Тактика парусных флотов: появление линейной тактики

Линейная тактика на протяжении морских сражений уже В первую очередь XVI века иногда использовалась европейскими флотами. Но на пути у этого передового метода ведения морского боя имелись значительные препятствия, каковые были разрешены голландцами и англичанами только во второй половине XVII века.

В поиске

Первые наставления по тактике для британского флота написал лично король Генрих VIII в первой половине 40-ых годов XVI века. Это, что совсем неудивительно, был простой перевод испанского произведения адмирала Кастилии Алонсо де Чавеса «Quatri partitu en cosmographia pratica i por otro nombre llamado Espeio de Navegantes», написанного тремя годами ранее. То, что британцами за базу была забрана как раз тактика испанского флота, неудивительно, потому что в указанное время испанцы являлись законодателями мод на море.

Основное отличие британского флота от испанского в шестанадцатом веке – это относительно малая численность фактически национальных (королевских) судов. Одновременно с этим, британский флот имел много приватирских либо зафрахтованных на военную кампанию судов. Как раз исходя из этого со времён Елизаветы начинаются поиски способов организации наилучшего сотрудничества в сражении между профессиональными военными и вооружёнными торговцами моряками.

Как уже отмечалось в прошлой статье, опыт Джона Хокинса по подготовке флота к артиллерийскому бою себя не оправдал. В открытом бою британцам выяснилось нечего противопоставить испанцам, и Армада нормально, как нож через масло, прошла целый Канал от островов Силли до Кале. Только атака брандеров, неготовность Фарнезе и неудобный ветер помешали испанцам закончить операцию по высадке в Англии.

Предстоящие меры по усовершенствованию новой тактики британского флота были связаны с периодом британской революции и Оливером Кромвелем. Но ещё чуть ранее, во времена Карла I, Первый лорд Адмиралтейства граф Нортумберленд в собственной пояснительной записке на имя короля предлагал творчески переработать подход Хокинса. Главным методом ведения морского боя британцы так же, как и прежде вычисляли артиллерийское сражение, но решили учесть уроки столкновений с Непобедимой армадой 1–8 августа 1588 года.

Тогда англичане применяли тактику обстрела испанцев с дальней и средней расстояний, и в следствии просто не смогли нанести испанцам значительных утрат. Оказалось, что громадные калибры нижних деков просто не достреливали до соперника, а небольшие калибры верхних палуб были на громадных расстояниях совсем ненужными. В следствии было израсходовано очень много снарядов среднего калибра.

Тактика парусных флотов: появление линейной тактики

100-пушечный линкор «Соверин оф зе Сиз» и узнаваемый британский корабельный конструктор Финеас Петт

Нортумберленд внес предложение сделать ставку на ближний бой, но решить его финал должна была всё-таки артиллерия, а не захват. Это был принципиальный момент. Сейчас суда, в отличие от судов Дрейка и Хокинса, должны были смело сближаться с соперником, но наносить основной удар не высадкой абордажных партий, а артиллерией, с убойной минимальной дистанции.

Тактику эту назвали на французский манер – melee («рубка, схватка», так рыцари в Средние Века именовали ближний бой).

Исходя из потребностей для того чтобы боя, при Карле I во флотской артиллерии ввели облегчённые пушки – «дрейки» (drake), более маленькие и с достаточно узкими стенками, а их заряд снизили до двух третей против простого. Дульная скорость ядра упала с 1300 футов (около 400 метров) в секунду до 900 футов (около 270 метров) в секунду.

Ядра таких орудий на близкой расстоянии не пробивали, а проламывали борта судов соперника, что порождало целое облако обломков и щепы корпуса, каковые ранили и калечили экипаж и прислугу соперника. Тогда же главной целью морского боя было провозглашено потопление вражеского судна, исходя из этого стрельбу сейчас старались вести по корпусу, а не по такелажу и рангоуту. Действительно, случаи потопления артиллерийским огнём оставались очень редкими.

В большинстве случаев по окончании получения сильных больших потерь и повреждений в личном составе корабль спускал флаг.

Орудия на суда ставились , пока от уровня воды до нижних портов не оставалось расстояние в один метр. Во времена Карла пушки были разделены на громадные (64, 42 и 32 фунта), средние (18 фунтов) и малые (5.25, 4 и 3 фунта) калибры. По плану адмиралов, при сближении употреблялись долгие орудия средних калибров, а в ближнем бою в дело вступали маленькие громадные и малые пушки, каковые довершали начатое.

К началу Гражданской войны 64-фунтовые пушки уже не использовались. Осталось лишь маленькое количество короткоствольных камнемётов, соответствующих калибру 64-фунтовых пушек, но стрелявших каменными ядрами в 24 фунта. Семидюймовые 42-фунтовые пушки имелись на флоте в маленьком числе, по большей части на «Роял Соверене».

Абордажная тактика британцами была отринута бесповоротно, потому, что тягаться с качеством испанской, французской и голландской морской пехоты островитяне не могли.

И вот при Кромвеле было решено перевести на флот трёх совсем далёких от моря сухопутных генералов – Джона Монка, Энтони Дина и Роберта Блейка. Их задачами были творческое переосмысление всего прошлого опыта и создание новой тактики, применяя которую британский флот имел возможность бы побеждать любых собственных соперников.

Думается, первым высказал блестящую и несложную идея о том, что у корабля пушки расположены по бокам, и исходя из этого самый лучшим построением судов в сражении есть линия, «генерал моря» Энтони Дин. Конечно, что именно в этом случае в сражении единовременно будет задействовано предельное число орудий судов.

«Инновация» возрастом в полтора века

Это было полностью логично. И более того, идея была совсем не нова. Первое общеизвестное сражение, совершённое европейским флотом в линии – это бой Васко да Шумы с индусами и египтянами у Малабара в 1502 году. В первой половине 80-ых годов шестнадцатого века у острова Сан-Мигель испанский адмирал дон Алонсо де Базан устроил «Трафальгар напротив» англо-французской эскадре, встретив её в линии баталии и разгромив всецело.

Во второй половине 20-ых годов семнадцатого века в сражении у острова Аброльос голландский и испано-португальский флоты действовали в линиях. Входе боевых действий в Ормузском проливе в 1624–1630 годах между португальцами и испанцами, с одной стороны, и британцами с голландцами – с другой, обе стороны старались держать колонну. Наконец, на протяжении Тридцатилетней войны 1618–1648 гг. голландский адмирал Маартен Тромп делился мыслями о преимуществе боя в линии с английским адмиралом Пеннингтоном.

Так отчего же в большинстве случаев флоты до 1650-х настойчиво применяли не линию баталии, а «тактику роя»?

Дабы отыскать ответ на данный вопрос, приведём отрывок из книги «Схватка двух львов: англо-голландские войны XVII века»:

«В 1665 году Йоркский издаёт инструкцию «О наилучшем построении флота Его Величества». В том месте отмечалось: «всеми силами стремиться организовать линию баталии», «никакой корабль флота Его Величества не должен преследовать какую или малого группу судов , пока главная часть вражеского флота не будет подавлена либо приведена в бегство», «держать расстояние между мателотами в 100 ярдов». Любой корабль взял чётко определённое место в строю линии.

Четырёхдневное сражение между британским и голландским флотами. 1–4 июня 1666 года

Двумя днями позднее герцог Яков производит «Распоряжение капитанам брандеров, малых фрегатов и кэчей», где определялись размер вознаграждений и порядок действий командирам и экипажам брандеров.

Но на море частенько бывали случаи, когда дела шли не так, как написано на бумаге. К примеру, в бою в сутки Св. Якова либо в Четырёхдневном сражении, в то время, когда часть судов просто не смогла удержаться в линии, создавая громадные разрывы.

Целые эскадры судов в этих сражениях прорезали в течения боя линию соперника в том направлении и обратно, и само собой разумеется, наряду с этим не имело возможности идти речи о концентрации огня.

Перед сражением в сутки Святого Якова Руперт и Монк с далека «Дополнительные боевые руководства», где трактовали более вольный взор на атаку соперника в линии баталии. В том месте указывалось, что «соперника нужно держать с подветра», что «если флоты выстроились приятель наоборот приятеля, авангард отечественного флота обязан привести к ветру и задержаться до того времени, пока вся кордебаталия не подойдёт на то же расстояние от авангарда соперника».

Изучая само сражение, возможно заявить, что руководства остались только благими пожеланиями. Дело тут не в распоряжениях, а в обученности компетенции и экипажей кэптенов. Пока не была введена круглогодичная совокупность учений и тренировок, пока приблизительно четверть флота составляли зафрахтованные торговые суда – ни о каком порядке не могло быть и речи».

Другими словами, проблема-то в действительности была очевидной. Пока не хватало обученных экипажей, флот как единое целое функционировать просто не умел. По причине того, что не получалось у судов держать линию.

Просто не получалось. Так же как не получалось выдерживать и темп стрельбы.

А в 1665 году сходу два сильных флота мира – британский и голландский – перешли к учениям и круглогодичным тренировкам в мирное время. Флот наконец стал постоянной, всесезонной боевой единицей. Как раз с этого времени возможно с уверенностью сказать о существовании линейной тактики как главного вида боя, а не о тактическом приёме отдельной прекрасно натренированной эскадры.

минусы и Плюсы

Бедой британского флота так же, как и прежде оставалось много нанятых на кампанию либо войну судов торгового флота. Их экипажи и капитаны понятия не имели о дисциплине, перестроениях и сложных построениях. Как раз исходя из этого битвы второй и третьей англо-голландских войн значительно чаще лишь начинались в линии, а потом переходили в стадию melee, «ближнего боя», где ни о каком порядке не могло быть и речи, а неспециализированное управление флотилией утрачивалось полностью.

Сражение у Схевенингена, 10 августа 1653 года

Отдельные суда, в противном случае и целые дивизионы по нескольку раз прорезали туда-обратно вражескую линию. Бой всегда распадался на пара отдельных схваток, согласие между авангардом, арьергардом и центром частенько . Пушечный дым, застилавший поле боя, делал невидимым не только распоряжения командующего флотом, но и начальников эскадр.

Но, в отличие от тех же голландцев, британцев всегда спасала более тяжёлая артиллерия их судов. Как уже указывалось выше, британские суда были вооружены в расчёте на победу в артиллерийской дуэли на малой расстоянии. Соответственно, в случае если голландцам не получалось сосредоточить против отдельного британского корабля громадные силы, тот удачно отбивался кроме того от двух соперников.

Но эта тактика внезапно прекратила трудиться против французов во времена Людовика XIV. Дело в том, что французские суда были вооружены лучше британских. Соответственно, в ближнем бою англичане уже не могли рассчитывать на качественное преимущество в оружии, так помогавшее им в схватках с голландцами.

Как раз исходя из этого сражение при Бичи-Хэд было полностью проиграно англо-голландским флотом, а в бою при Барфлере 44 корабля французов удачно и без утрат бились весь день с 82 фрегатами и 13 кораблями голландцев и англичан. Только позднее, у Ла-Хога и Шербура, британцам удалось заблокировать и сжечь брандерами 13 повреждённых французских судов.

Сражение при Барфлёре, 19 мая 1692 года

Только к началу XVIII века британцы, казалось, нашли противоядие от французского флота. В бою при Малаге в 1704 году (41 британский и 12 голландских судов против 51 французского) британский адмирал Джордж Рук приказал способами и всеми силами держать линию и в ближний бой не входить. В этом сражении нападали как раз французы, англичане придерживались оборонительной тактики.

Сражение при Малаге характеризовалось громадным расходом снарядов с британской стороны. И если бы французы на следующий сутки возобновили бой, двадцати пяти британским судам нечем было бы стрелять, на них кончились ядра и порох. В соответствии с руководствам Рука, суда эти должны были дать последний залп и идти на абордаж – крайняя и самоубийственная мера против прекрасно вооружённых французских линейных кораблей!

Но Флот Людовика XIV бой не продолжил, и стратегически сражение при Малаге закончилось победой британцев.

Сражение при Малаге, 24 августа 1704 года. Прекрасно видны нападающие отрядами французские и отбивающиеся в линии англо-голландские суда

Данный его результат и бой имели наиболее значимое значение для выработки тактики в Роял Неви. кэптены и Адмиралы разделились на два лагеря. Приверженцы ближнего боя ставили в пример англо-голландские войны, и их прозвали «мелеистами» (мы с вами не забываем про melee).

Им оппонировали «формалисты», другими словами приверженцы боя на средней и дальней расстоянии, в линии, без потери руководства и «прорезаний» вражеских колонн. «Формалисты», совсем забыв о состоянии эскадры Рука по окончании боя, приводили в пример Малагу как следствие грамотного с тактической точки зрения сражения, в пику свалкам времён войн с Голландией.

Но об этом споре будет поведано уже в третьей статье цикла.

Литература:

  • С. П. Махов, Э. Б. Созаев. «Схватка двух львов. Англо-голландские войны XVII века»

Сергей Махов
/
Взятие Вашингтона
В 1814 году английская армия захватила американскую столицу и сожгла Капитолий с недостроенным Белым домом

  • до ХХ века
  • США
  • Англия

Военная тактика конец XVIII — начало XIX вв.


Темы которые будут Вам интересны: