Сказки роботов: жил дабыл терминатор

Сказки роботов: жил дабыл терминатор
    Мастера эффектов старались сделать так, дабы их творения были неотличимы от настоящих элементов конструкции Терминатора, но имели возможность вольно двигаться вместе с лицом
    Мнимый мир, в котором происходит воздействие T3, сначала был коллекцией набросков
    После этого их перевоплотили в цифровые образы, каковые представляются в полной мере правдоподобным миром будущего

Без компьютеров, само собой разумеется, не обошлось. Но цифровые разработки студии Industrial LightMagic (ILM) дополнялись практическими эффектами и «искусным гримом» от Стэна Уинстона, легендарного голливудского мастера, что взял два «Вручения Оскара» за работу над вторым «Терминатором». «Я, как зритель, устал от цифровых эффектов, — растолковывает Мостоу, — так что я отправился в ILM и сообщил — ок, давайте договоримся: будем трудиться целыми сутками, но добьемся, дабы отечественные кадры смотрелись предельно реалистично» Реализм в наше время обходится дорого — бюджет третьего «Терминатора» составил $175 млн.

ящики и Теннисные мячи из-под яблок

Трудиться над эффектами пригласили кроме этого живописцев-миниатюристов. Их «звездный час» — начало фильма, кошмар Джона Коннора, где продемонстрированы последствия разрушительной войны. Уничтоженные строения, безлюдные улицы — все это миниатюрные модели. Камера показывает дно реки, сплошь покрытое разбитыми машинами и черепами. Часть черепов была сделана в натуральную величину, часть — в масштабе 1:2, еще часть — в масштабе 1:4.

Остальные, на самом дальнем замысле, заменялись теннисными мячами. Дабы упрочить иллюзию возможности и замаскировать трансформации масштаба, «лица» некоторых скелетов делали искаженными. «Это хороший прием при создании миниатюрных декораций в кино, что сейчас используется весьма редко», — отмечает Брайан Гернард, глава группы, трудившейся над моделями.

Второй успешной находкой пролога стала площадка для motion capture, усыпанная мешками с песком, коробками из-под яблок и всяким мусором. Несложная возможность продемонстрировать, как армия терминаторов шагает по избитой и неровной поверхности, — статисты, наряженные в костюмы с датчиками, передвигались среди этого безобразия неудобно, неуклюже и по большому счету точь-в-точь как роботы.

Фирменная куртка is back

Основной Терминатор, Т-101, которого сыграл Арнольд Шварценеггер, возвратился на экран во всей своей наготе собственного фирменного вида: кожаная куртка, краги и чёрные очки. Одна из курток перекочевала на съемочную площадку из личной коллекции Арнольда: 12 лет назад он снимался в ней в «Терминаторе-2», и сейчас она так же, как и прежде сидела как влитая.

Многие связанные с Терминатором эффекты создавались без помощи компьютеров, «по старинке» — с применением накладного грима либо механических трюков. По мере того, как Т-101 приобретал увечья и травмы, возрастало число накладок от Стэна Уинстона, кроме этого в дело шли муляжи, съёмки и манекены на фоне зеленого экрана. Так, например, снимался эпизод, в котором Терминатору, ведущему грузовик, предстояло вскрыть собственную грудную клетку, дабы вынуть оттуда аккумулятор.

На водительском сиденье был размещен муляж туловища Т-101, над которым и производилась душераздирающая операция, а сам Арнольд Шварценеггер устроился сзади него так, дабы его руки и голова казались в полной мере на своем месте. А для сцены, в которой Терминатор по окончании схватки пробует установить на место собственную голову, все нужные перемещения проделывал дублер в костюме для motion capture, по окончании чего на компьютере были подрисованы фигура и лицо будущего губернатора Калифорнии.

Противницей Арнольда в этом случае стала Т-Х, Терминатрикс — идеальная и весьма сексапильная машина для убийства, складывающаяся из жидкого металла и скелета. Отыскать актрису на эту роль выяснилось непросто. Пробы прошли 10 тысяч красивых дам, и победила в следствии норвежская фотомодель и телевизионная актриса Кристанна Локен.

И глазки — раздельно

Работа над Т-Х, как и над вторыми терминаторами, начиналась со скелета, выстроенного в мастерской Стэна Уинстона. Дабы придать героине более футуристический и ужасный вид, тёмный железный скелет сделали хромированным. До тех пор пока Кристанна проходила тренировки по крав-волшебника и обучалась бегать на каблуках (с ее точки зрения, это было самым тяжёлым опробованием на съемках), на ILM была создана ее компьютерная модель.

Затем параметры скелета были загнаны в компьютер, сопоставлены с моделью и подправлены с учетом фигуры актрисы.

Скелет Терминатрикс должен был пугать мир горящими голубыми глазами — в отличие от красных глаз Т-101. Создатели применяли весьма броские светодиоды. Особая панель управления разрешала регулировать яркость и пульсацию огней, в зависимости от действий героини. Т-Х — более идеальная модель, чем отечественный старый знакомый Шварценеггер. «Нет ничего страшнее, чем дама на задании», — комментирует Стэн Уинстон.

Терминатрикс может принимать любую форму, а ее правая рука трансформируется в плазменную пушку, дрель либо циркулярную пилу. Все это оружие трудилось: циркулярная выпивала поворачивалась, дрель — светилась и вращалась, а плазменное ружье имело сменные блоки, так что его возможно было «заряжать».

Момент превращения руки в оружие постоянно делался на компьютере и отрабатывался на трехмерных моделях. В будущем будущее правой руки Терминатрикс решалась по-различному. В ряде замыслов оружие пририсовывалось на компьютере. Для других кадров Кристанне Локен приделывали фальшивую руку с очередной «убойной» насадкой. Актриса наряду с этим натягивала особую одежду, которая удерживала ее настоящую руку за спиной.

Время от времени насадки пристегивались к руке Кристанны. Но, потому, что людская рука шире, чем плазменная пушка, эти кадры приходилось подчищать на компьютере.

Злоключения жениха

Эпизод, в котором Т-Х, приняв вид жениха Кейт Брюстер (Марк Фамилиетти), садится в машину полиции, по окончании чего протягивает руку через спинку переднего сиденья и тело водителя и завладевает рулем, — это не компьютерный эффект. Было снято около восьми последовательных фрагментов с Фамилиетти, что просовывал руку через дыру в голубом экране. Неспешно на руку наливали все больше неестественной крови.

Актера, игравшегося полицейского водителя, снимали раздельно, и при компьютерном монтаже изображения совместили, а на грудь водителю добавили еще мало крови. Сотрудники ILM будут считаться, что снять эти восемь фрагментов было легче, чем рисовать цифровую руку, и к тому же это обошлось дешевле.

Возвратиться к собственному естественному виду затем перевоплощения Терминатрикс выяснилось непросто. Между фигурами Кристанны Локен и Марка Фамилиетти нет ничего общего; помимо этого, актриса значительно выше ростом. Особые ботинки на высокой платформе, каковые было нужно надеть Марку, помогли мало. В ILM были выстроены трехмерные модели обоих актеров, причем сперва — Кристанны, а позже через последовательность изменений «из нее» оказалась модель Марка.

Финальная изменение, осуществленная посредством программы Blend Creature, смотрелась так: настоящий Марк — трехмерная модель Марка в одежде — модель Марка из жидкого металла — тёмный хромированный скелет — Терминатрикс из жидкого металла — модель Т-Х в одежде — живая Кристанна. Наряду с этим актеры должны были двигаться точь-в-точь по следам друг друга, дабы не было отличия в окружающих и освещении подробностях. Одинаковые перемещения должна была выполнять и камера; оператор применял для этого дистанционное управление.

Посредством компьютерной графики были сделаны все кадры, где Терминатрикс раскрывает собственную жидко-железную сущность и приоткрывает скелет. Самым эффектным стал эпизод, где Т-Х «прикипает» к магнитному полю, и ее внешняя оболочка и одежда расплавляются. На работу над этим эпизодом ушло полгода.

Программисты высчитывали плотность, вес, массу и форму растекающегося металла, и определяли траекторию его перемещения при таких условиях. Затем цифровая симуляция жидкого металла заполняла выстроенный на опорных точках силуэт актрисы.

Арнольд на крючке

Гонка по муниципальным улицам, на протяжении которой Т-Х восседает за пультом строительного крана и крутит стрелой налево и направо, "настойчиво попросила" скрупулезной и слаженной работы всех экспертов по зрительным эффектам. Сцены с маленьким числом разрушений снимали прямо в центре Лос-Анджелеса — но ухитрились повредить телефонный столб и покинуть пара районов без электричества.

Дабы больше не рисковать, все другое снимали в декорациях, выстроенных в огромном строении бывшего завода Boeing на юге Калифорнии. Тут была выстроена долгая улица, воссоздан индустриальный пейзаж Сан-Фернандо Вэлли, и разрушать возможно было все что угодно. Однако из-за безопасности тяжелый крюк на съемках снимали, заменяя на древесный либо же по большому счету подрисовывая его уже на компьютере.

Ассистент режиссера Саймон Крейн, что по большей части трудился над съемками погони, больше всего гордился двумя изобретениями. Первое воображало собой пневматический рычаг для подбрасывания автомобилей в атмосферу, а второе — устройство для дистанционного управления автомобилем, прозванное «автоматрикс». «Автоматрикс» давала возможность ставить трюки, практически не подвергая опасности каскадеров.

Установленные на водительских местах кинокамеры кроме этого имели собственную совокупность управления, разрешающую снимать с позиций несуществующего водителя. Что касается рычага, то его закатывали под машину, нажимали на кнопку, и автомобиль взлетал в атмосферу. Предварительно машину обвязывали кабелем, благодаря которому уже в воздухе она «пролетала» некое расстояние, перед тем как упасть на землю и разбиться.

Арнольду Шварценеггеру больше всего запомнилось, как он висел на стреле строительного крана и планировал пробить своим телом стенке строения. «Я практически заплатил за это», — отмечает актер; страховая компания отказывалась нести ответственность за съемку сцены. Для острых ощущений и искусства Арнольд выделил $1,4 млн. из собственного гонорара. Трюк снимался лишь с одного дубля, в нем было задействовано 14 кинокамер.

В определенный момент актера заменил металлической дубликат, весивший около 400 кг. Позднее на ILM он был заменен опять, в этом случае компьютерным «двойником».

По словам Шварценеггера, он уже не знает, в каких кадрах виден лично он сам, но предполагает, что таких около 50−70%. Кульминационным моментом противостояния двух терминаторов стала драка в публичном туалете, что две тяжеленные автомобили разносили на небольшие кусочки. Приступая к работе над этим эпизодом, Джонатан Мостоу сообщил: «Я желаю, дабы сначала была публичная уборная и дабы в конце она была полностью разрушена».

Потребовалось большое количество эффектов, в некоторых кадрах громадные участки помещения всецело сделаны на компьютере. Актеры попеременно колотили об стенки пенопластовыми манекенами, позднее на компьютере замещенными виртуальными двойниками Арнольда и Кристанны. Никакой особенной боевой техники терминаторы не применяли. «Мы сознательно не прибегали к приемам боевых искусств, — растолковывает Шварценеггер. — Это было бы довольно глупо, если бы Терминатор блокировал удары — он же сделан из стали».

Заветы Терминатора — в судьбу

Основной гордостью Стэна Уинстона был тот факт, что в третьем фильме о терминаторах был, наконец, выстроен для съемок самый настоящий робот. Это Т-1, прототип будущих терминаторов, что начинает войну автомобилей в главном офисе Skynetа. Было выстроено пять роботов Т-1, и ни в одном кадре их не было нужно заменять ни миниатюрными моделями, ни цифровыми имитациями. Роботы из алюминия и стали «игрались» самих себя.

Два из пяти выстроенных для съемок Т-1 имели возможность двигаться подобно танку и стрелять; голова, руки и глаза кроме этого были подвижными. По радио каждым роботом руководили 5 аниматоров — один нёс ответственность за перемещение вперед, другие за голову, оружие и туловище. «Отечественные роботы еще не стали независимыми, но это следующий ход, — говорит Стэн Уинстон. — Как словно бы мы вправду делаем былью историю Терминатора».

А до тех пор пока история Терминатора не стала былью, кино длится. Четвертый фильм, если он будет снят, вероятнее, обойдется без Арнольда Шварценеггера, переквалифицировавшегося в политические деятели. Главными храбрецами станут новые фавориты человечества — исполнители основных «людских» ролей Клер Дэйнс и Ник Стал уже подписали договора на съемки продолжения.

И само собой разумеется, будут новые роботы — союзники и противники, соответственно, и новые эффекты.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№16, февраль 2004).

Станислав Лем — Сказки роботов [аудиокнига]


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: