Таран — оружие героев. броненосные странности xix века

Вторая добрая половина XIX века навеки останется в истории как эра невиданных технических достижений, каковые без неуместного стеснения возможно назвать цивилизационным прорывом. Времена дерзновенной романтики — казалось бы, что человечество отныне способно на каждые, самые грандиозные свершения.

Полёт из пушки на Луну, около света за 80 дней, подлодка «Наутилус» — для разума человека и новейшей техники отныне нет никаких ограничений, энергия чудо и пара электричества разрешат преодолеть земное притяжение и покорить океанские глубины! Очевидно, армейские ведомства промышленно развитых стран не оставались в стороне от веяний прогресса — паровые машины, бомбические пушки Пексана, винт в качестве движителя и другие немыслимые успехи неспешно внедрялись, причём так, казалось бы, консервативная структура, как флот, развивалась куда стремительнее, чем сухопутные армии.

Мы не будем тут прослеживать техническо-эволюционный путь кораблей ВМФ XIX века, каковые преображались с немыслимой стремительностью — всего за пара десятилетий окончательно провалились сквозь землю древесные рангоутные линкоры, показались пароходофрегаты, а после этого и тяжёлые фрегаты, блиндированные плавучие батареи, мониторы, наконец был выстроен первый броненосец с цельнометаллическим корпусом — HMS Warrior.

Как ни необычно это раздастся, но появление таких передовых и высокотехнологичных (для собственного времени) судов стало причиной очень показательному откату в области тактики, возвращению фактически ко временами античности — в частности, к массовому распространению таранов, которое в полной мере возможно поименовать «таранным психозом». Объяснение тут одно: броня на некое время «победила» артиллерию, развивавшуюся куда медленнее, а потому в умах господ адмиралов появилась уникальная концепция — тяжелобронированную цель возможно удачно потопить не столько артиллерийским огнём, сколько ударом так именуемого шпирона. Толковый словарь Даля так растолковывает нам термин «шпирон» — «…Встарь, острый, продолжительный шнобель у галеры; сейчас: металлический таран, время от времени подводный, у броненосных судов».

Итак, давайте отыщем в памяти, с чего же всё началось и как древняя архаика пробралась на флоты эры электричества и пара.

Три тарана адмирала Тегетгофа

Считается, что первый таран в боевых условиях совершил броненосец южан CSS Virginia на протяжении Гражданской войны в Соединенных Штатах — перестроенная из ветхого пароходофрегата USS Merrimack и бронированная «Вирджиния» на протяжении «Сражения на Хэмптонском рейде» 8/9 марта 1862 года потопила тараном древесный фрегат «Камберленд», наряду с этим чуть не погибла сама, потому, что шпирон застрял в корпусе тонущего неприятельского корабля, что в полной мере имел возможность утащить «Вирджинию» на дно. По счастью, таранная оконечность отломилась и броненосец конфедератов сохранился, дабы на следующий сутки вступить в бой со известным «Монитором» — но это уже совсем вторая история.

На протяжении войны Севера с Югом тараны много раз использовались и позднее, но потому, что жертвами шпиронов становились по большей части незащищённые древесные суда, а война велась либо в спокойных акватории, либо на реках, в Европе на таранную тактику американцев не обращали особенного внимания. Не обращали по поры до времени, пока не произошло событие, позвавшее в военно-морской среде Ветхого Света нездоровую сенсацию с на большом растоянии идущими последствиями.

Таран - оружие героев. броненосные странности xix века

«Вирджиния» таранит «Камберленд». Рисунок из Harpers Weekly Magazine от 22 марта 1862

В июне 1866 года разразилась Австро-прусско-итальянская война, ещё известная как Третья война за независимость Италии — одной их обстоятельств конфликта между Австрийской империей с одной стороны и Пруссией с Италией с другой был вопрос контроля над Адриатическим морем и Венецианской областью в целом. Нужно очень подчернуть, что итальянский флот по состоянию на начало военных действий являлся очень современным — двенадцать броненосцев, выстроенных в Американских Штатах, Британии и Франции составляли главную силу эскадры, плюс блиндированные канонерские лодки и какое-то количество запасных древесных судов.

Положение австрийцев было куда хуже: всего семь броненосцев, причём два новейших («Эрцгерцог Фердинанд Габсбург» и «Макс» измещением по 5100 тысячь киллограм) были недостроены, а самое основное, у них отсутствовало оружие — новые пушки предполагалось приобрести в Пруссии, но с началом войны пруссаки предсказуемо отменили договор. Командующему, адмиралу Вильгельму фон Тегетгофу, было нужно оснастить оба корабля временным рангоутом и поставить на них открыто устаревшие гладкоствольные орудия, стрелявшие ядрами. Более того, в состав австрийской эскадры входил совсем уж архаичный древесный линейный корабль «Кайзер» с девятью десятками гладкоствольных пушек, практически не талантливых нанести броненосцам важный урон.

Адмирал Карло ди Персано

Но, как мы знаем, финал битвы обычно решает не перевес в силах, а решительность и талант полководца. Адмиралу фон Тегетгофу было не занимать ни того, ни другого — он владел энергичностью и большим опытом, руководил австрийской эскадрой в сражении при Гельголанде (считается, что это сражение 1864 года между Данией и Австро-Прусским альянсом закончилось вничью, но однако Тегетгоф сумел тогда решить стратегическую задачу, заставив датчан снять блокаду устья Эльбы, парализовавшую судоходство и прусскую торговлю.

За данный бой он и принял чин адмирала). Со своей стороны командующий итальянским флотом адмирал Карло ди Персано, как выяснилось на протяжении битвы при Лиссе, был фатально некомпетентен.

Начальная расстановка сил в сражении при Лиссе

Первое в истории сражение броненосных флотов случилось 20 июля 1866 года в Адриатическом море недалеко от острова Лисса — в соответствии с руководствам морского министерства итальянский Regia Marina должен был атаковать австрийскую крепость на Лиссе, высадить десант, а после этого по возможности дать главное сражение флоту Австрии. Последний, к слову, без шуток уступал итальянцам как по размерам и числу кораблей ВМФ, так и по суммарной мощи артиллерийского залпа. Историк Х. Вильсон в книге «Броненосцы в сражении» приводит следующие цифры:

По числу судов отношение итальянских сил к австрийским было 1,99:1, по числу орудий — 1,66:1, по водоизмещению — 2,64:1 и по мощности паровых автомобилей — 2,57:1. Если судить по судам, Австрия не имела возможности иметь надежды на успех.Итальянцы номинально имели практически в два раза большее число броненосцев и на 50% больше орудий. Превосходство их было как в числе, так и в размерах судов.

По части нарезных орудий, единственного оружия, которое может действенно функционировать в битве броненосцев, они имели большое превосходство: 276 орудий против 121 неприятельского, и это преимущество возрастало большей мощностью итальянских орудий, каковые имели возможность стрелять боеприпасами в четыре раза более тяжелыми, чем австрийские. Неспециализированное число успешных выстрелов на счету разбитого флота было 414, т. е. менее одного на каждое стрелявшее орудие.

Выходит, что шансов на успех у Вильгельма фон Тегетгофа фактически не было, но адмирал не долго думая вывел эскадру в море и отправился на помощь осажденной итальянцами Лиссе. Австрийский флот выстроился тремя клиньями следующими приятель за втором (первыми шли броненосцы, за ними фрегаты и деревянный линкор, в арьергарде — канонерки).

Цель фон Тегетгофа — постараться проломить строй соперника и применять тараны как дополнение к куда более не сильный артиллерии, в один момент закрывая древесные суда. Адмирал Персано приказывает собственной эскадре перестроиться в кильватерный строй — архаика, характерная «ветхим» линейным флотам доброненосной эры.

«Тегетгоф в сражении при Лиссе». Живописец Anton Romako

Бронированный кулак фон Тегетгофа вломился в итальянский строй как кабан в камыши, скоро вызвав свалку и неразбериху. При первой атаке не удалось протаранить ни одного корабля неприятеля, до времени сражение велось традиционно — с применением артиллерии. Австрийский флагман «Эрцгерцог Фердинанд Макс» искал встречи с флагманом соперника — «Ре д’Италия».

Тут нужно упомянуть, что «Ре д’Италия» уже не являлся флагманом — адмирал Персано прямо на протяжении боя захотел перебраться на новейший монитор «Аффондаторе». Он и перебрался, не уведомив собственную эскадру сигналами, что стало причиной утрата управления флотом. Сам Персано позже обосновывал, словно бы подъём и спуск флага такового на втором корабле на эскадре должны были, по идее, подметить и без особенного уведомления, но… За передачу сообщения отвечает передающий.

Добавим, что переход адмирала на самый быстроходный броненосец в эскадре по результатам боя смотрелся очень неприглядно — не смотря на то, что имеется вывод, что изначально логика была вторая: Персано сам рассчитывал применить таран. Но вышло так, что «Аффондаторе», специальный броненосец-таран, так никого и не протаранил. В отличие от австрийцев, каковые яростно бодались с риском для собственной судьбы — конструкция их судов была не хватает прочной для для того чтобы балета.

Eduard Nezbeda, Die Seeschlacht von Lissa, 1866. Холст, масло, 1911, частное собрание в Вене. Австрийский трехпалубный древесный линейный корабль таранит итальянский броненосец Re di Portogallo

Однако, «Эрцгерцог» с фон Тегетгофом на мостике настиг «Ре д’Италия» и отправился на таран — два удара была неудачными, вскользь, пробить обшивку не удалось. Помог броненосец «Кайзер Максимилиан», что снес своим шпироном итальянцу рули, в следствии чего возможно было маневрировать лишь посредством автомобилей. Перед «Ре д’Италия» был австрийский броненосец, но капитан почему-то решил не идти на столкновение, а отдал приказ «Полный назад», что корабль и погубило — адмирал фон Тегетгоф передал в машинное отделение «Полный движение вперёд» и «готовься дать задний движение». Снова дадим слово Х. Вильсону:

…”Фердинанд-Макс” легко всадил собственный шнобель в итальянский корабль, поднявшись на мгновение при нанесении удара, а после этого опустившись опять, тогда как таран его с страшным треском врезался через деревянную обшивку и железную броню в злосчастный корабль. Сотрясение на “Фердинанде-Максе” нельзя назвать сильным; пара человек упало на палубу в момент удара, и сотрясение светло почувствовалось в машинном отделении, где автомобилям в тот же час дали задний движение.

Австрийский корабль не взял никаких повреждений. “Ре д’Италия”, приняв удар, очень сильно накренился на правый борт, а после этого, в то время, когда “Фердинанд-Макс” отошел от него, он накренился влево, и на палубе его виден был пораженный кошмаром экипаж. Он был так близко, что один австрийский офицер вскрикнул: “Какая чудная палуба”. На 60 секунд либо на две сражение приостановилось, и все взоры были устремлены на обреченный корабль.

Он накренился второй и последний раз и грузно отправился ко дну.

Обрисовывать тут целый ход сражения при Лиссе смысла не имеет, нужно только заявить, что из экипажа «Ре д’Италия» потопленного по окончании трёх (а учитывая удар «Кайзера Максимилиана» по рулю — всех четырех!) таранов выжили и были спасены 166 человек, погибли около четырехсот. «Фердинанд-Макс» сделал в борту неприятеля дыру площадью около 15 квадратных метров, пробив и броню, и древесную обшивку.

«Ре д"Италия» тонет по окончании тарана. В центре – повреждённый «Кайзер»

Результат: адмирал Персано отошёл, покинув поле боя за австрийцами, наряду с этим утратив два броненосца и более шестисот человек погибшими. Утраты адмирала Вильгельма фон Тегетгофа — 38 убитых, ни один австрийский корабль не затонул. После этого Карло ди Персано был дан под суд, лишён звания и признан виновным в трусости и некомпетентности.

А европейские Адмиралтейства, оценив результаты сражения, с увлечением принялись разрабатывать «таранную тактику», посчитав, что бой бронированных судов на близкой расстоянии сейчас определяет не артиллерия, а в далеком прошлом позабытое оружие древней древности…

Симптомы «таранного психоза»

Потому, что Англия в десятнадцатом веке являлась ведущей морской державой, именно там массовое увлечение таранами достигло апогея и на свет показались изумительные военно-морские уродцы, заставляющие задуматься о психологическом здоровье конструкторов. Пример тому HMS Polyphemus постройки 1881 года и классифицирующийся как «таранный миноносец».

Мысль пребывала в следующем: по окончании изобретения торпед совокупности Роберта Уайтхеда (снова же, новейшее и весьма прогрессивное оружие, к 1875 году развивавшее движение до 18 узлов с дальностью в 600 ярдов!) флоту потребовался скоростной миноносец, талантливый незамеченным подобраться к большой цели, выпустить торпеды и без всяких последствий удрать. Главное слово тут «скоростной», а потому гидродинамика корабля должна быть близкой к совершенной — из этого необыкновенный сигарообразный корпус, низкая и узкая палуба с минимумом надстроек и пятью подводными торпедными аппаратами калибра 356 миллиметров.

«А как же таран?! — вскрикнули в Адмиралтействе — Без тарана запрещено! Причём в него возможно поставить ещё один торпедный аппарат!». Основной инженер флота Натаниэль Барнаби пожал плечами и заказ выполнил, поменяв исходный проект — «Полифем» оснастили таранным форштевнем длиной чуть больше четырёх метров, на оконечье которого имелась крышка торпедного аппарата. Схема применения?

Да весьма легко! Торпедный миноносец браво врывается в гавань соперника, производит боезапас из восемнадцати торпед, если не попал — таранит цель! Артиллерийское оружие? Ох уж эти замшелые традиции!

Но нужно дать дань чёрному прошлому, давайте всё-таки установим шесть 25-миллиметровых двухствольных пушек совокупности Норденфельда!

Таран «Полифема»

Дальше учений и испытаний дело не пошло — «Полифем» так и остался единственным торпедно-таранным миноносцем за всю историю Английского флота. Но падкие на разные технические новшества американцы решили выстроить аналог, причём довели идею до абсолюта и сияющего совершенства — на фактически аналогичный по силуэту сигарообразный корабль USS Katahdin (1883 год постройки) оружие всецело отсутствовало. По большому счету. Совсем.

Никаких торпед либо артиллерии, для чего они необходимы?! Лишь таран!

«Катадин» при всей собственной уникальности (уникальный боевой корабль без оружия!) был неудачен проектом — и лишь не вследствие того что задуманная схема применения изначально была абсурдной. Глубокая посадка (90% корпуса пребывали под водой), быстро снижала манёвренность и скорость, радиус циркуляции был неприемлемо громадным — это при том, что нападать «Катадин» обязан был тараном.

Справедливости для увидим, что на протяжении американо-испанской войны 1898 года его всё-таки оснастили четырьмя 6-фунтовыми пушками, но и лишь. Основной тайной остается то, что на этом корабле делали 97 (прописью — девяносто семь!) человек команды — в случае если оружие исходно не предусматривалось?!

«Парадное» изображение «Катадина»

В целом же тараны наносили значительно больше повреждений судам собственных эскадр, чем настоящему сопернику — последствия неоднократных столкновений обычно выяснялись плачевными. Судите сами:

— 1869 год, Россия. Броненосец «Кремль» топит ударом форштевня фрегат «Олег». В первой половине 70-ых годов XIX века в гавани Кронштадта двухбашенный броненосный фрегат «Адмирал Спиридов» таранит трёхбашенного «Адмирала Лазарева» — вода через пробоину площадью 0,65 кв.м. попала в смежные отсеки, крен достиг восьми градусов.

— 1875 год, Британия. Броненосец «Айрон Дюк» протаранил и потопил систершип «Вэнгард».

— 1878 год, Германия. Броненосец «Кениг Вильгельм» столкнулся с другим броненосцем «Гроссер Курфюрст», последний скоро затонул.

— 1891 год, снова Британия. Броненосец «Кампердаун» потопил таранный ударом флагмана Средиземноморского флота, новейший броненосец 1-го класса «Виктория», выстроенный всего годом ранее. Погибли 321 член экипажа, включая командующего эскадрой, адмирала Джорджа Трайтона. «Виктория» затонула всего за десять мин..

Без оглядки на множество аналогичных случаев, «таранная тактика» оставалась востребованной впредь до концепции «и» появления Дредноута «лишь громадные пушки» — флоты возвратились к теории линейного артиллерийского боя на громадных расстояниях. Однако, тараны начали исчезать только по окончании Первой Мировой…

Денис Мальцев. Таран — оружие героев!


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: