Тактика русского парусного флота: опыт ушакова и новый устав

Во второй половине 80-ых годов XVIII века началась очередная русско-турецкая война. Её морская часть связана с именем Фёдора Фёдоровича Ушакова, которого у нас довольно часто именуют и создателем манёвренной тактики, и чуть ли не преподавателем самого Нельсона. Настоящий вклад великого русского адмирала в развитие морской тактики, очевидно, оптимальнее разглядывать на примере совершённых им сражений.

Сергей Махов
/
Тактика русского парусного флота: поход в Архипелаг
Первая Архипелагская экспедиция 1769–1774 годов и её влияние на тактику русского флота

  • флот
  • тактика
  • Россия

Фидониси

Давайте коротко разберём все морские сражения данной войны. Начнём со сражения у Фидониси в июле 1788 года. Александр Чернышёв пишет:

«1 и 2 июля флоты пребывали вблизи друг друга и лавировали, стараясь победить ветер. 3 июля у острова Фидониси бывший на ветре капудан-паша, имевший подавляющее превосходство в силах, по окончании 13 часов атаковал наш флот, спускаясь в двух колоннах и направив на любой из больших фрегатов и кораблей по пяти соперников. Авангард под руководством Хасан-паши нападал русский авангард под командой капитана бригадирского ранга Ф. Ф. Ушакова — линкор «Св.

фрегаты» и Павел «Берислав» (капитан 2-го ранга Я. Н. Саблин), «Стрела» (капитан-лейтенант М. Н. Нелединский) и «Кинбурн» (капитан 2-го ранга Н. П. Кумани). Турецкие кордебаталия и арьергард спускались на русский арьергард и центр, дабы не позволить им оказать помощь собственному авангарду. Заняв удачную позицию, Хасан-паша сохранял расстояние, с которой русские фрегаты с 12-фунтовыми пушками не могли вести действенную стрельбу.

Его попытка отрезать два вышедших вперёд фрегата русского авангарда «Стрела» и «Берислав» не удалась».

Тактика русского парусного флота: опыт ушакова и новый устав

Сражение при Фидониси

В бою при Фидониси с обеих сторон употреблялась линейная тактика. Расстояние боя составляла не меньше 500–600 метров, поскольку русские 12-фунтовки (а это достаточно большие орудия) не могли вести действенную стрельбу. Попытка младшего флагмана эскадры, бригадира Ушакова, обойти голову турецкой линии и поставить авангард турок в два огня кроме этого в полной мере вписывается в постулаты как русского Морского устава 1720 года, так и линейной тактики.

Сомневающимся в этом направляться обратиться к трудам Павла Госта либо Брайана Танстолла.

Новшество тут было второе: младший флагман, возможно, в первый раз в русском флоте взял на себя инициативу! В Уставе была прописана чёткая иерархия, инициатива нижестоящих не приветствовалась, и Ушаков нарушил эти пункты. Причём нарушил грамотно и — победил.

Керченский пролив

В бою в Керченском проливе 8 июля 1790 года Ушаков уже был полноправным командующим. Это также был бой в линиях, но концовка его необыкновенна для отечественного флота:«суда сблизились на расстояние, что картеча из малых пушек могла быть настояща».

Другими словами соперники сошлись на дальность картечного выстрела, а это 75–100 ярдов (другими словами до 100 метров). Ушаков в ближний бой, что стало для турок неприятным откровением: они не выдержали стрельбы с близкой дистанции и отошли.

Тендра

Сражение у Тендры случилось 28–29 августа 1790 года.

«Хотя применять собственную пользу неожиданного нападения, Ф. Ф. Ушаков, приказав поставить все паруса, спускался на неприятеля в походном порядке тремя колоннами, безотлагательно на перестроение в боевой порядок.

Увидев в девятом часу приближение русских, турки, не ожидавшие нападения, торопились рубить верёвки и, вступая под паруса, пробовали уклониться от боя, направляясь к устьям Дуная. Ф. Ф. Ушаков, придерживаясь к ветру и прибавив парусов, забрал таковой курс, дабы отрезать отставшие суда арьергарда неприятеля. Капудан-паша, тот же Хусейн, при котором советником был умелый адмирал Саид-бей, поворотил на правый галс и, строясь в линию баталии, отправился на помощь отрезанным судам.

Дабы оказать помощь собственному арьергарду, Хусейн около 12 часов развернул через фордевинд на правый галс и начал выстраивать эскадру в кильватерную колонну. Ф. Ф. Ушаков, продолжая преследование, перестроил собственную эскадру, которая шла в трёх кильватерных колоннах, в линию баталии на левом галсе. По окончании перестроения эскадра развернула «все внезапно» на 180° и, пребывав на ветре, легла на правый галс параллельно турецкой эскадре».

Отметим ещё один тактический приём, очевидно почерпнутый Ушаковым у Кингсбергена либо британцев, — атака в походных колоннах. Но, как видим, турки успели выстроить линию, и отечественным судам также было нужно совершить перестроение.

В 15:00 28 августа Ушаков снова сближается с турками на расстояние картечного выстрела (75–100 метров). Турки не выдержали, и Ушаков смог разрезать их строй надвое.

Сражение при Тендре

На следующий сутки бой возобновился. Последовал приказ неспециализированной погони, и лучшие ходоки Черноморского флота смогли нагнать повреждённые на протяжении боя «Мелек-и Бахри» и «Мансурие». В 10:00 50-пушечный «Апостол Андрей» нагнал «Мелек-и Бахри» и вступил с ним в бой.

Скоро к обстрелу «подранка» присоединился однотипный «Георгий Победоносец», а через 20 мин. 66-пушечный «Преображение Господне» атаковал несчастного турка с другого борта. Османский корабль смело оборонялся, но был скоро подавлен огромным преимуществом, и никто не пришёл ему на помощь.

Через полчаса за «Мелек-и не сильный» взялся и флагманский 84-пушечный «Рождество». Ушаков просигналил своим судам отойти от турецкого судна, не мешать друг другу в обстреле и заняться вторыми неприятельскими судами. Турок к тому времени воображал собой ужасное зрелище: разбитый остов, все мачты сбиты, из портов шли клубы дыма. «Рождество» прошёл чуть вперёд, обрезал сопернику шнобель и дал продольный залп.

На верхнюю палубу высыпали матросы с поднятыми руками, прося о пощаде. Из люков показались языки пламени, и Ушаков отдал приказ спустить шлюпки, дабы выручать турок, прыгающих в воду.

Что касается «Мансурие», он также сопротивлялся до последнего. К 14:00 корабль был в окружении. Русские суда, сменяя друг друга, всаживали ядра в неподвижный, без мачт, флагман алжирской эскадры. Подошедший «Рождество» поднялся бортом к носу «Мансурие», собираясь произвести продольный залп, и Саид-бей приказал сдаться.

Позднее корабль привели в Севастополь, где его отремонтировали и поставили в строй под именем «Леонтий Мученик».

Так, решительное сближение с соперником на расстояние картечного выстрела стало залогом победы. Сам Фёдор Фёдорович растолковывал это событие следующими словами: «соперник силен, но нерегулярен», другими словами лично сильные суда не имеют осмысленного руководства, не хорошо делают манёвры, и т. д. В этом замысле более управляемая эскадра Черноморского флота имела преимущество.

Калиакрия

В бою при Калиакрии 11 августа 1791 года адмирал Ушаков нежданно для соперника состоялся в походном строю между турецким флотом и берегом. Это разрешило ему занять наветренное положение и привело флот Хуссейна в замешательство.

Сражение при Калиакрии, схема

Заметив, что Сейди-Али взял на себя инициативу и выстроил линию баталии за своим кораблём, Ушаков на корабле «Рождество» (80-пушечный, самый сильный в отечественном флоте) вышел из линии и направился в голову строя, дабы самому атаковать «алжирца». выход и Повреждение из строя корабля Сейди-Али и сильный пламя (снова с маленькой дистанции, 75–100 метров) всех 16 судов русской линии стали причиной постепенному отступлению всего турецкого флота.

Новшества локального характера

В этих четырёх сражениях Ушаков применил громадной арсенал манёвров в рамках все той же линейной тактики. Ко мне относится и охват головы соперника, и переход на близкую расстояние боя, и атака в походных колоннах, и неспециализированная погоня. Наряду с этим, не смотря на то, что все эти приёмы относились к простой линейной тактике, они противоречили Уставу 1720 года.

Ясно, что было нужно в случае если и не трогать сам Устав, то хотя бы внести обновления в Сигнальную книгу. Из книги Мордвинова «Адмирал Ушаков»:

«Такие приёмы Ушакова, как атака по флагманским судам соперника, наступление на неприятельский флот с меньшими силами, его окружение и расчленение по частям с последующим уничтожением, взяли отражение в 16 артикулах Сигнальной книги. Вопросу применения судов резерва (опыт сражений Керченского, под Тендрой и Калиакрией) посвящён особый раздел Сигнальной книги, где в шести артикулах показываются примерные случаи применения корпуса резерва.

Преследование соперника без соблюдения порядка номеров (опыт сражений под Керчью, Тендрой, Калиакрией) отыскало собственное отражение кроме этого в шести артикулах Сигнальной книги. И, наконец, практически половину книги занимает раздел «О прибрежных действиях: т. е. о свозе десанта, атаке крепостей и укреплённых судов в портах». В этом разделе, состоящем практически из 200 артикулов, большое количество неспециализированного с практикой ушаковских действий как под Корфу, так и в Итальянской кампании».

Но в сам Устав эти новшества не вошли. И в случае если капитаны в эскадре Ушакова осознавали, что имеется в виду под тем либо иным новым маневром, то офицеры того же Балтфлота — нет.

Во второй половине 80-ых годов восемнадцатого века началась русско-шведская война. В Гогландском сражении, в соответствии с приказу командующего Балтийским флотом Самуила Карловича Грейга, было приказано сближаться на расстояние до кабельтова (185 метров), причём часть судов данный приказ не выполнила. А по окончании смерти Грейга зимний период 1788 года новый комфлота Чичагов перешёл к буквальному следованию Морскому уставу.

Ревельское сражение проходило как чисто оборонительный бой с расстоянием 3–4 кабельтовых, другими словами приблизительно с 700 метров. Красногорское сражение велось на дистанции в 2–3,5 кабельтовых (360–650 метров).

Ревельское сражение

В Выборгском сражении отряд Повалишина, принявший основное участие в сражении, сражался на дистанции 2 кабельтова (360 метров). Из этого и понятен выбор Потёмкина в пользу Ушакова. Из письма Екатерине II:

«с каким бы ещё адмиралом я имел возможность ввести правило драться на ближней расстоянии? А у него — линия начинает бой в 120 саженях (218 метров. — Прим. автора)!».

Но самое увлекательное в другом. Не обращая внимания на устаревшую тактику ведения боя, Российская Федерация победила все сражения парусных судов в русско-шведской войне 1788–1790 годов. И чтобы понять, из-за чего, возможно, имеется суть сравнить русские руководящие документы со инструкциями и шведскими уставами по бою и походу. Как известно автору, такая работа до сих пор не проделана историками.

Но, исходя из анализа действий шведского флота во время с 1640 по 1790 год, возможно с громадной степенью возможности утверждать, что в том месте с развитием тактики дело обстояло ещё хуже, чем в Российской Федерации.

Новый Устав, либо всё насмарку

Но, к 1790-м годам стало ясно, что написание нового Морского устава в далеком прошлом назрело. И он был создан во второй половине 90-ых годов XVIII века адмиралом Григорием Григорьевичем Кушелевым на основании… морских забав тогда ещё царевича Павла на Белом озере в Гатчине. Из описания «Манёвра на гатчинских водах» весной 1796 года:

«Флот был поделён на три эскадры — авангард, кордебаталия, арьергард. Кордебаталия под руководством генерала С. И. Плещеева складывалась из яхты «Надёжная» и пяти яликов; авангардпод руководством полковником Г. Г. Кушелевым, — из трешхаута «Жёсткий» и четырёх яликов; арьергард, под руководством полковника А. А. Аракчеева — из трешхаута «Храбрый» и четырёх яликов.

Целый флот собрался на малом озере и, разделившись по эскадрам, двинулся в громадное через три пролива. Выйдя в громадное озеро, флот продолжал перемещение тремя линиями мимо храма Венеры, а после этого выстроился в одну линию и открыл пальбу. Достигнув зелёных мостов, флот развернул назад и выстроил линию фронта.

В то время, когда он опять подошел к храму Венеры, с главного судна, яхты «Надёжная», был дан сигнал, искать эргономичного места для высадки десанта. До тех пор пока авангард выполнял данный приказ, другой флот лежал на дрейфе и создавал пламя по берегу. В то время, когда же место было выбрано, все суда приблизились к берегу.

Флагманские суда продолжали пламя, а малые стали свозить десант. Потом воздействие разворачивалось уже на суше. Заканчивалось оно отступлением полковника Кушелева, его отходом к берегу, посадкой на суда и перестрелкой отступающего флота с оставшимися в береговом упрочнении».

Имеется громадные подозрения, что главную работу по уставу проделал генерал Сергей Иванович Плещеев, что с 1765 по 1770 год служил в английском флоте. Так вот, Плещеев либо Кушелев, не думая продолжительно, и перевели на русский английские Articles of war и Fighting instructions примера 1734 года.

Выборгское сражение

Вместе с этим Уставом в отечественный флот пришли достаточно необходимые новшества: скажем, построение в линию с шагом в 0,5 кабельтова, принятое в английском флоте, открытие огня в сражении с половины пушечного выстрела (с 200 ярдов, а не с 400, как ранее), применение резервной эскадры и т. д.

Но это был чужой Устав, к тому же уже устаревший и совсем не подходящий под отечественную Сигнальную книгу со всеми её трансформациями. И новое управление решило легко: оно отказалось от ветхой Книги и написало новую! Причём очень переусложнённую: 1500 сигналов, как шутил тот же Ушаков, «имеется попытка предусмотреть все вероятные случаи, каковые не смогут случиться на море».

Перенося ветхий английский Устав на русскую землю, Кушелев и его последователи целый наработанный русскими опыт 1768–1791 годов. Другими словами вся работа Спиридова, Ушакова, Грейга, Чичагова отправилась насмарку! Новые совокупности сигналов, регулирующие действия отечественных эскадр в типовых обстановках, каковые случались с нашим флотом, были легко проигнорированы.

Заберём, к примеру, статью 40 руководств: «при понесения соперником громадных потери – организация атаки с последующим абордированием последнего». Совсем очевидно, что тут вылезают уши английского флота, действовавшего подобным образом при Пассаро либо Лагосе. В обстановках 1768–1791 годов у русского флота не было ни одной ситуации, в то время, когда такая атака была нужна.

Более того, подобная атака при Чесме стала причиной смерти «Ефстафия».

Очень стоит сообщить о Сигнальной книге. Сейчас все наибольшие европейские флоты (английский язык , французский, голландский) переходили на числовую совокупность. В ней сигнальным знамёнам назначаются цифры от 0 до 9, и главные распоряжения в полной мере возможно передать числовыми сочетаниями, выраженными во флажных сигналах.

Новая русский сигнальная книга применяла выстрелов и сочетания флагов, что заблаговременно обрекало эскадру на утрату управления в сражении. В действительности: вот флагманский корабль в сражении дал залп — это он по сопернику стрелял либо что-то желал передать? Быть может, одна пушка передавала сигнал, а остальные стреляли по неприятелю?

Наряду с этим в первой половине 90-ых годов XVIII века числовая таблица сигналов была составлена и у нас адмиралом Сухотиным. Но из-за слепого копирования Устава людьми, совсем далёкими от флота, армейские моряки в очередной раз взяли большей частью оторванные от действительности инструкции.

Продолжение направляться.

Федор Ушаков | Личности | Телеканал \


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: