Свидетели изжелеза: черный ящик

Свидетели изжелеза: черный ящик
    Первый ход исследование и Нахождение «тёмного коробки» — только первый этап расследования авиапроисшествия. Потом направляться выкладка обломков, либо макетирование самолета
    Современный БУР на флэш-памяти На фото — «тёмный ящик» обычной современной компоновки. Очень стоит обратить внимание на установленный горизонтально белый цилиндр.
    Это подводный звуковой маяк. При попадании БУРа под воду маяк активизируется и начинает за одну секунду выдавать ультразвуковой импульс частотой 37,5 кГц. 1) подводный звуковой маяк; 2) корпус для плат с твердотельными накопителями; 3) корпус аппаратного интерфейса и блока питания; 4) непременная надпись «Бортовой регистратор — не вскрывать!»
    Многослойная защита Будь то магнитная лента либо современный чип флэш-памяти, этим носителям не под силу выдержать большие ударные перегрузки, агрессивные среды и особенно пламя. Исходя из этого вся надежда на комплексную защиту хранилища данных от поражающих факторов аварии. 1) платформа, на которой монтируется БУР; 2) плата с чипами памяти; 3) термоизоляция; 4) гидроизоляция; 5) внешняя оболочка из титаного сплава либо сверхпрочной стали

    Консилиум При выяснении обстоятельств авиапроисшествия эти БУРов изучают технические специалисты, пилоты, навигаторы, диспетчеры. Любой из них может внести в расследование что-то собственный
    Дотянуться БУРы со морского дна — задача сложная и не всегда посильная кроме того для таковой техники, как данный подводный робот.
    Иначе, сохранность «тёмного коробки» конкретно безопасность полета не повышает — при трагедии его эти станут только неприятным уроком на будущее. А потому, что потеря БУРа все же большая редкость, то городить дорогостоящий огород с отстреливаемыми «тёмными коробками» не стали, не смотря на то, что беседы на эту тему иногда появляются снова.
    Еще одна мысль, интерес к которой пробудился на волне трагедии в Атлантике, содержится в том, дабы все сведенья, в большинстве случаев записываемые регистратором, передавать в настоящем времени по спутниковому радиоканалу на землю. Эксперты, но, оценивают эту идею достаточно скептически, снова же в силу возможно большой цены

«Они» — это бортовые устройства регистрации, БУРы. Как раз так на языке специалистов именуют те самые «тёмные коробки», к поискам которых приступают сразу же по окончании очередной драмы в воздухе. Про то, что коробки никакие не тёмные, а оранжевые, знают сейчас кроме того мелкие дети.

Увлекательнее второе — эти по сути собственной несложные, но нечеловечески выносливые устройства претерпели сейчас важные конструктивные преобразования, радикально поменяли стали и внешний вид более надежными.

Родом из Австралии

Бортовые устройства регистрации накапливают два типа данных — параметрическую данные (крен, тангаж, скорость, высота, перегрузки, отклонение рулей, параметры работы двигателей и т. д.) и запись переговоров из пилотской кабины. Еще в 1930-х был выдан забавный патент на устройство звукозаписи для кабин самолетов. В прочном защитном кожухе помещалось что-то наподобие фонографа Эдисона — валик, на котором нарезалась дорожка.

В действительности, но, устройства записи параметрических данных опередили «звук». Французы Уссено и Бодуэн во второй половине 30-ых годов двадцатого века создали регистратор полетной информации на базе фотопленки. На ней рисовал графики луч света от отклоняющегося зеркала.

По одной из предположений, наименование «тёмный ящик» именно и восходит к опытам с фотопленкой, поскольку светочувствительные материалы, как мы знаем, обожают темноту. В 1950-х австралийский инженер Дэвид Уоррен создал регистратор, записывающий в один момент звук из кабины и параметры полета. В 1960-х БУРы Уоррена стали устанавливать на лайнеры, совершающие коммерческие рейсы.

Потом речевой и параметрический регистраторы были конструктивно разнесены в отдельные устройства: БУР для полетной информации ставили в хвост самолета, а регистратор звука помещали в кабине. Но потому, что в авиапроисшествиях кабина в большинстве случаев разрушается больше, чем хвостовая часть, со временем речевой регистратор кроме этого послали в хвост.

Всю вторую половину XX века в качестве носителя записей выступали как бумага и фотоплёнка со особым покрытием, так и магнитные носители — узкая проволока (в большинстве случаев использовавшаяся для записи звука), магнитная лента на лавсановой базе, биметаллическая холоднокатаная лента. Революция случилась только с возникновением БУРов на твердотельной энергонезависимой памяти, другими словами на базе флэш-памяти.

Основной плюс перехода к флэш-памяти содержится в том, что в БУРах нового поколения нет движущихся частей, соответственно, вся совокупность надежней. В лучшую сторону от магнитных и фотопленок отличается и сам носитель информации. В следствии произошло повысить требования к оборудованию.

Так, к примеру, в случае если БУРы с магнитными носителями должны были хранить данные при 100%-ном охвате огнем только 15 мин. и выдерживать ударную перегрузку 1000G, то сегодняшние устройства выпускаются в соответствии с западным стандартом TSO-C124, предусматривающем сохранность данных при 30 минутах полного охвата огнем и ударных перегрузках 3400G в течение 6 мс. Сегодняшние накопители смогут без риска потери информации лежать на глубине 6000 м в течение месяца и выдерживать статические перегрузки более 2 т в течение 5 мин..

Эти из вороха

На сегодня и в Российской Федерации, и за границей регистраторы на магнитной ленте сняты с производства, но воздушных судов, на которых установлены БУРы ветхого типа, еще достаточно. И специалистам Межправительственного Авиационного комитета, расследующим авиапроисшествия, приходится трудиться с аппаратурой различных поколений.

«По статистике приблизительно в 32% случаев происходит полная либо частичная утрата информации с БУРов, — говорит Юрий Попов, врач технических наук, начотдела изучений параметрической и звуковой информации МАК. — И тогда нам приходится задействовать методики восстановления данных.

В то время, когда мы говорим, что информация частично потеряна, это указывает, что эти имеется, но с ними что-то случилось. Либо лента частично размагничена и порвана, либо плата с твердотельной памятью повреждена и т. п. У меня был случай на Дальнем Востоке, в то время, когда по окончании аварии БУР разлетелся на небольшие куски, а магнитная пленка представляла собой ворох кусочков от нескольких миллиметров до 10 см длиной. Было нужно восстанавливать эти, как пазл, по отдельным фрагментам.

Для таких случаев мы используем способ порошковых фигур либо способ магнитооптической визуализации. В первом случае на пленку наносят каплю коллоидной суспензии ферромагнитного порошка (Fe3O4). В том месте, где имеется ‘единицы’ и ‘нули’, появляются импульсы, и под их действием порошок проседает. Так получается графический образ магнитной записи, опираясь на что возможно вернуть эти.

При втором способе мы накладываем особое стекло на пленку, и в поляризованном свете появляется картина записи. Но все это быть может, в случае если у пленки сохранилась хотя бы остаточная намагниченность.

Одно из происшествий, каковые я расследовал, касалось трагедии МиГ-31 на Сахалине. Самолет упал в море, где пролежал 22 дня, после этого его достали. Вода, как мы знаем, несжимаема, и падение на нее со скоростью в много км/ч ведет к сильному разрушению самолета. От столкновения с обломками БУР разгерметизировался и затонул. В случае если вода попала вовнутрь, то регистратор нужно доставить в лабораторию в емкости с той самой водой, в которой он лежал, что и было сделано.

Пленку достали, отмыли, данные с нее вычисляли, но уже на следующий сутки лента покрылась точками ржавчины — кислород воздуха вместе с морской солью начали собственный тёмное дело.

До сих пор нам не приходилось трудиться с очень сильно поврежденными твердотельными накопителями. В большинстве случаев, в случае если БУР уничтожен, а кристалл памяти целый, но оборваны какие-то контакты, они подпаиваются, после этого чип вставляется в переходник-адаптер, и дальше все считывается простым порядком. Но я знаю, что разрабатываются разработке восстановления данных с чипов флэш-памяти, пострадавших от пожара либо очень сильно уничтоженных».

Последнее кино

Технический прогресс сделал «тёмные коробки» более компактными, легкими и надежными устройствами, но достигнут ли предел совершенства? Чего еще не достаточно нынешним БУРам, дабы максимально уменьшить и упростить расследование авиационных происшествий?

Один ответ напрашивается сам собой — видео! «Регистраторы, записывающие видео, уже появились, — говорит Юрий Попов. — Необходимость в них связана в первую очередь с тем, что в относительно недавнюю эру мы перешли от стрелочных устройств к отображению информации на ЖК-дисплеях. При аварии, другими словами при столкновении самолета с препятствием, стрелки оставляли на шкале отпечаток, и мы имели возможность совершенно верно знать, что показывал прибор в последнее мгновение перед смертью самолета.

Ясно, что изображение на ЖК-дисплее таких следов не оставляет. Исходя из этого показалось предложение снимать приборные доски на видео, осуществляя двойной контроль: яркая запись параметров полета плюс их отражение на устройствах. Само собой разумеется, сниматься будет и происходящее в кабине.

И хоть иные пилоты усмотрят в этом вторжение в их личное пространство, их возражения вряд ли будут приняты. В то время, когда речь заходит о судьбе сотен пассажиров, каждые дополнительные меры контроля окажутся нужными».

За последние полвека известно с дюжина случаев, в то время, когда по окончании трагедии самолета «тёмные коробки» найти не получалось. Практически все эти случаи связаны с падением самолета в море в районе громадных глубин. Одна из таких катастроф случилась чуть больше года назад, в то время, когда французский лайнер, следовавший рейсом из Рио-де-Жанейро в Париж, упал в Атлантический Океан.

Тогда в сети и в прессе неоднократно обсуждался вопрос о том, запрещено ли делать бортовые регистраторы плавучими. Верный ответ таков: возможно, и в далеком прошлом делают. К примеру, еще в советское время у нас выпускались плавучие БУРы для палубной авиации.

Фактически по окончании всех аварий получалось найти самописцы на поверхности воды и вычислять с них данные. Десятки лет подобные устройства производят и используют (кроме этого в военной сфере) на Западе, к примеру, собственный DFIRS (развертываемый катастрофический регистрационный комплекс) создаёт американская компания DRS Technologies. Так отчего же подобные устройства не ставятся на гражданские лайнеры? Разгадка, наверное, кроется в сфере экономики.

Дело в том, что БУР непросто сделать плавучим — так как при трагедии он с громадной долей возможности уйдет на дно, увлекаемый обломками лайнера. Значит, в самый момент столкновения с водой регистратор необходимо отстрелить и выкинуть за пределы места аварии, приблизительно как это происходит с пилотской катапультой.

При срабатывании датчика, фиксирующего удар о препятствие, регистратор производит аэродинамические плоскости, что разрешает ему пролететь расстояние, на котором его уже не дотянется взрыв, и достаточно мягко спланировать на воду (либо на землю). Нетрудно осознать, что принятие «на вооружение» гражданской авиацией таковой сложной совокупности приведет к большим дополнительным затратам.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№94, август 2010).

Достали чёрный ящик с места катастрофы ту 154,есть видео и свидетели катастрофы!


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: