Прибытие поезда: теперь уже виртуального

Прибытие поезда: теперь уже виртуального
    Усатый Кондуктор, бог и царь Полярного экспресса, был самым колоритным персонажем фильма
    Главные киногерои — четверо детей
    Детей играются взрослые актеры в костюмах Motion Capture
    Тому Хэнксу понравилось сниматься в необыкновенных событиях.
    В «Полярном экспрессе» ему досталось сходу пять ролей

«Полярный экспресс» — это экранизация популярной в Америке детской книги Криса Ван Оллсбурга о мальчике, что в отыскивании Рождества отправляется на Северный полюс. Актер Том Хэнкс, систематично просматривающий эту книгу на ночь своим детям, пара лет назад приобрел на нее права и убедил делового партнёра и давнего друга Роберта Земекиса взяться за экранизацию.

Том Хэнкс: един в пяти лицах

Режиссер Роберт Земекис постоянно увлекался техническими новшествами. 1988 году он совместил рисованную анимацию с живыми актерами в фильме «Кто подставил зайца Роджера». В 1992-м он применял цифровые эффекты в картине «Смерть ей к лицу», и вдобавок через несколько лет поместил Тома Хэнкса в архивные телевизионные съемки для «Форреста Гампа».

Земекис и Хэнкс сходу заключили , что воздух книги Ван Оллсбурга требует особенного подхода, и привычные кинематографические средства тут не годятся. «Нам было нужно бы обойти всю землю в отыскивании очень способного ребенка-актера, что имел возможность бы вынести на себе целый фильм, а позже не давать ему расти, по причине того, что съемки были бы весьма продолжительными». Против простой анимации Ван Оллсбург быстро возражал, и тогда режиссер внес предложение создать стилизованную действительность, либо, как он говорит, «движущиеся картины». С играющими детей и цифровыми декорациями взрослыми актерами в костюмах для motion capture.

В 2001 году съемочная несколько взяла миллион долларов в качестве тестового бюджета от студии Warner Bros. Этих денег хватило на то, дабы снять маленький эпизод с прибытием Полярного экспресса к дому мальчика. На продюсеров это произвело чувство, и они дали разрешение на целый проект.

Том Хэнкс взял в фильме сходу пять ролей. Он играется главного храбреца, 8-летнего мальчика, и его отца, Санта-Клауса, загадочного Кондуктора и бродягу. Усатый Кондуктор, бог и царь Полярного экспресса и обладатель часов с двумя секторами — «Опаздываем» и «Еще не опаздываем», был самым колоритным персонажем картины.

Как нельзя снимать кино

Для начала создатели фильма постарались применить классический подход к motion capture — технологии, самый ярко использованной в «Властелине» и «Матрице колец». Тому Хэнксу было нужно играться собственные сцены два раза: один раз — с сенсорами, каковые были укреплены на теле и записывали все его перемещения, и второй — сидя в кресле, с комплектом сенсоров, наклеенных на лицо. «Так нельзя снимать кино», — решительно заявил Земекис. Он настоял на том, дабы перемещения и мимика записывались в один момент.

Помимо этого, режиссер желал повысить колличество актеров на съемочной площадке.

«Главные киногерои — это четверо детей, и им приходится большое количество взаимодействовать между собой, — растолковывает Джером Чен, несущий ответственность за эффекты в картине. — Ненужно проводить motion capture для каждого из них раздельно».

Количество записываемых данных, так, принимал угрожающие размеры. Пара студий, к каким Земекис обратился с просьбой о помощи в реализации собственных планов, высказались о проекте скептически и сотрудничать отказались.

Всевидящее око

Специально для «Полярного экспресса» Сони Pictures ImageWorks и компания Vicon создали совокупность перевода актерской игры в компьютерные эти называющиеся ImageMotion. Эта совокупность разрешает как следует записывать и перерабатывать эти, полученные от нескольких актеров в один момент, причем фиксируются как перемещения, так и мимика.

Свидетели, замечавшие Тома Хэнкса на съемочной площадке, говорили, что он похож на храбреца сериала «Восставший из ада» — все лицо актера было усеяно сенсорами. 152 маленьких пластиковых кружочка, покрытых веществом, отражающим инфракрасный свет, наклеивались на главные лицевые мускулы.

Том Хэнкс говорит, что актерской игре это нисколько не мешало. «Я забыл про эти маркеры через 15 секунд», — говорит он; ничто если сравнивать с килограммами грима, каковые в других фильмах приходится наносить ежедневно. Еще 48 сенсоров были прикреплены на одежду — тёмный облегающий костюм из лайкры.

В таком же виде играли свои роли и другие актеры. Съемки происходили в квадрате площадью 10 на 10 футов. По периметру были установлены 72 цифровые камеры. Около объектива каждой камеры возможно было заметить сияющее оранжевое кольцо — это и были инфракрасные лучи.

Они попадали на сенсоры, отражение возвращалось обратно в камеру, и так фиксировалось положение маркера в тот либо другой момент.

«Секрет motion capture содержится в зоне охвата, — растолковывает Джером Чен. — Необходимо иметь достаточное количество камер. Любая из них видит лишь маленькое и ограниченное пространство, но совместно они функционируют как всевидящий глаз». Всевидящая виртуальная камера, так, имела возможность полного обзора на 360 градусов, что разрешило показывать храбрецов фильма с любого ракурса.

Благодаря мелким размерам площадки эти не смешивались. В случае если нужно было снять эпизод, в котором актер переходит из вагона в вагон, его снимали сперва в декорациях первого вагона, после этого останавливали съемки, разбирали декорации, ставили декорации второго вагона и начинали все В первую очередь. Дабы не мешать прохождению инфракрасных лучей, все декорации были выстроены из небольшой проволочной сетки.

Подберите щеки с пола

Полученные на протяжении motion capture точки складывались в цифровой контур персонажа, что возможно было нарядить в любой костюм и поместить в каждые декорации. Кроме того без обработки возможно было определить жесты и ухмылку Тома Хэнкса. А вдруг какой-нибудь из небольших сенсоров отваливался, в компьютере возможно было заметить, как щека либо бровь Санта-Клауса внезапно быстро вытягивалась до пола.

Аниматоры исправляли подобные недочеты и обрабатывали полученные эти. Тому Хэнксу в виде Кондуктора они нарисовали толстенные пальцы. А все вследствие того что материала было мало: на любой палец возможно было налепить лишь один сенсор, в противном случае потоки разрешённых начинали пересекаться.

Том Хэнкс отнесся к этому с юмором, отыскав в памяти ветхую актерскую теорию, что камера прибавляет 15 фунтов.

Компьютерные разработки с легкостью перевоплотили взрослых актеров в детей. Всех, не считая Тома Хэнкса: мелкий пассажир Полярного экспресса был нарисован на компьютере на базе детских фотографий актера, и уже позже к нему были применены эти, полученные в следствии motion capture. Как ни старался режиссер перевоплотить голос Хэнкса в детский, это ему не удалось, и в следствии мальчика озвучивал юный актер Дэрил Сабара («Дети шпионов»).

Оказавшихся цифровых персонажей помещали в виртуальные декорации. Многие из них были сконструированы на основании картинок Ван Оллсберга. В отыскивании воодушевления живописец-постановщик Рик Картер кроме того посетил дома, в которых совершили детство Оллсберг и режиссер фильма.

Декорации сперва строили из пенопласта, а позже конструировали трехмерную модель в компьютере.

Для передачи снега, дыма и воды на ImageWorks создали программу «Splat». Создание одного кадра в ней занимало 20 секунд, что, по словам Джерома Чена, громадный прогресс если сравнивать с прошлыми программами, в которых это продолжалось от 6 до 20 часов. «У нас были много кадров с применением дыма», — растолковывает Чен.

Режиссерское счастье

Новая разработка разрешила Роберту Земекису поделить две составляющие съемок, каковые до сих пор были неразрывно связаны: работу оператора и игру актёров. Режиссер имел возможность нормально заниматься актерами, а позже, послав их на заслуженные каникулы, думать о том, какие конкретно ракурсы ему хочется видеть в собственном фильме. Операторы Дон Берджесс и Роберт Пресли разрабатывали хореографию перемещений для виртуальной камеры, растолковывая заодно компьютерным аниматорам разработку работы с камерой «живой».

Возможности виртуальной камеры бесконечны. В любую секунду возможно поменять угол зрения, освещение и ракурс. Возможно совершить зрителя через замочную скважину, через окно а также через водопад.

Как согласился Роберт Земекис, ему потребовалось некое время, дабы понять, что в новой действительности вероятно все. «К примеру, я думаю: вот прекрасно бы, дабы поезд сошел с рельсов и заскользил по замерзшему озеру И осознаю, что могу вписать это в сценарий и осуществить!» «В то время, когда я думаю, как тяжело снимать двухмерное кино, я осознаю, что оно того не следует, — додаёт режиссер. — Для чего мучиться?»

Актерское счастье

Тому Хэнксу понравилось сниматься в этих необыкновенных событиях. «Ощущения были такие, как будто бы я в колледже и в первый раз почувствовал, что такое быть актером», — говорит он. Сцены с участием собственных пяти персонажей Хэнкс сыграл всего за 38 дней. Ни продолжительного грима, ни подбора костюмов, ни ожидания, пока выставят верный свет. «Это такая же сконцентрированная работа, как на репетициях в театре.

Тут не каждый ракурс трудится, но любой ракурс имеет значение».

И только отсутствие костюмов огорчало двукратного оскаровского лауреата, что уверен в том, что без них тяжелее войти в образ персонажа. Дабы хоть как-то компенсировать это событие, Хэнкс носил различные ботинки для каждого из храбрецов.

«Полярный экспресс» вынудил многих в очередной раз задуматься о будущем актерской профессии. Том Хэнкс в этом смысле — оптимист. С его точки зрения, разработка motion capture сделает жизнь актеров легче и занимательнее. «Любой сможет сыграть любую роль, — рассуждает он. — Рост не имеет значения, цвет кожи не имеет значения, цвет волос не имеет значения.

А также пол не ответствен! В случае если Мэрил Стрип захочет сыграть Авраама Линкольна либо Чингисхана, она сможет это сделать!»

Рождественская сказка либо ужастик?

Мнения экспертов по поводу «Полярного экспресса» разошлись. К примеру, создатель эффектов фильма «Матрица» Джон Гаэта вычисляет данный фильм выдающимся достижением. А газета Variety назвала его «амбициозной неточностью, визуально впечатляющей, но эмоционально холодной».

Самыми неубедительными показались зрителям глаза и рты храбрецов — на эти места нереально было налепить сенсоры, исходя из этого было нужно прибегнуть к покадровой анимации. Критики писали, что безымянные дети «с мертвыми глазами» были бы уместнее в фильме кошмаров, а не в рождественской сказке.

Однако совокупность ImageMo-tion будет задействована в ряде следующих голливудских проектов. Так, Роберт Земекис продюсирует триллер «Дом монстров» с участием таких звезд, как Стив Бушеми и Мэгги Гилленхаал, а режиссер Джил Кенан снимает картину по разработке, в первый раз опробованной в «Полярном экспрессе».

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№27, январь 2005).

Прибытие поезда и рельсы в снегу


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: