Брандтаухера» и его британского собрата.

Всего было совершено 134 погружения «Зеетойфеля»: лодка двигалась вперёд и назад, поворачивала, всплывала, после этого опять погружалась. На протяжении 134-го погружения «Зеетойфель» должен был пройти под судном, поставленным на мелководье, да ещё с обилием водорослей на дне. При попытке пройти под судном лодка зарылась носом в песок, а винт запутался в обрывках и водорослях сетей.

Бауэр выкачал из цистерн воду, скинул упавший на дно чугунный балласт, и носовая часть «Зеетойфеля» поднялась на поверхность.

Уникальная подпись к данной картине убеждает зрителя, что перед ним «Брандтаухер», но размеры изображённой лодки подходят скорее для «Зеетойфеля», точных изображений которого не сохранилось. Да и сюжет рисунка сходится с описанием одного из погружений: во время опробований «Зеетойфель» был привлечён для придания пышности коронации Александра II. На борт взошли четверо музыкантов с инструментами, лодка погрузилась, и экипаж под сопровождение маленького оркестра выполнил гимн «Боже, царя храни!», звуки которого слышались на поверхности воды. Это сильно поразило присутствующих

Существует две версии того, что случилось дальше. В соответствии с первой из них, лейтенант русского флота H. A. Федорович заметил, что шнобель лодки встал, ринулся к люку, открыл его и выскочил наружу. Через люк в лодку хлынула вода, и экипаж по приказу Бауэра скоро покинул «Зеетойфель».

В соответствии с второй версии, первым из лодки выбрался сам Бауэр. В официальном русском отчёте фигурирует этот вариант событий, что неудивительно: одним из составителей отчёта был лейтенант Федорович.

Как бы то ни было, «Зеетойфель» был на дне. В будущем он был поднят, но не восстанавливался. По результатам опробований рабочая группа пришла к выводу, что подлодка Бауэра не удовлетворяет условиям, записанным в договоре, в следствии чего Бауэр не взял тех денег, на каковые рассчитывал.

По окончании продолжительных тяжб и безуспешных переговоров Бауэр лишился работы с российской морской работы и во второй половине 50-ых годов девятнадцатого века возвратился в Мюнхен.

Последние изобретения Бауэра

В последующие годы Бауэр, не бросая занятия по проектированию подводных лодок, трудился над проектом водолазного колокола, разрабатывал методы поднятия затонувших судов, конструировал газовый двигатель для подводных лодок и подводные пушки для них же. Он так же, как и прежде путешествовал по Европе, пробуя отыскать финансирование.

В Триесте он показал собственную камеру для погружений и изобретённый им метод поднятия затонувших судов при помощи устройства, которому дал наименование «верблюд». Тут ему наконец улыбнулась успех: в марте 1861 года «верблюд» отыскал использование на практике и употреблялся для поднятия со дна Боденского озера почтового парохода «Людвиг» (Ludwig).

Вильгельм Бауэр на протяжении работ по подъёму парохода «Людвиг» на Боденском озере, 1863 год

Начавшаяся в первой половине 60-ых годов девятнадцатого века германо-датская война, казалось, давала слово Бауэру громадные шансы на реализацию подводных других изобретений и проектов. Он наконец-то поступил на прусскую работу и в маленьком городе Артхусберге рядом от Штеттина начал работу над собственным последним проектом подлодки — «Кюстенбрандер» (Kustenbrander; от нем. Kusten — «побережье» и Brand — «пожар»).

Самым занимательным в проекте данной лодки была мысль единого двигателя конструкции Бауэра для надводного и подводного хода. Она была воплощена в судьбу на совсем другом техническом уровне спустя многие десятилетия в проектах подводных лодок другого германского конструктора, доктора Гельмута Вальтера. Но «Кюстенбрандер» Бауэра так и не был выстроен.

В течение последующих лет Бауэр трудился над созданием двигательных установок для подводных лодок, и над многими вторыми проектами. К этому времени здоровье неспокойного изобретателя, ни при каких обстоятельствах о нём не заботившегося, было подорвано: артрит и нервный кризис приковали его к постели и инвалидному креслу. 20 июня 1875 года Вильгельм Бауэр умер в Мюнхене.

Картина из германского издания изображает барокамеру конструкции Бауэра: слева — в транспортировочном положении, справа — за работой

Нет сомнений, что многие идеи Бауэра на большом растоянии опередили собственное время. Его интересы не исчерпывались проектированием подводных механизмов и лодок для водолазных работ — он конструировал ледоколы, дирижабли и другое. Разработки Бауэра были так неординарны для собственного времени, что нашлось через чур мало желающих оказать ему помощь.

без сомнений, возьми он большее финансирование, многие его идеи могли быть реализованы.

Вторая жизнь «Брандтаухера»

Из всех детищ Бауэра самая интересная будущее ожидала его первенца — «Брандтаухер». Затонувшая лодка была формально принята военно-морским комитетом 15 февраля 1851 года, по окончании чего было сделано пара бесплодных попыток поднять её. Датчане, скоро вернувшие под собственную власть Шлезвиг и Гольштейн, кроме этого предпринимали попытки добраться до лодки в 1855 и 1856 годах.

Затем о «Брандтаухере» все совсем забыли, а во второй половине 60-ых годов XIX века Киль совсем перешёл под юрисдикцию Пруссии. «Брандтаухер» оставался под водой до 1887 года, пока не был обнаружен совсем случайно: в том месте, где он лежал, начались работы по углублению дна. Лодка была поднята на поверхность 5 июля 1887 года, через 36 по окончании её смерти, и через 12 лет по окончании смерти Бауэра. Она была вся забита грязью и очень сильно повреждена.

Вдова изобретателя Софи Бауэр обратилась в отыскивании помощи к баварскому принцу-регенту, и тот попросил германского императора показать «благосклонность» к находке. По окончании того как «Брандтаухер» провалялся пара лет на верфи, а после этого в саду военно-морской академии, он по приказанию императора Вильгельма II наконец-то был передан в Берлинский музей океанографии. В том месте лодка пробыла до окончания Второй мировой.

В 1950-е годы правительство ФРГ предложило передать её Восточной Германии, но начальники ГДР отказались. С 1963 по 1965 годы «Брандтаухер» проходил реконструкцию на верфи «Нептун» в Ростоке. Работы проводились под управлением уже упомянутого Ганса-Георга Бетге, что произвёл правильные другие размеров расчёты и измерения лодки.

Принятая в состав кригсмарине в апреле 1945 года, по окончании войны лодка U 2540 была включёна в состав ВМС ФРГ. В первой половине 60-ых годов двадцатого века она взяла имя «Вильгельм Бауэр». Это единственный «электробот», сохранившийся до наших дней

21 августа 1965 года первая германская подлодка стала экспонатом Потсдамского военно-исторического музея. Позднее часть экспонатов, среди них и «Брандтаухер», были перемещены в Дрезден, в музей Народной Армии ГДР (сейчас — Военный музей бундесвера), где «прадедушка германского подводного флота» и по сей день доступен для осмотра всем желающим.

Создатель благодарит Дмитрия Пескина и Евгения Скибинского за помощь в работе над статьёй.

Литература:

  1. Балабин В. В. Подводные лодки зарубежных проектов в отечественном флоте — М.: «Наука», 2008.
  2. Нарусбаев А. А. Трагедии в морских глубинах. — Л.: «Судостроение», 1989.
  3. Стволинский Ю. М. Конструкторы подводных судов — Л.: Лениздат, 1984.
  4. Ханке Х. Люди, суда, океаны — М.: «Судостроение», 1976.
  5. Burgoyne, Alan Hughes. Submarine navigation past and present — G. Richards, London, 1903.
  6. Hofmann Friedrich. Wilhelm Bauer’s unterseeische Fahrten — Die Gartenlaube, 1863.
  7. SPUMS Journal, Volume 29, No.2, June 1999.

Серые волки. Подводные лодки 3-го Рейха в бою


Темы которые будут Вам интересны: