The national interest: как проиграть «опосредованную войну» с россией — «технологии»

The national interest: как проиграть «опосредованную войну» с россией - «технологии»

Русский кампания в Сирии говорит о том, что США поступили верно, отказавшись от поставок оружий Киеву. Передача Украине оружия привела бы к «опосредованной войне», в которой одержала бы победу как раз Российская Федерация. Так вычисляет научный сотрудник специализирующегося на изучении постсоветского пространства аналитического центра «Университет Кеннана» Майкл Кофман, опубликовавший собственные размышления на страницах The National Interest.

«Непрочное» перемирие, заключенное в Сирии, позволяет задуматься не лишь над войной в данной ближневосточной стране, но и над украинским конфликтом, пишет Кофман. По его точке зрения, проанализировав определенные нюансы войны в Сирии возможно сделать вывод о том, как сложилась бы подобная «опосредованная война» на Украине, в случае если бы Запад активнее поддерживал украинские вооруженные силы.

Годом ранее многие приверженцы предоставления Украине оружий думали, что США смогут при помощи этого и вторых твёрдых шагов в отношении Москвы расширить русские армейские утраты и вынудить управление страны прекратить «агрессию», что привело бы или к перемирию на условиях Запада, или к «политической капитуляции» России. Такие теоретические выкладки в конечном счете так и не были испытаны на практике — но это и к лучшему, потому, что события прошлого года в Сирии четко показали, что подобные утверждения как минимум вызывающи большие сомнения, думает Кофман. «В Сирии ведется опосредованная война против ее союзников и России, и США в данной войне уступают — а по точке зрения некоторых, уже ее проиграли», — поясняет специалист.

По мысли Кофмана, и действия России на Украине, и ее сначала не в полной мере успешная и совсем не легкая, но в итоге все же успешная кампания в Сирии в первую очередь показали, что Москва «может тренировать, оснащать и снабжать рекомендациями марионеток, чтобы последние умирали во имя ее политических целей». Сирийская кампания Кремля во многом опиралась на наземные операции, осуществляемые остатками сил Дамаска совместно с бойцами движения и армией Ирана «Хезболла», и Российская Федерация со всей серьезностью отнеслась к оснащению и подготовке сирийских армейских, растолковывает аналитик. Подобную политику Российская Федерация проводила и в отношении «сепаратистов» Восточной Украины — в сущности, Москва перевоплотила ополчение в «миниатюрную версию» русских армии, организовав их в батальоны и бригады и предоставив им артиллерию и бронетехнику. «Оказалось, что у России достаточно денег и техники чтобы поддерживать две марионеточных силы и принимать яркое участие в двух конфликтах, склоняя чашу весов в собственную сторону, — констатирует Кофман. — Высказываемые в начале 2015 года догадки по поводу наличия у Москвы политической физической возможности и воли для ведения боевых операций были ошибочными — им, само собой разумеется, имеется предел, но находится он значительно дальше, чем нам бы того хотелось».

Апологеты «твёрдого подхода» к России ранее высказывали вывод о том, что конфликт на Украине имел возможность бы сложиться по-второму, в случае если бы Вашингтон предоставил Киеву ПТРК «Джавелин», при помощи которых украинские ВС имели возможность бы уничтожать российские танки; но и эта точка зрения неверна, уверен создатель. Уже годом ранее было не очевидно, как данный «непомерно дорогой» комплекс смог бы оказать помощь украинским армиям, — конфликт в стране изначально характеризовался в первую очередь активным применением артиллерии, позиционным характером военных действий и ведением огня с закрытых позиций, и в «Джавелинах» просто не было бы потребности.

В собственную очередь, война в Сирии прекрасно продемонстрировала, что снабжение воюющих против ее союзников и России сторон противотанковым оружием не есть панацеей — территория сирийского конфликта «практически завалена» использованными американскими ПТУР TOW (по данным, каковые приводит Кофман, сирийские партизаны за время конфликта применили до 800 управляемых ракет данной серии), и они вправду превосходно продемонстрировали себя против сирийских Т-55, Т-62 и самых ветхих Т-72, но это не помогло оппозиции одержать вверх и «привело скорее к разрушениям, чем к победам», пишет аналитик. Поставляя повстанцам ракеты Вашингтону удалось только обострить конфликт, а в то время, когда перед американскими фаворитами поднялся неизбежный вопрос о том, что делать дальше, им «было нужно скоро выяснить, что США готовы поддерживать оппозиционеров лишь в ограниченных рамках», говорится в материале.

Доводы в пользу предоставления Киеву запуска и вооружений так «опосредованной войны» с Россией на Украине в целом не имели и не имеют логического обоснования с точки зрения военной стратегии и настоящего положения дел в стране, настаивает Кофман. Во-первых, уже в 2014 году, в то время, когда были подписаны первые Минские соглашения, было разумеется, что Российская Федерация не собирается затевать полноценное вторжение на Украину и хочет «не обладать ею, а ее осуществлять контроль», думает аналитик. Во-вторых же, — как это продемонстрировала уже сирийская кампания — Российская Федерация в любом случае имеет очевидное превосходство в конфликтах аналогичного типа — и вследствие того что имеет более насущные интересы, чем США, и по той причине, что, в отличие от Америки, «ничем не скована», уверен он. «Все совсем как в той ветхой шутке о том, что происходит, в то время, когда борешься со свиньей: „И сам в грязи измажешься, и свинья будет лишь счастлива“», — иронизирует специалист.

Помимо этого, Российская Федерация, нанося в Сирии ракетные удары с судов, стратегических бомбардировщиков и кроме того подлодок, показала, что имеет в собственном распоряжении громадной арсенал боевых средств на случай ухудшения конфликта на Украине, предостерегает Кофман. По точке зрения специалиста, в случае если бы на Украине началась «опосредованная война», Москве, вероятнее, было нужно бы отказаться от применения некоторых самый продвинутых инструментов — но лишь в том случае, если бы Кремль не имел возможность бы оказать влияние на публичное вывод (а так как это, в большинстве случаев, получается у него отлично, и отдельные аналитики уверены в том, что российское управление имело возможность бы представить войну на Украине публике под любым углом и оправдать использование любого оружия).

Тем не меньше сирийский конфликт разрешил понять, что России и не необходимо было бы использовать такие продвинутые средства — вместо того, дабы «перепахать поле боя с воздуха, российские армии смогли бы сделать это с почвы, ну либо у сепаратистов внезапно показалась бы собственная авиация», рассуждает создатель. Так, в случае если бы США предоставили Киеву те же «Джавелины», Российская Федерация имела возможность бы ответить на это массой способов, что поставило бы американцев в тупик, уверен аналитик. «Если судить по опыту, американские политики в этом случае продолжительно обсуждали бы между собой и советовались с европейскими союзниками, пробуя осознать, что послать Киеву в качестве следующего шага, а Украина бы тем временем потерпела поражение», — предполагает он.

В это же время сирийская кампания кроме этого обосновывает, что каждые попытки расширить утраты среди русских армий, дабы вынудить Москву отойти, обречены на провал, продолжает Кофман. Российская Федерация несла в Сирии утраты личного состава, «от военных специалистов до военнослужащих отряд специального назначения и включая кроме того пилотов», но это не вынудило ее сделать ход назад — наоборот, Российская Федерация лишь активнее включалась в конфликт и отправляла в Сирию дополнительные средства, напоминает аналитик.

По мысли Кофмана, «опосредованная война» на Украине складывалась бы так же — Москва действовала бы все агрессивнее, а Украина бы, не испытывая недочёта в добровольцах, несла бы все более ужасные утраты. В конечном счете конфликт разворачивался бы по тому же кошмарному сценарию, что и война в Афганистане — «последняя опосредованная война, в которой одержали победу США»: ценой той «победы» стало полное разрушение афганского общества и огромные жертвы среди мирных обитателей, а с ее последствиями страны и Вашингтон региона вынуждены разбираться до сих пор — и подобный конфликт на Украине имел возможность бы привести к таким же разрушениям и жертвам, даёт предупреждение создатель. Наряду с этим США в любом случае не добились бы политических целей; особенно иронично в этом замысле выглядит недавнее заявление государственного секретаря Джона Керри о том, что, в случае если сирийское перемирие не даст результатов, вероятной альтернативой ему может стать раздел Сирии по политическому показателю — так как как раз для того чтобы раздела и получает Российская Федерация на Украине, требуя федерализации, а это значит, что запустив «опосредованную войну» в данной стране, Вашингтон ценой страшных разрушений, наверное, все равно пришел бы к тому же результату, которого хочет Российская Федерация, считает эксперт.

Наконец, благодаря Сирии Вашингтон может усвоить еще один серьёзный урок, заключающийся в том, что в случае если США «будут с Россией тверже», как того потребовали кое-какие политики, они не смогут добиться ничего, думает Кофман. Особенно хорошим примером «твёрдой», но наряду с этим совсем провальной политики в отношении Москвы послужили действия Турции, отмечает специалист.

Не обращая внимания на то, что уничтожение русского бомбардировщика Су-24 «застало Россию неожиданно», данный ход Анкары не стал причиной хорошим последствиям для нее: само собой разумеется, президент Реджеп Эрдоган сумел «обезопасисть имидж и собственный имидж собственной страны», но российские самолеты нарушают турецкое воздушное пространство с той же частотой, что и раньше, поясняет аналитик. Помимо этого, Турции сейчас приходится мириться еще и с присутствием у ее границ комплексов С-400, осуществляющих контроль ее воздушное пространство на юге, а кроме этого с политикой Москвы по помощи сирийских курдов и с экономическими санкциями, каковые не побоялась ввести Российская Федерация, не обращая внимания на непростое экономическое положение, подчеркивает он. «Эрдоган „повел себя тверже“ с Россией — и не взял верх, — пишет Кофман. — Его история является предостережением для тех, кто вычисляет Россию страной, только претендующей на титул великой державы, и ожидает, что она даст задний движение при первом же проявлении силы либо военной утрата».

Итак, опыт говорит, что с Россией «нужно вести себя не тверже, а поумнее», и США поступили верно, оказывая Украине осмотрительную и прекрасно продуманную помощь, уверен создатель. Готовя украинских военнослужащих, поставляя Киеву нелетальное оборудование и продвигая структурные реформы, Вашингтон сможет со временем перевоплотить армию страны в действенную силу — и это будет «победой рассудка над импульсивностью», подытоживает он.

Who Gets To Decide The \


Читайте также: