Точки зрения: долго смотреть наоптические иллюзии опасно для психики

Точки зрения: долго смотреть наоптические иллюзии опасно для психики

Параллельные прямые ползут вкривь и вкось, от водоворотов спиралей, каковые вовсе не спирали, кругом идет голова, перед глазами мелькают фантомные пятна, а неподвижные круги неудержимо вращаются. Из-за чего?

Основное — контраст

В жизни часто бывает, что самое необычное происходит с совсем несложными на первый взгляд вещами. Например, иллюзию, которую именуют «решетка Германна». Все легко как пять пальцев: тёмные квадраты на белой бумаге. Но на пересечении белых линий появляются иллюзорные серые пятна, каковые пульсируют, становясь то бросче, то чернее. Вы смотрите десять секунд, тридцать.

Квадраты повисают над бумагой. 60 секунд, две. По краям квадратов появляется какое-то сияние. Десять мин..

Вам думается, вы сходите с ума. И откуда берутся серые пятна?!

Восприятие данной иллюзии, как и всего, что мы видим, начинается, в то время, когда отраженный от объекта свет попадает в отечественный глаз и фокусируется на палочках клетках (и светочувствительных колбочках). Механизм обработки сигналов от этих клеток сложный и многоступенчатый. Обработка начинается уже на уровне сетчатки, в состав которой входит слой ганглиозных клеток, чувствительных к перепадам яркости.

Дальше информация идет в высшие отделы коры головного мозга, где обрабатываются более сложные подробности картины, в первую очередь выделение фона и фигуры. И наконец, к анализу поступивших сигналов подключаются логические суждения, отечественный культурные стереотипы и жизненный опыт.

Серьёзнее всего для отечественного глаза информация о резких трансформациях яркости. Как раз по перепадам яркости мы выявим все разнообразие контуров, цветовых оттенков и фигур. Любая ганглиозная клетка суммирует сигналы, каковые поступают от определенного участка сетчатки.

Механизм суммации таков, что ганглиозная клетка «молчит», в случае если на участке нет трансформации яркости, и «кричит» при резком перепаде. Исходя из этого контрасты по яркости выделяются и подчеркиваются: белое, окруженное тёмным, думается белее.

В решетке Германна белые линии соседствуют с громадными массивами тёмного, оттого — по контрасту — кажутся еще белее. В местах же их пересечения в поле зрения ганглиозных клеток попадает значительно меньше тёмного, и цвет этих участков воспринимается без трансформаций. Но на фоне «супербелых» линий он думается более «серым» — вот и разгадка фантомов.

Сюрпризы штриховки

Процесс преломления света хрусталиком и роговицей также подбрасывает нам много сюрпризов. К счастью, диагноз «очки» и астигматизм со особыми линзами мало кому достаются, но вряд ли найдется человек с хрусталиком и роговицей идеально сферической формы. Редко кто одинаково четко видит вертикальные и горизонтальные линии.

От этого штриховка в различных направлениях думается неодинаково яркой. Проявления астигматизма усиливаются, в случае если в рисунке преобладают не наклонные, а горизонтальные и вертикальные линии — разверните страницу на 45 градусов. (Кстати, дабы горизонтальная линия казалась равной по величине вертикальной, она должна быть более чем на 30% дольше.)

Со штриховкой связана иллюзия Цольнера — одна из самых таинственных при безотносительной внешней простоте. В первой половине 60-ых годов девятнадцатого века И.Х. Поггендорф, редактор физико-химического издания, взял статью астролога Ф. Цольнера, в которой создатель обрисовал иллюзию, случайно подмеченную им в рисунке ткани.

Долгие параллельные линии, пересеченные серией маленьких диагональных отрезков, кажутся расходящимися. (Удостоверьтесь в надежности на рисунке «Три в квадрате».) А внимательный редактор обратил внимание на другую особенность отправленного рисунка. Думается, что части наклонной линии до и по окончании пересечения смещены относительно друг друга. (Попытайтесь начертить фломастером линию на штриховке внизу данной страницы.) При множестве догадок убедительного объяснения этим иллюзиям до тех пор пока нет.

По одной из предположений, места пересечений выясняются в «поле зрения» нескольких ганглиозных клеток, одни сигнализируют мозгу: «горизонтальная», соседние перебивают их: «диагональная». Из-за наложений сигналов, быть может, и появляются подобные иллюзии.

фигура и Фон

Мы не можем в один момент разбирать все видимое около, а потому за одну секунду «расчленяем» мир на объекты-фигуры, каковые ответственны, и фон, что не серьёзен. Поток света от фигуры попадает на центральную часть сетчатки, где расположены ганглиозные клетки с мелким «полем зрения», дающие максимально правильную данные при суммировании сигналов от зрительных рецепторов.

Исходя из этого фигуру мы видим во всех ее подробностях и деталях, а фон, проецирующийся на периферию сетчатки (где к каждой ганглиозной клетке идут сигналы от значительно большего числа рецепторов), представляется менее четким. Этим, кстати, разъясняется появление серых точек в решетке Германна лишь на периферии.

Серьёзный вопрос — на основании каких показателей что-то выделяется из фона в фигуру? В первую очередь, в случае если это что-то четко очерчено. Причем наличие настоящего контура необязательно.

Три точки на листе бумаги мы будем принимать как треугольник, в мыслях соединив их прямыми.

Выделение фигуры из фона идет на подсознательном уровне. взглянуть на иллюзию Акиоши Катаока «Ринго». Центральная часть картины очевидно выделяется в покосившийся квадрат. Из-за чего? Приглядитесь к узким линиям на пересечении цветных ячеек. В том месте, где искажения нет, нарисованы чередующиеся тёмные и белые крестики (в квадрата порядок чередования изменяется). А сейчас пристально проследите за контуром «квадрата». Тут нет ни одного верного крестика!

какое количество времени у вас бы ушло на осознание этого, не будь подсказки? А мозг мгновенно уловил различия, связал все выбивающиеся из неспециализированного порядка перекрестия замкнутым контуром и выделил фигуру.

Чувство количества

Мир около нас трехмерен, а его проекция на сетчатку глаза двумерна. Неизменно сканируя освещенные объекты, глаз отслеживает распределение света и тени по их поверхности. Мозг с немыслимой скоростью обрабатывает взятую данные и воссоздает трехмерную форму. Думается, что по странице с иллюзией «Волны» и в самом деле идут волны.

Эффект третьего измерения появляется благодаря белой и темно-коричневой окантовке «кофейных зерен», где чёрное — намек на отбрасываемую зерном тень. Положение «теней» на рисунке изменяется, и по большей части исходя из этого нам думается, словно бы журнальная страница коробится от перетекающих волн.

В перемещении жизнь

Иллюзии перемещения — самые впечатляющие и самые труднообъяснимые. Ведущую роль тут играется периферическое зрение. Попытайтесь поднести палец к виску.

Вы не станете его видеть. Но стоит пошевелить пальцем, и перемещение будет увидено, не смотря на то, что зрительная совокупность и не сможет выявить, что же в том месте мелькает.

Серьёзная информация о перемещении — это изменение освещенности (степени яркости) подробностей объекта, улавливаемое периферийным зрением. Исходя из этого большая часть иллюзий перемещения выстроены на регулярном повторе различных по яркости либо цвету фрагментов.

Потрясающие иллюзии придумал дизайнер и японский психолог Акиоши Китаока. В то время, когда вы смотрите на его «Немыслимых змей», круги начинают медлительно вращаться, а узор с ромбами (на плакате) делается пластичным и подвижным. Китаока экспериментально подобрал их последовательность и цвета фрагментов, при которых иллюзия самый сильна: «тёмный — светло синий, белый — желтый» либо «тёмный — зеленый, белый — красный». Как раз к таким комбинациям периферическое зрение максимально чувствительно.

Изменение порядка чередования цветов задает различное направление перемещения. Кстати, а какое количество оттенков зеленого и красного на плакате?

Наблюдение за замечающим

Все видят по-различному. роговица и Хрусталик имеют различную кривизну, палочки и колбочки по-различному реагируют на свет, у нас различный опыт, и без того до бесконечности Но тех, кто не может заметить иллюзии, меньшинство. Продемонстрируйте отечественный плакат домочадцам и коллегам.

А сами понаблюдайте, как они будут пробовать осознать, в чем же дело.

Благодарим за помощь Галину Яковлевну Меньшикову (лаборатория «Восприятие» факультета психологии МГУ).

Вредный опыт

На восприятие зрительной информации без шуток воздействует жизненный опыт. Европеец не вспоминая сообщит, что на иллюзии Мюллера-Лайера один отрезок дольше другого, а выросший среди юрт степной обитатель — что равны. И будет прав. Европейская культура — это культура городов, где сплошь вертикали-горизонтали и прямые углы. Если вы сидите в помещении, то ее верхний угол будет похож на левый рисунок.

Такое сочетание линий характерно для удаленного объекта. А угол дома с улицы (правый рисунок) будет восприниматься как ближний. По опыту мы знаем, что дальние объекты меньше.

Исходя из этого, в то время, когда картинки выясняются на равном расстоянии от глаз, мозг корректирует их и «увеличивает, приближая», левый фрагмент.

цвет и Свет

Иллюзия — это в то время, когда кажущееся принимается за настоящее. В этом смысле отечественный издание фактически целая иллюзия. Если вы попытаетесь разглядеть в сильную лупу заинтересовавшую вас подробность на иллюстрации, то вместо полета дизайнерской мысли заметите скопище тёмных, желтых, голубых и пурпурных точек. Данные о цвете мы приобретаем по длине отражающейся от объекта световой волны.

Смешение световых лучей с различной длиной волны дает чувство нового цвета, и зрительная совокупность не имеет возможности различить, где «чистый» цвет, а где смесь. Это свойство зрения эксплуатирует цветное телевидение. В случае если присмотреться к какому-то желтому фрагменту экранной картины, то окажется, что он образован зелёными точками и красными. А все вследствие того что смесь равных количеств красного (протяженность волны 650 нм) и зеленого (530 нм) воздействует на отечественные рецепторы так же, как желтый (580 нм).

На другой особенности отечественного восприятия цвета вовсю играются рекламисты и продавцы. Из-за чего на прилавке магазина на кусок мяса практически в любое время кладут веточку зелени? Украшение тут с умыслом. Глаз выделяет из всего окружающего в первую очередь большие контрасты, а красный и зеленый именно и составляют несколько контрастных цветов.

Так что листик петрушки сигнализирует: не проходите мимо! Вторая пара цветов-антагонистов — желтый и светло синий, исходя из этого лимоны выглядят особенно аппетитными, в случае если лежат в светло синий коробках.

обморок искусство

и Оптическое Головокружение — время от времени не симптомы заболевания, а итог визита галереи исскуства. На выставках живописцев оп-арта (optical art — оптическое мастерство) в 1960-е годы прошлого века на зрителя обрушивался поток зрительных эффектов, каковые должны были создать иллюзию «ожившего пространства». Сюжеты картин: ритмические повторы, резкие цветовые контрасты, извилистые линии, решёток и наложения спиралей — сбивали зрителей с толку. Холсты «искривлялись» и «пульсировали».

Особенно сильным ударам нервная совокупность подвергалась в том месте, где в дело шли динамические установки, светящиеся и отражающие свет конструкции. Эффект от всего этого был схож с эффектом LSD — другого увлечения шестидесятых.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№42, апрель 2006).

Это видео заставит Вас забыть СВОЕ ИМЯ!


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: