Выжить 48 часов: тренировки

Выжить 48 часов: тренировки
    Простор для переодевания По простору в спускаемый аппарат может потягаться с иным малогабаритным шкафом. А ведь первый пункт тренировки по выживанию — переодевание членов экипажа из полетных скафандров в теплую одежду (а при тренировок на море — в теплую одежду и гидрокомбинезоны) еще до выхода из СА
    астронавты и Космонавты
    Последний этап тренировки: переход и медицинская помощь к месту встречи ПСС

Лежа на боку в глубоком снегу, спускаемый аппарат напоминал яйцо какой-то огромной экзотической птицы- наполовину оранжевое, наполовину зеленое. Тишину заснеженного подмосковного леса нарушало лишь какое-то шуршание в. В течение мин. пятнадцати ничего не происходило, и я чуть было не пропустил момент, в то время, когда в оранжевой «скорлупе» открылся люк и оттуда выскользнул летчик-астронавт Геннадий Падалка в светло синий костюме и для того чтобы же цвета шапочке.

Как будто бы пустую кожуру, он извлёк полетный скафандр и отложил его в сторону. Из люка показался космонавт NASA Джозеф Акаба. «Второй подавать?» — задали вопрос изнутри. «Пока не нужно. Лучше выкинь нам ко мне все колбаски!» Опоздала у меня мелькнуть недоуменная идея по поводу обеда, как на белый нейлон лежащего рядом со спускаемым аппаратом парашюта полетели хорошо утянутые шнуром цилиндрические свертки. За ними выбрался последний член экипажа- кандидат в астронавты Алексей Хоменчук.

Расшнуровав «колбаски», астронавты извлекли из них теплую одежду и без спешки переоделись. В лесу Звездного города началась очередная независимая комплексная тренировка по выживанию на случай посадки в лесисто-болотистой местности зимний период.

История выживания

Необходимость курса выживания для астронавтов стала очевидной в 1965 году, по окончании полета экипажа «Восход-2» — Алексея Леонова и Павла Беляева. Данный полет самый известен тем, что именно 18 марта 1965 года Алексей Леонов в первый раз в мире вышел в космическое пространство. И вдобавок — тем, что сопровождался множеством нештатных обстановок, каковые, к счастью, не стали причиной катастрофе.

Одна из таких обстановок появилась при возвращении: не сработала совокупность автоматической ориентации на Солнце, и исходя из этого не включилась своевременно тормозная двигательная установка. Экипажу было дано распоряжение садиться в ручном режиме (снова же в первый раз в мире), Беляев с Леоновым выбрали район приземления в уральской тайге (для безопасности) и с неточностью в 80 км приземлились в паре сотен километров от Перми.

У астронавтов не было горячей одежды, но, по воспоминаниям Алексея Леонова, они применяли для утепления экранно-вакуумную изоляцию скафандров. Вертолеты нашли экипаж лишь на следующий сутки, но еще одну ночь (до тех пор пока лесорубы вырубали посадочную площадку для вертолета) астронавтам было нужно совершить на месте посадки, действительно, уже в более комфортных условиях (в выстроенной избушке).

«Как раз с 1965 года, в неспециализированном-то, и ведут собственную историю направления выживания для астронавтов в разных климато-географических территориях, — говорит «Популярной механике» полковник Александр Герман, инструктор по выживанию и начотдела по подготовке астронавтов к действиям в экстремальных условиях Центра подготовки астронавтов (ЦПК) им. Ю.А.

Гагарина. — Затем случая в подготовку астронавтов включили обучение действиям по окончании нештатной посадки — другими словами любой, в то время, когда экипажу нужно будет действовать самостоятельно. Причем это совсем не обязательно должна быть посадка где-нибудь в глухой тайге — возможно и посадка в заданное время на заданном полигоне, но в условиях, в то время, когда поисково-спасательные работы (ПСС) не смогут добраться до экипажа, к примеру, по погодным условиям.

В этом случае члены экипажа должны, во-первых, преодолеть стресс, который связан с фактом аварийной посадки, во-вторых, в случае если это нужно, оказать помощь пострадавшим участникам экипажа и, в-третьих, организовать сотрудничество с ПСС — обозначить себя, наладить связь, демаскировать местность. Ну и, очевидно, сохранить здоровье и свою жизнь, причем с учетом состояния астронавтов по окончании полета (действие невесомости и т. п.) и в стрессовых условиях в течение как минимум 48 часов».

В одиночку и группой

Стрессоустойчивость — по большому счету совсем нужное для астронавта уровень качества. Так как он обязан делать непростую операторскую работу в условиях постоянного стресса. Исходя из этого психотерапевтическая подготовка астронавтов очень важна и ей в ЦПК уделяют особенное внимание — как личной, так и командной.

К первой относится, например, особая парашютная подготовка. «Представьте себе прыжок с парашютом, — говорит Александр Герман.- В таковой ситуации все обычные люди испытывают ужас, потому, что организм принимает ее как угрозу судьбы. Ужас, само собой разумеется, возможно обуздать, но для этого необходимо сделать пара сотен прыжков. Так вот, астронавт не просто обязан совершить прыжок, а за это время решить какую-то задачу либо тест и надиктовать ответ на диктофон.

Причем оценивается не только правильность ответа, но и эмоциональный фон». Вторая составляющая психотерапевтической подготовки предусматривает действия в составе обособленной группы. На тренировках по выживанию астронавты действуют лишь экипажами (два либо три человека).

Снег, вода и песок

Чтобы астронавты имели возможность выжить до прибытия ПСС, нужна подготовка по выживанию в широком диапазоне климатических условий: в лесисто-болотистой местности зимний период, в пустыне летом и на море (имитация приводнения). Причем, дабы не утратить навыки выживания, «зимние» и «морские» тренировки любой астронавт обязан проходить раз в пять лет, а вот чтобы получить навыки выживания в пустыне достаточно одного раза. Приводнения отрабатываются на Черном море либо на озерах, а пустынные условия — на Байконуре, летом температура в том месте достигает +40°С, а на солнце доходит до +50.

«С позиций физиологии тренировки в пустыне тяжелы, потому, что запас воды ограничен, — растолковывает Александр Герман. — Но с позиций операторской деятельности они довольно несложны. Кроме того с весьма сильным морозом, за минус 40, возможно бороться деятельно — двигаться, строить укрытия, собирать горючее, разжигать костры. А вот с жарой в пустыне бороться нереально, единственный метод минимизировать утраты жидкости — это полное бездействие.

Полное свидетельствует полное, кроме того никаких бесед, необходимо укрытие из парашютного нейлона и после этого лежать в нем до появления ПСС. А вот навыки действий зимний период в лесу и на воде, в особенности в СА, нужно иногда освежать».

Лес зимний период

Тренировка в условиях зимнего леса продолжается двое дней. Как поведал «ПМ» летчик-астронавт Геннадий Падалка, для которого эта зимняя тренировка по выживанию уже четвертая по счету, раньше подобные мероприятия проводились в куда более жёстких условиях — к примеру, в Воркуте либо Тикси, где столбик термометра опускался ниже -40°С, а с учетом скорости ветра в 10−15 м/с приведенная температура составляла порядка -50°С. «В действительности необходимости в столь жёстких условиях нет.

Исходя из наклонения орбиты, мы не поднимаемся выше 51 градуса северной либо южной широты, не смотря на то, что, само собой разумеется, в Забайкалье либо на Дальнем Востоке условия смогут быть очень жёстки. Но принципиальной отличия, скажем, между -10 и -30°С нет, потому, что тренировка продолжается всего двое дней. Да и цель аналогичных тренировок — не столько выживание в жёстких условиях, сколько отработка психотерапевтического сотрудничества в коллективе».

Не обращая внимания на то что на данный момент зимние тренировки проводятся в Подмосковье рядом со Звездным городом, они однако, по словам Александра Германа, прекрасно моделируют условия настоящей нештатной посадки: «За двое дней астронавты должны выполнить определенную циклограмму: переодеться в ТЗК (теплозащитные костюмы) в спускаемого аппарата, отыскать место под лагерь, демаскировать местность, выстроить пара типов укрытий — односкатный и двускатный шалаш либо вигвам, переночевать в них, собрать довольно много дров, дабы обогреть себя в течение всего этого времени. Помимо этого, отрабатываются вводные по сотрудничеству с ПСС, оказание медицинской помощи пострадавшему от переохлаждения либо от травм. А закончится все пешим переходом по лесу, наряду с этим предполагается, что один из членов экипажа не имеет возможности передвигаться самостоятельно — остальные двое должны будут нести его».

Курс выживания

Тренировка, очевидно, завершающая часть курса по действиям в экстремальных условиях, на протяжении которого астронавты изучают разные медицинские нюансы, тактику выживания, психологию, и знакомятся с составом НАЗ. Курс кроме этого включает тренировки по переодеванию астронавтов в спускаемого аппарата (а это, с учетом очень ограниченного внутреннего пространства, очень непросто) и практические занятия в лесу (ориентирование, разведение костра и т. п.) либо в пустыне (изготовление и строительство укрытий защитной одежды из парашютной ткани). Целый курс, по словам инструкторов, продолжается четыре дня — два из них включают теоретические и практические занятия, один сутки в лесу и двухчасовая тренировка по переодеванию в спускаемом аппарате.

Важной задачей тренировок, по словам самих космонавтов и инструкторов, есть не только получение настоящих навыков выживания с минимальным комплектом инструментов, но и психотерапевтическая подготовка- приобретение уверенности в себе. «Многие сперва просто не верят, — говорит Александр Герман, — что они смогут выжить в таких условиях и с таким скудным комплектом вещей, как НАЗ. А ведь мы еще и учим, как возможно обходиться кроме того без этих вещей — скажем, как выстроить укрытие, в случае если парашют застрял в кроне деревьев, либо как прожить без ножа и мачете.

Элементарные навыки, каковые даются в этом курсе, — разжечь костер под проливным дождем, не заблудиться в лесу, согреться на морозе, — достаточно нужны. Но все равно, в то время, когда мы заканчиваем курс подготовки, мы хотим астронавтам, дабы эти навыки им ни при каких обстоятельствах не понадобились».

Все собственный ношу с собой

НАЗ — носимый катастрофический запас — это комплект вещей, каковые оказывают помощь экипажу бороться за выживание в условиях аварийной посадки.

По словам инструкторов, при грамотном применении НАЗ экипажу гарантируется выживание (без патологических трансформаций в ?организме) в течении 72 часов при температуре от -50 до +500С. Исключение образовывает лишь пустыня: запас воды в НАЗ ограничен 6 л, и в этом случае срок гарантированного выживания образовывает 48 часов.

Набор НАЗ имеет несколько блоков. В состав первого блока входит 6 л воды, второй включает сублимированные продукты питания с громадным сроком годности (около 5000 ккал на каждого члена экипажа), сухое горючее, проволочные пилы, нитки и иголки, рыбацкие снасти, ветроустойчивые спички, и аптечку, средства для обеззараживания воды, медицинскую накидку.

Третий блок — это нож, мачете, точильный брусок, компас, светосигнальные средства (фонарь, авиационное зеркало, два ПСНД (патрон сигнальный ночной/дневной) оранжевого дыма либо огня, ракета ПРБ-2, запускаемая на высоту до 300 м и горящая не меньше 60 секунд, мортирка с 20 сигнальными патронами-звездочками, выстреливаемыми на высоту до 50 м), и аварийная радиостанция с радиусом действия около 15 км с тремя наборами батарей. Третий блок снабжен плотиком, что удерживает его на плаву при приводнении.

Не считая трех упомянутых блоков в НАЗ входят укладки с горячей одеждой, к которой относятся теплозащитные костюмы (ТЗК) с синтетическим утеплителем, складывающиеся из костюма, и горячей куртки со вшитыми рукавицами и мягких сапог (бахил), и перчатки, шапки, шлемофоны, меховые (унтята) и шерстяные носки. Теплая одежда упакована в компактные свертки — «колбаски», потому, что в спускаемом аппарате (СА) мало места. В качестве горячей одежды употребляются и штатные полетные шерстяные костюмы.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№101, март 2011).

Дикий в ночи или 48 часов на жизнь


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: