Топи их… не всех?!

Начало действий германских подлодок против судоходства у восточной части прибрежной полосы США и в Карибском бассейне в январе 1942 года неминуемо стало причиной нежелательным для немцев последствиям. Кроме вражеского судоходства, целью стали суда нейтральных южноамериканских государств. Это вынудило Берлин отказаться от неограниченной подводной войны в этих регионах, дабы избежать дипломатических осложнений.

В частности, это касалось Чили и Аргентины – государств, имеющих тесные торговые отношения с Германией, а Аргентина – ещё и прогерманскую ориентацию внешней политики. Однако, Германии не удалось избежать нападения на их суда, что стало причиной осложнениям в отношениях с этими странами.

Неточность капитана Рамиреса

В ночь с 12 на 13 марта 1942 года подлодка U 404 (тип VIIC) капитан-лейтенанта Отто фон Бюлова (Otto von Bulow) пребывала на позиции у побережья Нью-Джерси. В 23:27 с лодки увидели затемнённое судно, идущее противолодочным зигзагом. Фон Бюлов, не сомневавшийся, что перед ним неприятель, начал преследование парохода.

В 00:55 U 404 выпустила одну электроторпеду, и скоро с лодки замечали попадание в среднюю часть судна. Раздался сильный взрыв, и на пароходе начался пожар, по окончании чего в воздухе очень сильно запахло целлулоидом. По окончании взрыва на пароходе включили освещение, и на борту стал виден нарисованный флаг Чили – фон Бюлов осознал, что атаковал нейтрала.

В штаб подводных сил была послана радиограмма с докладом, где он обрисовал события атаки и национальную принадлежность потопленного судна.

В ту роковую ночь чилийское судно «Тольтен» (Tolten, 1858 тысячь киллограм) совершало переход из Балтимора в Нью-Йорк. Таковой переход не угрожал громадной опасностью при соблюдении правил хождения нейтральных судов в зоне военных действий, но сейчас всё вышло в противном случае. За пара часов до инцидента американский армейский корабль приказал «Тольтену» погасить освещение и судовые огни.

Неясно, из-за чего капитан судна Акилес Рамирес (Aquiles Ramirez) послушался американца – соблюдение режима затемнения превращало его из нейтрала в законную цель для подлодки. Однако, огни были погашены, что и стало причиной катастрофе.

Топи их… не всех?!

Отто фон Бюлов (в фуражке) с одним из собственных офицеров. За разрешённые войти ко дну 72 570 тысячь киллограм он сперва взял Рыцарский крест, а в Дубовые 1943 Листья — и апрель года к нему.

Данной награды фон Бюлов был удостоен за потопление американского авианосца «Рейнджер» — в конечном итоге же четырьмя торпедами был атакован эскортный авианосец «Битер», но все они взорвались, не достигнув цели. Это был последний боевой поход фон Бюлова — в будущем, занимаясь подготовкой новых экипажей, он пережил войну. Справа — рубка лодки U 404, которая с двух сторон несла прекрасно заметную эмблему, шнобель норманнского драккара. Поменяв начальника, уже в июле 1943 года она погибла под бомбами «Либерейторов»

По окончании торпедирования горящее судно держалось на плаву больше часа, затонув в 02:30. Утром в 08:34 экипаж американского самолёта увидел качающийся на волнах плотик с живым человеком. В район был направлен дирижабль L12, что в 11:54 замечал два тела в воде, а спустя пятнадцать минут нашёл тот самый плот.

Для спасения был направлен сетевой заградитель ВМС США «Ларч» (USS Larch), что подобрал чилийского моряка и доставил его на берег, по окончании чего тот был помещён в морской военного госпиталь. Им был электрик с «Тольтена» Хулио Фауст (Julio Faust). Так американцам стало известно о смерти чилийского судна.

Необходимо подчеркнуть, что начальник германской подлодки в этом случае не мог быть обвинён в намеренном потоплении нейтрального судна, поскольку, выбирая цель для атаки, действовал в рамках приказа командующего подводными силами. Данный приказ Дёница за №105 называющиеся «Опознание знаков нейтралов», доведённый до сведения всех начальников подлодок в первой половине 40-ых годов двадцатого века, недвусмысленно гласил:

«Суда нейтральных государств несут в основном в дополнение к национальному флагу символы нейтралитета (национальные цвета, национальную эмблему, название страны и имя судна), нанесённые на оба борта, каковые освещаются ночью».

Действительно, в собственном капитальном труде о подводной войне в Атлантике американский историк К. Блэйр говорит, что, в соответствии с американскими правилами, «Тольтен» был окрашен чёрной краской, из чего направляться отсутствие на его бортах знаков нейтрального судна. Но это утверждение опровергает сам начальник U 404, что указал в издании военных действий следующее:

«По окончании попадания торпеды раздался пароходный гудок, и на судне включились судовые огни, и фонари на борту, каковые осветили на нём название судна и чилийский флаг. Однако, наименование прочесть не удалось».

Чилийский пароход погиб по вине собственного капитана – начальник U 404 чётко регламентировал собственные действия упомянутым выше приказом Дёница по опознанию нейтралов. Так, спустя полчаса по окончании того, как «Тольтен» затонул, фон Бюлов отпустил восвояси второе нейтральное судно: в 03:00 с U 404 было увиден освещённый пароход, на борта которого были нанесены опознавательные символы Португалии, и немцы отказались от атаки.

Чилийское судно «Лотта». По окончании постройки оно взяло как раз такое наименование и ходило под датским флагом. По окончании падения Дании в апреле 1940 года судно осталось в Чили.

Спустя год оно было реквизировано и переименовано в «Тольтен». На фото видно, что на борту нанесено наименование, позднее рядом нарисовали чилийский флаг

Правительство Чили заявило Германии резкий протест по факту нападения на чилийское судно. Обстановку усугубило то, что на «Тольтене» погибло 26 чилийских моряков. Американцы весело потирали руки, и их пропаганда не замедлила представить данный инцидент как неправомерные действия немцев.

Однако, чилийцы не стали предпринимать каких-либо действий в отношении Германии, ограничившись резкой нотой.

В ответ Берлин заверил Сантьяго, что чилийские суда смогут избежать нападения, если не будут ходить в составе конвоя и возьмут все прекрасно различимые показатели нейтрального судна вместо однотонной чёрной краски. Этим инцидент был исчерпан. Подобный выход из ситуации был в полной мере взаимовыгодным: Берлин не был заинтересован в разрыве дипотношений с Чили, а Сантьяго весьма тревожила уязвимость страны для нападения подводных лодок государств Оси.

В отличие от Чили, Аргентина имела больше претензий к Германии в отношении агрессивных действий германских субмарин против судов под её флагом. В истории подводной войны насчитывается три случая нападения на аргентинские суда.

Аргентинский «Уругвай»

Вечером 27 мая 1940 года U 37 (тип IX) капитан-лейтенанта Виктора Эрна (Victor Otto Oehrn) атаковала аргентинское судно «Уругвай» (Uruguay, 3425 тысячь киллограм) к западу от побережья Португалии. Эрн выпустил одну торпеду, но промахнулся. Затем начальник лодки всё-таки рассмотрел в перископ нейтральные символы на борту судна и приказал всплывать, дабы досмотреть его правильно призового права. Перед носом «Уругвая» был дан предупредительный выстрел, и пароход остановился.

Немцы, просмотрев судовые бумаги, заметили, что судно с грузом льна, кукурузы и пшеницы шло в Антверпен, но после этого, взяв радиограмму, поменяло курс на Ирландию, поскольку в Бельгию вторглись германская армия.

Аргентинское судно «Уругвай», потопленное подводной лодкой U 37

Эрн отыскал это странным и заявил аргентинцам, что груз есть контрабандой, исходя из этого судно будет потоплено. Экипаж «Уругвая» пересел в шлюпки, а немцы установили подрывные заряды в его трюме, каковые и послали пароход на дно. По сообщению Эрна, аргентинцы не были злы на него, и, захотев друг другу успеха, подлодка и две шлюпки расстались.

К сожалению, спастись удалось лишь морякам «и» капитану 12 Уругвая, которых подобрал испанский траулер, а вторая шлюпка с 15 аргентинцами так и не нашлась.

Ускользнувшая «Виктория»

В конце дня 17 апреля 1942 года в 300 милях восточнее мыса Гаттерас с подлодки U 201 (тип VIIC) капитан-лейтенанта Адальберта Шнее (Adalbert Schnee) увидели большой танкер. Шнее начал преследование судна и спустя два часа погрузился для атаки под перископом. В соответствии с изданию военных действий U 201, Шнее пристально отнёсся к идентификации цели, не хотя атаковать нейтрала – так, 6 апреля он уже встречал и, как надеется, отпустил ирландский пароход.

Сейчас же, изучая танкер в перископ, Шнее не нашёл на нём никаких нейтральных обозначений.

Изначально U 201 несла в качестве эмблемы герб германского города Ремшайд на лобовой части рубки. По окончании того как начальник лодки Адальберт Шнее взял Рыцарский крест, по обе стороны прошлой эмблемы были изображены два снеговика, стоящих в почётном карауле с крестами и мётлами на шее (Schnee — нем. «снег»)

Первая торпеда, выпущенная в 17:46, попала в цель. У борта танкера взметнулся ввысь столб воды, и судно остановилось. Спустя час Шнее выпустил ещё одну торпеду и замечал попадание, но танкер держался на плаву. В 20:00 лодка всплыла, в этот самый момент удивлению Шнее не было предела – он рассмотрел на борту собственной жертвы изображение бело-голубого флага.

В роли жертвы был аргентинский танкер «Виктория» (Victoria, 7417 тысячь киллограм). Без промедлений доложив о ситуации в штаб, Шнее взял в ответ приказ Дёница прекратить атаку и уходить. Взявшие с танкера сигнал бедствия, американцы сумели спасти судно и привести его в Нью-Йорк, предварительно сняв со шлюпок команду, которая покинула «Викторию» по окончании второго попадания торпеды.

Жертв среди экипажа танкера не было.

«Потопление было верным действием»

Рано утром 22 июня 1942 года в 120 милях восточнее Нью-Йорка с U 202 (тип VIIC) капитан-лейтенанта Линдера (Hans-Heinz Linder) увидели дымы малоизвестного судна. Линдер начал преследование и в 05:45 погрузился для перископной атаки. В 06:34 лодка произвела залп тремя торпедами с дальнего расстояния, одна из которых попала в цель.

Пароход начал тонуть. Всплыв, Линдер так не заметил на нём флага, что помог бы выяснить его национальность.

Подойдя к шлюпкам, в каковые сошёл экипаж судна, немцы сняли для допроса его капитана и узнали, что они торпедировали аргентинский пароход «Рио-Терсеро» (Rio Tercero, 4864 тонны), трудившийся на линии Нью-Йорк – Буэнос-Айрес. Действительно, разговор с капитаном дался нелегко. Линдер с сарказмом написал по этому поводу в издании военных действий: «…он не говорит ни на британском, ни на французском языке, и мы не португальцы».

Трижды написанные большими буквами порт и название приписки, и пять огромных аргентинских знамён от носа до кормы не избавили «Рио-Терсеро» от потопления и атаки

Неожиданное появление малоизвестного самолёта заставило немцев прервать общение с капитаном, вернуть его в шлюпку и погрузиться. По окончании доклада Линдера о потоплении «Рио-Терсеро» в штаб подводных сил последовал деятельный обмен радиограммами.

Штаб запросил данные о подробностях атаки, на что взял подробный ответ от Линдера, в котором кроме этого было указано, что перед атакой начальник лодки и все его офицеры не замечали на судне флага и любых вторых знаков для определения его национальной принадлежности. Ответ штаба был краток: «Потопление было верным действием».

Каковы были последствия этих инцидентов? Аргентина выразила собственный протест на желание «компенсации» и потопление Уругвая за утрату парохода. Помимо этого, был наложен запрет на отправку судов с аргентинским флагом в европейские воды. Инциденты же с «Викторией» и «Рио-Терсеро» вынудили трудиться адвокатов и дипломатов в поте лица. В то время, когда показались доказательства того, что 17 апреля аргентинский танкер был торпедирован, Буэнос-Айрес заявил решительный протест Риму и Берлину.

17 июня МИД Германии подтвердил факт атаки «Виктории» германской субмариной и принёс собственные официальные извинения Аргентине.

Казалось бы, накал страстей на дипломатической арене отправился на спад, но спустя шесть дней был потоплен «Рио-Терсеро», что стало причиной взрыв возмущения аргентинцев и стало причиной демонстрациям протеста у германского консульства. Германия была вынуждена признать собственную ответственность за произошедшее. Она внесла предложение выплату компенсации и дала гарантии, что в будущем никаких нападений на аргентинские суда не случится.

Буэнос-Айрес кроме этого возмутило, что их танкер так и остался в руках американцев, каковые израсходовали на его ремонт полмиллиона американских долларов, но так и не осознали, кто им будет возмещать затраты. В следствии судно было реквизировано и употреблялось для потребностей США, каковые, зарегистрировав его под панамским флагом, взяли ещё один танкер.

Как и лодку Адальберта Шнее, субмарину U 202 капитан-лейтенанта Линдера возможно отличить по прекрасно заметным эмблемам — гербу австрийского города Инсбрука на лобовой части рубки и двум ёжикам по её бортам

Необходимо подчеркнуть, что немцы сдержали собственное слово. Германские ВМС взяли строгий запрет на атаку аргентинских судов, о чём ярко свидетельствует случай с потоплением уругвайского парохода «Мальдонадо» (Maldonado, 5285 тысячь киллограм) 2 августа 1942 года. Тогда, увидев освещённое судно с изображением, как ему показалось, флага Греции на борту, начальник U 510 фрегаттен-капитан Найтцель (Karl Neitzel) был озадачен замеченным и запросил штаб о приоритетах в целях. Штаб ответил:

«Вы, возможно, перепутали с Аргентиной. Топить лишь по окончании опознания флага страны и лишь в случае если это не Аргентина, Швейцария, судно с флагом Красного креста либо Португалии».

Так как цвета Греции и флагов Аргентины схожи, в штабе сделали акцент на этом. В то время, когда Найтцель остановил судно для досмотра, оно выяснилось уругвайским пароходом «Мальдонадо», флаг на борту которого был похожим на греческий либо аргентинский. Табу на потопление отсутствовало, и «уругваец» был послан на дно.

Что же касается Чили, то кроме того по окончании разрыва взаимоотношений между Берлином и Сантьяго в январе 1943 года германские подлодки не потопили больше ни одного судна под чилийским флагом, не смотря на то, что последние ходили в зоне военных действий, перевозя чилийскую медь в Соединенных Штатах.

Эти случаи с судами государств Южной Америки являются показателем того, что неограниченная подводная война Дёница всё-таки была далека от принципа «Топи их всех!», что в далеком прошлом стал стереотипом в её восприятии. Исключения из этого правила существовали.

литературы и Список источников:

  1. NARA T1022 (трофейные документы германского флота)
  2. Ritschel H. Kurzfassung Kriegstagesbuecher Deutscher U-Boote 1939–1945 Band 1. Norderstedt
  3. Ritschel H. Kurzfassung Kriegstagesbuecher Deutscher U-Boote 1939–1945 Band 5. Norderstedt
  4. Ritschel H. Kurzfassung Kriegstagesbuecher Deutscher U-Boote 1939–1945 Band 8. Norderstedt
  5. Ritschel H. Kurzfassung Kriegstagesbuecher Deutscher U-Boote 1939–1945 Band 10. Norderstedt
  6. Wynn K. U-Boat Operations of the Second World War. Vol.1–2 – Annopolis: Naval Institute Press, 1998
  7. Bush R., Roll H.-J. Der U-boot-Krieg 1939–1945. Deutsche Uboot-Erfolge von September 1939 bis Mai 1945. Band 3 – Verlag E.S. Mittler Sohn, Hamburg-Berlin-Bonn, 2001
  8. Blair С. Hitler’s U-boat War. The Hunters, 1939–1942 – Random House, 1996
  9. Дергачёва А. Ленд-лиз в контексте внешней политики Чили во время второй мировой – Издание международного права и интернациональных взаимоотношений, № 1/2014 (http://www.evolutio.info)
  10. http://uboatarchive.net
  11. http://uboat.net

Время и Стекло — ТОП [Lyric Video]


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: