Супербуксиры: буксир для супертанкера

Супербуксиры: буксир для супертанкера
    Грациозный танец, не смотря на то, что партнеры, казалось бы, совсем не ровня друг другу. Буксир готовится к сопровождению танкера «Метановая принцесса» вниз по течению реки Саванна в открытый океан
    Спаренные поворотные винты (их принято именовать «движитель Z-типа») торчат из дна, как комнатные вентиляторы, и смогут разворачиваться на 360 градусов — именно поэтому без реверса двигателей буксир, имея движение в 14 узлов, может остановиться, пройдя по инерции десяток-второй метров.
    Более того, при таком приводе буксир может кроме того двигаться бортом вперед
    Двигатель Спаренные 12-цилиндровые дизели с рабочим количеством 11 л на любой цилиндр выдают суммарную мощность 6500 л. с. Это практически в два раза больше, чем у прошлых моделей
    Лебедка Мощность привода 100 л. с. Этого достаточно, дабы перебороть тягу собственных винтов, крутящихся на полную мощность
    Противопожарная совокупность Для борьбы с пожарами изображенный на фотографии буксир «Эдуард Джей Моран» применяет самую замечательную на флоте судовую совокупность пожаротушения. Два насоса мощностью по 900 л. с. через 30-сантиметровые подъемные трубы подают воду в несколько форсунок, талантливых поворачиваться на 360 градусов. Руководить ими возможно прямо из ходовой рубки.

    Скорость подачи воды — 40 т в 60 секунд

«Метановая принцесса» уже на подходе к гавани, и к ее величеству нельзя отнестись без почтения. В судне 275 м и м 43 длины ширины при осадке 10 м, а в — груз сжиженного газа (LNG). Произойди что, и судно водоизмещением 85000 т в полной мере может стать огромной плавучей бомбой.

На проходе через каналы и другие узкости, запруженные плавучей мелюзгой, кораблю приходится снижать скорость. Тогда руль перестает реагировать на набегающую судно и воду теряет управление, становясь страшным для себя и окружающих. Как раз исходя из этого на данный момент, сырым пасмурным утром, к «Принцессе» торопится буксир «Эдуард Джей Моран». Покинув за собой атлантическое побережье штата Джорджия, он уйдет на 12 км в открытый океан.

В том месте «Эдуарду» предстоит встретить «Принцессу» и сопроводить ее до газового терминала на острове Эльба, что в 8 км к востоку от Саванны. В этом ему окажет помощь систершип «Бульдог». Это самые замечательные буксиры в Соединенных Штатах, наилучшим образом снаряженные для аналогичной работы. «Мощь у него как у центрового в Национальной футбольной лиге, — говорит Дэвид Миссрун, капитан «Эдуарда», — наряду с этим он шустрый и верткий, как парни из той же команды в защите».

Миссрун восседает на ходовом мостике в кресле, как на мостике космического корабля из «Звездных войн», локти на подлокотниках, в каждой руке по джойстику величиной с кулак. Рывок запястьем, и судно прыгает вперед — так быстро, что я бы грохнулся на палубу, в случае если б не держался двумя руками за релинги. Сразу после рывка буксир быстро останавливается, а позже медлено сдает назад.

Я всю жизнь совершил на воде, но ни при каких обстоятельствах не видел, дабы какое-нибудь судно имело возможность двигаться как «Эдуард», особенно в случае если учесть, что в нем 30 м длины и 6500 л.с. мощности. Эта игрушка за 15 секунд может с режима «полный вперед» на скорости в 13 узлов (24 км/ч) перейти на «полный назад» на тех же 13 узлах. И вдобавок судно может разворачиваться на 360 градусов в пространстве, не превышающем его длины.

Встреча с левиафаном

Мы берем курс в открытый океан. Зыбь на воде на глазах перерастает в двухметровые волны, каковые разбиваются о стенку ходовой рубки. Ветер в порывах доходит до 30 узлов.

Неспешно перед нами вырисовывается силуэт высокой металлической махины с тёмными бортами. Это судно, зарегистрированное в Британии, покинуло Египет всего 12 дней назад.

Мы притираемся к борту с подветренной стороны, Родни Магвуд, местный лоцман, поднимается по трапу и исчезает где-то в утробе танкера. Мы бережно сдвигаемся к корме, прижимаясь носом к металлическому борту. Палубный матрос Дэвид Крокольски забрасывает наверх легкий фал, привязанный к нашему буксирному канату, — а это кевларовый трос сечением 240 мм с прочностью на разрыв в полтысячи тысячь киллограм.

Затем мы медлено отстаем метров на шестьдесят и занимаем так именуемую кильватерную позицию, приноровившись к скорости в 9 узлов, которую выдерживает «Принцесса». С этого момента связь между нами и танкером не будет прерываться, пока «Принцесса» опять не выйдет в открытое море.

Такая работа

Обратная дорога до речного устья занимает у нас два часа. Практически все время мы шли со скоростью 9 узлов, но сейчас пришло время тормозить. С этого момента руководство берет на себя Мэгвуд, лоцман, хозяйничающий сейчас на капитанском мостике «Принцессы». «Небольшой вперед, задний движение», — слышны по рации его команды.

«Имеется небольшой вперед», — подтверждает ассистент капитана Энтони Грувер. Сейчас его очередь находиться «на руле». Он ставит джойстики таким умным образом, что винты крутятся «враздрай», другими словами навстречу друг другу. Буксир разворачивается поперек хода и начинает «тормозить лагом». Суденышко трясет так, словно бы мы катимся по «стиральной доске» на разбитой грунтовке.

Динамометр, измеряющий нагрузку на буксирный трос, показывает 54 т. Скорость падает до 8 узлов, а «Бульдог» тем временем кидается к форштевню «Принцессы». На скорости 7 узлов Грувер начинает отруливать вправо. В то время, когда «Эдуард», пыхтя и упираясь приложив все возможные усилия, медлительно заводит в сторону корму «Принцессы», динамометр показывает уже 94 т.

«Пять и восемь и задний», — говорит Грувер. Шнобель у «Эдуарда» зарывается в воду, корма задирается, и посудину трясет от неистовой нагрузки. И без того, рывок за рывком, в течение следующего получаса мы неспешно снижаем скорость «Принцессы» до 4 узлов. На подмогу приходят еще два буксира. «Бульдог» поднимается «носом прямо», другими словами его форштевень наблюдает вперед и перпендикулярно судну. Он заворачивает «Принцессу» за форштевень, а мы тянем танкер назад.

Рядом пристраивается еще пара буксиров более ветхих моделей. До причала еще остается ярдов сто. Магвуд медлено ведет эту громадину вперед, и все мы включаемся в неспециализированный танец, отточенный многими годами опыта и наработанной интуиции.

Тут все решает согласие между буксирными шкиперами и лоцманом.

— «Эдуард», потрави еще чуток! — выкрикивает Мэгвуд.

— Осознал тебя, даю, — отвечает Грувер.

— Полегче, «Бульдог», полегче, — говорит Мэгвуд.

В течение следующих 45 мин. чем ближе мы подходим к причальной стенке, тем чаще следуют команды.

— На «Эдуарде» не горячись, — повторяет Мэгвуд.

— «Бульдог», держи 30%, кормовые буксиры, полегче!

Целый процесс идет бережно и неторопливо — тут поддернуть, в том месте подтолкнуть: четыре буксира и «Принцесса», четыре шкипера и лоцман, пять силовых установок действуют в полном согласии.

С «Принцессы» завели швартовы, а «Эдуард» с «Бульдогом» лежат в дрейфе поблизости. в первых рядах 24 часа разгрузки — для моряков с буксиров это ожидания и время отдыха. Парни целую семь дней не покидают собственной посудины, но наряду с этим они все время в родном порту.

Современный уровень связи делает их не такими уж и одинокими — по мобильнику неизменно возможно поболтать с приятелями либо женой, плоские экраны телевизоров висят на камбузе и в каютах, а благодаря Wi-Fi под рукой бескрайний мир интернета.

Балет в океане

А вот уже и вечер следующего дня. «Принцесса» разгружена и готова отправиться в путь. «Бульдог» упирается носом в ее правую скулу и заводит буксирный трос. «Эдуард» оттягивает с ее кормы 80-метровый канат, и вдобавок один буксир пристраивается к «Принцессе» где-то посередке.

— «Бульдог», полегче!- кричит Мэгвуд. Он опять руководит с капитанского мостика «Принцессы». «Бульдог» отвечает одним долгим свистком и тремя маленькими. В то время, когда не было дуплексной связи, лоцманы разъяснялись при помощи свистков, и многие капитаны до сих пор предпочитают данный язык.

Один свисток подтверждает получение команды, три — «отбой», а четыре — «буксир заведен и включен полный движение» — не имеет значения, со стороны носа либо кормы.

— «Бульдог», стоп!

Один свисток.

— Давай-давай, «Эдуард», «Бульдог», стоп! Всем стоп!

Плачут дизели «Эдуарда», кипит вода, из-под кормы рвется пена. «Метановая принцесса» медлено отваливает от стены и начинает перемещение на выполненной преимущества скорости ровно в 1 узел. В длину танкер не уступит муниципальному кварталу, и тяжело себе кроме того вообразить, какая у этого гиганта должна быть инерция. Но портовые буксиры управляются с ним с балетным изяществом и без лишних перемещений.

Провожатый для гигантов

Экипаж буксира — всего четыре человека. Это капитан, ассистент, моторист и палубный матрос. Режим — семь дней работы, семь дней отдыха. Вахта — 24 часа в день.

Это не только обслуживание терминала LNG, но и другие портовые хлопоты — от швартовки контейнеровозов до спасения в открытом море судов, утративших управление.

В династии Миссруна уже три поколения служат на буксирах недалеко от устья реки Саванна. Его ассистент, 25-летний Энтони Грувер, — сын лоцмана, что когда-то учил отца Миссруна, а тот со своей стороны передал опыт сыну. Танкеры класса «Метановой принцессы» в сопровождении буксиров зачаливаются у терминала LNG — долгого цементного пирса, расположенного параллельно берегу.

Впредь до самой швартовки их сопровождают вертолет береговой охраны и две моторки с жёстким днищем и надувными бортами, приписанные к тому же ведомству. В свое время велось много дискуссий по поводу таких терминалов, но прошло 30 лет, совершено уже 33 000 рейсов газовых супертанкеров, а утечки газа были отмечены всего в восьми случаях, причем ни одна из них не стала причиной пожару.

У всех газовых танкеров корпуса с двухслойными бортами, а сам сжиженный газ не имеет возможности загореться, пока не испарится и не смешается с воздухом в концентрации от 5 до 15%. Самая ужасная трагедия, связанная со сжиженным газом, случилась в Кливленде в первой половине 40-ых годов XX века на первом в мире заводе по производству LNG. Тогда в следствии повреждений одного из газгольдеров его содержимое вытекло в сточную канализацию и отводные канавы.

В то время, когда концентрация газа в воздухе дошла до страшного уровня, случилось возгорание. Погибло 128 человек и 225 было ранено. С того времени в мире зарегистрировано еще четыре несчастных случая со смертельными финалами, но все они имели место именно на фабриках.

Танкеры же до тех пор пока обосновывают собственную безопасность.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№90, апрель 2010).

Суперсооружения: Супертанкеры


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: