Столпы японского кораблестроения

Японское кораблестроение 1920-х – 1940-х годов постоянно привлекало внимание любителей истории ВМФ – прежде всего, собственной экзотичностью. По окончании Первой Мировой, понемногу освободившись от британского влияния, японцы стали создавать суда неожиданные, уникальные, выделяющиеся среди «одноклассников» в других государствах мира. Венцом японского кораблестроения стали линейные корабли типа «Ямато» – но путь к ним был продолжителен.

Чтобы выяснить его, нужно знать, как была устроена вся совокупность проектирования в японском военно-морском флоте и что за люди ей занимались.

Сперва нужно сообщить пара слов о подчинённости и структуре японского кораблестроительного ведомства, без которой тяжело осознать все нюансы японской проектировочной совокупности. Заказы на проектирование судов выдавал Морской Генштаб (МГШ), но само проектирование вкупе со постройкой пребывало в ведении Морского министерства. Тактико-техническое задание из МГШ поступало в министерство и передавалось в Морской технический департамент (МТД) – Кайгун Консей Хонбу, конкретнее–- в его 4-ю секцию.

Формально все секции МТД были равны, каждую возглавлял капитан 1-го ранга либо адмирал, но кораблестроением ведала 4-я, исходя из этого именно она организовывала сотрудничество с остальными секциями (бронирование и вооружение, энергетические установки, другое оборудование) и спускала им собственные технические задания. Особняком стояла 6-я секция, ведавшая постройкой подводных лодок.

В итоге рождался базисный проект корабля, что Морской технический департамент воображал в МГШ. В случае если «вписаться» в заданные параметры не получалось, вопрос об их трансформации передавался на согласование Морского технического комитета (МТК) – непостоянного органа, созываемого по требованию главы МГШ. В него входили три главных фигуры – зам. морского министра, зам. начальника МГШ и глава 4-й секции, и начальники вторых управлений и профильных департаментов МГШ.

Помимо этого, в состав комитета в большинстве случаев вводились один-два авторитетных инженера-кораблестроителя. Такая коллегиальная структура была достаточно эластичной и разрешала наилучшим образом уравновесить жажды одних ведомств с возможностями вторых.

Так или иначе, созданный в МТД либо «утрясенный» на МТК базисный проект утверждался начальниками обоих заинтересованных ведомств – главой МГШ и морским министром, по окончании чего последний отдавал соответствующие распоряжения МТД.

Сама 4-я секция МТД подразделялась на два отдела – базисного и детального проектирования. Но начальником первого в один момент являлся сам начальник секции, исходя из этого довольно часто путают кораблестроительную ее отдел и секцию базисного проектирования.

По сути данный отдел играл роль «штаба», занимающегося неспециализированным планированием, и сотрудничеством с другими секциями министерства и с МГШ, а начотдела детального проектирования осуществлял «руководство и» горизонтальные связи внутренним проектированием. Структура секции усложнялась тем, что в каждом отделе имелись собственные группы по типам судов, причем группу линейных кораблей в обоих отделах также управлял глава секции.

С конца 1910-х годов 4-ю секцию МТД возглавлял адмирал Юдзуру Хирага (1878–1943), создатель судов программы «восемь на восемь» и первых японских тяжелых крейсеров. Хирага обучался в Англии и тяготел к классической английской школе кораблестроения. Стиль его проектов – достижение новых возможностей методом материалов новых и использования средств.

Именно он ввел в практику кораблестроения применение брони в качестве силового элемента корпуса. Хирага пользовался славой человека склочного и неуживчивого – быть может, вследствие того что не стеснялся отстаивать собственные взоры и напоминать адмиралам из МГШ об ограниченности возможностей проектировщиков.

Во второй половине 20-ых годов XX века из-за собственной известной неуживчивости его «ушли» с поста главного проектировщика флота на пост главы кораблестроительного отдела НИИ Технического Управления флота (Кайгун Гидзицу Хонбу). С 1931 года он трудился в Токийском университете, и с 1938 года до конца жизни занимал пост его ректора.

Столпы японского кораблестроения

Юдзуру Хирага

По окончании Хираги начальником 4-й секции стал капитан 1-го ранга Кикуо Фудзимото (1888–1935) – создатель проектов эсминца «Фубуки» и крейсеров «Могами» и «Такао». Фудзимото занимался прежде всего легкими быстроходными судами, ударная мощь и скорость для него были ответственнее защиты, а с техническими проблемами он предпочитал справляться методом неожиданных компоновочных ответов. Все его проекты несут на себе печать «добропорядочного сумасшествия», особенно броским в этом отношении был так и не осуществленный проект для замены линейного корабля «Фусо», созданный в начале прошлого века.

В большинстве случаев Фудзимото принято обвинять в склонности и чрезмерном конформизме соглашаться кроме того с полностью невыполнимыми требованиями МГШ. Но, "Наверное," рвение «вместить пинту с четвертью в пинтовую кружку» легко было его главным коньком. Исходя из этого главная неприятность спроектированных им судов заключались в традиционно низкой остойчивости, позванной переоблегчением корпуса и перетяжелением надводной части из-за чрезмерно оборудования и мощного вооружения.

В итоге по окончании известной трагедии миноносца «Томодзуру» (перевернувшегося на протяжении шторма 12 марта 1934 года из-за утраты остойчивости) Фудзимото в последних месяцах года был мягко смещен со собственного поста. Переживая эту отставку, он погиб от инсульта 9 января 1935 года.

Следующим главой 4-й секции стал Кейдзи Фукуда (1890–1964), назначенный в нее в марте 1934 года, сразу после трагедии «Томодзуру» – другими словами, очевидно подготовившийся на замену Фудзимото. До того он не был известен как кораблестроитель и делал карьеру по большей части по отвлечённой линии, не смотря на то, что и входил в японскую делегацию на Английской конференции 1930 года. Разумеется, главным его качеством было умение взаимодействовать с людьми: именно он привлек опального Хирагу к работе над проектом «Ямато».

Уже в первой половине 40-ых годов двадцатого века Фукуду на его должности поменял Ивакити Эдзаки – еще один университетский преподаватель и академический учёный, ранее трудившийся в МГШ. Единственное, что выделяло его из других кораблестроителей – он был другом Фудзимото, вместе с ним трудился над проектом крейсера «Такао», и организовывал неформальное сотрудничество между МГШ и 4-й секцией на протяжении проработки проекта А-140 (прототип «Ямато»), так тайного, что данные о нем предпочитали не распространять кроме того по официальным каналам. Быть может, как раз организационные свойства Эдзаки, и некая «преемственность» от Фудзимото стали обстоятельством для назначения его на эту должность.

Так, возможно подметить, что броские, уникальные, но чересчур необычные и неуживчивые личности на должности главы кораблестроительного ведомства неспешно сменялись людьми, не хватавшими звезд с неба, но могшими организовать работу и примирить интересы разных секций и лиц. Эра гениев проходила, начиналась эра менеджеров…

Крейсера Японии часть 1 Лёгкие крейсера История военного кораблестроения


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: