Закат русского парусного флота

27 марта 1854 года по окончании сокрушительной победы русского флота над турецким у порта Синоп, названной в западной прессе «синопской резней», Англия и Франция объявили войну России. Так совместно со вторым этапом Крымской войны начался закат эры русских парусных судов.

Незадолго до

Закат русского парусного флота

Смотр Черноморского флота во второй половине 40-ых годов девятнадцатого века — картина Ивана Айвазовского, написанная во второй половине 80-ых годов девятнадцатого века

К началу Крымской войны кроме того на фоне более современных британских судов ВМС России представляли собой большую силу. В них входили Черноморский и Балтийский флоты, и четыре маленькие флотилии – Беломорская, Каспийская, Камчатская и Аральская. Это было ни большое количество ни мало 40 линкоров, 15 фрегатов, 24 брига и корвета вместе с 16 пароходофрегатами – судами, оснащёнными кроме парусов ещё и паровым двигателем.

Всё это дополнялось хорошей выучкой личного состава, про подготовку которого не без восторга отзывались кроме того неприятели. Так, датский морской министр незадолго до Балтийских сражений на вопрос британского адмирала Ч. Непира о состоянии русского флота ответил:

О, они маневрируют замечательно, постоянно ходят на малых промежутках.

Но в случае если Балтфлот в то время считался «лицом» императорского флота и больше внимания уделял подготовке к смотрам, нежели к военным действиям, то Черноморский флот из-за собственной близости с Портой пребывал в постоянной боеготовности. Бывший под управлением выдающихся адмиралов того времени – Нахимова, Корнилова, Истомина, – он значительно превосходил по силе собственного главного соперника – Турцию. На его оружии было 7 пароходофрегатов, 16 бригов и корветов, 6 парусных фрегатов, 14 парусных линкоров и свыше сотни небольших судов против 70 турецких боевых судов.

Русские парусники середины XIX столетия славились быстроходностью и своим вооружением – 120-пушечные суда «Князь Константин», «Париж» и «Двенадцать апостолов» не знали себе равных. Исходя из этого у Николая I были важные основания сохранять надежду на успех в Крымской войне, не вступи в войну Англия и Франция. Совместный союзный флот Турции вдвое превосходил русский по количеству линкоров и практически вдесятеро по количеству паровых винтовых судов.

Против последних были ненужными и богатейший опыт легендарных адмиралов, и отменная выручка личного состава.

Паровой двигатель против парусов

Пароходофрегат «Декарт» у Севастополя

В чём же был секрет пароходов и из-за чего их до сих пор не было на вооружении русской армии? В большинстве случаев это растолковывают отсталостью отечественного судостроения в сравнении с британским либо французским, к которой нас привели затянувшееся крепостное право и, как следствие, экономическая отсталость. Это правильно только частично.

В действительности первое российское судно с паровым двигателем – барка «Елизавета» – было построено ещё в 1815 году в Санкт-Петербурге, всего лишь через 7 лет по окончании того, как первый успешный пароход «Клермонт», созданный Робертом Фултоном, был испытан в Соединенных Штатах. К 1840 году в Российской Федерации курсировало уже около сотни пароходов, каковые по большей части принадлежали частным компаниям. У них были огромные преимущества перед парусниками: для их управления требовалась меньшая команда, что разрешало обладателям транспортных компаний сэкономить, они имели возможность нормально подниматься по течению больших рек, не должны были находиться на рейде в ожидании буксира, а основное, не зависели от погоды, талантливые нормально маневрировать при любом ветре.

Но, не обращая внимания на все эти очевидные плюсы, военно-морское руководство России не спешило обзаводиться армейскими пароходами. Успех, сопровождавший русский парусный флот ещё со времён Петра, не давал нормально посмотреть в лицо прогрессу. Многие адмиралы и царские министры были уверены, что парусный флот не просто остаётся боеспособным, но и существенно побеждает перед новыми паровыми машинами.

Помимо этого, парусные суда смотрелись куда более эффектно, нежели пароходы либо пароходофрегаты, каковые были на вооружении России с 1838 года, но не принимали участия в военных действиях впредь до 5 ноября 1853 года, в то время, когда русский пароходофрегат «Владимир» захватил турецкий пароход «Перваз-Бахри». На протяжении сражения оба судна шли против ветра, чем продемонстрировали явное преимущество паровых судов перед парусными.

Последняя победа

Синопское сражение

Но перед окончательным падением парусный флот ожидала последняя, но блестящая победа. В октябре 1853 года в Севастополе поступила информация, что соперник собирается совершить набег на не хорошо защищённые кавказские порты и собирает силу в Синопе. На перехват отправились 6 линкоров и 2 фрегата против 7 турецких фрегатов, 3 корветов, 2 транспортных судов 4 и пароходов, которых поддерживали шесть батарей береговой обороны.

План адмирала Нахимова был в том, чтобы скоро ввести суда в Синопский рейд и с маленькой дистанции атаковать врага сходу всеми линкорами. Два оставшихся фрегата были покинуты защищать выход из бухты, дабы не дать турецким судам вырваться из окружения. Для каждого судна были заблаговременно избраны цели.

От предстоящей детализации атаки Нахимов отказался, дав следующий приказ: «Я предоставляю каждому совсем независимо функционировать по усмотрению собственному, но обязательно выполнять собственный долг».

Утром 18 ноября русские суда снялись с якоря и в две колоны по три линейных корабля в каждой ринулись на Синопский рейд. Не обращая внимания на ожесточённый пламя со стороны соперника, они без единого выстрела прибыли на назначенные места, и только позже открыли огонь в ответ, а также из «тайного оружия» – бомбических пушек, стрелявших разрывными боеприпасами, каковые в то время были на вооружении лишь у русского флота.

Итог появился практически сходу – уже через полчаса первый турецкий флагманский корабль «Авни-Дллах», по которому вела пламя 120-пушечная «Императрица Мария», выкинуло на мель. За следующие три часа были стёрты с лица земли оставшиеся 14 судов и все батареи береговой обороны. Удалось скрыться только пароходу «Таиф» под руководством британского офицера, советника турецкого флота Слейда.

Парусные фрегаты не смогли тягаться с паровым двигателем.

За время синопского сражения турецкий флот утратил собственную главную силу: из 16 турецких судов, находившихся у Синопа, 15 было стёрто с лица земли и более 3000 человек убито и ранено. Русская эскадра не утратила ни одного корабля, из личного состава было убито 38 человек. Данной блистательной победой русского флота завершилась многовековая эра парусных гигантов.

Правительство Англии и Франции, на вооружении у которых были пароходные суда, кинули вызов России.

Смерть

Линкор «Три Святителя»

В сентябре 1854 года франко-английские армии подошли к берегам Крыма. Основной целью был захват Севастополя. Флот соперника складывался из 34 линкоров, 55 фрегатов, 50 колесных и винтовых пароходов, тогда как у Черноморского флота было только 50 судов, среди которых лишь 11 колёсных пароходов, уступавших в скорости и возможностях маневрирования винтовым.

Прямое столкновение обернулось бы смертью для всех русских судов и взятием города. Исходя из этого, дабы хоть как-то затруднить сопернику подход к Севастополю, Корнилов отдал приказ о затоплении между Константинопольской и Александровской батареей двух фрегатов и пяти ветхих линкоров, среди них и храбреца синопского сражения – «Три Святителя»: «Вы пробовали неприятельские пароходы и видели суда его, не нуждающиеся в парусах. Он привёл двойное число таких, чтобы наступать на нас с моря; нам надобно отказаться от любимой мысли – разразить неприятеля на воде».

Оставшимся судам практически весь год получалось удачно сдерживать наступление соперника. Особенную роль сыграл отряд пароходофрегатов капитана 2-го ранга Г. И. Бутакова. Не уступая неприятелю в маневрировании и скорости, он совершал неоднократные набеги из Севастопольского рейда, нападая на неприятельские пароходы.

Но численное превосходство неприятеля, что к тому же не был отрезан от собственного подкрепления, сыграло собственную роль. 28–30 августа для защиты Северной бухты затопили последние суда: линкоры «Париж», «Храбрый», «Князь Владимир», «Чесма», «Императрица Мария», «Ягудиил», корвет «Калипсо», фрегат «Кулевчи», пара бригов, транспорт «Гагры» и все пароходофрегаты. Их экипажи, отправившиеся защищать Севастополь на бастионах, давали укреплениям имена собственных погибших судов.

Так, Чесменским, Ростиславским, Язоновским и другими редутами, завершилась история черноморского парусного флота.

На Балтике

Князь Константин Николаевич

Британцы, но, не желали ограничиваться взятием ряда и Севастополя вторых черноморских городов. Их замыслы пролегали куда дальше – на Север, к Балтике, к Петербургу. Весной 1854 года в Балтийское море были направлены большие силы соперника: британская эскадра адмирала Непира в составе 30 винтовых, 6 парусных линкоров и более 26 пароходов, и парусная французская эскадра под руководством адмирала А. Ф. Парсеваль-Дешена.

Балтфлот России фактически не уступал англо-французскому ни по количеству судов, ни по уровню подготовки комендоров. Но у страха глаза громадны. Неудачи черноморского флота и слухи о несокрушимости неприятеля мешали трезво оценить обстановку.

Главное руководство в лице князя Константина Николаевича отказалось от наступления, предпочтя занять оборонительную позицию. В следствии была потеряна единственная возможность разбить британцев до прихода французской эскадры. В будущем две дивизии Балтфлота, между которыми до конца военных действий не было единого руководства, были обречены на полнейшую пассивность в военных действиях.

До конца кампаний 1854–1855 годов балтфлот оставался бесстрастным свидетелем событий, избегая атаки кроме того на малые группы соперника.

Крымская война не только завершилась фактически полным разгромом русского парусного флота, но и продемонстрировала неоспоримое превосходство пароходов над парусами. Уже на следующий год по окончании войны, во второй половине 50-ых годов девятнадцатого века, была утверждена судостроительная программа, по которой последний флот России – Балтийский полностью переходил на винтовые суда. Эра великих парусных судов ушла в прошлое, уступив место паровому флоту.

\


Темы которые будут Вам интересны:

Читайте также: