Рейд на рио: блестящий успех с сомнительными итогами

Летом 1711 года к берегам Бразилии отправилась французская эскадра под руководством корсара Дюгэ-Труэна. На протяжении сотрясавшей Европу уже в течении десяти лет войны за Испанское наследство французские корсары, отчаявшиеся расстроить морские коммуникации Англии, решили ударить по её близкому союзнику – Португалии. 11 сентября успешной атакой на португальские боевые суда, часть из которых французы вынудили выброситься на берег, началась осада ворот португальской части Южной Америки – Рио-де Жанейро.

Стремительный натиск

13 сентября 1711 года Дюгэ-Труэн приказал шевалье де Бовэ загрузить солидную часть армий на фрегаты «Амазон», «Эгль», «Астрэ» и «Конкорд» и захватить четыре португальских торговых судна, увиденные около места предполагаемой высадки. Испытывая сильную дефицит в питьевой воде, корсары были заинтересованы в том, дабы как возможно стремительнее захватить Рио-де-Жанейро.

Утром 14 сентября, по окончании трёхдневной бомбардировки, на берег высадились 2200 французских солдат и около 800 моряков. Дюгэ-Труэн решил атаковать город с суши – через упрочнения монастыря бенедиктинцев. Руководить авангардом корсар поставил де Гойона, арьергардом – де Курсерака, центр покинул под своим руководством, выделив отдельный отряд в 100 человек под началом де Бовэ.

У подножия горы французы разместили полевую батарею из четырёх малых мортир и двадцати корабельных орудий. Чтобы корабельные пушки имели возможность стрелять с громадным возвышением, Дюгэ-Труэн воспользовался изобретением де Бовэ, которое воображало собой подобие сундука с ступеньками и прорезями, на каковые подкладывались древесные плошки.

Рейд на рио: блестящий успех с сомнительными итогами

Атака французами португальской эскадры

При помощи артиллерии Гойон и Курсерак захватили господствующие над монастырём высоты. Затем совместной атакой монастырь бенедиктинцев был забран. Особенно помог французам весьма правильный огонь артиллерии с судов.

Войска Дюгэ-Труэна близко подошли к городу.

Губернатор Рио-де-Жанейро Антонио де Альбукерке был ошарашен: он не ожидал от корсаров таковой прыти. Прошло всего 4 дня, а французы уже захватили все предмостные упрочнения и готовятся штурмовать город! Утраты у португальцев были малы (на 15 сентября – около 120 человек убитыми, и 200 – попавшими в плен), но дух их серьёзно пошатнулся.

Город уже обстреливался с трёх сторон: с судов, с батарей острова Чеврес и с высот монастыря бенедиктинцев. Португальцы пробовали контратаковать, совершив отряд в 150 человек через болото и лес, расположенные у подножия епископского замка, но были отброшены контратакой отряда и картечным огнём мессира де Бовэ.

16 сентября Дюгэ-Труэн высадил десант на полуострове. Два из трёх португальских судов, выбросившихся на мель пятью днями ранее, французы подожгли калёными ядрами и стёрли с лица земли. Наоборот форта Санта-Круз была установлена батарея из 10 орудий.

Ночью португальцы постарались контратаковать, но добились только уничтожения некоторых складов сахарного тростника, ядер и пороха, а помимо этого, подожгли собственные оставшиеся суда, чтобы те не достались французам.

17 сентября в следствии авантюры нормандца дю Букажа корсары смогли высвободить четырёх матросов из отряда дю Клерка. От них они определили большое количество нового об обороне города.

Развязка

Тем временем португальцы, наверное, решили всерьёз взяться за агрессивных инопланетян. С подножия горы защитники города разрешили войти отару овец, наряду с этим в лесу укрылось 50 их самых лучших стрелков. Французский сержант и два матроса, побежавшие к скоту, были хладнокровно перестреляны.

Португальцы неожиданно атаковали пост господина де Лиеста, что понёс тяжелые потери (около 30 человек было убито, а 20 — ранено), но устоял. На помощь де Лиесту подошли отряды де Гойона и Дюгэ-Труэна. 200 гренадёров напали на португальцев с тыла, и все они были перебиты.

Вечером защитники Рио постарались отыграться. Из города вышел фактически целый человек – 900 милиции и 600 гарнизон солдат, каковые атаковали отряд из 1000 французов под руководством де Гойона. Корсары укрылись за ретраншементами и рогатками, организовав прицельный ружейный пламя.

В следствии португальцы понесли огромные утраты и, не дойдя до французских окопов, обратились в бегство. На поле осталось лежать 800 защитников города.

19 сентября на острове Червес было установлено ещё 5 пушек и 20 мортир калибром 24 фунта. Дюгэ-Труэн приказал новой батарее стрелять в стенки форта Виганьон и постараться пробить брешь. В один момент корсар предпринял попытку дипломатическим путём решить проблему: он отослал де Альбукерке письмо, в котором предлагал почётную сдачу, угрожая в другом случае стереть с лица земли город «в прах и пух».

Губернатор ответил, что без приказа короля он не имеет права сдать город, а на упрёки в нехорошем отношении к захваченным в плен корсарам дю Клерка отвечал, что лишь недочёт хлеба в самом городе создал трудности в их содержании. Де Альбукерке обращал внимание Дюгэ-Труэна на то, что он не приказал расстрелять этих «600 пленных пиратов, не смотря на то, что они приплыли так на большом растоянии лишь только из склонности к убийству и грабежу».

Корсар начал готовиться к решающему штурму. «Марс» и «Бриллиант» подошли к форту Сан-Жуан и открыли ураганный огонь по укреплениям португальцев. Ночью ядро, выпущенное самим Дюгэ-Труэном из пушки, расположенной на «Алмазе», послужило знаком штурма. Его отряд начал атаку со стороны ворот Консепсьон, Гойон со собственными воинами в один момент выдвинулся от монастыря бенедиктинцев.

С моря корсаров поддерживали 5 линкоров, обрушивших град ядер на укрепления города.

Шевалье де Курсерак отправился в лобовую атаку на монастырь иезуитов и в отчаянной схватке захватил его. Сразу же в бойницах были развернуты лёгкие пушки, каковые начали обстрел укреплений города с суши. Отряды Гойона и Дюгэ-Труэна ворвались в город фактически в один момент. реквизиций и Попытки мародёрств были сурово пресечены руководством французов.

К примеру, 10 человек был казнены на месте лишь за то, что покинули колонну и постарались ворваться в богато украшенную церковь.

Карта бухты Рио-де-Жанейро, составленная собственноручно Дюгэ-Труэном

Защитники в полнейшем беспорядке отошли в форты Санта-Крус, Сан-Жуан и Виганьон. Французы заложили мины под стенки бастионов и взрывом обрушили одну из секций. 23 сентября на упрочнениях португальцев взвился белый флаг.

В один момент крепости заволокло дымом – португальцы сжигали склады и магазины.

Громадная добыча

Антонио де Альбукерке и Дюгэ-Труэн определяли сумму выкупа. Для устрашения корсар отправил в предместья три отряда, каковые разграбили и сожгли частные дома. Корсар наложил на губернатора выкуп – 600 000 крузейро, каковые были подготовлены для отправки в Португалию.

На торговцев была наложена дань по 1000 крузейро с каждого.

11 октября, в то время, когда погрузка сокровищ на суда была в самом разгаре, под Рио-де-Жанейро показался португальский отряд в составе трёх полков ландмилиции (причём добрая половина воинов в их составе была конными) и 6000 вооружённых негров. Но эти силы поднялись лагерем перед городом и не делали никаких попыток штурма.

Тем временем корсары загрузили на транспорты все запасы сахара и около 600 бочонков рома. Пара повреждённых судов Дюгэ-Труэн реализовал португальцам, причём вынудил заплатить за них, как за новые.

Были полностью ограблены все церкви и монастыри, французы вывезли всё столовое серебро, церковную утварь, из икон были вынуты драгоценные камни. В трюмы судов загрузили и «живой» товар – около 3000 негров, употреблявшихся на плантациях рядом с Рио. Из колоний были высвобождены 4 французских солдат и 500 офицера, попавших в плен вместе с дю Клерком.

В случае если делать выводы согласно этим данным, видно, что португальцы не устроили никакой расправы с пленными, и обращение с ними вряд ли возможно было назвать «безжалостным».

13 октября французская эскадра вышла из города. Предприятие увенчалось идеальнейшим успехом. Единственное, что тревожило Дюгэ-Труэна – это малые запасы продовольствия.

К сожалению, в Рио продуктовые склады были безлюдными, а часть их португальцы успели сжечь.

Чтобы как-то решить эту проблему, фрегат «Эгль» и пара захваченных португальских транспортов с грузом сахара отправились во Францию через Карибское море с целью пополнить запасы провизии на Мартинике. 20 декабря экспедиция пересекла экватор, а 29 января 1712 года суда были уже в районе Азорских островов. Переход не был несложным: на протяжении сильного шторма погиб 74-пушечный «Ли», один из лучших судов в эскадре.

Буря раскидала корсаров по безбрежному океану.

6 февраля на рейд Бреста вошли «Алмаз», «Беллон», «Аргонот», «Амазон» и «Астрэ». Через два дня показались потерявшиеся «Ашиль» и «Глорье». «Марс» отнесло к югу и, совершив заход в Ла Корунью для неотложного ремонта, он в последних числах Февраля показался на рейде Порт-Луи. «Эгль», кроме этого попавший в громадный шторм, сумел-таки доползти до Кайены, где его пушки и товары были перегружены на одно из транспортных судов, а сам фрегат разрешили войти на слом.

«Маньяэм» и «Фидель» пропали бесследно, а с ними 1200 матросов и большое количество хороших офицеров, среди которых стоит раздельно выделить храбреца штурма Рио шевалье де Курсерака. На этих двух судах было загружено 600 тысяч ливров в золотой и серебряной монете, и 500 коробок сахара.

Французы покидают Рио

Однако, рейд увенчался потрясающим успехом: 6139 солдат и матросов на 17 судах с 738 орудиями захватили очень сильно укреплённый город с гарнизоном из полутора тысяч воинов и трёх тысяч людей милиции. Утраты португальцев составили 2000 человек убитыми, утраты французов – 340 воинов и матросов, не считая погибших при переходе на «Ли», «Маньяэм» и «Фидэль».

Финансовый вопрос

Если бы в этом деле не фигурировала финансовая составляющая, возможно было бы закончить рассказ о захвате Рио-де-Жанейро и рассыпаться в похвалах армейским талантам Рене Дюгэ-Труэна. Но, потому, что эта экспедиция была в равной степени как военной, так и коммерческой, от вопроса о деньгах некуда не убежать.

По соглашению с пайщиками (в число которых входил и король) инвесторы оплачивали корсару утрату судов из собственного кармана. Потому, что потерянные линейные корабли принадлежали Французскому королевству (сиречь — королю), то утрату этих судов оплачивать должен был он.

В случае если негоцианты из Сен-Мало, Шербура и Бреста взяли по 92 процента прибыли на инвестированные (а общая сумма призов оценивалась в 4 миллиона фунтов серебром), то королю из этих денег были отчислены жалкие 300 тысяч ливров. Наряду с этим кроме того любой матрос, участвовавший в экспедиции, взял по 100 пиастров (около 1300 ливров).

Так, неслыханные достатки, обещанные Дюгэ-Труэном Людовику, были мифом. Спас удачливого корсара морской министр Франции мсье Жером Поншантрэн. Дело в том, что семейство Поншантрэнов было инициатором перехода флота Франции к крейсерской войне.

Потому, что в водах Ла-Манша каперы собственную битву проиграли, министру как воздушное пространство нужна была какая-либо победа корсарских эскадр. Дюгэ-Труэн, забрав Рио-де-Жанейро, укрепил позиции Поншантрэна при дворе, и морскому министру было жизненно нужно возвести корсара в ранг храбреца нации.

Приём в Версале

В апреле Людовик принял Рене Дюгэ-Труэна в Версале. Поншантрэн представил авантюриста в самом удачном свете, и Луи, столь же честолюбивый, сколь и жадный, был восхищён удачами французов в таком страшном предприятии. Дюгэ-Труэну был пожалован пожизненный пенсион в 2000 ливров, а в 1715 году он взял звание адмирала корсаров Сен-Мало.

Заключение

Рейд Дюгэ-Труэна на Рио относится к разряду немыслимых подвигов, невыполнимых заданий. Нападать сильнейшую морскую крепость, вооружённую более чем тремястами большими орудиями, имеющую флот и сильный гарнизон из трёх линкоров и четырёх фрегатов – «на сие вправду токмо французы способны»! Тем более страно, что Дюгэ-Труэн решил эту невыполнимую задачу, с уверенностью нападал и всего за 12 дней забрал твердыню португальской Бразилии.

Напомню, что британцы лишь хитростью смогли забрать существенно хуже защищённый Гибралтар, испанский гарнизон в Порт-Магоне сдался без боя, а Барселона и Кадис, готовые к обороне, прочно дали по зубам «владыкам морей». Возможно смело утверждать, что французы имели целую плеяду хороших адмиралов и генералов, могущих проводить десантные операции кроме того на огромном удалении от Метрополии.

Но в случае если сказать о политическом нюансе данного предприятия, то ничего хорошего сообщить об авантюре Дюгэ-Труэна не окажется. Взятие Рио вдрызг рассорило Португалию с Францией. На мирном конгрессе в Утрехте, собранном в 1712 году, Португалия была одной из самых непримиримых сторон, требуя от Франции территориальных уступок для собственных союзников и солидных финансовых контрибуций.

Лишь вмешательство Англии, склонной к миру, смогло утихомирить претензии Португалии.

Литература:

  • Мэхэн А. Т. «Влияние морской силы на историю 1660–1783» — СПб.: Terra Fantastica, 2002 г.
  • Коломб Ф. «Морская война» — М.: АСТ, Terra Fantastica, 2003 г.
  • Штенцель А. «История войн на море» — М.: Изографус, ЭКСМО-Пресс, 2002 г.
  • Танстолл Б. «Морская война в век паруса. 1650–1815. Сражения великих адмиралов» — М.: Эксмо, 2005 г.
  • Rene Duguay-Trouin «Memoires» — Paris 1740.
  • Richer «Vie de Rene Du Guay-Trouin», — Paris 1784.
  • De J. Lefort «History of Duguay-Trouin» – Paris, Saints-Peres, 1880.

Part 1 — History of Julius Caesar Audiobook by Jacob Abbott (Chs 1-6)


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: